Молдавский ребус

Мы не просто «периферия» - мы периферия периферий, и это означает, что наша политическая мифология и политическая ритуалистика суть результат многообразных заимствований и синтеза таких инноваций (порой химерических), которые и не снились в центрах мировой геополитики


Карпато-балканская культура и молдавская действительность

Если кто-то хочет что-либо понять в политической жизни карпато-балканского региона, пусть для начала послушает Горана Бреговича и его бесподобный «похоронно-свадебный» оркестр. Великий гений эклектики объединил в своей потрясающей музыке духовные ритмы всех этносов этого беспокойного «подбрюшья» Европы. Один его «Калашников» чего стоит! Кстати, в музыкальную ткань этого гениального произведения вплетена искрометная гармония нашей «молдовеняски» (см. соло для трубы в середине). Случайно ли это? Гении редко ошибаются. А ведь Молдова – ключ к Балканам.


В последнее время многие политики и политологи начинают всё более проникаться мыслью о важности исследований политической культуры в непрекращающейся (а в обстановке современного кризиса даже усиливающейся) борьбе интересов, амбиций и духовных ценностей.


А поскольку политическая культура (как всякая культура) немыслима без мифологического и ритуального, то без понимания сущности политической мифологии и политической ритуалистики при анализе некоторых иррациональных (на первый взгляд) и деструктивных явлений в политической жизни современных государств никак не обойтись. И это, в первую очередь, должно заинтересовать нас, граждан бесконечно красивой и бесконечно невезучей Страны Молдавии (Terra Moldaviae из древних хроник). И не только нас, но и тех, кому приходится иметь дело с нами и с нашими «выкрутасами».


Вопреки мнению структуралистов, общественные структуры (в том числе и политические) не являются монолитно устойчивыми, они сами - продукты истории. А уж чем-чем, но историческими перипетиями и политическими авантюрами наша Молдова богата не менее, чем любая другая страна карпато-балканского региона. И расположена Молдова, как и весь карпато-балканский регион, на стыке нескольких цивилизационных тектонических плит – восточно-христианской (православной), западной и тюркской с сильнейшим влиянием еврейской, армянской и даже индийской (цыгане) культур.


А посему мы не просто «периферия» - мы периферия периферий, и это означает, что наша политическая мифология и политическая ритуалистика суть результат многообразных заимствований и синтеза таких инноваций (порой химерических), которые и не снились в центрах мировой геополитики. Именно поэтому события, происходящие на стыках цивилизационных плит, нередко поражают эти центры своей мощью и кажущейся непредсказуемостью.

Дежавю: мы это прошлое уже где-то видели в настоящем

Прежде всего, обратим особое внимание на то, что вся древняя политико-социальная терминология Молдовы насквозь пропитана славянскими, греческими (византийскими) и тюркскими терминами – «воевод», «господарь», «боер», «логофэт», «хатман», «рэзеш», «хайдук» и др. О чём это говорит? О том, что изначально политическая культура Молдовы формировалась под непосредственным влиянием своих соседей – славян, греков, половцев и других народов, у которых процессы политизации общественной жизни находились на более «продвинутой» стадии. Например, институт воевод и господарей, а так же институт боярского парламентаризма был явно скопирован с польско-литовских образцов (a propos, именно термином «господарь» величались собственные правители в польско-литовских грамотах на славянском языке) с добавлением значительной византийской, а затем и оттоманской специфики.


С усилением турецкого влияния власть «господарей» стала игрушкой в руках султана и боярской «вольницы» - прототипа современного молдавского парламента. Чем занимались наши предки-парламентарии? Собирались в клики («партии»), писали доносы в Высокую Порту, строили друг другу козни, инициировали друг против друга следствия и политические преследования, перехватывали друг у друга земли и бизнес, возводили на престол своих ставленников и валили чужих (всё как в наши просвещённые времена).


В соответствии с политическими интересами и установками они делились на «пропольскую», «протурецкую» и «пропатриотическую» группировки. Наличие подобного рода политических ориентаций чаще всего определялось либо семейными традициями, либо политической конъюнктурой, а нередко и местом обучения молодых боярских отпрысков. Во всю процветали местный институт «нанашизма» и «кумэтризма» (кумовства) со всеми прелестями семейного и кланового мышления и поведения, так свойственного молодым этносам и нациям (этот «институт», похоже, бессмертен).


Могучая метрополия Молдовы тоже не дремала, постоянно вмешиваясь в политическую борьбу и в политический дискурс, приобретая новые угодья, населённые пункты и промыслы, строя новые монастыри и церкви.


Время от времени очередная боярская клика устраивала очередную боярскую смуту (аналог современной «цветной революции»), свергала законно избранного господаря и на его место возводила своего ставленника. Ловкие митрополиты, как полагается, без душевных мук и душевного трепета «мазали» на престол нового господаря, а старого предавали анафеме. Народ, как всегда, вздыхал и потуже затягивал дырявый кошель с медяками.


Но иногда, «подмазав» кого надо в Стамбуле (бывшем Константинополе), «старый» господарь возвращался и устраивал такой террор, что заевшаяся и «оборзевшая» боярская камарилья еле-еле успевала уносить ноги, оставляя свои угодья, свои привилегии и свой бизнес на волю Божью (митрополитов обычно оставляли в покое – а кто же будет «мазать» на царствие?). Поэтому в Молдове испокон веков больше всего боялись возврата на престол бывшего господаря–неудачника и его сторонников (точь-в-точь как в нынешние времена!). И вся эта возня вокруг кормила и кормления обрастала новыми политическими мифами и ритуалами, новыми понятиями, методами и стилями политической борьбы.


Удивительное дело, но ещё в начале XIX века прогрессивный и просветительски настроенный царский чиновник П.П.Свиньин писал: «Система молдавского правительства, основанная на коварстве, грабительстве и насилии, имела величайшее влияние на бояр молдавских». Об институте исправничества (правления и кормления на местах) он пишет: «Правительство назначало исправниками людей не весьма строгих правил и нравственности… исправники не только были причиною бегства жителей за границу (а ныне?!), но и находили в том свои выгоды, продавая в свою пользу оставшиеся имения у бежавших обывателей». Однако наивный и порядочный П.П.Свиньин полагал, что все эти недостатки будут «легко устранены добрым примером». До сих пор никто у нас (и на родине П.П.Свиньина) не подал такого волшебного «примера», до сих пор казнокрадство, вымогательство и плохие дороги, а также унаследованная политическая «мораль» подобного рода терзают наше отечество, совершенствуясь в эпоху мобильных телефонов, телевидения и Интернета. Все мы родом из прошлого.

Продолжение политической традиции: старые песни о главном

В 1812 году Россия отвоевала у Турции территорию нынешней Молдовы и превратила её в Бессарабскую губернию, а в 1859 году запрутская часть Молдовы растворилась в составе новообразованной Румынии и тамошние молдаване превратились в «румын». С боярским парламентаризмом было покончено навсегда, но политическая традиция не умерла.


В 1917 году в связи с развалом Российской Империи молдавский парламентаризм возродился было в составе Молдавской Демократической Республики, но уже в 1918 году с помощью румынских вояк и политиканов совершил блистательное харакири.


Суровый Сталин вернул Бессарабию из «лона» одной «родины-матери» в другое и (о, ирония судьбы!) восстановил молдавскую государственную и этническую традицию в виде Молдавской ССР, которая в 1991 году была преобразована в Республику Молдова и тут же признана Румынией (!) и мировым сообществом. Молдавский парламентаризм возродился, как Феникс из пепла, вместе со всеми своими старинными и благоприобретенными политическими традициями, унаследовав от румын графику и триколор, а от своих древних предков – раздробленность политических ориентаций, мифологию и ритуалистику.


Политологов сейчас интересует, что вообще происходит и какая политическая линия победит в Молдове. А происходит вот что: в полном согласии с молдавской исторической традицией политические клики современных «бояр» передрались между собой и к власти пришла новая группировка «бояр» и «исправников», в результате чего «прозападники» отстранили от власти «провосточников». Конституционный кризис (скорее – кризис в головах) не позволил избрать нового «господаря», и началось хождение ко дворам западноевропейских «королей» и российских «царей» (на всякий случай – дабы дланью могучей не зашибли коварных «изменщиков»). А чтобы закрепить захваченные позиции, стали энергично мастерить законодательную дубину для запрещения политической деятельности поверженных противников.


Однако перестарались, в результате чего 9 мая, в День Победы, бравые молдавские ребята лихо отчеканили армейский шаг по брусчатке Красной Площади, равняясь на задрапированный Мавзолей, а возмущённые массы кишинёвцев в могучем шествии засыпали цветами местный Мемориал в знак уважения к памяти Великой Победы над фашизмом. Не всем это понравилось, а некоторых испугало – поэтому буквально на следующий день вся эта немыслимая (даже при советской власти) масса цветов исчезла в одночасье в предрассветном тумане следующего дня стараниями неведомых блюстителей порядка, чистоты и санитарии.


Удивительное дело, но мировые средства массовой информации (в том числе и российские) проглядели это культурно знаковое и политически значимое событие. А зря – многоэтничный народ Молдовы ещё не сказал своего решающего слова. Поэтому наши политики начали быструю реинвентаризацию и перестройку своих политических «платформ», «доктрин» и «пиара».


А насчёт дальнейшей судьбы молдавской государственности международные политологи и геополитики могут быть спокойны – наши ушлые журналисты давно уже вывели некий таинственный и непреложный закон, согласно которому все «унионисты» (сторонники объединения с Румынией), добравшись до кормила власти, всенепременнейше становятся «государственниками» и «патриотами».


Похоже, что «похоронно-свадебный» оркестр Горана Бреговича ещё сыграет свою изумительную «молдовеняску» на похоронах старой и на дне рождении новой политической культуры Молдовы.


P.S. Когда эта статья была уже завершена, стало известно, что молдавский Альянс за европейскую интеграцию предложил объединить принцип парламентаризма с принципом прямого народного волеизъявления (референдума): судьбу президента должен решать народ, а судьбу народа - парламент. Карпато-балканские исторические ритмы породили ещё одну умопомрачительную политическую мелодию для бессмертного трио "господарь-бояре-исправники". Горан Брегович пока отдыхает.

Виктор БОРШЕВИЧ

www.fondsk.ru

Виктор Иванович Боршевич – профессор, действительный член Академии наук Нью-Йорка и Международной Академии информатизации при ООН. Автор более 160 научных публикаций и 15 авторских изобретений. Заслуженный деятель науки и образования Молдовы (1999), Кавалер Ордена Св. Станислава III степени (1999). С 2002 по 2006 гг. – Чрезвычайный и Полномочный посол Молдовы в Китае (КНР).

Обсудить