«Туз в рукаве», как метод управления курсом лея

То, что проделали у нас, очень смахивает на «технологии» Джорджа Сороса. Только на падении английского фунта стерлинга к доллару США, как теперь уже широко известно, он «положил в карман» $950 млн. Сорос бизнесмен и живет по особым законам бизнеса. Но чтобы в подобной операции против своего народа участвовал центральный банк европейского государства???


Последнее заявление Национального банка о повышении ожидаемого уровня инфляции в текущем году с 5 до 10,8% вызвало большую волну самых различных оценок адекватности этого нового показателя. В этой связи хотелось бы показать еще одну весьма неприглядную, по моим оценкам, сторону проблемы, которая почему-то замалчивается.

Но для начала немного теории. Как известно, инфляция подразделяется на инфляцию спроса и инфляцию предложения. В самом общем виде, основным фактором инфляции спроса является некоторый переизбыток денежной массы в государстве к предлагаемому на внутреннем рынке объему товаров и услуг. А инфляция предложения формируется за счет роста издержек при производстве товаров и услуг (рост стоимости в единице продукции сырья, энергии, оплаты труда и т.п.). На показатели величины инфляции также влияют сезонные колебания уровня цен (для Молдовы это, прежде всего, летние месяцы, когда снижаются цены на сельскохозяйственную продукцию).

При оценке ожидаемого уровня инфляции аналитики отдельно выделяют и оценивают импортируемую инфляцию. Т.е рост стоимости завозимых при импорте товаров и услуг в странах их происхождения. Одновременно отдельно выделяется и анализируется изменение стоимости на энергоресурсы. А цены на них подвержены значительным колебаниям, что наглядно демонстрируют прошедшие годы.

В отдельную строку также выделяют инфляцию, порождаемую тарифами и ценами, устанавливаемыми централизованно: тарифы на перевозки общественного транспорта, электроэнергию, газ, тепло, воду и т.д. Они, естественно, существенно влияют на итоговые показатели инфляции, и государственные структуры активно используют этот рычаг макроэкономической стабильности для предупреждения и нивелирования значительных всплесков инфляции.

Законодательно ответственным за поддержание стабильного уровня цен у нас в стране определен Национальный банк Молдовы. У него сосредоточены монетарные инструменты сдерживания или, как среди специалистов принято называть, таргетирования инфляции. Но инфляция имеет не только монетарную природу. Поэтому в ее таргетировании активно участвует Министерство экономики и торговли и другие государственные структуры.

Если теперь раскрыть скобки, то нынешние властные структуры, следуя в настоящее время либеральной политике, приводят названные тарифы в соответствие с реальными затратами путем их увеличения. И процесс этот далеко не закончен. О повышении цен на газ также знали заранее (договор с Россией о ежегодном сокращение льготы на 10%). Международный валютный фонд (МВФ) с весны прошлого года настоятельно рекомендовал понизить курс лея, и мы, как известно, выразили согласие. А каждый процент падения курса продуцирует 0,2-0,4% инфляции. Кроме того, мировая экономика начинает выходить из кризиса, а это неизбежно ведет к повышению цен на ресурсы, а соответственно и к росту инфляции. 3% – это примерно тот уровень инфляции, который считается многими экономистами необходимым условием для устойчивого роста в развитых странах. Да и для развивающихся экономик, как в Молдове, максимальный рост ВВП достигается при инфляции в 5-10%.

Поэтому, когда нашим Национальным банком был обнародован прогноз годовой инфляции в 5%, да еще и на 3 года вперед, то у ряда экономистов это вызвало откровенное недоумение. Но, тем не менее, эта «дымовая завеса» поддерживалась Нацбанком до последнего времени. Параллельно с подобными убаюкивающим заявлениями еще в декабре в тихую им же начинается массированная скупка иностранной валюты. Но об этом, естественно, знает ограниченное число лиц. Благо в запасниках Национального банка наличности немерено. Очевидно, что об этой акции узнают и компании, занимающиеся, прежде всего, валютным обменом, лица близкие к задействованному в данной акции аппарату чиновников. Такая информация инсайдера дорогого стоит.

В результате в декабре прошлого года количество наличных денег в обращении выросло сразу почти на 1,5 млрд. леев или на 20%. Вот и основа для запуска маховика инфляции спроса и понижения курса лея. Но разве МВФ настаивал на таком обвальном понижении курса? Такие акции растягиваются на длительный период с минимальными потерями для экономики. А то, как и что проделали у нас, очень смахивает на «технологии» Джорджа Сороса. Только на падении английского фунта стерлинга к доллару США, как теперь уже широко известно, он «положил в карман» $950 млн. Сорос бизнесмен и живет по особым законам бизнеса. Но чтобы в подобной операции против своего народа участвовал центральный банк европейского государства???

Уровень инфляции выше 10% в год – общепризнанное зло. И форпостом предупреждения, борьбы с этим злом поставлены именно центробанки государств. А уж, чтобы центробанк сам раскручивал маховик инфляции, это просто нонсенс!

Ну и что, что статьей 4(1) закона №548 от 21.07.1995 о Национальном банке Молдовы определено, что «Основной задачей Национального банка являются обеспечение и поддержание стабильности цен»? Разве в нашей стране это единственный случай перешагивания через законодательные нормы?

Да, Национальный банк, не сомневаюсь, что с согласия высших эшелонов власти, «заработал» на этом обвале курса лея, как и лица, получившие доступ к секретной информации о предстоящей акции. Да, из полученных кредитов конвертируется больше леев и сегодня легче закрывается прореха в бюджете. Да, экспортируемая продукция на начальном этапе становится более конкурентоспособной. Но вслед за инфляцией спроса взлетают цены и тарифы, а затем приходит отрезвление: инфляция предложения. И все возвращается к прежнему состоянию. Это, как таблетка нитроглицерина под язык, расширила сосуды, успокоила сердце на короткий период, а болезнь, как была, так и осталась.

А что потеряли? У бизнеса сократились собственные оборотные средства, у трудящихся упала реальная заработная плата, уменьшились и личные сбережения наших сограждан. Но если у нынешнего поколения еще есть перспектива добиться в будущем повышения заработной платы и восстановить свои накопления, то у стариков, по сути, отобрали часть «гробовых» сбережений, а первоапрельская индексация пенсий в 4,3% после всего проделанного выглядит просто, как нечто непристойное. А ведь по абсолютному размеру пенсий мы не только ниже всех в Европе, но мы также ниже всех и в отношении среднего размера пенсии к средней заработной плате: всего лишь около 20%. (По евростандартам должно быть не менее 40%).

И еще, подорвано доверие к нашему Национальному банку. Лично я его информацию теперь «делю на 16». Именно поэтому в отличие от других экспертов не берусь делать прогноз в части будущего курса лея и уровня инфляции, так как не в состоянии оценить, какой еще туз припасен у него в рукаве.

Михаил Пойсик, доктор экономики, Институт экономики, финансов и статистики

Обсудить