Эффективное фермерство: опыт зарубежных стран и молдавские реалии

На первый взгляд, всё предельно просто и ясно. Казалось бы, что тут такого особенного!? Ну, произвели продукцию. Ну, поставили её торговле, которая её и продала потребителям. Разве у нас, в Молдове, что-то делается как-то иначе?


В последнее время много говорится и пишется о том, что цены в Молдове на основные товары народного потребления, включая продукты питания, гораздо выше, чем, например, у наших ближайших соседей. И это, к сожалению, правда.

Конечно, в национальной экономике Молдовы существует немало проблем, в том числе и объективного характера, способствующих росту цен на продовольственные товары, однако есть страны, где эти же самые проблемы давно уже научились вполне успешно преодолевать.

Рассмотрим, например, как организована работа предприятий, производящих и реализующих продукцию сельского хозяйства, в Новой Зеландии, с которыми мне лично недавно довелось весьма детально ознакомиться.

Основой сельского хозяйства в Новой Зеландии являются как небольшие, но очень хорошо организованные и потому весьма эффективные, фермерские хозяйства, так и крупные аграрные предприятия, имеющие по несколько тысяч гектаров земли.

В основном они занимаются производством практически всех видов фруктов, овощей, винограда, мяса, молока и других продуктов питания.

После экономической реформы, проведённой в 1984 -1993 годы, правительство Новой Зеландии отменило прежние госдотации этим производителям, а цены на их продукцию стали рыночными.

Представляет особый интерес для Молдовы, как происходит в Новой Зеландии сегодня процесс продвижения сельскохозяйственной продукции от производителя к потребителю, то есть к покупателю.

Вначале фермер заключает контракт с конкретной закупочной организацией, которой он будет поставлять производимую им продукцию.

В условиях контракта указываются сроки поставок, цена, качество товара, форма упаковки и другие показатели.

Обычно фермеры в первой половине рабочего дня собирают необходимое для поставок количество своей продукции, которая затем тщательно моется, сортируется, упаковывается и ближе к вечеру доставляется в специализированное предприятие, где и закладывается на хранение.

Наблюдая за чёткой, как швейцарские часы, работой такого предприятия в городе Окленд, я обратил внимание на то, что тут имеются большие холодильные камеры, а также соответствующие помещения для складирования и хранения поступающей от производителей продукции.

Очень рано, где-то в 5 часов утра следующего после поставки продукции дня, на эти специализированные предприятия приезжают представители торговых фирм, которые выбирают необходимые им товары.

После оформления соответствующих документов, а это занимает около 1-го часа, заказчики забирают отобранный товар и развозят его по торговым точкам в соответствии с предварительно полученными заявками.

Таким образом, свежая и качественная сельскохозяйственная продукция ещё до 10 часов утра попадает на прилавки торгующих предприятий, а также на пункты питания школ, больниц, заводов, в рестораны, на кухни физических лиц.

Если не вся эта продукция в течение дня реализуется, то её остатки предельно аккуратно складываются в холодильную камеру, а на следующее утро снова выставляются на прилавки. Снижения её товарного вида и качества, как правило, при этом не происходит. А на следующий день все повторяется снова.

На первый взгляд, всё предельно просто и ясно. Казалось бы, что тут такого особенного!? Ну, произвели продукцию. Ну, поставили её торговле, которая её и продала потребителям. Разве у нас, в Молдове, что-то делается как-то иначе?

Но не спешите с выводами. Есть здесь своя, причём весьма важная, особенность, которая, увы, отсутствует пока в нашей стране. Особенность эта заключается в том, что новозеландские фермеры заключают контракты на поставку своей продукции с предприятиями-реализаторами на год и более длительные сроки, что даёт им возможность спокойно планировать свою работу, обеспечивает им уверенность в завтрашнем дне.

Поэтому цены на продовольствие в Новой Зеландии стабильны и не меняются в зависимости от того, какой будет завтра день – будний или праздничный, солнечный или дождливый. Не зависят они и от завоза сельскохозяйственной продукции из-за границы.

Всё это позволяет новозеландским фермерам и крупным землевладельцам широко использовать новые, самые современные и прогрессивные, технологии, помогающие им получать высокие урожаи при очень высоком качестве своей продукции.

Ничего этого нет пока у нас, в Молдове. где фермеры по-прежнему не имеют стабильного рынка для своей продукции, а потому лишены возможности заблаговременно планировать, чего и сколько им выращивать.

Привозит наш молдавский фермер, например, 10-15 ящиков персиков из своего сада на рынок в Кишинев, а там уже стоят за прилавками ещё 10 – 20 таких же торговцев персиками, как он сам.

Контракта на поставку персиков он не имеет, быстро продать все спелые персики сложно, а потому, пролежав пару дней в ящиках на солнце, при температуре плюс тридцать градусов, они начинают портиться.

Но наш фермер цену на них упорно не снижает, потому что ему совершенно неизвестна ситуация на завтра. Он стремится хотя бы частично компенсировать свои затраты на их производство и доставку на рынок. Удаётся это ему, как правило, далеко не всегда.

Если же персики сданы оптом фермером для продажи перекупщику, тот тоже хочет получить свою долю прибыли, а потому цену на них не снижает и всеми правдами и неправдами пытается всучить доверчивыми покупателями уже подпорченную продукцию.

Таким образом, выходит, что и производитель, и потребитель в Молдове заведомо проигрывают. Причём это касается не только персиков, но и всех остальных продуктов питания.

Особо следует отметить, что большая часть сельскохозяйственной продукции, произведенной фермерами Новой Зеландии, идет на экспорт. В этой стране существуют крупные компании, которые закупают оптом продукцию у фермеров.

Помню встречу с одним владельцем крупной американо-новозеландской компании по реализации яблок, которая работает во многих странах мира. Его не столько интересовала технология производства яблок теми или иными их производителями, сколько организация труда и финансовое состояние их предприятий.

Эта компания владеет специальными складскими зданиями по всей стране, в которые закупленные яблоки свозятся. Здесь они сортируются, калибруются, упаковываются и закладываются в холодильные камеры. Затем, по мере необходимости, яблоки отправляются для продажи в другие страны. Это, на мой взгляд, очень хороший пример для Молдовы.

Реформы правительства Новой Зеландии сделали возможным создание предсказуемого и управляемого рынка товаров сельского хозяйства. Любой желающий может свободно подключиться к этому рынку, купить себе бизнес или продать его в любое время, но не
ниже его рыночной стоимости. Для этого достаточно всего лишь позвонить в соответствующую компанию.

После проведенных мною в Новой Зеландии многочисленных деловых встреч, бесед в различных компаниях, я несколько раз был приглашен в один из отделов новозеландского правительства с предложение, остаться работать в этой замечательной стране. В частности, руководством одной из крупнейших винодельческих компании Новой Зеландии «VILLA MARIA Estate Limited» мне были предложены работа и дом на берегу океана в городе Напиер.

Я отказался от всех этих предложений, решив вернуться на родину, в Молдову, чтобы применить полученный опыт в своей стране.

Для начала купил участок земли у юридического лица в городе Кагул и, как положено, зарегистрировал сделку в кадастровом офисе. Потом обсудил со многими фермерами и руководителями коллективных предприятий планы нашего будущего сотрудничества.

После этого я обратился к примару города Кагул за разрешением на строительство (было это 2002 году). Рассказав ему с воодушевлением о сути будущего проекта, я вышел из его кабинета, искренне надеясь на поддержку в таком важном деле, как обеспечение населения Молдовы качественными продуктами питания по умеренной цене.

Каково же было моё удивление и разочарование, когда через некоторое время господин примар вдруг заявил мне, что необходимо вернуть приобретенный мною земельный участок примэрии, так как, дескать, предыдущий владелец ничего на нём не построил.

Иными словами, я попал в руки бездушной бюрократии, которая заставила меня много лет бегать по судам, тщетно пытаясь доказать свою правоту. Вместо того, чтобы заняться реализацией своего проекта, обещавшего принести пользу не только мне, но и обществу в целом.

В конце концов, в ВСП нашлись, наконец, пять честных судей, которые вникли в суть дела и отменили все прежние решения, принятые другими судами не в мою пользу. Даже они, эти судьи, немало повидавшие на своём веку, были удивлены такими «вольностями» кагульского градоначальника.

Прошло время, поменялся в Кагуле примар. Новый человек, занявший его кресло, меня понял и поддержал наш проект. Мы начали строить современный комплекс по приему продукции у фермеров, её хранению и подготовке к продаже.

Но, к сожалению, было упущено много драгоценного в таком деле времени, а тут ещё нагрянул кризис, возник недостаток финансовых средств, который вновь остановил реализацию нашего проекта. Вот так, крайне незавидно, обстоит дело с внедрением положительного опыта других стран в нашей Молдове.

А вот у многих наших соседей в этом плане дела обстоят намного лучше. Имеется, например, хороший опыт сотрудничества власти и бизнеса в городе Краснодаре, где руководство города субсидирует не только мелкий бизнес, но и поддерживает более серьезные проекты.

Городская власть в Краснодаре принимает финансовое участие в реализации крупных проектов. После того, как получившая помощь фирма начинает получать прибыль, она постепенно возвращает городу заемные средства. В итоге, и город улучшает свою инфраструктуру, и бизнес успешно работает.

Мне пришлось изучать различные аспекты взаимодействия бизнеса и власти также в США, Словении, Чехии и в других странах. Но я всё же никогда не забуду своего первого впечатления от посещения фермерского хозяйства в Новой Зеландии.

Когда я оказался на его территорию, то увидел потрясающую красоту. Вся территория была аккуратно засажена и распланирована, а хозяин фермы обрезал виноградные кусты и, улыбаясь, слушал музыку. Лицо его излучало радость и удовольствие от работы.

Площадь этого хозяйства составляла 5 гектаров виноградника сорта «мерло» и 2 гектара фруктового сада. В центре виноградника находился хороший дом фермера, где его жена возилась с маленькими детьми. Её лицо также излучало спокойствие и уверенность.

Сам фермер в беседе со мной заявил, что всё ему даётся довольно легко. Если есть необходимость опрыскивать виноградник - он заказывает у фирмы трактор с опрыскивателем. Когда надо убирать урожай - приезжает специальный комбайн от предприятия, куда он сдает виноград, и собирает его. Ему остаётся лишь делать обрезку кустов, обломку лишних побегов и подвязку оставшихся.

Пространство между рядами винограда засеяно многолетней травой. Фермер получает по 12-14 тон/га винограда и 100-120 тон/га яблок. Полученный от их продажи доход позволяет ему жить в полном достатке.

Всё это я видел собственными глазами, трогал собственными руками. И всё это заставляет меня раз за разом задавать себе мучительный вопрос: почему же у них там, в далекой Новой Зеландии, всё получается «как надо», а у нас, увы, «как всегда», то есть всё наоборот?

Пытаясь найти ответ на этот вопрос, я пришёл к выводу, что нам надо для начала научиться уважать друг друга. Научимся этому – станем слышать и понимать и себя самих, и всех вообще, кто нам желает добра и у кого нам совсем не грешно поучиться работать так, чтобы труд давал нам не только средства к существованию, но и доставлял искреннюю радость.

Я от всего сердца желаю своим молдавским согражданам, чтобы наступило то благословенное время, когда их лица также станут излучать такую же радость от их труда, которую я видел на лице у фермера из Новой Зеландии.

Но, безусловно, чтобы это время когда-нибудь наступило, мы должны осознать, что никто, кроме нас самих, этого для нас не сделает. Мы сами должны решить стать такими. Решить и взяться за дело. Взяться уже сегодня. Иначе нам никогда не успеть на поезд, идущий в более счастливое и обеспеченное будущее…

Петр Джиганский, доктор сельскохозяйственных наук

Обсудить