Боюсь Сталина и хунвэйбинов

В Молдове настало время интеллектуального сопротивления посредственности во власти и неумной, опасной политике.

«Люди у власти, подобно индейцам, наследуют качества убитых ими врагов».
Роберт Пиль, британский премьер-министр


Признаюсь, давно хотел написать эти заметки. Но сдерживал себя, надеясь, что проблема рассосётся. Однако сегодня уже не могу больше молчать. Что с нами происходит?

Этот крик души породил во мне желание высказаться, поделиться плодами своих горьких размышлений. Устав возглавляемой мною организации и мой статус председателя Союза кинематографистов не позволяют мне заниматься политической деятельностью.

Но это вовсе не означает, что я лишён конституционного права иметь своё мнение, высказываться по острым проблемам, волнующим людей, всё наше общество.

Когда-то «король Интернета» миллиардер Билл Гейтс сказал: «Если вас нет в Интернете, вас нет в бизнесе». Перефразируя его, скажу: если вы равнодушны к реальной политике, вас нет в жизни.

Мои суждения сугубо личные. Я их высказываю не от имени Союза кинематографистов. Это моя гражданская позиция, от которой я никогда не отрешусь. Итак, о чём пойдёт речь?

Если сапог вывернуть наизнанку …

Нынче наша страна, как никогда ранее, переживает не только природные катаклизмы, связанные с наводнениями, но и небывалый предэлекторальный экстаз.

Идёт ожесточённая борьба популистов на политической сцене. Вроде бы к этому мы уже привыкли, и это не так уж и страшно. Это просто очередная рекламная апелляция к обывателю, который «хавает» почти всё, что ему преподносит политическая пропаганда, особенно образы врагов.

Это просто новый яркий фантик, в который завёрнута всё та же старая политика, некий способ, используемый всё теми же старыми политиками для того, чтобы отвлечь внимание народа от своей очевидной серой посредственности и неумения вести дела в стране.

Это стремление внушить народу, что в нашей стране якобы есть выдающиеся политические «самородки», которые хотят и могут править «по-новому», но вся беда в том, что им постоянно кто-то или что-то мешает.

Во время президентства Франклина Делано Рузвельта в США, помнится, был кризис ещё похлеще нашего, молдавского. Но тогда президент Рузвельт, к счастью, понял, что ему придётся не править по-новому, а по-новому думать.

В своей речи при вступлении в должность президента, обращаясь к нации, он заявил: «Для меня, как для политика, это означает, что я и вас заставлю думать по-новому».

За эти слова его возненавидели и левые, и правые американские радикалы. Одни считали его фашистом, другие, напротив, коммунистом. Но он не был ни тем, ни другим.

Он был просто выдающимся человеком, гением американской политики. Он любил весь американский народ, а не так, как у нас сегодня, когда некоторые политики любят только бессарабцев, а не весь молдавский народ вообще.

Мы надеялись, что и у нас в Молдове, наконец-то, после июльских парламентских выборов 2009 года, в политике появились люди, которые начали думать по-новому. Но эта надежда не полностью сбылась. Как метко выразился один политик, в Молдове начался процесс «формирования батальона крайних радикалов, страдающих синдромом неполноценности».

Увы, это отнюдь не новое для нашей страны политическое явление. Это всего лишь возрождение ранее прожитого и, казалось бы, навсегда отвергнутого. Это ситуация, когда осмысление реальной политики осуществляется не с точки зрения здравого смысла, а на уровне партийной паранойи.

Собравшиеся под знаменами этого «батальона крайних радикалов» политики совершенно неспособны к спокойной, трезвой и объективной оценке политической ситуации в стране. Если они это и делают, то лишь в пределах своей узкопартийной идеологии.

Их политическая рефлексия заземлена на текущие конъюнктурные моменты. Всё это, однако, уже было на нашей памяти, и горький на вкус «урожай» такой политической рефлексии хорошо известен.

Скоро суверенитету и независимости Республики Молдова исполнится 20 лет. Размышляя о пройденном нашей молодой независимой страной нелегком пути, я прихожу к выводу о том, что самый скверный след в памяти молдавского народа оставила деятельность радикалов во власти, причём как левой, так и правой ориентации.

В 90-е годы прошлого века правый радикализм в Молдове, зачастую переходивший в прямой экстремизм, разгромил и уничтожил национальную экономику, в том числе мощный агрокомплекс.

Он расколол нашу страну на два враждебных друг другу берега Днестра, разделил людей на «своих» и «чужих», затеял позорный «поход на юг», создал условия для возвращения во власть левых радикалов – сторонников «перманентных революций», поклонников «вождизма», классовой борьбы и авторитарного стиля руководства.

И правые, и левые радикалы, действуя практически в унисон, развели молдавское общество по разные стороны воздвигнутой ими баррикады, насаждали в стране атмосферу гражданской «холодной войны».

Казалось бы, пора уже, наконец, из этих горьких уроков сделать правильные выводы. Ведь, как говорил известный французский писатель и философ Жан-Поль Сартр, одну и ту же глупость не следует совершать дважды.

Всё это верно, но у нас в Молдове, к сожалению, всё происходит в полном соответствии с известной поговоркой: «Если сапог вывернуть наизнанку, шапка всё равно не получится». Молдавский радикализм не меняет свои повадки. Как бы он ни «выворачивался», но каким был, таким и остается.

Радикализм (особенно переходящий в экстремизм) крайне опасен в любом обличье, независимо от того, от кого он исходит – от демократа или консерватора, от антикоммуниста или коммуниста.

Помноженный на политические амбиции и ксенофобию, радикализм опасен вдвойне. Он сталкивает между собой целые государства и нации. Всякая крайность есть родная сестра посредственности, ментальной ограниченности, а в политике это губит государство.

Грустно наблюдать за тем, как неудачники и маргиналы 90-х годов прошлого века вновь обретают «второе дыхание», а их любимый слоган «Мы требуем перемен!» превращается в откровенную реставрацию ущербной политики Народного Фронта того времени.

Известно, что за каждым историческим отрезком времени – свой стиль. За каждым стилем – свой образ времени. Но сегодня политика исторической памяти в Молдове превращается в «политику долгов», даже названы миллиардные суммы.

Выглядит откровенным кощунством, когда кровь невинных жертв сталинских репрессий становится сегодня «политической валютой», своего рода способом расчета. Какая удачная наживка для нашего невзыскательного обывателя!

Это чистой воды авантюризм, то есть деятельность, сопровождаемая неоправданно рискованными и беспринципными поступками ради достижения лёгкого успеха или выгоды. Собственно говоря, авантюризм всегда является визитной карточкой радикалов.

Из той же шинели…

Почему Молдова столь сильно поражена вирусом политического радикализма? Какова природа этого явления?

Ответ, как мне кажется, можно найти в словах одного писателя-диссидента: «Мы до сих пор ещё спасаем дистрофию тел, а до прогрессирующей дистрофии душ нам дела нет».

Меня удивляет, а чаще тревожит одна живучая закономерность в нашей сумбурной национальной жизни: наша молдавская душа никак не может обойтись без ненависти к ближнему, без врагов.

Ненавидим соседа за то, что у него коза больше молока даёт. Ненавидим успешного бизнесмена за его успех, ненавидим политического оппонента, у которого больше всего электората, ненавидим политических партнёров за то, что они умнее.

Откуда всё это идёт? Кто нам принёс эту заразу? Есть такая притча, родившаяся в советское время: на безобидного человека прямо на улице напал хулиган с дубинкой и хорошенько его поколотил. Вмешалась милиция, хулиган попал в «самый справедливый в мире советский суд». Пострадавший рассказывает судье:
- Не знаю, почему он на меня напал. У меня никогда не было врагов.
Ответчик-хулиган не сдержался и начал оправдываться:
- Вот потому я его и побил!
Суд оправдал хулигана, а судья в заключение назидательно сказал: «Тем, у кого нет врагов, в нашем суде делать нечего!»

Вот этот застарелый советский синдром поиска везде и всюду «классового врага» и сегодня, словно медленно действующий яд, отравляет наши души, разрушает, а не оздоровляет национальный политический организм и всю нашу страну.

Взаимная ненависть, подозрительность, поиск врагов стали неотъемлемой частью нашей политической технологии. На разных этапах нашей истории в течение прошлого столетия в общественном сознании появлялись вброшенные туда политической пропагандой то отвратительные образы «врагов народа» – буржуя, кулака, белогвардейца в глазах одних, то образы красного матроса Железняка, чекиста, комиссара, Троцкого в воображении других.

Возникали «враждебные образы» шпионов, вредителей, заговорщиков, оппортунистов, антисоветских писателей и поэтов. Их «раскрутка» в общественном сознании создавала в стране атмосферу ненависти и страха. Всё это устраивало власть и служило ей важным подспорьем в деле уничтожения любого инакомыслия.

Сегодня, как известно, время на дворе иное - демократическое, гуманное, а потому народу Молдовы предлагается «щадящая ненависть» - без расстрелов и лагерей. Но ни взаимная ненависть политических оппонентов, ни поиск врагов в прошлое, увы, не ушли.

Левые радикалы отметают с порога всё, что сделали их предшественники-демократы. Правые радикалы, напротив, промывают народу мозги, убеждая его в том, что сегодня он живёт плохо только потому, что левая оппозиция мешает.

И те, и другие твердят, как заведённые, что людям в Молдове мешают хорошо жить всяческие «враги», которые постоянно стараются навредить, задушить и уничтожить всё светлое и доброе.

Стремление «разрушить до основания» всё, что сделано предшественниками во власти, не угасает. Сносят памятники, запрещают символы, мстят «врагам». Смотришь на действия господ и товарищей радикалов постарше, рядящихся в демократические одежды, и отчётливо видишь повадки Сталина.

Молдавский радикализм не отрешился от старой практики «классовой борьбы» и сведения счётов с политическими оппонентами. Он буквально дышит сталинизмом.

Молдавские правые радикалы сегодня удивительно похожи на китайских хунвейбинов времён правления «великого кормчего» Мао Цзе-дуна, которые били бамбуковыми палками по головам «классовых врагов», крушили тысячелетнюю цивилизацию предков под крики: «Добьём Конфуция!».

Наши сегодняшние хунвейбины – радикалы упорно толкают Молдову в новую фазу политической нестабильности, острого гражданского противостояния. В результате их разрушительной активности страдает народ, страна. Прав древний философ Гораций, сказавший: «Что бы ни творили цари-сумасброды, страдают ахейцы». То есть мы с вами.

Сегодня в Молдове мы имеем два образа радикализма: старый образ прошлого, то есть сталинизма, и новый образ «выживания», политической конъюнктуры «на костях сталинизма».

Словно вышедшие из «шинели Сталина», наши молдавские политики, независимо от формально исповедуемой идеологии, точно следуя заветам «отца народов» относительно приемов и методов борьбы с оппонентами, сражаются за депутатские мандаты.

Такая, с позволения сказать, специфическая «политтехнология» является источником новых политических психозов и конфликтности, национальной розни, ведёт к расколу и ослаблению здоровых демократических сил.

Гражданское общество в Молдове должно осознать, что радикальный «наркотик» абсолютной свободы и благополучия любой ценой, которым его кормят политики, в корне фальшив.

Это политическая клоунада крайне дурного вкуса, откровенный популизм, ещё похлеще, чем у коммунистов. Вместо созидания, создания условий для реальной стабильности, оздоровления всех сфер политической, экономической и социальной жизни в Молдове, либералы подсовывают народу предвыборное плацебо, то есть пустышку, которая только имитирует лечение.

Но радикалы делают вид, что занимаются активной деятельностью на благо страны и народа, претендуя на роль «спасителей нации».

Интеллектуальное сопротивление

Как же нам жить дальше в этой политической буче, воинствующей и кипучей? Долго ли мы ещё останемся в положении политических дикарей, выясняя отношения между собой по методу «зуб за зуб», множа в своих душах образы врагов и отвлекаясь от решения насущных проблем страны? Вот уже 20 лет у меня нет ответа на эти вопросы.

А сегодня наши радикалы, похожие на китайских хунвейбинов, вновь толкают Молдову в новую нестабильности, к новой фазе гражданского противостояния.

Мои оппоненты, могут, конечно, сказать, что чувство ненависти заложено в человеке самой природой, и поскольку все мы часть природы, то без этого чувства жизнь не была бы жизнью. Да, всё это так. Но развитие цивилизации всегда противостояло этой дикости, выработав культуру в целом и политическую культуру в частности.

Неизвестны примеры того, что действующие президенты США, Франции или Германии так ненавидели бы своих предшественников или оппонентов, как это сплошь и рядом бывает у нас. Нет в мире примеров того, чтобы радикалы не любили своё государство, своих предков, делили народ на «своих» и «чужих».

К сожалению, наша молдавская, недозрелая и недоразвитая, демократия зиждется на двух типовых признаках нашей зачаточной политической культуры: это альтернативное мировоззрение («кто не с нами, тот наш враг») и неумение и нежелание выслушать оппонента. Это молдавская «детская болезнь» радикализма. Не вылечив её, мы ещё долго останемся на обочине общеевропейского развития, всё больше удаляясь от Евросоюза, а не приближаясь к нему.

Так что же нам делать? Продолжать жить в атмосфере вражды и мести за наше прошлое? Ни в коем случае!

Думаю, что Молдову ожидают мир и согласие, если она сможет пережить нынешний сложный переходный период без проявлений агрессивной посредственности в политике.

Нам необходимо обходить стороной революционные пути решения проблем, в том числе нашего драматического прошлого. Нам не нужна «революционная стабильность», достигнутая при помощи устранения врагов. Не нужна потому, что это почти то же самое, что и сталинская, и брежневская стабильность, но только в современном, ярком «демократическом фантике».

По этому поводу есть одно очень умное предостережение, высказанное по адресу польских радикалов писателем Э.Календкевичем: «Всего опасней дураки по нашу сторону баррикад».

Лучше, право, не скажешь. В Молдове настало время интеллектуального сопротивления посредственности во власти и неумной, опасной политике.

Молдавская интеллектуальная элита должна сказать своё веское слово, чтобы помочь вырвать из наших душ наследство индейцев, которые наследуют качества убитых ими врагов.

Не могу, к сожалению, закончить свои записки на оптимистической ноте. Опасаюсь, что если наши ультрарадикалы будут и далее действовать так, как сегодня, последствия будут заметно более разрушительными, чем это было в 90-е годы ХХ века. Боюсь Сталина и хунвейбинов.

P.S. Достоевский писал, что в смутные времена на поверхность всегда вылезает всякая сволочь. Это закон природы, закон общественного развития. Это мы ощутили на себе и во времена СССР, и за два десятилетия нашей независимости.
Как говорил Конфуций, в смутное время совершенный муж укрывается, и только в светлое время он демонстрирует свои достоинства.
У нас такие «совершенные мужья», наши «молдавские Рузвельты» уже появились. Хочется им по-мужски, от чистого сердца посоветовать: «Будьте смелее! Не бойтесь посредственностей! Демонстрируйте своё совершенство над ними своей «умной политикой», соответствующей канонам цивилизации.
И тогда я буду за вас голосовать. Всегда.


Евгений Собор

Обсудить