Михай Гимпу – не больной и не дурак

«Знаменитый» Указ М. Гимпу от 24 июня сего года вновь породил в СМИ массу комментариев относительно того, в своем ли уме спикер пока что молдавского парламента и врио президента все еще Республики Молдова. В таком же духе выступают и известные политики.

Я глубоко уверен в ошибочности и недальновидности создания такого имиджа этому политическому персонажу правобережной Молдовы. По двум причинам.

Первая. Гимпу занял эти должности в результате известных итогов досрочных парламентских выборов 29 июля 2009 г., формирования АЕИ и освободившейся президентской вакансии после добровольной отставки действующего главы государства. И если допустить, что больной человек стал во главе Парламента и государства, то возникает вопрос о состоянии здоровья всех тех, кто поспособствовал этому, включая и тех избирателей, кто отдал свои голоса Либеральной партии М. Гимпу – Д. Киртоакэ.

Вторая. Никакой он не больной, а нормальный и физически здоровый человек для своего возраста. Он родился от отца и матери, которые были румынами по самосознанию, даже если скрывали это. Его воспитывали румыном в духе Великой Румынии. И когда пришло его время в 1990-х годах, Михай Гимпу проявил себя во всем своем унионистском блеске. Он был депутатом Парламента 1990–1994 гг., и в этом качестве, наряду с другими унионистами, может более умными и более влиятельными, реализовывал мероприятия первого этапа объединения с Румынией:

- принимал пронизанную унионистским духом Декларацию 1990 года;

- делил граждан страны на «коренных» и «некоренных»;

- идеологически подготавливал поход против гагаузов и развязывание Приднестровской войны;

- вводил историю румын и румынский язык в учебных заведениях республики;

- организовывал цветочные мосты на реке Прут и создавал совместные парламентские комиссии в Кишиневе и Бухаресте по объединению и т. д.

Да, унионизм в тактическом плане был тогда и остается теперь многослойным, сочетая в себе его радикальное течение, к которому принадлежали братья Георгий и Михай Гимпу, и не отвергая его ползучего проявления, изобретателем и вождем которого был Петр Лучинский. Да, межличностные отношения в унионистской элите Кишинева были далеко не идиллическими. Однако все работали в одном стратегическом направлении: доказать, что нет молдавского языка, а есть только румынский язык; убедить молдаван в том, что они румыны и заставить мировое сообщество согласиться с тем, что один народ, разговаривающий на одном языке должен жить в одном государстве. Румынском, естественно.

Оказавшись в кресле спикера и врио президента, Михай Гимпу продолжает начатое в 1990-х годах дело всей своей жизни – объединение Молдовы и Румынии. И его ничто не останавливает и не остановит, пока он ходит по нашей грешной земле. У него есть власть в руках, и он будет ее использовать до конца. У других тоже была в руках эта власть, и они могли ее использовать, чтобы отменить сгоревшую 7 апреля 2009 г. Декларацию, прервать процесс румынизации страны, реинтегрировать страну, укрепить молдавскую государственность. И если они этого не сделали, значит, не смогли или не захотели. Но это их проблемы, и им отвечать перед историей за свое бездействие. А Гимпу не таков. Он тоже будет держать ответ перед историей, но не за бездействие. Пока этот ответ тянет на памятник-монумент, сопоставимый с памятником Штефану чел Маре.

Для нас важно определить, где находилась правобережная Молдова в своем движении по пути объединения с Румынией до Михая Гимпу и до правления АЕИ, и какую задачу в этом плане решает власть, установившаяся в Кишиневе после 29 июля 2009 года. Только в этом случае мы можем оценить роль и значение Указа от 24 июня.

До прихода Альянса за европейскую интеграцию к власти унионисты добились следующих результатов:

- совершилось почти полное проникновение румыно-унионистской идеологии в духовную жизнь и информационное пространство мажоритарного этноса;

- мажоритарный этнос изолирован от миноритариев Молдовы;

- территориально страна дезинтегрирована, что позволяет им решать проблему объединения правого берега Днестра (часть бывшей Бессарабии до 1940 г.) с Румынией без Приднестровья;

- мнение миноритариев правого берега Днестра при решении вопроса об объединении с Румынией игнорируется.

Если кратко, то выше сказанное вмещается в формулу: до 2009 г. унионисты на правом берегу Днестра уже решили проблему названия языка - румынский. Теперь они считают, что успешно взялись за решение проблемы одного этноса, румынского, сформировав посредством румынских паспортов, румынской идеологии румынское самосознание у подавляющего большинства мажоритарного населения до 30–40-летнего возраста, прошедшего через румынскую школу в Молдове. И они подошли вплотную к тому рубежу, когда должны заняться практической реализацией унии.

Нынешняя власть поставила перед собой задачу завершить дискуссию относительно принадлежности молдаван-бессарабцев к румынскому этносу и объединить Молдову с Румынией. С этой целью она:

- убрала все препятствия, созданные прежней властью в отношениях с Румынией (нормализовала политические отношения с Бухарестом, сняла колючую проволоку на границе с Румынией, заключила соглашение о малом приграничном трафике, предоставила Бухаресту право быть адвокатом Молдовы в ЕС и других европейских структурах);

- пересматривает все конституционные и законодательные нормы, затрудняющие проведение референдума об объединении с Румынией и получение искомого результата (признание итогов референдума «за» при 50% плюс один голос, принявших участие в голосовании). В условиях, когда мажоритарное население и румынское меньшинство на правом берегу Днестра составляет более 75% от общего количества населения, вопрос объединения решается без учета мнения миноритариев;

- объявило о намерении изменить в Конституции название молдавского языка на румынский и вернуть в систему образования учебный предмет «История румын» вместо «Интегрированной истории»;

- реализует план уничтожения оппозиции не столько из-за ее коммунистической символики, сколько преследуя цель лишить сторонников государственности Молдовы политической силы, вокруг которой большинство из них консолидированы как избиратели.

Указ врио президента от 24 июня логически вписывается в политику, идеологию и практику АЕИ на завершающем этапе процесса объединения с Румынией, начатого установлением нового языкового режима в августе 1989 года и продолжаемого после 7 апреля – 29 июля 2009 г.

Смысл Указа не столько в том, что в нем в контексте парламентской Декларации 1990 г. относительно пакта Молотова – Риббентроппа от 23 августа 1939 г. пересматривается оценка событий 28 июня 1940 г., хотя именно они в нем и фигурируют. На мой взгляд, главный смысл Указа в том, что он пересматривает итоги русско-турецкой войны 1806 – 1812 гг., зафиксированные в майском 1812 г. Бухарестском мирном договоре. Согласно ему, к России отошли Пруто-Днестровская часть Молдавского княжества, а также Буджак, ставшие затем общей административно-территориальной единицей в составе Российской империи под названием Бессарабская область. Ведь только в этом случае можно логически и исторически выстроить принадлежность Пруто-Днестровского междуречья Молдавскому княжеству, которое, объединившись с Валахией, вместе создали новое государство Румыния. Следовательно, если бы не было 1812 года, то и не было бы отделения Пруто-Днестровской части Молдавского княжества от процесса объединения двух Дунайских княжеств в одно государство. Вот истинная логика Указа Гимпу. Насколько эта логика соответствует историческим реалиям и насколько она способна в 2010 году вернуть территориальную ситуацию, существовавшую до Бухарестского мира 1812 года – это другой вопрос. Это уже логика истории без сослагательного наклонения, которой Гимпу и АЕИ не подчиняются. Но не они первые пытаются пересмотреть исторические реалии, не они первые развязывали кровавые войны, пострашнее и покровавее Бендерской 1992 г. Но вот, ожидает ли их такой же финал?

Указ Гимпу нацелен на то, чтобы развязанной пропагандистской кампанией прозомбировать всех граждан Молдовы унионизмом, убедить их, что в 1940 г. была оккупация Бессарабии Советским Союзом и этим она была отторгнута от матери-родины. Эта пропагандистская кампания должна предшествовать проведению референдума об объединении. И почему бы его не провести в юбилейном 2012 г.? Во всяком случае, Михай Гимпу, если мне память не изменяет, еще в 2007 году озвучил эту идею. Почему бы ее не осуществить, коль власть в руках? АЕИ поддержит, никуда не денется, кормушка то у них одна и та же.

Так что, не дурак Михай Гимпу, и не больной. Его Указ обусловлен не только предстоящей избирательной компанией, он многофункционален. А вот мы, объявляя спикера и врио не здоровым и не с неба звезд хватающим, недооцениваем угрозу, нависшую над суверенитетом и нейтралитетом демократической Республики Молдова, и разоружаем ее народ перед угрозой утраты им политической идентичности. Вместо того чтобы мобилизовать его на борьбу против унионизма за право самому решать свою судьбу и судьбу своей Родины.

Иван Грек, доктор истории, политолог, член Ассоциации историков и политологов «Pro-Moldova»

P.S. От редакции портала ava.md
Когда-то одного дебошира из немецких пивных тоже не хотели воспринимать всерьез, считали придурковатым клоуном. Вскоре он заставил «веселиться» весь мир. «Historia est magistra vitаe»?

Обсудить