Двойные стандарты европейских чиновников и молдавские реалии

Открытый конфликт Мариана Лупу с ПКРМ существенно снижает шансы лидера ДПМ стать президентом. На этом, собственно, и строится стратегия ЛДПМ во втором туре всеобщих президентских выборов. Поэтому Мариану Лупу, как воздух, нужен «пакт о ненападении» с ПКРМ.


Прошедшая неделя выдалась очень тяжелой для молдавской оппозиции в лице Партии коммунистов. Правящий Альянс «За европейскую интеграцию», фактически, начал новое генеральное наступление на позиции ПКРМ, активно задействовав все доступные ему правовые, административные и идеологические рычаги.

Уже 31 мая 2010 года возглавляемая Георгием Кожокару Комиссия по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима, представив врио президента, спикеру Михаю Гимпу двухтомный доклад о проделанной работе, внесла предложение о запрете традиционного коммунистического символа (изображения Серпа и Молота) и даже самого названия Партии коммунистов.

Неприятно удивленные всем этим политическим цирком, многие независимые эксперты и аналитики обратили внимание на один весьма примечательный аспект: многие члены данной комиссии ранее клялись и чуть ли не на кресте божились, что никто ничего не собирается запрещать, что цель у их комиссии чисто научная, так сказать, сугубо исследовательская, вполне благородная.

Давно уже нужно очистить молдавское общество от химеры тоталитаризма, утверждали и господин Георгий Кожокару, и другие «следователи» из числа членов его комиссии.

Однако, как стало ясно из содержания представленного ими доклада, комиссия, к сожалению, разглядела проявления «неосталинизма» и некие «тоталитарные элементы» только в политической деятельности ПКРМ.

Инициатор создания этой комиссии Михай Гимпу, получив два увесистых тома такого рода «исследований», даже не скрывал свою искреннюю радость: вот, мол, сами видите, это не я лично что-то имею против коммунистов, это вся прогрессивная общественность Молдовы требует решительного осуждения ПКРМ!

Но вот большинство экспертов, аналитиков и просто знающих истинную суть этого дела граждан Молдовы предельно политизированные выводы «комиссии Кожокару», учитывая её персональный состав и поставленные перед ней задачи, отнюдь не удивили. Ведь всем с самого начала было ясно, что данная комиссия выполняет не научный, а чисто политический заказ.

На этом мрачноватом фоне назревающего политического скандала странно нелепое впечатление на молдавскую общественность и местное политологическое сообщество произвёл своими заявлениями генеральный секретарь Совета Европы Торбьен Ягланд, который 3 июня 2010 года совершил молниеносный визит в Молдову.

В Кишинёве он встретился и беседовал с лидерами правящего Альянса, и, видимо, только приличия ради, также с оппозицией в лице высшего руководства ПКРМ, где высказал, мягко говоря, весьма странно прозвучавшие в устах столь высокопоставленного европейского эмиссара суждения о политическом кризисе в Молдове и путях его разрешения, идущие в разрез со всем тем, что было до этого сказано другими представителями «евроструктур».

Так, если ранее и председатель ПАСЕ Мевлют Чавушоглу, посетивший Молдову 23-25 марта 2010 года, и председатель Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу, находившийся в Кишинёве 23-го марта 2010 года, и посол делегации ЕС в Молдове Дирк Шюбель, практически, в унисон убеждали правящих молдавских либералов в том, что, дескать, рекомендации Венецианской Комиссии правильны и должны ими непременно соблюдаться, что им нужно быть более компромиссными, стремиться найти консенсус в парламенте с коммунистами, то 3 июня с.г. обычно подчёркнуто нейтральный и политкорректный Совет Европы в лице своего генерального секретаря господина Торбьена Ягланда вдруг однозначно встал на сторону АЕИ, заявив его устами, что, дескать, если консенсус в парламенте найти невозможно, тогда пускай уж сам молдавский народ скажет своё слово на референдуме.

В общем, как говорится, вот тебе «бабушка» и политкорректность с нейтральностью в придачу! Ведь общеизвестно, что примерно 75% молдавских граждан, как показывают последние соцопросы, хотели бы напрямую участвовать в избрание президента своей страны.

Значит, по расчету лукавых еврочиновников, согласившись на проведение референдума по вопросу о способе избрания президента, либералы могут заранее праздновать оглушительную победу на нём над ПКРМ, которая до самого последнего момента, строго следуя рекомендациям Венецианской Комиссии, отстаивала избрание главы государства в парламенте,

Действуя всё в том же, предельно лукавом, ключе, генсек Совета Европы Торбьен Ягланд поддержал затем и идею проведения в ноябре 2010 года одновременно президентских и парламентских выборов. На этот раз, по мнению большинства независимых экспертов, разящий удар был направлен им в самое сердце ЛП и АНМ, лидеры которых ранее однозначно утверждали, что досрочных выборов в Молдове в этом году не будет.

В общем, не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы уразуметь очевидное: высокопоставленный европейский чиновник прибыл в Кишинёв с «домашней заготовкой» собственной выпечки, которую и выдал немедленно на гора, даже не попытавшись хотя бы для вида исполнить функцию нейтрального посредника в урегулировании политического конфликта между правящим АЕИ и оппозиционной ПКРМ, на что искренне надеялись многие «евроверующие» в Молдове.

Они, в большинстве своём, люди благонамеренные и юридически подкованные, исходили из того, что, когда речь идет о поиске разумного и взаимоприемлемого компромисса, то сначала внимательно и доброжелательно выслушивают одну сторону, потом дают возможность высказаться другой, а уж затем, сидя за одним столом, начинают поиск общей позиции. Увы, ничего подобного в данном случае не было. Генсек Совета Европы почему-то встречался со всеми сторонами конфликта по отдельности, так сказать, в приватном порядке, при этом панически избегал контактов с журналистами.

Не проронив ни слова, с нескрываемым выражением скуки на лице выслушав все доводы лидера Партии коммунистов Владимира Воронина, Торбьен Ягланд оживился лишь тогда, когда тот закончил свою речь, после чего поспешно удалился, вскоре появившись на совместной пресс-конференции с лидерами АЕИ.

Конечно, нельзя исключать, что руководство ПКРМ на встрече с генсеком Совета Европы заняло слишком жёсткую позицию, но, в любом случае, это уже ничего не меняло по сути, так как свою позицию Торбьен Ягланд, судя по всему, сформировал ещё задолго до этих переговоров и отступать от неё не собирался.

Чем же объясняется и этот блиц-визит собственной персоной столь высокопоставленного чиновника Совета Европы в Кишинёве, и его удивительные заявления, открыто подыгрывающие правящему Альянсу и перечеркивающие все прежние наработки и рекомендации «евроструктур»?

Очевидно, что подоплека всех этих судорожных метаний высоких европейских чиновников лежит на поверхности. Дело в том, что 4 июня 2010 года имело место заседание Венецианской Комиссии ПАСЕ, которое показало, что позиция этой комиссии, судя по заявлению её молдавского члена Николая Ешану, по-видимому, осталась неизменной. То есть, комиссия продолжает настаивать на том, что АЕИ и ПКРМ должны найти консенсус в парламенте, чтобы избежать референдума.

Но тут скрывается одна весьма большая проблема: если следовать рекомендациям Венецианской Комиссии, то парламентские выборы в Молдове должны будут состояться в декабре 2010 года, а то и в марте 2011 года, поскольку Альянс неосторожно попался в капкан ПКРМ, предложив свой законопроект по изменению Конституции в парламенте в апреле с.г.. Следовательно, после его внесения в течение 6 месяцев парламент распускать нельзя. И это создаёт для АЕИ ряд проблем, которые могут самым негативным образом сказаться на настроениях электората.

В декабре 2010 - январе 2011 г.г. алгоритмическому правительству АЕИ придётся вводить новые, более высокие, тарифы на газ и тепло, (в сентябре 2010 года тариф на газ повысится на 10%, в январе 2011 года - на 50%!!!), снова взлетят цены на всё, а и без того плачевная социальная ситуация станет просто невыносимой. Всё это, вместе взятое, буквально обрушит и раздавит рейтинг ведущей силы правящего Альянса - ЛДПМ и других, входящих в него, партий, поставив под сомнение возможность их возвращения во власть.

Например, согласно данным последнего соцопроса ИПП, рейтинг ЛП, имевшей 15% в июле 2009 года, составляет сегодня порядка 8%, и 4,9%, согласно данным опроса ИМАС. То есть, Либеральная партия Михая Гимпу – Дорина Киртоакэ менее чем за год растеряла половину своих избирателей!

Другая партия АЕИ – Альянс «Наша Молдова» Серафима Урекяна вообще имеет рейтинг порядка 2%, то есть гарантированно оказывается на предстоящих выборах вне парламента, растеряв за время нахождения во власти 3/5 своего электората.

Не все благополучно с электоральным рейтингом также и у ЛДПМ Владимира Филата и ДПМ Мариана Лупу. Всё это, понятное дело, не может не тревожить вождей АЕИ и заставляет их искать варианты спасения ситуации, в том числе и при помощи «дружественных евроструктур».

Вот потому и прибыл в пожарном порядке в Кишинёв, откликаясь на отчаянный зов вождей АЕИ, генсек Совета Европы Торбьен Ягланд, как теперь стало понятно, единственно для того, чтобы упредить «неудобное» для Альянса в настоящий момент заключение Венецианской Комиссии и бросить «своим» спасательный круг. Оно и понятно: ведь если продолжать искать консенсус в парламенте, то ПКРМ имеет в этом процессе большие, чем АЕИ, шансы на победу!

Но, если следовать букве закона, то, после проведения референдума, выборы должны состояться не ранее января 2011 года. А это, как уже было сказано выше, весьма опасно для партий АЕИ, чьи электоральные рейтинги продолжают рушиться. Поэтому гораздые на «перелицовку законов» либералы решили изменить Кодекс о выборах, сократив количество дней между референдумом и выборами с установленных 120 до желательных 60.

Для понимания истинных причин, по которым европейские чиновники вдруг так резко «прозрели», изменив своим же собственным прежним рекомендациям, следует учесть наличие нескольких немаловажных факторов, сыгравших в этом определённую роль.

Прежде всего, очевидно, что позиция Совета Европы стала меняться, начиная с 22 мая 2010 года, когда баронесса Эмма Николсон была назначена на почетную должность представителя президента Молдовы по европейской интеграции.

Дело в том, что означенная госпожа баронесса была заместителем Европейской комиссии по иностранным делам в 2004-2007 г.г., а также членом и вице-спикером английского парламента, в котором является пожизненным пэром с 1997 года! То есть, политическая персона это очень серьезная, с огромными связями в высоких европейских структурах (и не только!), с огромным влиянием.

К тому же госпожа Эмма Николсон широко известна своими антикоммунистическими взглядами, прославилась своей, отличной от выводов других «евронаблюдателей», позицией относительно итогов апрельских выборов 2009 года в Молдове, однозначно заявив, что эти выборы были «сфальсифированы».

Все это существенно помогло приходу к власти в Молдове либералов, способствовало их международной легитимации. В частности, госпожа Николсон весьма близка к европейским консерваторам, к лагерю которых примкнула недавно и ЛДПМ.

Особую роль в изменении позиции «евроструктур» сыграла также и геополитика, в том числе изменение политической ситуации на Украине. Всё говорит о том, что совместное заявление президентов России и Украины относительно проблемы урегулирования приднестровского конфликта от 17 мая 2010 года серьёзно озадачило европейцев.

В Европе, и это важно подчеркнуть, данное заявление многие восприняли как «реванш Москвы» на приднестровском направлении. А, раз это так, то нужно срочно остановить Кремль и его «союзников» в Молдове, то есть ПКРМ.

С 25 мая по 1 июня 2010 года имели место совместные встречи западных послов в Молдове с лидерами АЕИ, что помогло в разработке общей позиции «евроструктур» и Альянса по этому вопросу.

К тому же, общеизвестно, что в правительстве лидера ЛДПМ Владимира Филата работают сегодня многие иностранные консультанты, что значительно помогло этой партии, действуя через своего министра иностранных дел Юрия Лянкэ, «продавить», главным образом, свою позицию в этом вопросе, изложенную Филатом еще 27 мая с.г.

В итоге, как это чаще в всего и бывает в наши дни, в борьбе между верховенством закона и геополитикой снова победила геополитика: генсек Совета Европы принял сугубо политическое решение, открыто игнорировав, тем самым, сугубо юридическую позицию экспертного органа ПАСЕ – Венецианской Комиссии. Похоже, впервые за много лет, имеет место явный конфликт между наиболее влиятельными европейскими структурами.

Всё говорит в пользу вывода о том, что генсек Совета Европы прибыл в Кишинёв, главным образом, для того, чтобы поддержать распадающийся Альянс и удержать его от краха.

Но, в то же время, другой мотив срочного приезда генсека СЕ был, безусловно, связан с опасениями узурпации власти в Молдове, возникшими в связи с упорным нежеланием АНМ и ЛПМ распускать парламент. Это, конечно, создавало весьма опасный прецедент для всей Европы.

Но самое главное состоит всё-таки в том, что Европа, играя на «молдавском поле», пытается «забить гол» в ворота Москвы, ПКРМ и Владимира Воронина лично.

Расчет здесь весьма прост. В сентябре 2010 года ЕС, по-видимому, «подбросит» Альянсу несколько сотен миллионов евро для временного повышения зарплат и пенсий. Расчёт делается на то, что протестный потенциал в этой ситуации должен сократиться, а вместе с ним и рейтинг оппозиции в лице ПКРМ. Поэтому Альянс будет сейчас всячески препятствовать массовым акциям ПКРМ, в том числе её «Социальным маршам».

В то же время, надо признать, что совмещение президентских и парламентских выборов даёт больше шансов ПКРМ, чем Альянсу, так как у Владимира Воронина президентский рейтинг сегодня в пределах 28%, (у ПКРМ-29%), что существенно больше, чем у лидера ДПМ Марианна Лупу (22%) и у лидера ЛДПМ Владимира Филата (18-20%).

Однако, если Альянсу удастся запретить Воронину участвовать в президентских выборах (мотивируя это тем, что он уже дважды избирался президентом), тогда у ПКРМ не будет другого, столь же мощного кандидата на президентских выборах, а, значит, и парламентского большинства.

Что касается маргинальных ЛПМ и АНМ, то в этой борьбе «тяжеловесов» они будут просто вытолкнуты на обочину политической жизни и не смогут иметь своего премьера, спикера или президента, если им вообще удастся попасть в парламент.

А ведь, по сути, каждый претендент на президентский пост будет тянуть и всю партию за собой, давая ей дополнительные очки. Поэтому больше шансов на президентский пост сегодня у Филата и Лупу. Эксперты Филата, делая ежемесячные опросы, пришли к выводу, что к сентябрю рейтинги Филата и Лупу сравняются, а к ноябрю… Филат станет президентом.

У Филата есть один бесспорный плюс перед Лупу: его личный рейтинг (20%) почти совпадает с рейтингом партии (19%) и тянет, словно локомотив, рейтинг всей партии за собой. А это значит, что если рейтинг Филата дойдет, например, до 25-30%, тогда и его партия наберет примерно столько же. Причина этого, прежде всего. В том, что ЛДПМ - структура иерархичная, с единой позицией и идеологией, чрезвычайно жёсткой структурой.

А вот ДПМ ситуация совсем иная. Личный рейтинг Мариана Лупу в 22% явно не накладывается на рейтинг ДПМ (всего 9%-13%). Всё это потому, что партия является «трехголовой»: у Оазу Нантоя позиция ближе к фронтистам, у Олега Серебряна – к евроатлантистам из ЛДПМ, а у Мариана Лупу есть точки соприкосновения по некоторым вопросам с ПКРМ.

Другими словами, люди в Молдове не воспринимают Мариана Лупу и ДПМ как единое целое. Самое интересное в том, что все вышеназванные лидеры Демпартии не молчат, а каждый день озвучивают свои позиции, высекающие при столкновении друг с другом опасные для целостности партии «искры в пороховом погребе».

Когда позиция Демпартии будет совпадать с позицией ее лидера, лишь тогда, возможно, рост рейтинга Мариана Лупу приведет к росту рейтинга его партии. В противном же случае, Лупу, имеющий большие шансы стать президентом, вряд ли сможет тянуть за собой и рейтинг всей партии.

Следовательно, для Филата, который убедил европейцев принять именно его план, теперь задача номер один состоит в том, чтобы не допустить участия Владимира Воронина в предстоящих президентских выборах, чтобы во второй их тур вышли не Лупу и Воронин, а Филат и Лупу!

Опросы показывают, что люди в Молдове (65%) желают видеть «жесткую руку» во власти. А её обладатели, в глазах электората, это сегодня только Воронин и, в определенной мере, Филат. Расчет последнего, видимо, делается на то, что электорат ПКРМ, ждущий «сильной руки» во власти, в случае неучастия Воронина в президентских выборах, будет вынужден проголосовать за лидера ЛДПМ Филата, который, как утверждают ангажированные им СМИ, «во многом похож на Путина».

По этой причине лидеры либеральных партий АЕИ так и не выдвинули своего «единого кандидата» на президентские выборы, хотя и имели моральное обязательство сделать это перед Марианом Лупу, благодаря которому, уселись в кресла спикера, первого вице-спикера, врио президента, премьер-министра.

Справедливости ради, отметим, что у Мариана Лупу рейтинг пока всё ещё выше, чем у Филата, к тому же презентабельная внешность, поддержка как на Западе так и на Востоке, а его Демпартия - член Социнтерна, что также немаловажно.

К тому же, в Молдове премьер-министр еще ни разу не становился президентом, так как по своей функции он всегда рассматривается как исполнитель, а не руководитель. Судьба Василия Тарлева и Андрея Сангели - яркий тому пример.

Надо учитывать и то, что ЛДПМ, практически, уже достигла предела своего роста.

Но, тем не менее, ситуация такова, что открытый конфликт Мариана Лупу с ПКРМ существенно снижает шансы лидера ДПМ стать президентом. На этом, собственно, и строится стратегия ЛДПМ во втором туре всеобщих президентских выборов. Поэтому Мариану Лупу, как воздух, нужен «пакт о ненападении» с ПКРМ.

Радость либералов в связи с тем, что генсек СЕ поддержал их позицию, длилась, впрочем, недолго. Уже 4 июня 2010 года ПКРМ провела пресс-конференцию, на которой объявила, что также поддерживает идею Альянса о прямых выборах президента Молдовы всем народом. Свой крутой политический вираж ПКРМ объяснила весьма просто: мол, мы, коммунисты, ратовали за парламентскую республику и против референдума только потому, что эта была … позиция Европы!

Такая неожиданная оперативность ПКРМ застигла либералов врасплох. Ведь, по сути, исчезает сама проблема спора. Зачем, в таком случае, проводить референдум, когда ПКРМ и так поддерживает идею прямых выборов президента? К тому же, референдум и стоит недешево - 40 миллионов леев! А это большие деньги, особенно в условиях кризиса.

Да и успех референдума тоже либералам никем не гарантирован, хотя они и понизили порог участия в нём с 60% до 50%. Всё равно, это приблизительно 1.300.000 человек. Многовато!

Конечно, обычно на молдавские парламентские выборы приходят 1.600.000 человек, но если ПКРМ, за которую проголосовало 700.000 человек проведет активную кампанию по бойкоту, то референдум может провалиться, так как придут не более 1 миллиона человек!

В общем, пока либералам рановато пить шампанское. А тут ещё снова напомнила о себе Венецианская Комиссия, вновь заявив 4 июня 2010 года, что проводить в Молдове референдум по изменению Конституции нежелательно, так как это вступает в противоречия со 143-ей статьей Конституции.

В общем, если ПКРМ будет действовать активнее, наступательнее, жестче, поднимет шум в «европейских структурах», то крупного международного скандала не избежать. И тут уже никакие «свои» баронессы либералам не помогут.

Богдан Цырдя, руководитель программ российского фонда "Признание" в РМ

Обсудить