Неказус Воронина. Молдавская антиутопия

Тактическое замалчивание («сейчас не время») темных сторон коммунистического режима играет на руку пропагандистам «Альянса». Они красноречиво используют застенчивое молчание серпасто-молоткастых ягнят. ПКРМ сможет разоружить пропаганду оппонентов только после того, как публично признает собственные ошибки и наметит пути их преодоления.

Неблагодарность людская вынудила меня подробно перечислять заслуги В.Н. Воронина перед молдавским народом (См.: Эрлих С.Е. Молдавская утопия. Казус Воронина // http://ava.md/034-kommentarii/04031-moldavskaya-utopiya-kazus-voronina-.html ). Это же свойство общественной памяти освобождает от необходимости представлять подробный реестр его прегрешений. Лягание старого льва вообще не является задачей данной статьи. Табун упрямых непарнокопытных и без меня обильно унавозил ниву злословия. Хочу напомнить фундаментальный закон психологии – характеризуя другого, мы, прежде всего, показываем публике рентгеновский снимок собственной души:

«Толпа <…> в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости, она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал, и мерзок – не так, как вы – иначе» (А.С. Пушкин).

В момент, когда решается судьба молдавской государственности, есть лишь одна рациональная точка зрения на антиутопические стороны режима Воронина – точка зрения нашего будущего. Только с этой точки зрения обращение к прошлому приобретает смысл. Всестороннее знание предоставляет возможность опираться на положительный опыт и не повторять трагических ошибок. Тактическое замалчивание («сейчас не время») темных сторон коммунистического режима играет на руку пропагандистам «Альянса». Они красноречиво используют застенчивое молчание серпасто-молоткастых ягнят. ПКРМ сможет разоружить пропаганду оппонентов только после того, как публично признает собственные ошибки и наметит пути их преодоления.

Грубые промахи, совершенные президентом-коммунистом, привели к тяжелым последствиям. Их суммарным итогом стал приход к власти откровенно антимолдавских сил. Надо признать, что Воронина победили не Гимпу, Филат, Урекян и примкнувший к ним Лупу. Воронин проиграл сам себе. Эгоизм антиутопии задушил искренние порывы утопического альтруизма.

Антиутопия Воронина, аналогично его утопии, имеет советское происхождение. Человек, сделавший успешную партийно-государственную карьеру (в сорок семь лет Владимир Николаевич стал министром республиканского значения), не мог не играть по правилам советского «нового класса». Согласно нравам, царившим в номенклатурном курятнике, успешному игроку следовало подниматься по жердочкам партийного насеста, строго соблюдая закон перемены мест: «Я – начальник, ты – дурак. Начальник – ты, дурак – я». Игра требовала полного напряжения всех душевных сил. Поэтому она формировала устойчивую хамелеонскую матрицу сознания.

Из классической русской литературы хорошо известно, что наружная барственность является оборотной стороной внутреннего холопства. Великие писатели многогранно представили «аватары» этого бессмертного типа на разных ступенях иерархической лестницы. Пришибеевы, фамусовы, угрюм-бурчеевы пережили авторитарную Российскую империю, похоронили тоталитарный Советский союз, и они же начали строить демократию Содружества независимых государств. Не удивительно, что демократия воспроизводилась ими по модели строителей пирамиды Хеопса: «Что ни делаем – получается КПСС» (В.С. Черномырдин).

Вопреки своим альтруистическим устремлениям Воронин не мог отрешиться от впечатанной в душу барско-холопской матрицы. У него попросту не было других образцов. Судя по культуре речи, он бесконечно далек от опыта литературной классики и, тем более, гуманитарных наук. И на посту партийного руководителя и, особенно, в должности президента страны Воронин заботливо выстраивал вертикаль власти советского типа.

Главным принципом кадровой политики была личная преданность. Каждый вступавший в окружение Воронина должен был подписать социальный контракт бюрократии из двух общеизвестных пунктов: «1. Начальник всегда прав. 2. Если начальник не прав, смотри пункт первый». Дух низкопоклонства, царивший среди ближайших сотрудников Воронина, выражался, в частности, в принятом в их кругу именовании своего патрона «царем». Удивительно, но рефлексия не наводила даже хорошо образованных младоворонинцев на мысль, что в «царском» метафорическом дискурсе им отводится неметафорическая роль челяди. Я не буду перечислять список достойных людей, оказавшихся неспособными сочетать преданность молдавской государственности с личной преданностью молдавскому «царю». Каждый знает, что такие люди есть, и что они были решительно вытеснены Ворониным из власти. Эти меры, согласитесь, не способствовали повышению профессионализма коммунистического «правительства профессионалов».

Воронина часто сравнивают с Лениным. Он действительно верный ленинец. Каждый год 22 апреля повязывает пионерам галстуки на фоне памятника своему учителю. Но в кадровых вопросах он проявил себя антиподом Ильича. Тот в начале гражданской войны не побоялся доверить пост наркомвоенмора своему заклятому соратнику Троцкому, который, опираясь на вооруженных подчиненных, запросто мог избавить лысенького интеллигента от власти. Но бешеная харизма Ленина позволяла ему играть в подобные жизнеопасные игры. Благодаря его готовности конкурировать с даже более яркими, чем он сам людьми большевики выиграли и гражданскую войну и Россию. С точки зрения Воронина – бюрократа застойного брежневского разлива подобные назначения немыслимы. Поэтому ПКРМ проиграла и гражданский мир и Молдавию.

Другой древнебюрократический принцип – «разделяй и властвуй» – также неуклонно претворялся Ворониным в отношении своих подчиненных. Создание несовместных, прежде всего, по человеческим качествам правительственных команд во многом напоминало подковерную тактику сдержек и противовесов, виртуозно применявшуюся в «лихие девяностые» номенклатурным демократом Ельциным. Канализация властных амбиций подчиненных с вертикального направления в горизонтальное позволила Воронину играть роль верховного арбитра в схватке соперничающих группировок и, тем самым, успешно охранять свой трон от посягательств товарищей по партии.

Из истории мы знаем, что режимы, основанные на принципах личной преданности и извращенного «разделения властей», могут быть эффективны лишь при наличии сталинских репрессий. Вертикаль власти без кровавых чисток – это трагедия, повторяющаяся в виде фарса. Тот факт, что верноподданные предпочитали не перечить «царю», вовсе не означает точного исполнения монаршей воли. При Воронине, как и, в свое время, при Брежневе значительное число грозных указаний бесприкословно не исполнялось.

Попытки улучшить кадровый состав в рамках подобных режимов обречены на провал. Ротации чиновников в советское время сопровождались эффектом «ухудшающего отбора». Воронинская вертикаль власти также была заражена вирусом игры на понижение. Действие его не было заметным по единственной причине – чиновный материал, полученный коммунистами от предшественников, изначально был таков, что ниже опускаться было некуда.

Исключением в массе некондиционной бюрократии была, пожалуй, группа так называемых «русскоязычных». Поскольку молдавская политическая культура пока не допускает избрания негра-президента – представители этнических меньшинств не представляли никакой угрозы персональной власти убежденного интернационалиста Воронина. Поэтому, в отличие от пронацистского «Альянса» и этнократических режимов девяностых годов, в период коммунистического правления представительство «русскоязычных» во власти было заметным. Среди них были не только выдающиеся профессионалы, но и люди, не лишенные альтруизма. Во многом благодаря их усилиям были реализованы успешные программы воронинской восьмилетки.

К потенциально опасным представителям титульного этноса подход был иным. Настойчивое стремление Воронина обеспечить режим личной власти во многом привело к значительному проникновению на вершину государственной иерархии некачественного человеческого материала. Эти люди не обладали ни альтруизмом, ни государственным мышлением – неотъемлемыми свойствами социально ориентированного политика. Многие из них не имели профессиональной подготовки, необходимой для успешного исполнения служебных обязанностей. Достаточно сказать, что бессменный воронинский министр иностранных дел владеет двумя иностранными языками – русским и румынским. И это в стране прирожденных полиглотов. Не знаю, чем он пленил Воронина, но многочисленные провалы воронинской внешней политики – очередное историческое свидетельство неэффективности государственной власти, построенной на принципах личной преданности и подковерных интриг.

Давайте задумаемся, какой мотив «хождения во власть» может быть у человека, лишенного и профессионализма, и альтруизма? На мой взгляд, у того, кто лишен стимулов, как личностного роста, так и жертвенного служения ближнему, остается одно побуждение – личное обогащение. Понятно, что мизерная зарплата молдавских чиновников не позволяла им удовлетворять свои материальные запросы. Таким образом, обилие лично преданных Воронину непрофессионалов создавало питательную среду для коррупции. И в этом смысле правление коммунистов продолжало традицию тотально коррумпированных «фанариотских» режимов девяностых годов.

Тому, кто пожелает оспорить последнее высказывание, я рекомендую предварительно взглянуть на здание бывшей гостиницы «Интурист», уже несколько лет зияющее выбитыми стеклами. В результате конкурса многоэтажное сооружение в центре города перешло во владение никому не известной эстонской фирмы. Победитель предложил за пакет акций наименьшую среди участников конкурса сумму 2,15 миллионов долларов, пообещав при этом произвести наибольшие (33 миллиона долларов) инвестиции в развитие предприятия. Доверчивым коммунистическим чиновникам это обещание показалось наиболее убедительным.

Можно, конечно, ссылаться на то, что оппозиционный коммунистам примар Киртоакэ не дал разрешения на реконструкцию и, тем самым, погубил перспективный проект. Но давайте отвлечемся от потенциальных инвестиций нового владельца в собственный бизнес, которые могли дать лишь опосредованный и отдаленный общественный эффект. Учитывая, что непосредственно в госбюджет попали лишь чуть более двух миллионов долларов, зададимся вопросом, соответствует ли общественным интересам продажа пятнадцатиэтажного здания в центре молдавской столицы по цене особняка в районе бывшего Комсомольского озера? Аргумент, что больших средств никто не давал – не убеждает. В случае отсутствия приемлемых покупателей приватизацию можно было и отложить. Элементарное перепрофилирование одряхлевшей гостиницы в офисный центр позволило бы ежегодно получать в счет аренды суммы, достаточные для того, чтобы проводить поэтапную реконструкцию наиболее проблемных участков здания. Эти меры позволили бы спокойно («кишиневская недвижимость – всегда в цене») ожидать достойных коммерческих предложений. Поэтому, торопливую приватизацию за бесценок никак нельзя объяснить заботой о пополнении госбюджета.

В защиту коммунистов надо заявить, что сам факт многократно возросших в годы их правления социальных расходов свидетельствует об уменьшении коррупционной составляющей в сравнении с режимами девяностых годов. Но люди, в большинстве своем, склонны замечать только плохое. Более того, в общественном сознании существуют, можно сказать, двойные стандарты. Народ снисходительно относится к казнокрадству со стороны либералов, возмущаясь, в то же время, аналогичными действиями коммунистов. Граждане исходят из того, что идеология либералов проповедует эгоизм. Вот они откровенно и обогащаются, как могут. А лицемеры-коммунисты набивают карманы, прикрываясь разговорами о нуждах трудящихся. Конфликт альтруизма коммунистической идеологии и коррупционной практики чиновников-коммунистов стал важнейшим аргументом в предвыборной агитации их противников.

Одной из главных тем антикоммунистической пропаганды, несомненно, повлиявшей на уменьшение электоральной поддержки ПКРМ, явилась успешная экономическая деятельность сына президента Воронина. Я сам неоднократно слышал леденящие кровь истории о том, как Олежка (так именуют Олега Владимировича в дружеском кругу) осуществляет один рейдерский захват за другим. В связи с тем, что девятимесячное пребывание «Альянса» у власти не породило ни одного уголовного дела по заявлениям ограбленных Ворониным-младшим собственников, достоверность этих рассказов начинает вызывать сомнения. Даже, если допустить, что в прокуратуре до сих пор преобладают криптокоммунисты, все равно невозможно понять, почему генеральный прокурор, назначенный «Альянсом», до сих пор не принял такие дела к производству. Учитывая, что правящие ныне либерал-демократы при обнародовании подобных фактов получили бы значительные пропагандистские дивиденды, можно предположить одно – слухи о страшном и ужасном Олежке были сильно преувеличены.

Презумпция невиновности вынуждает считать, что расцвет экономических талантов Олега Владимировича Воронина совершенно случайно совпал с периодом пребывания у власти его папы. Но Воронин-старший обязан был задуматься о том, что не все избиратели руководствуются в своих суждениях принципами римского права. Общепринятое в Молдавии кумовство они проецировали и на президентское семейство. Никто не говорит, что сын-миллионер был обязан передать свой бизнес государству. Было решение не связанное с экспроприацией экспроприаторов. Ведь с подобными талантами Воронин-младший мог добиться не меньших успехов в другой стране с более благоприятным экономическим климатом. И это никого бы не раздражало. Такая нечуткость к простым и завистливым согражданам сильно ударила по престижу президента Воронина. Непотизм его предшественников не мог служить оправданием. Что дозволено национал-либералам, то, с точки зрения молдавских избирателей, недопустимо для борца за народное счастье. Они, в значительной своей части, не простили президенту-коммунисту сына-капиталиста, ставшего символом режима, коррумпированного снизу доверху.

Холопство, интриги, непрофессионализм, коррупция – краеугольные камни воронинского режима, под тяжестью которых задохнулась молдавская утопия Владимира Воронина.

Одним из важнейших следствий взаимодействия четырех антиутопических факторов явился провал переговоров по приднестровскому урегулированию в 2003 году. Сейчас, когда страсти схлынули, мы должны признать, что США, увязшие к тому времени в Афганистане и Ираке, были просто обязаны активно противодействовать миротворческим усилиям России в Приднестровье. Американцы никоим образом не могли бы смириться с тем, что русские будут успешно улаживать последствия гражданской войны на постсоветском пространстве в то время, когда их собственные «миротворцы» только что подлили напалма в конфликты на Ближнем и Среднем Востоке. Ухудшение имиджа, грозившее США на фоне российских внешнеполитических успехов, могло скомпрометировать кредитную историю доллара. А доллар, как и жена цезаря, должен быть вне подозрений. Ясное понимание геополитической ситуации требовало не только от молдавской стороны, но и от российских партнеров либо отложить попытки реализации «плана Козака» до тех пор, пока не изменится расстановка мировых политических сил, либо искать пути решения проблемы с участием западных держав. Ссылки молдавских руководителей на то, что российские коллеги вроде предварительно гарантировали непротивление всех западных сторон – по меньшей мере, несерьезны. Решение столь существенных для выживания маленькой страны вопросов нельзя передоверять посредникам.

Итог непрофессионально проведенных переговоров – известен. В последний момент американцы нажали на болевые точки Воронина. Возможно, что пригрозили «мамалыжной революцией». За несколько часов до вылета российского президента в Кишинев Воронин отказался от подписания договора. Этой издевательской демонстрацией своего могущества джентльмены из госдепа сильно уязвили Путина. Месть униженного президента великой страны обрушилась на ни в чем не повинный народ маленькой Молдавии. «Винное эмбарго» добило последнюю отрасль промышленности, по инерции функционировавшую с советских времен. Число гастарбайтеров возросло на десятки тысяч.

Агитпроп ПКРМ пытался обосновать срыв переговоров тем, что русские, якобы хитростью, внесли в договор пункт о своем военном присутствии в Приднестровье до 2020 года и отказались его снимать. Если бы дело действительно заключалось только в этом пункте, то договор можно было смело подписывать. Согласитесь, что ситуация объединения Молдавии, даже при временном пребывании на ее территории иностранных войск, к тому же обязанных покинуть молдавские пределы в твердо оговоренный срок, намного лучше нынешнего положения, когда разъединение страны сопровождается бессрочным присутствием в Приднестровье тех же самых российских военных.

Попытку решить приднестровский вопрос с помощью неполномочного контрагента можно, в какой-то мере, объяснить тогдашней неопытностью высоких договаривающихся сторон.

Ссылки на неопытность не могут оправдать хроническую неспособность внедрить в общественное сознание основы молдавской идентичности. Молдавские школьники при коммунистах-«государственниках» продолжали, как и в «компрадорские» девяностые годы, изучать историю и язык соседнего братского народа. Менее одиозные учебники так называемой «интегрированной истории» учителя откровенно саботировали, при явной поддержке беспрекословных по отношению к Воронину чиновников министерства образования. Не было сделано даже попытки сменить румынские государственные символы – флаг и герб – на исторические молдавские.

Встретив в первые годы пребывания у власти активное сопротивление прорумынских сил, Воронин отступил в надежде на то, что проблема рассосется со временем. Но при избранной им кадровой политике пропаганда молдавского самосознания была обречена. Люди сервильные в силу своих душевных качеств не могут проявлять принципиальность в критических ситуациях, в частности творческого противодействия румынской ассимиляции. Словно для того, чтобы наглядно показать банкротство коммунистического режима, накануне выборов 2009 выяснилось, что один из основных проводников молдавской идентичности – министр просвещения – обладает румынским гражданством. Беспомощность воронинского госаппарата в решении насущных вопросов самосознания молдавского народа может рассматриваться как еще один знак истории, свидетельствующий о неэффективности раболепных менеджеров. Нерешенность первоочередных для любой государственности задач позволила прорумынской оппозиции создать мощный идеологический фон, обеспечивший приход к власти «Альянса» путчистов 7 апреля 2009.

События того черного дня не смогли бы принять такой разрушительный оборот, если бы Воронин не строил силовые структуры по советскому принципу личной преданности и персональных обязательств. Согласитесь, что согласованные действия погромщиков требовали тщательной и долговременной подготовки. Скрыть подготовку мятежа возможно лишь при крайнем непрофессионализме, либо тотальном предательстве всех секретных служб. Пока не было объективного расследования и суда над воронинскими «силовиками», мы можем только гадать о мотивах их действий. Но уже сегодня ясно – Воронин несет моральную ответственность за погром правительственных зданий, поскольку лично выбирал и назначал на должности тех, кто был обязан, но не сумел защитить нас от национального унижения и всемирного позора. Он отвечает и за неспособность рептильных следственных органов провести расследование и известить общество накануне повторных выборов о причинах и организаторах мятежа. Деморализация режима в тот момент достигла такой степени, что погромщики умудрились конвертировать свои постыдные действия в дополнительные электоральные очки. Они распустили слухи, что коммунисты сами громили свою власть. И многие им поверили. Еще бы не поверить, когда организаторы не названы, все арестованные отпущены. Значит, сами себя и высекли.

Воронин – человек мужественный. В первую очередь для него самого крайне важно найти силы и признать – его непомерные властные амбиции явились главной причиной национальной катастрофы, которую переживает наша страна сегодня.

Да, Воронин усердно трудился на протяжении восьми лет. Сделал много хорошего. Заработал авторитет. Ему бы пойти на выборы 2009 под лозунгом: «Я подготовил хорошую команду, которой со спокойным сердцем могу передать бразды правления после нашей общей победы на выборах». Аналитики, с сочувствием относящиеся к ПКРМ, уверены, что в этом случае коммунисты вновь, как и в 2001, получили бы конституционное большинство. Думаю, что это позволило бы нам пережить удары мирового экономического кризиса с гораздо меньшими потерями, чем те, что наша страна понесла под руководством правительства «Альянса».

К сожалению, мы живем не в Америке, где самому большому властолюбцу не приходит в голову задержаться во власти долее двух четырехлетних сроков. Любая попытка подобного рода будет там решительно пресечена, в первую очередь, партийными сотоварищами новоявленного кандидата в тираны. Царившая в ПКРМ атмосфера покорности не только не позволяла остудить зарвавшегося вождя, она, во многом, повлияла на решение Воронина «порулить» страной еще четыре года. Один из главных пороков пирамидальных структур заключается в фильтрации негативных сигналов.

Думаю, не только у меня складывалось впечатление, что в период нахождения коммунистов у власти весь их агитпроп адресовался единственному зрителю, слушателю, читателю. Тонны дезинформирующего сиропа, извергаемого партийными медиаресурсами, вкупе с беспрерывными славословиями окружения создавали у самовлюбленного пожилого человека картину всенародного обожания. Как же в такой ситуации можно уйти? Ведь страна без государственной мудрости Воронина погибнет.

Утопии – дело творческое. Антиутопии действуют по шаблону. Воронин в подражание своему российскому «омологу» решил осуществить спецоперацию «преемник». Изначально в этом качестве рассматривался председатель парламента РМ (2005–2009) Мариан Лупу. Потенциальный «преемник» и Воронин должны были обменяться руководящими креслами по итогам выборов 2009 года. Высокий, рассудительный, говорящий на нескольких языках Марианчик (как его любовно называл электорат КПРМ) был идеальным, с точки зрения избирателей, кандидатом на, в значительной мере, декоративный пост президента страны. (Для тех, кто запамятовал, Молдавия – парламентская республика. Власть Воронина основывалась, прежде всего, на его должности руководителя правящей парламентской партии.)

Но в ходе предвыборной кампании выяснилось, что Лупу набирает слишком большую популярность. Назначение его официальным кандидатом в президенты от ПКРМ не только обещало добавить коммунистам голосов на выборах, но и грозило отодвинуть Воронина в тень молодого лидера. А этого ревнивый пожилой вождь допустить не мог. Лупу, используя уголовный жаргон, «развели». В рекламных роликах его демонстрировали таким образом, чтобы у избирателей сложилось убеждение, что именно молодой lupu?or (волчонок) приходит на смену матерому партийному волку. Выжав из двухметрового гиганта, согласитесь, немалый электоральный ресурс, Воронин решил его выбросить, как использованный ПРЕЗИрватив. Уже после парламентских выборов кандидатом в президенты от ПКРМ была выдвинута Зинаида Гречаная – толковый экономист, но, при этом, личность, лишенная какой-либо харизмы.

Сегодня сколько угодно можно убеждать, что профессиональный сыщик генерал милиции Воронин накануне голосования в парламенте за кандидатуру президента раскрыл глубоко враждебную суть Лупу и предусмотрительно заменил его верной Зыной. Для того чтобы в это утверждение поверили не только люди с костюженской пропиской, необходимо объяснить, какие качества неяркой Гречаной позволили бы ей исполнять почти исключительно представительские президентские обязанности лучше, чем это мог бы делать импозантный Лупу?

Остается только удивляться тому, насколько властные амбиции могут лишить мудрого человека чувства реальности. На чем Воронин основывал свой расчет, плюя в душу человеку не менее амбициозному, чем он сам, в момент, когда страна оказалась в «точке бифуркации»? Возможно что, в иной ситуации Лупу, который и во сне и наяву буквально грезил президентскими регалиями, вытерся бы молча и встал обратно в строй. Но во время повторных выборов у него возникла уникальная возможность отомстить старому вождю за фрустрацию вожделенных устремлений в шаге от их воплощения. Те, кто после выхода Лупу из ПКРМ, заявляли, что он совершил предательство, скорее всего не оказывались в ситуации человека, коварно лишенного заветной мечты.

Какими только помоями бывшие друзья и лично Воронин не поливали Лупу во время летней предвыборной кампании 2009 года. Но это не помешало ему (а может, даже, и помогло?) провести в парламент абсолютно непроходную эклектичную партию, отобрав у ПКРМ значительную часть ее молодого и образованного электората.

Дальнейшее поведение Лупу показало, что он не создан для самостоятельного политического плавания. Как говорится, не боец. Железобетонный «Альянс» с Гимпу разочаровал многих его прежних сторонников. Но действия Лупу post factum повторных выборов, ни в коей мере, не оправдывают ревнивого отношения к нему Воронина во время выборов очередных. Не Лупу, а Воронин своим властолюбием лишил ПКРМ шансов на победу в 2009 году.

Попытка осуществить операцию «преемник» свидетельствует, что молодой молдавской демократии пока еще далеко до политической культуры западных государств. Провал же этой спецоперации доказал, что Молдавия ушла далеко вперед от тандемократического российского режима. Молдавский народ заплатил высокую цену за свое противодействие авторитарным интенциям Воронина. Режим Гимпу – итог протестного голосования людей, оскорбленных попыткой сыграть с ними в «управляемую демократию». Мы стали заложниками очередной гримасы истории: искренний интернационалист привел к власти убежденного нациста.

Легко представить, и не дай Бог пережить, нравственные терзания, которые владели Ворониным после прихода к власти «Альянса». Тем не менее, у него хватило сил выйти из ступора нижепоясных шуток и публичной матерщины. Воронин доказал, что не является патологическим властолюбцем. Уйдя в отставку, хотя юридические основания цепляться за власть существовали, он спутал карты «банды четырех». Гимп-компания была уверена, что Воронин будет оставаться в неловком положении врио, пока они будут рулить страной, сваливая все неудачи на противодействие старого коммуниста. Своей отставкой Воронин не только заставил либеральных шалунов нести полную ответственность за социально разрушительные проделки. Его мужественный поступок оставил коммунистам шанс на возрождение из политического пепла. ПКРМ демократически взяла власть в 2001, демократически отдала ее в 2009. Следовательно, она сохранила моральное право вернуться к власти демократическим путем.

Каким образом это право может быть осуществлено?

Неангажированные наблюдатели в один голос утверждают: прежде всего, коммунистам необходимо провести не только партийную модернизацию, но и осуществить ребрендинг, который позволит преодолеть имидж партии советского реванша, партии вчерашнего дня.

О том, в какой значительной степени этот имидж влияет на избирателей, свидетельствуют, в частности, данные социологического опроса, проведенного центром CIVIS с 24 апреля по 15 мая 2010 года. Отвечая на вопрос: «Если на будущей неделе были бы организованы выборы в парламент РМ, за какую партию вы бы проголосовали?» – 40,2% из числа участников опроса, уже определившихся со своим политическим выбором, проголосовали бы за ПКРМ. Это существенно больше числа сторонников ЛДПМ – второй по популярности партии, поддержанной 26,1%. Давайте выясним, в чем заключаются отличия социального состава двух ведущих на сегодня молдавских партий. Из людей пенсионного возраста (старше 60 лет) ПКРМ поддерживают 53,8% (ЛДПМ – 17,0%). Из потенциальных избирателей с низким уровнем образования 48,5% являются сторонниками ПКРМ (ЛДПМ – 21,1%). За ПКРМ также собираются голосовать 49,0% граждан с низким уровнем доходов (ЛДПМ – 19,4%).

Зато ЛДПМ превосходит ПКРМ по поддержке среди молодежи (соответственно 34,6% и 29,0%), среди людей с высоким уровнем образования (33,8% и 24,2%) и высоким уровнем доходов (34,9% и 30,8%). Учитывая, что ЛДПМ партия практически моноэтничная (ее поддерживают всего 4,8% русских, 3,8% украинцев, 6,1% представителей других этносов, тогда как интернациональную ПКРМ считают своей 68,5% русских, 81,7% украинцев, 64,5% молдавских граждан, представляющих остальные этнические меньшинства) мы можем предполагать, что ПКРМ в большей, чем ЛДПМ, степени лишена поддержки молодой, образованной, экономически успешной части молдавского народа.

Это предположение подтверждается первым местом ПКРМ в партийном антирейтинге. Отвечая на вопрос: «Если на будущей неделе были бы организованы выборы в парламент РМ, за какую партию вы бы не стали голосовать ни в коем случае?» – 34,9% всех участников опроса (это 49,7% из числа определившихся со своим категорическим «невыбором» тех ли иных политических партий) отдали безусловную пальму очень своеобразного первенства ПКРМ. (Для сравнения, антирейтинг ЛДПМ – 10,8 (15,1) %. Любопытно, что если по, условно говоря, «популярности» ЛДПМ уступает ПКРМ в 1,5 раза, то по «антипопулярности» – в 3,3 раза). За ПКРМ категорически отказываются голосовать 45,1% молодежи, 42,7% молдаван, 46,0% граждан с высоким уровнем образования и 45,5% лиц с высоким уровнем доходов. Эти процентные данные относятся ко всем участникам опроса.

К сожалению, в отличие от презентации результатов противоположного по смыслу «позитивного» вопроса, организаторы социологического исследования не сочли необходимым представить, каким образом перечисленные социальные группы распределяются среди 70,2% участников опроса, определившихся в своем негативизме к различным политическим силам. Но если мы проведем экстраполяцию (49,7% «определившихся» противников ПКРМ относятся к 34,9% этих же противников относительно общего числа участников опроса с коэффициентом 1,4), то получим просто убийственные показатели. Выходит, что коммунисты в настоящий момент лишены поддержки примерно двух третей («конституционного большинства») важнейших с точки зрения общественной динамики социальных групп: молодых, хорошо образованных, экономически успешных граждан. Именно представители этих слоев формируют активную часть гражданского общества и, следовательно, определяют будущее. Не менее тревожно, что антикоммунистические настроения преобладают среди представителей титульного этноса. Партия без широкой поддержки «коренных» не может решать коренных вопросов общественного развития.

Самым обидным для коммунистов должно быть то, что в действительности ЛДПМ, если и отличается от присущих ПКРМ проявлений холопства, интриганства, непрофессионализма, коррупции, то исключительно в худшую сторону. ЛДПМ, как и все ее близнецы-братья по «Альянсу» – партия вождистского типа. Нет вождя – нет партии.

Тем не менее, ЛДПМ сумела создать имидж, привлекательный для «футуристических» социальных групп (молодежи, интеллигенции, бизнеса) этнического большинства. А ПКРМ несет на себе образ партии маргиналов, влекущей к себе стариков, неграмотных и нищих. Модернизация и ребрендинг компартии должны обеспечить, ни в коем случае не перемену, а, напротив расширение ее социальной базы путем более широкого привлечения молдавской молодежи, молдавской интеллигенции, молдавского бизнеса-класса.

Ребрендинг – понятие многоплановое. Обсуждение всех его аспектов в рамках одной статьи – нереально. Это вынуждает сосредоточиться на ключевом для будущего ПКРМ вопросе: каким образом старый вождь может содействовать кардинальному обновлению своей партии?

Политические образования во всем мире, а на «патерналистском» постсоветском пространстве в особенности, олицетворяются их руководителями. Молдавия в этом смысле не представляет исключения. Ведь у нас так и говорят: «партия Урекяна», «партия Филата», «партия Воронина». Следовательно, ребрендинг – изменение общественных представлений о ПКРМ – невозможен, без изменения общественных представлений о ее лидере. Для этого, лидеру необходимо либо измениться самому, либо уступить лидерскую позицию более приемлемому кандидату.

Для целесообразного решения щекотливого персонального вопроса необходимо напомнить, что эффективный ребрендинг партии коммунистов должен расширить ее общественную поддержку за счет четырех групп: молдаван, молодежи, интеллигенции, бизнес-сообщества. Эффективный маркетинг (а публичная политика, несомненно, функционирует по его законам), прежде всего, требует сделать предположения: какие черты сегодняшнего имиджа Владимира Николаевича Воронина могут отталкивать от коммунистов представителей указанных сегментов электорального рынка?

Самые поверхностные соображения позволяют предположить, что молдаванам Воронин может не нравиться русской фамилией, молодежи – пожилым возрастом, интеллигенции – низким уровнем культуры, деловым людям – декларативной приверженностью замшелой антибуржуазной идеологии. Насчет «русскости» вождя молдавских коммунистов, скажу откровенно, сетований не слышал ни разу. А вот быть свидетелем недовольства тремя остальными чертами воронинского бренда со стороны наших молодых, интеллигентных и деловых сограждан – приходилось неоднократно.

Пожалуй, еще можно спорить о том, насколько культурно-идеологические качества Воронина приемлемы для публичного политика демократической страны. Но его возраст, к сожалению, – бесспорен. Воронин (1941 г.р.) значительно старше всех четырех лидеров «Альянса»: Урекяна (1950), Гимпу (1951), Лупу (1966), Филата (1969). Поэтому все рассуждения штаба ПКРМ о возможности обновления под руководством заслуженного пенсионера со стороны воспринимаются, как издевка не только над Ворониным, но и над потенциальными избирателями коммунистов.

Говоря о ребрендинге, следует помнить и такое печальное свойство общественного сознания, как неблагодарность. С именем Воронина в памяти людей ассоциируются, прежде всего, не подробно перечисленные мной заслуги, а реальные и вымышленные грехи восьмилетнего коммунистического правления. Травматичные для очень многих наших сограждан воспоминания о бессилии власти перед лицом погромщиков 7 апреля и последовавшем электоральном поражении, также, с точки зрения приятых в демократических обществах неписанных обычаев, лишают Воронина морального права вести партию к победе на внеочередных выборах. К глубокому сожалению, принцип звериной стаи: «Акела промахнулся!» – пока еще господствует и в мире людей.

Аргументы в пользу того, что популярность Воронина не позволяет ему уходить с капитанского мостика ПКРМ, по крайней мере, до подведения итогов предстоящих досрочных выборов, не стоят выеденного муравьиного яйца. Аргумент, собственно, имеется только один – наивысший, согласно последним соцопросам, персональный рейтинг лидера молдавских коммунистов. Высокий рейтинг Воронина – это, прежде всего, высокий рейтинг его партии. В этом легко убедится, сравнив число граждан, готовых голосовать за ПКРМ (29,5% от всех участников опроса CIVIS 24 апреля – 15 мая 2010 года) и персонально за Воронина (25,1%), с числом готовых голосовать за ДП (9,1%) и за Мариана Лупу (20,4%).

Сравнение показывает, что Лупу тянет свою партию вверх. Среди его «группы поддержки» демпартейцы составляют только 40,2%. Остальное добавляют сторонники других партий. Забавно, что симпатизанты ПКРМ обеспечивают 10,8% потенциальных избирателей Марианчика. И это несмотря на его многократно отрезонированные Константином Старышом объятия с нацистом Гимпу. Ну, кто после этого поверит, что имидж Лупу – ничто!

Электорат Воронина напротив, если так можно выразиться, эндопартиен на 86,1%. Он в отличие от Лупу не только не прибавляет своей партии популярности, а, напротив, даже несколько снижает ее. Его сторонники в любом случае будут голосовать за ПКРМ на предстоящих парламентских выборах.

По какой же причине компартия медлит со своей модернизацией и ребрендингом в ситуации, когда, повторим излюбленную поговорку учителя всех коммунистов Ленина, «промедление смерти подобно»?

В сложившихся обстоятельствах трудно предположить, что Владимир Николаевич продолжает цепляться за партийную власть. Он человек мудрый и, самое главное, как показала история, способный на самопожертвование ради страны. Немыслимо считать, что он действует как убийца собственного детища: «Я партию породил. Я ее и убью». Следовательно, в ПКРМ имеются силы крайне незаинтересованные в кардинальном обновлении своей организации.

Что это за силы?

Первую из них можно определить как партийный планктон. Это достаточно большая группа пожилых партработников и депутатов парламента РМ, которые хорошо понимают, что без старого вождя они обречены идти к выходу на почетную пенсию. Партия для них сегодня является своеобразным клубом по интересам. Их сверстники собираются на лавочке возле подъезда. А им в распоряжение предоставлены кресла парламента, партийного ЦК и райкомов. Кроме того существуют небольшие, но приятные материальные бонусы: медицинское обслуживание в спецполиклинике, заграничные поездки и т.д. Что еще нужно, чтобы спокойно провести старость? Естественно, что они дружно твердят Воронину: «Владимир Николаевич, без вас НАМ никак нельзя». И это – чистая правда.

Кроме престарелого планктона, где-то в партийных глубинах, скорее всего, затаились несколько меркантильных акул кризиса среднего возраста. Самые жадные и глупые представители этого надотряда хищных рыб отвалили от кормушки ПКРМ вскоре после поражения коммунистов на выборах. Судя по печальной истории MU-MU, они несколько поторопились. Но сами знаете, что есть субстанция, которая не тонет. Публичная обмолвка самого Воронина, свидетельствует, что блудные дети начинают проситься обратно под его тяжелую, но отходчивую руку. Они также понимают, что без Воронина обратной дороги к забрезжившей вроде кормушке – нет.

Но самое печальное, что и среди альтруистичной воронинской молодежи также заметно стремление прятаться за спину пожилого лидера. Никакими рациональными соображениями подобное поведение не объяснить. Пусть психоаналитики разбираются в их младенческих фобиях. Для меня важно только то, что губительные последствия этих бессознательных страхов – очевидны. Дело не только в том, что объективно они, таким образом, действуют в интересах старческого и средневозрастного эгоизма партийной флоры и фауны. Прячась за Воронина, они проигрывают, в том числе и тактически.

Напомню, что согласно данным уже цитированного соцопроса 86,1% от числа определившихся с решением граждан (75,5% от всех участников опроса) желают выбирать президента страны прямым голосованием. Такого единодушия не было зафиксировано ни по одному из порядка сотни задававшихся вопросов. Это означает, что даже преданные сторонники ПКРМ в подавляющем большинстве своем положительно ответят на тот же вопрос на инициированном «Альянсом» референдуме. А кого коммунисты выставят в качестве кандидата на президентский пост? Неужели опять Воронина?

Кстати, неангажированные политологи советуют ПКРМ не доводить дело до референдума, а проголосовать в парламенте за изменение процедуры выбора президента. Реально коммунисты никак не могут противодействовать этой, несомненно, популистской акции «Альянса». Действительно, мировой опыт показывает, что парламентская республика обеспечивает лучшую защиту от авторитарных поползновений, чем режимы президентского правления. Но и молдавских избирателей можно понять. Люди устали от властной неразберихи и больше не хотят доверять выборы главы государства безответственным парламентариям. ПКРМ, как народная партия поступает опрометчиво, идя против очевидной воли народа. Тем самым она дарит оппонентам дополнительные очки.

Все ссылки на то, что подобные преобразования требуют серьезных изменений конституции – слабый аргумент. Почему в 2000 году столь же многочисленные конституционные изменения внести было можно, а в 2010 – нельзя?

Еще безнадежней цепляние коммунистов за рекомендации Венецианской конституционной комиссии. Во-первых, это только рекомендации. А во-вторых, антикоммунистически настроенные западные лидеры, несомненно, посмотрят сквозь пальцы на пренебрежение евросоветами со стороны либерала из Колоницы. Как у них в таких случаях принято говорить: «Это наш сукин сын»?

В любом случае, независимо от того, какой способ избрания президента страны будет принят, ПКРМ должна будет выставить своего кандидата на этот пост. Для того чтобы этот кандидат имел реальные шансы на победу, модернизация и ребрендинг должны быть начаты уже сейчас. Как тут не вспомнить гениального политика Ленина: «Завтра будет поздно»!

Самое печальное, что противодействуя своему Эдипову комплексу, политические дети Воронина убивают будущее любимой ими страны. Подобные грустные мысли промелькнули у многих наблюдавших за тем, как Владимир Николаевич презентовал в телевизионном эфире футуристическую социальную программу «Сорок городов». Поверьте, не только у злопыхателей возникали брежневские ассоциации. О чем еще можно было думать, глядя на то, как обычно яркий и уверенный в себе ведущий услужливо круглил спину в вопросительный знак? Какие эмоции могли рождать наводящие вопросы, с помощью которых он помогал пожилому человеку не сбиться с далеких от его мировосприятия мыслей? Этот ретропоказ вызвал у разных телезрителей различные чувства: злорадства, отчаяния, сострадания. Отсутствовало только одно – чувство будущего.

Как же было не вспомнить в этой связи дорогого Леонида Ильича? Товарищ Брежнев, на мой взгляд, войдет в историю не только строительством Республиканского стадиона и Комсомольского озера, которыми он отметился в благодарной памяти кишиневцев за время своего краткого пребывания на посту руководителя молдавской республиканской парторганизации. (Кстати, бывают странные сближения, оба брежневских культсоцобъекта были ликвидированы в правление Воронина. Существует подозрение, что рано или поздно они превратятся в площадки под коммерческое строительство). Так вот, «красивый молдавянин», как любовно именовал его товарищ Сталин, достигнув семидесятилетнего возраста, несколько раз письменно обращался в Политбюро с просьбой об отставке. Но ему не удалось повторить уникальный подвиг самоотречения римского императора Диоклетиана. Придворные интриганы заставляли больного старого человека мучатся, выставляя его на посмешище перед страной и миром. А потом на него же свалили вину за развал Союза. Неужели история повторяется?

Я знаю, что молодые соратники Воронина искренне уважают и любят своего наставника и «подставили» его не со зла. Бывает, что слепая сыновья преданность вредит отцу. «Детям президента», как их именовали недоброжелатели в период пребывания коммунистов у власти, надо взглянуть правде в глаза. Если ПКРМ без Воронина рухнет, то грош ей цена, и нет никакого смысла длить агонию. Большинство наблюдателей не разделяют апокалипсических страхов младокоммунистов. Экспертное сообщество уверено в жизнеспособности крупнейшей партии страны и призывает молодое крыло руководства коммунистов перестать прятаться за папину спину.

Сочувствующие ПКРМ политологи единодушно считают, что в сложившейся ситуации Воронин должен пойти против воли партийного окружения. Ему необходимо передать управление своим детищем новому лидеру, который не ассоциируется в общественном сознании с негативными проявлениями воронинского режима, который будет способен привлечь к партии большее, чем сейчас, число успешных, образованных, молодых молдаван. Вполне возможно что, для недопущения ошибок авторитарного прошлого стоит избрать на должности лидера партии и кандидата в президенты разных людей.

Аналитики считают, что Владимир Николаевич ни в коем случае не должен вместе с уходом с поста партийного лидера покинуть политическую и общественную жизни страны. Коней на переправе не меняют. Оптимальной представляется позиция, условно говоря, отдыхающего бога. Этот статус, в частности, предоставляет должность почетного председателя партии, возможно дополненная ответственным постом в какой-либо солидной международной общественной организации. В предвыборном списке ПКРМ он обязательно должен фигурировать под первым номером.

Как это ни странно звучит, именно отход от активной политической работы позволит Воронину всесторонне использовать в интересах страны свой огромный национальный и международный авторитет. Вспомните, сколько людей в период перестройки проклинали М.С. Горбачева? А каким значительным уважением и в России и в мире он пользуется сейчас.

Как только народ убедится, что бывший лидер больше не дергает коммунистических политиков за веревочки, негативная фотопленка общественного сознания тут же отпечатается самым позитивным образом. Все плохое немедленно забудется, а воспоминания о многочисленных добрых делах Воронина-президента добавят коммунистам очков на предстоящих выборах.

СЛАВА ВОРОНИНУ!

История продолжается!

Сергей Эрлих, молдавский гастарбайтер, кандидат исторических наук,
директор издательства "Нестор-История"(СПб),
автор книг "Россия колдунов" (СПб.: Алетейя, 2006), "История мифа (Декабристская легенда Герцена)"(СПб.: Алетейя, 2006), "Метафора мятежа: декабристы в политической риторике путинской России"(СПб.: Нестор-История, 2009)

P.S. Глава из готовящейся книги нашего земляка Сергея Эрлиха кандидата исторических наук, директора издательства «Нестор-История» (Санкт-Петербург), руководителя программы книгоиздания «Кантемир: Благодарная Молдавия – братскому народу России». Методологические аспекты этого исследования изложены в статье «Бес утопии» ( http://www.inache.net/filos/451 )

Обсудить