Марк Ткачук: «Серп и свой молот мы будем демонстрировать этой власти с той же эффективностью, с которой вурдалакам показывают распятие».

На вопросы посетителей информационно аналитического портала ava.md отвечает Марк Ткачук, депутат парламента, идеолог ПКРМ.

В качестве введения.

Я не первый раз участвую в Интернет-конференциях. Но на этот раз я получил вопросов на 11 страниц. Это – много. Больше, чем когда-либо. Некоторые вопросы на полстраницы, на страницу и представляют собой полноценные опросники для пространных интервью. Многие вопросы, как и бывает в подобных случаях, скорее представляют собой те или иные полемические возражения, замечания и их авторам важнее было высказать свою точку зрения, чем услышать ответ. Ничего страшного, это обязательная часть программы в диалоге с любым политиком. Я, конечно же, отвечу на все вопросы, за исключением вопросов Олега Рышкова, психолога из Санкт-Петербурга. Уважаемый Олег задал мне десять вопросов на две с половиной страницы. Перебор. Готов ему ответить позже в любой удобной для него форме, включая отдельное интервью.

Все вопросы оставляю в той же последовательности, в которой они были заданы. В любом случае, большое спасибо всем, кто вступил в этот интернет-диалог, кто неравнодушен ко всему, что происходит в сегодняшней Молдове.

Вопрос ( Иван Иванов): Право голоса - это неотъемлемое право гражданина страны. Почему моей дочке (как и тысячам другим гражданам Молдовы) именно партия коммунистов Молдовы на прошлых выборах отказала в праве голоса. Поясню: моя дочка уже много лет работает в Риме и постоянно участвует в выборах (голосует в посольстве) Но на прошлых выборах не смогла принять участие потому что выборы были назначены на среду (а это рабочий день) Уверен, что это именно вы, как идеолог коммунистов, придумали такой фокус - назначить выборы на рабочий день. И как вас после этого уважать, когда вы не даете людям использовать их право голоса?

Ответ. 29 июля выборы прошли в будний день. И смысл такого новшества заключался только в том, чтобы пришло больше, а не меньше избирателей. Все знают: летом, в выходные очень не просто добиться явки. Провели бы выборы в воскресенье – получили бы массу упреков в том, что не додумались сделать так, как во многих европейских странах – взять да и провести выборы в любой иной день, кроме выходных. Я помню такого рода обвинения после несостоявшихся летних выборов в Кишиневе.

Ограничил ли этот подход избирательное право? Тезис сомнительный, учитывая, что в выборах 29 июля приняло участие на 35 000 человек больше, чем 5 апреля. Уважать или не уважать нас - коммунистов после этого? – Вопрос этот глубоко индивидуальный. И данный пример – не самый удобный повод найти на него однозначный ответ. Нас, скажем, можно уважать хотя бы за то, что мы распустили парламент, выборы 29 июля провели, а не изобретали предлоги для их отмены или переноса, как это происходит сегодня. Кто уверен, к примеру, что нынешний правящий Альянс все-таки проведет выборы? Хоть в будний день, хоть в воскресенье, хоть летом, хоть осенью? Есть такая уверенность? Нет ее. Самое время возмущаться – и Вам, и Вашей дочери, и сотням тысячам других наших граждан.

Вопрос (vitalik furkulita): ЗДРАВСТВУЙТЕ МАРК!!! Я в первую очередь хочу выразить свою солидарность с политикой проводимой вашей партией последние 8 лет. Действительно люди начали жить, а не существовать как предыдущие 91-2001года. А то, что делают либералы это как унижение своего народа и не назовешь, гимпу & компашка и не скрывает свою ненависть к Партии Коммунистов и к электорату вашей партии, вывод напрашивается сам, то, что они пол страны ненавидят и сделают все, чтобы поставить этот народ на колени, лишить права выбора, лишить хоть какой-то воли когда народу будет уже все равно, эти унионисты и присоединят нашу страну к румынам. Скажите, пожалуйста, Марк, вообще возможно остановить этот либеральный беспредел, пока как все мы видим эти либералы не стыдятся ничего, сегодня запрещают символику Партии Коммунистов а завтра будут в тюрьму сажать кто поддерживает вашу партию, и пока им все с рук сходит. Скажите пожалуйста когда мы их все таки остановим и что будет предпринимать Партия Коммунистов если этот либерал Гимпу 16 июня не подпишет указ а роспуске парламента? СПАСИБО!!!

Ответ. Спасибо за солидарность! Действительно, правящий Альянс все больше утрачивает легитимность. Он слишком далеко зашел за ту черту, которая отделяет пусть даже самую паршивую и несовершенную демократию от режима политических узурпаторов.

Почему мы так считаем? Мы – в данном случае не одна лишь Партия коммунистов, и не только тысячи наших сторонников, но и множество людей, которые просто считают, что Альянс ведет себя как бы «не по-людски». Давайте разберемся без брани, ругани и эмоций. Популярное и новомодное французское слово легитимность – это не просто и не только законность. Это не только соответствие такой-то статье и букве Конституции. Любой политолог (во след выдающемуся Максу Веберу) скажет, что это понятие отражает скорее морально-этическое отношение к власти со стороны народа. Доверяет ли народ власти и институтам власти, верит ли он в их способность быть справедливыми, быть предсказуемыми и авторитетными? Если нет, то режим, власть, правительство – нелегитимны. Именно поэтому современная демократия, в том числе современное конституционное право пытается строиться не просто на формальных основаниях закона, она все больше и больше стремится строиться еще и на морали, на ценностях, на некоем духе справедливости, который должен зримо или незримо присутствовать в праве.

К примеру, существует известная морально-политическая норма, которая говорит, что нельзя менять правила игры во время игры. Эта формулировка – не закон, это нечто такое, что выше закона, то, что понятно каждому гражданину, что является для него ясным и понятным критерием справедливости или несправедливости. Нарушить это правило – все равно, что совершить нечто совсем уж непристойное в приличной и интеллигентной компании. Именно поэтому, опираясь на такую моральную норму, европейские структуры в своих самых различных рекомендациях всегда писали в адрес молдавских властей, что мол, остерегайтесь вносить изменения в Кодекс о выборах накануне выборов. Но, если уж идете на это, то сделайте это хотя бы за шесть месяцев до выборов, не позже. И совершенно ясно, почему именно они высказывали такую позицию. Люди, избиратели, граждане не должны чувствовать, что правила меняются в угоду каким-то сиюминутным интересам, что эти изменения не есть следствие сговора какой-то узкой группки правителей, а основываются на некоем стратегическом общем социальном интересе.

В нашем случае мы видим буквальное вероломное и систематическое игнорирование этим важнейшим демократическим обычаем. Захотелось Филату и нескольким его министров совместить депутатство с правительственными креслами – пожалуйста. Изготовили специальный закон и готово! Захотел Мариан Ильич избираться президентом на безальтернативной основе – не вопрос. Взяли прямо во время президентских выборов, да и подогнали неудобный закон под минутный каприз. Мешают «Независимая Молдова» и «Moldova suverana»? – Чего же тут думать – национализировать их и, как говорится, все дела! Не хочется распускать Гимпу Парламент? Не беда, можно вставить туманную фразу про роспуск «в разумные сроки» и не печалиться о том, когда наступят эти самые разумные сроки. Возникла угроза в лице растущего рейтинга коммунистов? – Пустяки, осудим коммунизм, запретим серп и молот, а вместе с ними и всю партию. Но, если этого вдруг окажется мало, то на всякий случай перелицуем полностью весь Кодекс о выборах, сделаем так, чтобы можно было запихнуть бесконтрольно на зарубежных участках в избирательные урны миллион бюллетеней, черта с два кто докопается. Появилась неуверенность, что так называемый референдум о способе избрания Президента соберет нужное количество избирателей? – Нечего печалиться – занизить явку и точка! Не всегда получается принимать монопольные решения 52 голосами? – Чепуха! Ведь так просто снизить необходимый минимум до 51 человека.

Все это происходит на глазах миллионов молдавских граждан. Они, в принципе, подозревали, что политика грязное дело, но вряд ли предполагали, какого рода грязь все время имелась ввиду. И именно поэтому люди чувствуют себя униженными, обманутыми, кинутыми. Они сокрушаются, вздыхают: как же так, это же не по правилам! - Нечего вздыхать! Увы, такие вещи в истории случаются и именно они называются узурпацией власти.

Этим ребятам из правящего Альянса действительно кажется, что легитимность – это вещь, которую можно получить в Брюсселе, договорившись с каким-нибудь заезжим еврочиновником. Им невдомек, что на самом деле, договариваться нужно с обществом, со своим собственным народом. А именно этого, судя по всему, ох как не хочется. И, как мы видим, этого не хочется им не только в сфере экономического развития, исполнения предвыборных обещаний, социальных обязательств. Этого не хочется в святая святых – в сфере отношений власти и общества, там, где возникает такое понятие, как суверенитет, суверенитет народа. Именно он является единственным источником власти в демократическом обществе. Зато хочется править вечно, меняя по ходу и правила, и законы, и моральные нормы. Это уже – перебор!

История наглядно демонстрирует: когда нравственная деградация власти достигает подобного уровня, когда право становится непредсказуемым, когда власть пытается удержаться таким образом – возникают самые различные неприятности. Не только для власти. В первую очередь для самого народа. Ведь все, что мы видим – это не только узурпация, это еще и профанирование, дискредитация власти, а значит - сознательное и целенаправленное разгосударствливание Молдовы. Другими словами, это превращение самой государственности и всех ее институтов в нечто такое, чему перестают доверять, что неавторитетно по определению. – Это, фактически, уже случилось. И это главный системный эффект правления нынешнего Альянса.

Остановить нынешний Альянс – значит вернуть авторитет и легитимность власти, поднять доверие к молдавской государственности. Сделать это можно только при активном, открытом и инициативном участии абсолютного большинства молдавского общества. Нужно снять с ушей всю эту протухшую лапшу про референдумы и добиться всем вместе главного - досрочных парламентских выборов. Нужно помнить, что мы вместе не требуем ничего сверхъестественного, мы требуем только одного – свободы выбирать, свободы выбирать на основе честных правил. Хватит этому режиму находить все новые и новые уловки и трюки для продления своего бесславного правления, хватит ему перелицовывать Конституцию. «Руки прочь от Конституции!» и «Досрочные выборы!» - эти два простых лозунга должны объединить наше общество, помочь ему сплотиться и победить.

Вопрос (Александр Вискалов, "Коммерсант Plus"): Марк Евгеньевич, поделитесь, пожалуйста, опытом, как на центральной площади Кишинева, максимальная заполняемость которой составляет 5 тысяч человек, разместить 22 тысячи человек (1 мая 2010 года)? При этом две трети площади остаются свободной. Готов поделиться фотографиями, доказывающими это. В связи с этим, просьба сообщить - сколько человек планируется привести на площадь 12 и 13 июня? Сотни тысяч?

Ответ: Об арифметике. Вы знаете, уважаемый господин Вискалов, ежели на Площади Великого национального собрания размещается всего пять тысяч человек, то, значит, и не было никакого Великого национального собрания. Значит, и не было многотысячных акций протеста Юрия Рошки в 2002 году. Согласны? Я не знаю, какие у Вас есть фотографии, но я знаю, что размер Площади 270 на 60 метров. Это 16 200 квадратных метров. При условии размещения 4 человек на квадратный метр – емкость площади получается более 40 000 человек. А теперь посмотрите на свои фотографии и убедитесь, что плотность во многих случаях была выше, чем 4 человека на квадратный метр. В аккурат получается что-то около 22 000 участников.

Вопрос: (Без подписи) Здравствуйте Марк Евгеньевич! Многие люди, общественные деятели, да и политики считают вас очень умным и хитрым стратегом, который умудрился за счет своих затей привести и удерживать у власти ПКРМ в течении длительного времени.

Так почему раз вы такой умный, вы нисколько не задумались о создании полноправных партнерах ПКРМ к которым, в случае неудач, смогла бы перетечь власть и от которых, в случае их неудач, можно было бы ее отобрать в конкурентной борьбе? Почему вы настолько умный допустили чтобы к власти пришли подобного рода отморозки, которые развязали террор на местах, "тарифный террор" и пр. прелести? Или может вы решили руками других сделать всю грязную работу, а потом прийти на белом коне и выгнать поганцев, и дать урок людям на будущее что только ПКРМ способна управлять Молдовой? А если и так, не боитесь что ваше триумфальное возвращение может и не состояться? Эсдеки могут и выстрелить, причем в спину и тогда ваш триумф превратится в пшик. Успехов в любом случае! (хоть ни вы ни ПКРМ мне абсолютно не симпатичны).

Ответ: Мне не ясно, в чем суть вопроса. Если мы действительно такие несговорчивые, и Вы нас за это критикуете, то отчего Вы нас еще больше пугаете возможными выстрелами в спину со стороны эсдеков? Может, на этот раз, мы как раз хотели избавиться от своего «хронического порока», а тут Вы со своим скепсисом… И то, мол, плохо, и се – негодно. Тупик какой-то…

В отношении выращивания себе политических перспективных партнеров, то в политике такого не бывает. Как, собственно, и в жизни. Когда пылкий юноша добивается любви от девушки, он же не говорит ей: мол, если я вдруг не понравлюсь, то там, за забором Вася стоит, он – ого-го-го какой классный! Настоящие политические партии возникают сами, они сами проходят свое становление, приобретают опыт, учатся отстаивать свои принципы и добиваются любви, в данном случае - народной. Никакие кабинетные комбинации, никакие политтехнологии тут не помогут.

Вопрос (Петр Ройбу): ПОЧЕМУ ПКРМ, ВИДЯ ТАКОЙ БЕСПРЕДЕЛ ОТ ПРАВЯЩЕЙ КОАЛИЦИИ, НЕ ПРЕДПРИНИМАЕТ НИКАКИХ ДЕЙСТВИЙ, УЧИТЫВАЯ ЧТО ВАШУ ПАРТИЮ ПОДДЕРЖИВАЮТ БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ НАСЕЛЕНИЯ.

Ответ: Это самый частый вопрос, который нам - коммунистам приходится слышать. Этот вопрос свидетельствует о том, что на многих людей не производят впечатления ни наши марши протеста, ни наши пресс-конференции, ни наши бойкоты. Жизнь для тысяч и тысяч людей стала в буквальном смысле невыносимой. И это самый тревожный симптом. Тревожный, в первую очередь, для правящего режима. Если уж коммунисты многим людям видятся этакой чуть ли не соглашательской партией, то Альянс должен действительно паковать чемоданы.

Вопрос (Зиновий Ройбу): Уважаемый Марк Евгеньевич! Хотелось бы получить от Вас честный (подчёркиваю, абсолютно честный) ответ на несколько принципиально важных вопросов: Как могло случиться, что Партия коммунистов, победив на парламентских выборах 5 апреля 2009 года, располагая 60 депутатскими мандатами из 101, фактически, предала своих избирателей, не смогла удержать полученную абсолютно законно власть в своих руках, поддалась панике после событий 7 апреля 2009 года, утратила поддержку значительной части электората, разочарованного её политической беззубостью и примиренческим отношением к организаторам и участникам мятежа, и, в конечном итоге, открыла дорогу во власть откровенно антигосударственным и антинациональным силам?

Кто персонально из высшего руководства ПКРМ в этом виноват? Вы лично, как человек, оказывающий наибольшее влияние не лидера партии товарища Владимира Воронина? Или сам товарищ Воронин, который вообще ничьих советов не слушается? Есть ли гарантия того, что ПКРМ сделала правильные выводы из своего поражения и теперь можно быть уверенными в том, что она больше не повторит своих прежних ошибок, не предаст тех избирателей, которые окажут ей доверие? Намерена ли ПКРМ идти на новые выборы в гордом одиночестве, или же всё-таки реализует давно витающую в воздухе идею создания мощного Левоцентристского блока?

Ответ: Обещаю говорить правду и одну только правду. Да вот только в обществе -демократическом обществе - одной, единственной правды, увы, не бывает. В обществе действуют объективные социальные интересы и одной субъективной правдой их не объединить. И если одни нас обвиняют в беззубости и мягкотелости, в том, что мы после 7 апреля не усадили за решетку Филата с Киртоакой, то другие - в жестокости и расправах над подростками и оппозицией. Если же говорить о наших избирателях, то все социологические опросы показывали, что примерно половина из них хотела немедленного суда над «заговорщиками», а другая часть требовала согласия и стабильности. Я не утверждаю, что мы действовали в соответствие с социологическими опросами. Нет, но то, что свою миссию мы в самой меньшей степени видели в карательных операциях и зачистках – это точно. То, что мы вели себя не только как Партия своих собственных избирателей, но и стремились в крайне не простых условиях найти общий выход для всех политических сил – может нам ставиться не только в вину. Ведь мы думали еще и о том, как будем править дальше в стране, в которой случилась такая беда, как 7 апреля.

Я не в состоянии сегодня оценить качество всех решений, которые принимались властью после 7 апреля. У меня есть свой достаточно критический анализ происшедшего, но он не совпадает с Вашим. В первую очередь потому, что он основывается не на оценке поступков того или иного политика, а на оценке многих политических решений, которые принимались нами до событий 7 апреля. Но в любом случае я знаю точно, что мы тогда, после 7 апреля спасали не свою власть, а молдавскую демократию. Пафосно звучит? Пусть. Но так оно и было. И на этот счет есть весомые доказательства. Было бы иначе - сидел бы сейчас Владимир Николаевич Воронин в президентском кресле, я бы работал советником и изобретал бы философский камень про «разумные сроки», ПКРМ бы меняло бы Кодекс о выборах так, чтобы «оставаться верными своим избирателям», Филат с Гимпу проводили бы бессрочные митинги, а дипломатические миссии ЕС консолидировано бы публиковали свои демарши. Я даже знаю, что делали бы Вы. Вы бы, возможно, одним из первых обвиняли нас в авторитаризме, тоталитаризме и так далее. Полагаю, что лучше быть Ворониным, который не применил силу, чем Бакиевым, который решил удержаться при помощи силы оружия и привел Киргизию к гражданской войне. Потерять власть и потерять авторитет власти – не одно и то же. Как показывает опыт, достаточно десяти месяцев, чтобы согласиться с этой максимой.

А вообще-то, я все время пытаюсь понять логику таких вопросов, как Ваш. И я ее, признаться, не нахожу. Если мы, по Вашему, своей несговорчивостью открыли путь антигосударственным силам, то следовало ли нам идти на компромисс с этими силами? Ну, тогда, когда они еще были силами оппозиционными. Это ведь те же самые партии и те же самые люди, которые находятся у власти сегодня.

Теперь к этим антигосударственным силам добавилась еще и партия Мариана Лупу. И если Вы нам предлагаете идти с ними в лево-центристкой коалиции, то, может, быть Вы погорячились в отношении их антигосударственности? Видите, как все сложно! Может быть, проблема не в одних нас?

А, кроме того, мы ведь действительно вели переговоры со всеми этими «антигосударственными силами». Я об этих переговорах и писал, и говорил в отдельных интервью. Ну, представьте себе, что мы пошли на уступки тому же Урекяну и согласились с его страстным желанием быть либо Президентом, либо Премьером. Уже вижу возможные заголовки статей «Урекян купил коммунистов. Гречаная больше не выдвигается на пост Президента». Или, к примеру, другой вариант: «Урекян купил Воронина. Марианн Лупу уже не будет выдвинут на пост премьера».

Возможно, не было бы всей этой филиппики про бездарно упущенную власть, зато было бы аргументированное шельмование власти, как бесчестной, коварной и циничной. Второе хуже, поскольку было бы правдой. Опять же не единственной. Это было правдой для большинства, за исключением Урекяна и его сподвижников. Он наверняка чувствовал бы себя в этой истории очень комфортно.

Все сказанное вовсе не означает, что ПКРМ не признает своих ошибок. Признает и довольно открыто. Ошибки просто наши в иной плоскости. Мы сегодня открыто говорим о том, что были партией избирателей, но не партией обладающей открытой общественной поддержкой. Мы говорим о том, что сами по собственной вине уходили от создания инструментов эффективного общественного контроля за властью. Мы эту задачу изложили в своей новой политической программе, но практически ничего не сделали для ее реализации. Была бы такая поддержка, был бы такой контроль – и никакие филаты не повели бы подростков на площадь. Побоялись бы просто.

Но главная ошибка в другом: мы не исследовали структуру молдавского общества, мы до сих пор не знаем его природы, его пусковых механизмов, фундаментальных мотивов целых социальных групп. Мы лишь более-менее удачно догадываемся о них. Но не более того. Отсюда проистекает не мало серьезных промахов и просчетов практического свойства. Достаточно сказать, что в силу подобного гадательного подхода мы зачастую путались в ориентирах «свой-чужой». К примеру, социология устойчиво показывает, что государственные чиновники в среднем чаще голосуют против ПКРМ. Но мы довольно часто именно в этой несгибаемой антикоммунистической среде пытались отыскивать людей на крупные государственные посты, делали их министрами или советниками местных советов. А теперь мы удивляемся, отчего так выходит, что при теперешнем росте доверия к ПКРМ, на фоне активного вступления в нашу партию тысяч новых сторонников происходит обратный процесс – исход из ПКРМ всего этого начальства.

Понятно, когда ко всем таким фундаментальным социальным вопросам равнодушны правые политики. Им традиционно до лампочки вся эта академическая требуха и научность, им подавай эффективные пиар-проекты – два притопа, три прихлопа и ты во власти. Но мы же партия, которая по своей исторической генетике всегда должна опираться на научный фундамент, на исследование социальных интересов, на выявление их перспективной части. Ведь именно от этого зависит, как и по каким направлениям развивать образование, как завязывать образовательные приоритеты с задачами повышения занятости, как проектировать региональное развитие, как именно его стимулировать. От этого зависит то, как мы ответим на главный вопрос - о целях своего пребывания во власти. И именно сейчас, в оппозиции мы сумели сконцентрировать силы для постановки таких задач. Новая стратегия модернизации – разрабатываемый «Молдавский проект» и новая форма общественной поддержки и контроля «Социальный марш» должны быть гарантами выхода на новый уровень политической ответственности нашей партии и ее возможных союзников.

Вопрос (Андрей): Должны ли по Вашему политики выполнять обещания данные ими в ходе предвыборной гонки? Почему у нас нет механизма ответственности перед избирателями? Что стало с обещаниями ПКРМ придать статус русскому языку второго государственного? Почему ПКРМ отказалась от идеи вступления в Союз России и Белоруссии? Почему отвернулись от РФ и стали активно использовать бренд "европейской интеграции"? (Даже МИД получил приставку "и европейской интеграции") Почему мы должны быть ориентированы на европейские ценности? У нас, что нет своих сложившихся ценностей, переданных нам родителями и дедами? Мы что ниже сортом, чем европейцы? Мы что все это время жили на деревьях и не соблюдали права человека?

Почему когда речь идет о европейских нормах, то это затрагивает только, как должно выглядеть водительское удостоверение или форма военных? Почему эти нормы никогда не касаются оплаты и условий труда, уровня жизни и здравоохранения? Почему Ваша партия не обеспечила хотя бы элементарного - не смогла создать европейские условия кредитно-денежной политики государства? Как может развиваться нормально и честно бизнес и мы можем конкурировать с западом, когда у нас коммерческая процентная ставка 25-30%, в европейских странах всего 4-5%? Вы считаете нормальным и справедливым, что банки перестрахованы, а вот их дебиторы находятся у них в кабале? Зачем нужно было реформировать систему образования, когда уже и ежу понятно, что существовавшая система образования была наиболее эффективной? Зачем нужно было проводить судебную реформу, менять нашу наработанную годами уголовную практику, между прочим, самую лучшую и самую справедливую в мире, которая давала возможность разобраться по существу вопроса, а не по его "форме". Т.е. решение выносимое судом не завесило только от соблюдения формальностей, но прежде всего в правоте. Что мешало воплотить многие идеи в течении 8 лет вновь озвученные в "молдавском проекте"?

Ответ. Политики, уважаемый Андрей, должны выполнять свои предвыборные обещания. Если Вы в данном случае говорите о нашей партии, то возьмите и сравните, что обещала ПКРМ в 2001 и что в итоге было получено в 2005 году. Есть даже книжка на эту тему - «Слово и дело». В левой графе - обещание, в правой – результат. Обещания исполнены. Никаких натяжек. Такая же книжечка есть и в отношении исполнения обязательств, взятых ПКРМ в 2005 году. Примерно те же результаты. Я уже предвижу с Вашей стороны естественные возражения: к черту ваши пропагандистские книжечки, не верю, жизнь паршивая, цены высокие, работы нет, а тут говорят про выполненные обещания!

Но мы с Вами, Андрей, говорим не о том, что в Молдове победил коммунизм или, говоря по-современному, развитое постиндустриальное общество. Нет. Мы говорим исключительно про обещания. Весьма конкретные. Данные Партией коммунистов. Обещания, которые всякий раз казались маниловщиной и популизмом. Обещания, исполнение которых по истечении каждого четырехлетнего цикла воспринимались как нечто само собой разумеющееся.

Почему так происходит? Что тут скажешь! Увы, жизнь так устроена, что нечто, порой кажущееся несбыточным и фантастичным оказывается в итоге прозаическим и обычным. Двукратное увеличение бюджета, многократный рост зарплат, пенсий, стипендий, снижение внешнего долга и повышение продолжительности жизни. Все это происходило восемь лет в Молдове в строгом соответствии с теми обещаниями, которые давались. И когда мы выходили к избирателям и предъявляли им эти результаты, они нам порой говорили: а чего вы тут, товарищи коммунисты, хвастаетесь, это ваша прямая обязанность – обязанность власти - повышать, поднимать и строить. Теперь-то и мы, и избиратели точно знаем, что далеко не всякая власть и не всякая партия относится к своему слову с тем же будничным педантизмом и ответственностью.

Добавлю вот еще что: наши предвыборные платформы и 2001 года и 2005 всегда лежали под стеклом на рабочем столе Президента Воронина. Минимум раз в три месяца он собирал совещания именно по реализации этих самых предвыборных платформ. Итог известен: даже самые свирепые критики ПКРМ говорят всего лишь о двух неисполненных обещаниях ПКРМ – о союзе Беларуси-России и втором государственном языке.

Отчего мы этого не выполнили? В отношении союза Беларуси-России – это не к нам. Союза пока нет. И тут, честное слово, молдавские коммунисты не при чем. Будет союз – будем думать. И никак иначе. Мы не можем не думать об интеграционных проектах, в том числе на постсоветском пространстве. Мы – коммунисты – по определению носители этакой своеобразной союзной логики, для которой объединение усилий, межгосударственная и межнациональная солидарность всегда лучше самодовольного изоляционизма. Эта логика, между прочим, может быть евросоюзной, она может быть открытой в то же время для аналогичных проектов на востоке, но она никогда не упрется в тын очередного «железного занавеса». Кстати, совсем не случайно, когда к 2002 году стало заметно, что интеграционный проект союза Беларуси-России забуксовал, а ЕС развернул активность по своему расширению, Воронин выступил с открытой инициативой по реформированию СНГ, по модернизации Содружества по лекалам и стандартам Европейского союза. Очень жалко, что тогда этот интеграционный манифест остался без внимания. Возможно, мода была иная на постсоветском пространстве, может, казалось странной подобная инициативность маленькой страны. Но сегодня, между прочим, этот подход все больше и больше интересен тем странам, которые хотели бы объединять свои политические, социальные и гуманитарные ресурсы не против кого-либо, а во имя преодоления экономического кризиса, во имя усиления собственных возможностей, во имя тех свобод, которых мы только ищем в Европе (свобода передвижения), но которые уже есть на востоке.

А теперь по поводу обещания предоставить русскому языку статус второго государственного. Не берусь судить, в какой мере это наше обещание было оправданным в 2001 году, но так или иначе де-факто оно было исполнено. В двух законах дополнительно закреплена роль русского языка, как языка межнационального общения. На юридическое закрепление именно такого статуса русского языка повлияли не только бурные, многотысячные протесты оппозиции в 2002 году, но и стремление власти найти путь консолидации всего полиэтничного молдавского общества. Насколько успешным оказался этот подход следует оценивать не только по заявлениям профессиональных активистов различных этнокультурных организаций, а по вою, который до сих пор стоит в праволиберальной прессе. Они же нас считали пророссийским, русофонским режимом не от того, что мы не исполняем свои обещания в сфере русского языка. А ровно по обратным причинам. Верно?

Парламент в Молдове – двуязычный, с синхронным переводом, языковых ограничений для народных избранников нет. Официальная документация – от «Monitorul Oficial» до законопроектов – на двух языках, новостные блоки большинства телеканалов на двух языках, образование на двух языках. Что же касается именно статуса второго государственного языка, то не следует думать, что возможное подобное решение освободит от необходимости знать молдавский язык. Все равно придется знать оба языка. Точно так же, как и сейчас.

Про европейские ценности я скажу вот что. Вы не найдете такого словаря, в котором написано, что европейские ценности объединяют ценности населения Голландии, Великобритании, Франции, Испании, Мальты и Германии и ни в коем случае не включают в себя ценности людей, живущих от Прута до Владивостока. Или, к примеру, сложно представить себе проблему о противоречиях европейских ценностей ценностям жителей новой Зеландии, Канады и США. Это понятие всегда раскрывается с точки зрения содержания, а не географических координат. А потому Вы правы, совершенно правы, когда говорите о том, что наши ценности конкурентоспособны, что у нас были и есть мощные нравственные основания, на которые мы можем опереться в настоящем. Тут можно о многом философствовать. Важно помнить, что так называемые наши ценности – это не ценности тысячелетней монархии и крепостного права, отмененного всего лишь 150 лет назад, что наши ценности – это не мракобесие и борьба с любой ученостью, что наши ценности – это не великодержаный шовинизм и узколобый национализм, а все то, что противостояло этому. Свобода, братство, солидарность, сострадание и терпимость известны всем цивилизациям и народам. Просто в силу самых различных исторических условий эти вещи добываются с разной степенью сложности. Но эти различия – не основания для высокомерия и чванства одних и комплексов неполноценности для других. Главное: нельзя толковать ценности, европейские ценности в таком узкогеографическом ключе. Те, кто так поступает, безусловно, относятся к еврорасистам и евроксенофобам. И мне кажется, что они должны получать сдачу. …С позиций наших, родных, …европейских ценностей. Гильотину и газовые камеры – не в Молдавии придумали, а современная Бельгия трещит по швам вовсе не потому, что в самое сердце Европы проникли сепаратисты из Тирасполя.

В отношении образования в самом общем виде я с Вами согласен. Хотя образование - слишком большая и сложная тема для того, чтобы о ней говорить мимоходом. Что же касается «Молдавского проекта», то для его формулировки в 2001 году не было ни интеллектуальных, ни материальных предпосылок. Какой «Молдавский проект», какие 40 городов, когда пенсии не выплачивались по году? Какая информационная революция в условиях занесенного над страной дефолта? Вы не первый, кто приводит этот аргумент – мол, чего раньше не предлагали такие идеи, проекты? То есть, если не предлагали, то, значит, это просто пропагандистская шумиха и не более того. – Нет! Все не так. «Молдавский проект» в том виде, в котором мы его представили обществу, созрел и сформировался именно в новой обстановке, когда старые цели были достигнуты, когда мы были просто обязаны выйти на новый уровень развития, новый этап модернизации. И, ей Богу, не корректно обвинять нас в том, что мы до этого не додумались раньше.

Вопрос: (Без подписи) Uvazhaemyj Mark Evgenievich,Ne kazhetsia li Vam, chto dlia uspeha v politike neobhodimo zanimati prinzipialinuju pozitsiju, no pri etom iskati i nahoditi sebe sojuznikov. Alians sumel pojti na kompromissy mezhdu soboj i nahoditsia u vlasti, to esti kazhdaja iz sostavliajushih ego partij mozhet realizovati svoi namerenija hotea by chastichno. Izlishne agressivnaja i vysokomernaja ritorika, popytki vydati zhelaemoe za dejstvielinoe ne pozvolili dogovoritsia kommunistam ni s kem v 2009 godu. A s kem i po kakim napravlenijam mogli by sotrudnichati kommunisty v sledujushem parlamente? S uvazheniem, Vash storonnik.

Ответ: Коммунисты всегда были готовы к компромиссам. И нас часто упрекали за эту нашу особенность. Особенно после 2005 года, когда Президент страны был избран с участием фракций ХДНП и Демократической партии. Помните, сколько было упреков в том, что мы чуть ли не объединились с «фронтистами»? И после выборов 5 апреля мы были готовы к компромиссам. Достаточно вспомнить, что накануне голосования за кандидата на пост президента 3 июня 2009 года, была разработана Декларация о формировании антикризисной коалиции с Альянсом «Наша Молдова». Разработана, кстати говоря, с участием представителей этого Альянса. То, что они в итоге отказались от этой Декларации, вина не ПКРМ, а лидеров этого формирования.

А теперь давайте вспомним, сколько раз за последние десять месяцев коммунисты предлагали различного рода компромиссы? Вспомните, предложения о формировании левоцентристкой коалиции, принципы, на основе которых такая коалиция могла бы сложиться. Было? – Было. Но кто-то может вспомнить, чем на эти предложения ответили остальные партии? Вряд ли. Что-то там бубнили про то, что с коммунистами нельзя объединяться, но без всякой ясной аргументации. Вспомните все наши недавние предложения о преодолении политического кризиса. И это было не одно предложение, а целая серия инициатив. – Ни ответа, ни привета от партий Альянса. И, наконец, последний компромисс, когда мы предложили партиям Альянса проголосовать их же законорпроект в Парламенте. Что мы все услышали в ответ? – Ничего, кроме невнятного мычания и вероломного решения о референдуме, на который будут вынесено, как стало известно, не одна 78 статья Конституции, а несколько статей оптом.

Повторяю, коммунисты готовы к компромиссам, мы открыты. И мы очень надеемся на то, что в будущем молдавском парламенте найдутся силы, способные научиться сотрудничать с самой большой партией в стране.

Вопрос (Илья Галинский, профессор. Тирасполь):
1. Господин Ткачук, будьте любезны, поясните лично Вашу позицию по молдо-приднестровскому урегулированию. Т.Е.: форма, средства и методы и сроки урегулирования, полномочия Приднестровья по итогам урегулирования.

2. Господин Ткачук, пожалуйста, охарактеризуйте Ваше личное отношение к В.Воронину: как к человеку, руководителю партии, государственному деятелю, гражданину Молдовы, к его организаторским и интеллектуальным способностям. Спасибо!

Ответ: Первый вопрос требует многих и многих страниц пояснения и рассуждений. Но поскольку я отвечаю уважаемому Илье Николаевичу, то я обойдусь достаточно кратким ответом. Как бы политики и политологи не выстраивали схемы и принципы урегулирования территориальных конфликтов, но для большинства людей все мыслимые и немыслимые варианты сводятся к двум – угрюмое принуждение или всенародный праздник. Я вижу приднестровское урегулирование, как праздник. То есть, когда тысячи людей выйдут на улицы Кишинева и Тирасполя и будут вместе радоваться обретенному единству. И задача политиков состоит в том, чтобы добиться именно такого, однозначного эффекта.

Честно говоря, я все меньше и меньше верю в способность международно-дипломатических механизмов и инструментов, различного рода форматов привести нас к этому качеству. Равно, как считаю, бесполезным умничанье в отношении конституционно-правовых форм урегулирования. Федерация ли, унитарное устройство – это все терминологическая эквилибристика. Единая страна появляется не тогда, когда вдруг из под сукна кто-то извлечет остроумный план урегулирования, а когда у людей с обоих берегов Днестра появится единая повестка дня, единая цель. Долой режим Гимпу-Смирнова! – это, между прочим, вариант вступления к такой единой повестке дня. Урегулирование через демократические выборы в Приднестровье и в правобережной Молдове – чем не вариант решения приднестровской проблемы? Причем решения, которое будет по настоящему суверенным, прочным и необратимым. Все остальные, менее романтические сценарии – уважаемому Илье Николаевичу известны лучше меня. И, согласитесь, сегодня сложно сказать, какой из этих сценариев менее утопичен.

Что же касается Воронина, то я убежден, что позитивный вклад этого человека в историю молдавской государственности по-настоящему будет оценен еще не скоро. А его преемники, преемники его делу, равные ему по масштабу, появятся, быть может, лет через пятьдесят. По крайней мере, не скоро.

Сегодня его травят, предлагают хитроумные планы свержения даже с поста партийного лидера и одновременно боятся. Боятся, потому что Воронин никогда не играет по правилам традиционной молдавской политики. Он не запускает сложные многоходовые интриги, не плетет заговоры против своих товарищей, он просто работает. Жестко, требовательно, подчас свирепо. И очень часто он работает над исполнением задач, которые не только не понятны, но даже не заметны для других политиков. Приведу лишь один пример – реформу Академии наук, которая была признана ЮНЕСКО одной из самых успешных моделей организации науки. Сегодняшние ребята – правители страны, кичащиеся знанием европейских языков, носители всевозможных ученых степеней и званий - даже не подозревают о самой такой цели развития, как наука. Ну, как же, зачем нам наука – ведь все это уже есть в Бухаресте, Брюсселе, Нью-Йорке…Они не предполагают, что именно рост научного знания в буквальном смысле тащит за собой и рост образования, и рост качества занятости и вообще – это важнейший показатель национальной состоятельности. Но Воронин поставил такую задачу и исполнил ее. Конечно, нам всем горько сегодня наблюдать за тем, как плоды шестилетней работы над реформой науки уничтожаются Альянсом за евроинтеграцию. Но теперь восстановить все будет легче, чем тогда, в 2003 году, когда мы брались за исполнение этой совершенно безумной затеи.
А вообще время для мемуаров о Воронине не пришло.

Вопрос: (Без подписи) Расскажите о вашей личной жизни: семья, увлечения (кроме политики), любимые книги, музыка…

Ответ: Сначала про семью. У меня трое детей. Два сына и дочка. Старшему сыну Евгению уже шестнадцать лет, младшему Артему – три года. Дочь – Мария – совсем еще маленькая, ей скоро полгода. Жена говорит: хорошо, что тебя по телевизору показывают, а то дети бы вообще перестали узнавать. Про увлечения все сложно. В первую очередь потому, что по образу жизни я остаюсь научным работником. А у представителей этого цеха, как известно, хобби не бывает. Отсюда и отношение к книгам. Я принадлежу, видимо, уже к последнему поколению, которое все еще рефлекторно конспектирует книги. И даже художественную литературу по привычке читаю с карандашом в руках. То есть книги так и не стали развлечением, жвачкой. Книги – это работа, обязательная, ежедневная, постоянная, будничная. Из художественной литературы всегда называю любимыми несколько книжек – Альфреда Мюссе «Исповедь сына века», Ремарка «Тени в раю», Тургенева «Дым» и «Райские сады» Хэмингуэя. Это те книжки, которые я бы закинул в рюкзак, если бы пришлось ехать в очередную экспедицию. Да, и обязательно Льва Шестова «Memento mori». Лучшего средства для принуждения себя к мышлению не существует.

Вопрос (Владимир Букарский, политолог): Уважаемый Марк Евгеньевич!
1. ПКРМ использует в своей программе сочетание левой, социалистической идеи с идеей молдавской самобытности и православной традиции молдавского народа. Интегральной основой этих двух идеологий является христианский социализм - политико-философское мировоззрение, объединяющее христианскую этику с социалистической моделью экономики. Основоположниками этого учения стали как европейские (Ф.Ламеннэ, Ч.Кингсли), так и российские мыслители (В.Соловьёв, К.Леонтьев, С.Булгаков, Н.Бердяев, С.Франк, Ф.Карелин, А.Панарин и многие другие). В ХХ веке одним из направлений христианского социализма стала <<теология освобождения>>. Достаточно много верующих людей и среди членов ПКРМ, включая лидера партии Владимира Николаевича Воронина, награжденного в 2008 году премией Фонда единства православных народов. Готова ли ПКРМ принять христианский социализм в качестве идеологического стержня своей программы? И готова ли ПКРМ поддержать инициативу введения в школах страны Основ Православия в качестве общеобязательного предмета?

2. Сегодня всё очевиднее становится нерешаемость приднестровской проблемы на основе унитарного государства. Готова ли ПКРМ выйти с инициативой <<перезагрузки>> отношений с Тирасполем и предложить новый план решения приднестровского конфликта на основе построения общего федеративного государства по типу таких европейских государств, как Германия, Австрия, Бельгия и Швейцария?

Ответ: По первому вопросу. Думаю, что идеологическим стержнем нашей программы должны быть верифицируемые, то бишь - проверяемые на практике вещи, а не отвлеченные, пусть даже гениальные философские эссе. Ни Бердяев, ни Леонтьев, ни Франк не создали какой-то особой философской системы, с устойчивыми категориями, понятиями, законами. Они создали лишь особый критический стиль философских рассуждений, который оказал огромное воздействие на интеллектуальный климат эпохи, но вряд ли претендовал на политическую прагматику, на доктринальность. Тот же Бердяев об этом говорил и предупреждал многократно. А потому, чем эпигонствовать и основывать какие-то убогие эрзац-программы, основанные на самых различных идеях этих замечательных людей, было бы полезнее просто читать их работы.

Если же говорить об инициативе преподавания основ православия в школе, то тут ответ прост. К этому, как минимум, не готова сама православная церковь. Поэтому вся эта нынешняя полемика не только довольно искусственна, она еще и бессовестна. Ну, кто же из родителей согласится с тем, чтобы к их детям подпускали таких педагогов, как Валерий Пасат? – Жуть! Прямо сцена из американского триллера…

По второму вопросу. Про новый план приднестровского урегулирования, который бы основывался на федеративных моделях, то я выше уже изложил свою точку зрения. Бесполезно пытаться превращать приднестровское урегулирование в академическую дискуссию. Модель урегулирования должна быть приемлема для абсолютного большинства населения - и на правом берегу Днестра, и на левом.

Территориальная целостность и общегражданское единство должны стать внутренним убеждением всех наших граждан. Люди должны чувствовать, что объединенная страна делает их сильнее, независимее, что жизнь только в такой стране станет предсказуемой, стабильной и, по-настоящему, демократичной. Задача политиков найти именно такую, комфортную модель внутренней интеграции Республики Молдова. Я уверен, что она будет найдена.

Вопрос (Сахаров Анатолий): Господин Ткачук, здравствуйте. Вопрос - Не кажется ли Вам, что для дальнейшего развития страны необходимо как можно меньше ворошить историческое прошлое и больше заниматься экономикой. И второе - не кажется ли Вам, что давно следует признать двуязычие и федерализацию страны, и на основании этого решить приднестровский вопрос. Спасибо.

Ответ: Отвечаю только на первую часть вопроса. Прошлое следует не ворошить, а изучать и понимать. Но, увы, ворошить, оказывается, легче. Поэтому ворошат не только прошлое, но и настоящее, вместо того, чтобы действительно серьезно и глубоко заниматься, скажем, экономикой.

Вопрос (Radu Cebanu): Здравствуйте Марк.
Я давно наблюдаю за политиками…И у меня четко складывается ощущения, что к власти должен прийти богатый, обеспеченный человек, который действительно будет болеть за свою землю и людей живущих на ней. Кто до сих пор был и есть у власти – убогие и нищие, да не в карманах, а в головах… Видите ли вы такую личность…и может ли стать ваша партия такой личностью после ребрендинга (без Воронина, без нынешнего названия и символики – надо признать команда действительно сильная, и мы надеемся, что после полученных уроков вы можете быть готовыми поднять МОЛДОВУ)

Ответ: Я тоже давно наблюдаю за политиками… И у меня складывается ощущение, что к власти – извините за банальность - все-таки должен приходить народ. К власти должны приходить те, кто голосовал за партию-победителя. Должны одерживать верх объективные и перспективные интересы этих людей. После всяких очередных выборов эти люди должны чувствовать, что выигрывают именно они, что у них есть механизмы контроля за властью, включая механизмы прямого действия. Избиратель должен постоянно ощущать эту связь с властью, а власть должна видеть этих людей, жить их заботами, чувствовать их горячее дыхание. Нельзя демократию выхолащивать до азартного спортивного турнира, проходящего раз в четыре года. Торжествовать должен общественный интерес, сформулированный политическими партиями, а не отдельные политики. Да, такой путь многократно сложнее, нежели поиск удачных кандидатур на высшие посты – от депутатских до министерских, спикерских и президентских. Но этот путь многократно эффективнее, полезнее, в нем есть главное - развитие, а не просто циклическая смена портретов и партийных вывесок.

Вопрос (Валентин Албинару, симпатизирующий избиратель): Готова ли ПКРМ усилить внутрипартийную демократию: ввести внутренние выборы (праймериз) по формированию избирательного списка, отменить обязательные рекомендации при приёме в партию и т.д.?

Ответ: Мне лично очень нравится опыт наших греческих товарищей из партии «Синосписмос». Вместе с этой партией мы состоим в Партии европейских левых, у нас масса совместных проектов и личных связей. Так вот несколько лет назад эта партия устроила всенародные выборы своего руководства. То есть в выборах принимали участие далеко не одни лишь сторонники этой партии, а все кто пожелал. Конечно же, процедура таких выборов – вещь не только по-своему рискованная, но еще и затратная. Но это – очень удачный пример открытости и демократизма. Считаю, что все такие примеры и механизмы, как праймериз при формировании депутатского списка, могут лишь усилить нашу партию. Что же касается отказа от рекомендаций при вступлении в ПКРМ, то тут я лично был бы категорически против. Рекомендация – это не способ цензурирования процесса вступления в партию, это определенный уровень ответственности и того, кто в эту партию вступает, и тех, кто принимает. А если этого не будет, то какая тогда это партия? Так – тусовка, не более.

Вопрос:(Без подписи) На ваш взгляд, Марк, кто стоял за погромщиками 7 апреля?

Ответ: У меня нет никаких сомнений в том, что за погромщиками 7 апреля стояли сами погромщики. То есть нынешний премьер-министр Владимир Филат и его партия, ну и, конечно же, либеральная партия Киртоакэ-Гимпу. Та дополнительная информация, которую получило молдавское общество за последний год, однозначно свидетельствует в пользу этого вывода. И то, что лидеры Альянса гордятся тем, что случилось 7 апреля, и то, что называют этот апрельский погром революцией, и то, что неумело и примитивно пытаются замести следы своего шабаша. Сегодня уже всем известны прочные связи Филата с экстремисткой организацией «Noua dreapta», наличие между ними особых договоренностей накануне 7 апреля, известны имена знаменосцев, вывешивавших румынское знамя над администрацией Президента. И эти имена – результат расследования, проведенного силами ПКРМ, а не штатом следователей Генеральной Прокуратуры. И, наконец, главное: вся политическая практика Альянса за последние десять месяцев – это продолжение дела 7 апреля, продолжение государственного переворота. Переписывание законов под свои сиюминутные интересы, превращение молдавской демократии в «девушку по вызову» для четверки похотливых правителей – все это можно приобщить к делу о 7 апреля.

Вопрос: (Без автора) Марк Евгеньевич, вопрос вот какой. Как так получилось, что ПКРМ за 8 лет практически упустила молодёжь? Ведь всё то время, что вы находились у власти, школы, лицеи и ВУЗы (преимущественно с молдавским языком обучения) продолжали вдалбливать детям, что они - румыны, что называться молдаванином - стыдно, что родина на самом деле - соседняя страна, а государственность Бессарабии - недоразумение. Большинство учителей румынских школ не только не скрывали никогда своих прорумынских взглядов, а и вовсю прививали их своим подопечным, а некоторые так вообще за ручку выводили их на митинги того же Рошки. И делалось это всё с молчаливого одобрения Минобразования. Итоги такого воспитания подрастающего поколения мы увидели 7 апреля прошлого года, когда именно румыноязычная молодёжь стала движущей силой антигосударственных выступлений.

Ответ: Я никогда не был фанатом ни одного министра образования от нашей власти и той образовательной системы, которую нам так и не удалось преобразовать. Отсутствие четкой и ясной образовательной стратегии было серьезным минусом нашего правления. И это при наличии самых серьезных, глубоких и искренних намерений исправить ситуацию, модернизировать образование. Во власти и в партии по этому поводу всегда было не мало дискуссий и споров, взаимных упреков и обвинений. Я не хочу сейчас продолжать эту линию или же посыпать голову пеплом. Ведь достижений также не мало – достаточно вспомнить хотя бы успешно реализованную президентскую программу тотальной компьютеризации образования. Один только поэтапный переход от преподавания той же «Истории румын» к курсу интегрированной истории чего стоит. И на площади 7 апреля была не вся кишиневская студенческая молодежь, а лишь часть ее. А из тех, кто был, далеко не все исповедовали идеи унионизма и ксенофобии.

Конечно же, в любом случае принципиально важно, как мы будем поступать дальше с образованием в случае нашей победы. Очевидно одно – к образованию, к его задачам нельзя больше подходить как к задаче исключительно узко-педагогической, это системная область, она формирует не только специалистов, она формирует граждан. Как минимум, отвечать за эту отрасль должны политики со стратегическим видением всего комплекса общегосударственных задач – от экономических до гуманитарных, а не закомплексованные особи, умудрившиеся превратить молдавский патриотизм и молдавскую историю в скучный официоз.

Вопрос (Александр Стратулат, Бельцы): Марк Евгеньевич, как вы относитесь к тому, что бизнес рвется к власти? Одни бизнесмены создают свои партии (В.Филат), другие покупают (В.Шелин), третьи спонсируют (А.Стати). Не считаете ли вы, что объединение бизнеса и политики (а мы знаем, как наши бизнесмены зарабатывали первоначальный капитал), представляет опасность для страны?

Ответ: Да, я считаю, что объединение бизнеса и политики представляет опасность для страны. Огромную опасность! Это, собственно, и называется олигархическим режимом.

Вопрос (Константин Мунтяну): Здравствуйте, Марк! В силу своей вспыльчивости, я когда-то вас обидел. Обидел и присмотрелся: нет, Костя, ты не прав, сказал я себе. Вы действительно умный человек, Марк! Умнее всей этой преходящей коалиции разов, эдак в миллион. Знаю, они возмутятся: как же так, нас большинство? Пока что большинство. Но, что поделаешь, математика слезам не верит: нуль, умноженная на миллион, тоже нулю равняется. В кого ни ткни из этой коалиции - ну, сплошная недоделанность! По-молдавски звучит лучше: "паркэ-с ниште неымплиниць". ."Неымплиниць, ын фрунте ку неымплинитул нумэрул уну". Знаете,про кого это... Вообще-то, это коалиция напоминает крыловский "Квартет". И ноты есть у него, и инструменты есть, а вот как ему сесть, и сесть на века, - тут проблема. Проблема не талантливых людей, дёргающихся обласкать наши души своими музыкальными ляпсусами. Соловей нужен! И не просто соловей, а соловей-разбойник, который, подобно Илье Муромцу, крикнул бы: на колени, дрожащая тварь! И, пока не выучишь ноты, - не руководи! Вопрос: если горе-парламент не будет распущен 16 июня, можно ли это трактовать как узурпация государственной власти бездарем-музыкантом, который не ведает, что творит?

Ответ: Многоуважаемый Константин Мунтяну, про узурпацию власти я достаточно подробно написал в ответе на один из первых вопросов. А к критике любой с Вашей стороны всегда готов, она поинтереснее и продуктивнее любых комплиментов. Спасибо!

Вопрос (Михаил Пржибыльский): Господин Ткачук! Однозначно, что "градус" противостояния в молдавском обществе растет день ото дня. Радикализм нынешнего режима очевиден. Выводя молодежь на площадь 7 апреля 2009 года, организаторы явно не ожидали, что полиция окажется в качестве статистов, и не станет "зачищать" территорию, избегая жертв среди митингующих. Сегодня же у них появляется шанс в любой момент довести противостояние до прямого столкновения между своими сторонниками и противниками. Прежде всего - молодежью. А это, не приведи Господи, уже попахивает гражданской войной. С введением режима чрезвычайного положения, оттягивания сроков роспуска Парламента на неопределенное время, и прочая, и прочая...Готова ли ПКРМ к подобному развитию событий, и что делается для того, чтобы избежать подобного?

Ответ: Партия коммунистов очень серьезно относится к технологии разворачивания уличных протестов и маршей. Для нас в этой технологии важны несколько составляющих: не агрессивность, умение противостоять провокациям, позитивность. Вспомните, после многотысячной демонстрации 1 мая, мы перед тем, как разойтись, убрали за собой площадь. Ни окурков, ни бутылок от воды – чистенько.

Акции протеста должны быть не только против, они должны нести созидательную перспективу, люди должны научиться объединяться не только для сиюминутных бунтов, но и для достижения системных, необратимых перемен. Очень легко собрать в кучу всякую пьянь и повести ее бить морды людям другой национальности. Гораздо сложнее собрать вместе людей с высокой самооценкой, ценящих свою индивидуальность, свою свободу и свою репутацию, а главное – точно также относящихся к окружающим. При этом важно понимать, что только такое объединение именно таких людей в единые марши и создает предпосылки для качественно-новой атмосферы в стране. И нам удается это. Мы очень скоро придем к такой ситуации, когда по одну сторону нашей политической улицы будет организованное общество, а с другой - суетящаяся в поисках козырей в рукавах власть. Но, так или иначе, в будущем социальные марши не будут превышать меры необходимой политической самообороны, они будут проходить исключительно дисциплинированно и ответственно. Мы не первые, кто пытается именно так объединять людей. Да и цели наши благородны и однозначны.

Вопрос (Сергей): Здравствуйте, господин Ткачук. Придя к власти в Молдове, румынофилы предпринимают огромные усилия по устранению с политической арены своих соперников любыми доступными средствами. Главный удар направлен против партии коммунистов. Есть ли у Вас какие-то действенные планы спасти от планируемого разгрома ПКРМ. Не могли бы вы назвать, чем все-таки принудили В. Воронина американцы отказаться от подписания меморандума Козака. Ведь с точки зрения истории Воронин мог стать для Молдовы объединителем, таким как Г. Коль для Германии.

Ответ: Нынешний режим непредсказуем. Сегодня уже ясно, что они способны исполнить любой пируэт, включая запрет ПКРМ. Но добровольно подчиниться узурпаторам – значит быть их сообщниками. ПКРМ сегодня способна защитить и себя, и своих избирателей. Кроме того, для абсолютного большинства граждан нашей страны, попытка запрета Партии коммунистов будет означать много большее, чем просто репрессии против одной из партий.

В отношении «Меморандума Козака», то история про американцев и их роль в провале этого документа - фольклор. То есть американцы были, конечно же, против. Но все это в основном выяснилось уже после того, как документ не был подписан. Правда состоит в другом. Воронин не подписал Меморандум потому, что груз негативных внешнеполитических и внутриполитических последствий объединения такого типа перевешивал самые перспективные последствия возможной реинтеграции. И самое печальное, что все эти последствия стали известны в последний момент.

Вопрос (Николай Бабилунга, профессор, Тирасполь): Уважаемый Марк Евгеньевич!
Мне хорошо помнится то время, когда коммунисты Молдовы находились в оппозиции администрации Лучинского. Их отношение к событиям на Днестре были вполне адекватным и гораздо более либеральным и дружественным, чем было при Лучинском, не говоря уж о Снегуре и прочих зачинателях братоубийственной войны. Ваш приход к власти сопровождался настоящей эйфорией, - казалось все проблемы близки к разрешению, как никогда. Что же случилось? Почему при власти компартии отношения мужду РМ и ПМР оказались отброшенными далеко дальше, чем они были даже при Снегуре и Друке????? Я имею в виду следующие вопросы, на которые хотелось бы получить ответ:

1. Почему ПКРМ отказалась от всех результатов переговоров и с таким трудом достигнутых договоренностей, в том числе, закрепленных в Московском меморандуме и в других принципиальных документах?

2. Неужели в руководстве ПКРМ были настолько наивные люди, что они верили, что приднестровцы покорно воспримут навязываемые им формы государственного устройства, которые были приняты бюрократией Молдовы без их участия, без всенародного обсуждения и референдума? Или, может быть, там просто не хотели никаких договоренностей?

3. Почему ПКРМ не выполнила ни одного своего предвыборного обещания, с которыми пришла к власти? –
а) не вошла в союз Белоруссии и России;
б) не ввела в Молдове второй государственный язык - русский, а в местах компактного проживания гагаузов, болгар, украинцев и т.д. - соответственно и их языки; как это, кстати, уже 20 лет практикуется в ПМР;
в) почему, имея в Парламенте квалифицированное большинство, при котором можно было и Конституцию принимать новую, не отменила румынизированную символику, не вернула молдавскому языку исконно присущий ему кириллический шрифт (возможно, после соответствующего референдума), не ввела как минимум вместо румынского государственного флага и герба исконно и национально молдавские, применявшиеся еще Стефаном Великим;
г) почему не провозгласила Молдову правопреемницей МССР и МАССР, Бессрабской губернии в составе России и Молдавского княжества в составе Османской империи, не говоря уж о самостоятельной молдавской государственности с 1359 по 1538 гг.; почему не разорвала абсурдные постановления Парламента, принятые при Снегуре и Мошану ( о "пакте Молотова-Риббентропа", Декларацию о независимости и проч, которые объявляли Молдову частью Румынии), в результате которых Приднестровье получило все юридические аргументы для выхода из состава Молдавии и воспользовалось, естественно, этими основаниями;
д) не отменила абсурдный курс "История румын" который превратил Молдову во всеобщее посмешище всего мира, в том числе и самих румын; не ввела в школах изучение курса "История Молдавии",т.е. изучение своей собственной истории, как это делают все цивилизованные страны;
е) почему не выбросили на свалку эти аляповатые как и вся подобная цыганщина, претенциозные до глупости и смешные до коликов учебники по "Истории румын", написанные как правило видными "специалистами" по научному коммунизму и истории КПСС, всевозможными петренками, ожогами, царанами; почему не ввели те учебники "История Республики Молдова", написанные рядом честных и не продажных историков Молдовы, учебники, которые многие теперь читают под одеялом, как когда-то читали Пастернака и Солженицына;
ж) и, наконец, - последнее, раз уж речь зашла о свалке, - почему с такой упрямой настойчивостью ПКРМ старалась отправить на свалку народ Приднестровья, вся вина которого состоит в том, что он не позволил вводить у себя полунацистские порядки, разделять людей на "мигрантов", "оккупантов", "манкуртов", "хозяев", а вот зато с неонацистом и вульгарным стукачем Рошкой очень быстро установила полюбовные взаимоотношения. Чем объяснить подобные предпочтения?
Прощу простить за многословные вопросы, но, к сожалению, я нигде в Молдове не нахожу более или менее вразумительных ответов ни на один из них.

Ответ: Уважаемый Николай Вадимович, я уже ответил на часть Ваших вопросов чуть выше. Это позволит мне быть менее пространным в данном случае.

Да, Вы правы отношения Смирнова с Ворониным были гораздо хуже, чем со Снегуром и Лучинским. Все просто, для Воронина Приднестровье – это не Смирнов, а народ, живущий в Приднестровье. И если Смирнов простил Снегуру братоубийственную войну то, полагаю, только за то, что еще при Снегуре Приднестровье получило от Кишинева таможенные печати, а значит – механизм обогащения узкой группы известных товарищей по обе стороны Днестра. Или Вы полагаете, что Воронин должен был также войти в этот престижный клуб получателей вечных дивидендов из непризнанной территории?

В Молдове есть наивные политики, которые действительно полагают, что жителям Приднестровья, равно как и остальной Молдовы можно что-то там навязать. В ПКРМ таких политиков нет. Именно поэтому Воронин и предложил в 2003 году целую систему подходов по формированию единой конституционной комиссии, по выработке общей Конституции, которая как раз и должна была быть принята на референдуме. Помните? Это ведь воронинское предложение. А тем политикам, которые в Кишиневе все еще верили в целесообразность односторонних подходов к приднестровскому урегулированию, ПКРМ уже после драматической историей с неподписанием «Меморандума Козака» предложила найти консенсус в Парламенте по основным принципам урегулирования. И такой консенсус был найден в 2005 году.

Приднестровская пропаганда сделал все для того, чтобы этот важнейший законодательный акт превратить в одностороннюю инициативу Кишинева. Но ведь приднестровский конфликт проходит не только вдоль зоны безопасности, вдоль Днестра, он проходит по всей границе политических партий, соперничающих в стране. И очень важно было добиться единства в понимании самой логики урегулирования хотя бы на одном берегу. И чего же мы добились? Мы добились того, что все тогдашние партии признали, что Приднестровье может обладать своей Конституцией, своим законодательством, своим Верховным советом, тремя языками, своей символикой, то есть всем тем, что считалось в Кишиневе недопустимым при Снегуре и Лучинском, что послужило в свое время поводом к развязыванию конфликта.

Имея на руках такой документ, такой закон, мы теперь можем возвращаться к самым смелым планам урегулирования – включая совместные конституционные референдумы и так далее.

Про неисполненные предвыборные обещания – перебор. Не обижайтесь, Вы к двум известным и единственным неисполненным обещаниям добавили кучу новых обязательств, которые ПКРМ на себя не брала (про символику, флаги, возвращения кириллического алфавита, объявление себя правопреемницей МССР, отказ от Декларации о независимости и т.д.). Вам не понятно, почему мы всего этого не сделали? Ну, наверное, потому, что занимались, простите уж, не менее важными задачами – рассчитывались за гигантские внешние долги, появившиеся у Молдовы в период президентства друзей Приднестровья – Снегура и Лучинского, реанимировали социальную сферу и здравоохранение, повышали среднюю зарплату с 160 леев в месяц до 3000, увеличивали в разы запасы Национального Банка, строили железные дороги и порт на Дунае и так далее.

Уважаемый Николай Вадимович, я полагаю, что Приднестровский вопрос нельзя решить вернувшись в Молдавскую ССР, в которой талантливый историк Николай Бабилунга шельмовался Павлом Параской (будущим членом комиссии Гимпу) за троцкизм, монархизм и прочую антисоветчину, а Анатолий Цэрану (которого, судя по всему в эту комиссию не взяли за антикоммунизм) расхваливал колхозный строй. Приднестровский конфликт можно решить только предложив единому народу единую демократическую перспективу. И этот народ сам решит под какими ему знаменами ходить и какую историю изучать так, чтобы объединять людей, а не делить их по сортам и видам.

Вопрос (Oleg Dragni): Вам не кажется, что, так как мы жили при Коммунистическом управлении, так жить дальше тоже нельзя. Так как без внедрения Европейских реформ, у нас жизни нормальной не будет. Вот если вы сможете внедрить реформы, сильно не напрягая народ и пенсионеров. Только не так как " Альянс", одним махом (за счет малоимущих граждан) в Европу въехать. Цитата: "Одним махом можно и хребет сломать". А ведь к этому всё идёт.

Ответ: Очень коротко. Только за последние два года пребывания ПКРМ у власти было принято более 200 законов, направленных на гармонизацию национального законодательства с европейским. За десять месяцев правления Альянса не было принято ни одного подобного закона. То, что они принимают, как вы говорите «одним махом», к европейской интеграции не имеет никакого отношения. Это форма их профессиональной капитуляции перед кризисом и Международным валютным фондом.

Вопрос (Artiuh Alexandr): Уважаемый Марк. Извиняюсь, не знаю как Вас по отчеству. Зовут меня Александр, честно говоря, я устал от этой бездарной политики, думаю можно положить конец этим перебежкам то в Румынию то оттуда, разберитесь с одним вопросом, какое государство было образовано первым, кто был Штефан Чел Маре молдаван или румын и объявите это с большой трибуны для всех граждан двух государств, чтобы знали свою историю и гордились своим происхождением. Удачи и хорошего дня.

Ответ: Я так понимаю, что это доброе пожелание и оно не требует особых комментариев. Спасибо.

Вопрос (Владимир): Уважаемый Марк Евгеньевич, Многие люди, в том числе политики, на Западе да и на Востоке, не вдаваясь особо глубоко в детали происходящего в Молдове, склонны следовать простейшей логике черное-белое. Ассоциации у них возникают в этом случае не из выигрышных для ПКРМ. Коммунисты-тоталитаризм-Сталин-подавление демократии. Филат на выборах в муниципалитет в 2007 году набрал жалкие 7% сторонников со своими лозунгами "Стоп/Старт". Но ему и другим из банды 4 во 2 попытке удачно подсказали каким способом можно забросать коммунистов грязью. Воронин много лет назад говорил, что название партии следует изменить так, чтобы не возникало негативных ассоциаций и из него следовала бы преемственность только лучшему из коммунистической идеи. Почему так долго этот вопрос не решается, а в последнее время даже перестал обсуждаться?

Вполне можно было бы добавить к названию партии определение, которое бы отделило ее от ассоциаций с компартиями прошлого века. Например - обновленная/прогрессивная/народная КП или наконец- Партия Коммунистической Демократии.
Удачи и успехов.

Ответ: Вопрос возможного переименования партии – это не запретная тема в ПКРМ. Я был свидетелем ее самого различного обсуждения, начиная с 2001 года. И вопрос состоит не в том, как изловчиться и переименоваться так, чтобы избирателей не потерять и совесть не мучила. Просто эта тема все-таки вторична. Она больше беспокоит не тех, кто голосует за ПКРМ, не тех, кто с открытым забралом борется под ее знаменами, а тех, кто хотел бы при ПКРМ как-то устроиться покомфортнее. Я имею ввиду не только период пребывания нашей партии во власти, но и нынешние времена, когда партия вновь на подъеме, когда она вновь становится привлекательной для различного рода ловцов счастья на околополитическом поприще. Все им в нашей партии нравится – и рейтинг, и боевитость, и способность преодолеть пятипроцентный барьер, вот только название не по вкусу, стыдно де рассказывать во время зарубежных командировок и отпусков.

Ленин большую часть своей биографии пробыл в социал-демократической партии, Маркс с Энгельсом, будучи авторами коммунистического манифеста, также приложили не мало сил для появления немецкой социал-демократии. Одних этих аргументов уже хватило бы для того, чтобы и нам облачиться в розовые штанишки молдавских эсдеков. Но ПКРМ – это не партия людей, которым не хватило ума и хитрости в 1991 году сжечь свои партийные билеты. У нас иная закваска. Подавляющему большинству молдавских коммунистов нет и 40 лет. Они вступали именно в эту партию, ориентируясь на ее практический опыт и программные цели. А потому и под угрозой запретов, и в условиях шантажа со стороны нынешнего режима свой серп и свой молот мы будем демонстрировать этой власти с той же эффективностью, с которой вурдалакам показывают распятие.

Да, время менять имена, время по-новому оценить свое место в левом спектре политических предпочтений. Мы действительно слишком не похожи на многих из тех, кто называется коммунистами. В том числе тем, что умеем выигрывать, умеем быть властью, а не только оппозицией, а, став оппозицией, умеем хранить верность демократии лучше любых демократов. Совершенно ясно, что это будет сделано только тогда, когда ПКРМ предложит новую, уникальную повестку дня, когда она избавится от внешнего шантажа и полицейского давления. Но сегодня однозначно одно – как бы эта партия не называлась – у нее есть будущее только в том случае, если люди, находящиеся в этой партии будут считать себя коммунистами.

От редакции ava.md

1. На этой неделе редакция опубликуют ответы депутата парламента, зам. председателя ДПМ Оазу Нантоя.
2.Приглашаем посетителей портала задать вопросы Александу Тэнасе, министру юстиции, зам. председателя ЛДПМ. Вопросы А.Тэнасе отправляйте E-mail:
moldova.ava@gmail.com или размещайте на форуме.
3.В июле-августе 2010 года на вопросы посетителей информационно-аналитического портала ava.md согласились ответить: Серджиу Мокану, лидер Движения "Народное действие", Серафим Урекян, председатель Альянса "Наша Молдова", первый заместитель председателя парламента РМ, Владимир Ястребчак, министр иностранных дел Приднестровья, Евгений Шевчук, лидер партии "Обновление" (Приднестровье)

Обсудить