Молдова: новый сговор элит?

Несмотря на кажущуюся беспринципность данного союза, у него всё-таки куда больше плюсов, чем у правящего АЕИ. По сути, этот союз будет намного стабильней, чем АЕИ, а, значит намного функциональней.

На весенние парламентские выборы в марте 2009 года фактически все либеральные партии шли с лозунгом «Долой коммунистов!», продвигая в электоральные массы идею о том, что ПКРМ - это «сила зла», «антидемократическая структура», что чуть ли не единственная проблема Молдовы - это наличие во власти коммунистов.

Сама же ПКРМ в это самое время призывала «защищать Родину от унионистов и либералов».

Все эти лозунги и бескомпромиссное противостояние лишь углубили раскол молдавских политических элит, а с ними и всего общества.

События 7 апреля 2009 года и нынешний «указ» врио президента Молдовы Михая Гимпу, объявляющий 28 июня «днём советской оккупации», привели саму нашу страну на грань раскола. Гагаузия, Бельцы и другие 13 районов Молдовы отказались выполнять этот скандальный «указ», фактически совершив выход из правового поля страны. А от этого уже всего лишь шаг до начала раздробления государства.

Но, следует также признать, что контакты между противоборствующими политическими группировками не прекращались. Возможно, именно благодаря этому, ещё не произошел окончательный развал всей политической системы Молдовы.

В мае 2009 года, как и в июне 2010 года в СМИ, например, появилась информация о том, что между ПКРМ и АНМ уже в мае 2009 года якобы существовали договоренности о переделе власти, и лишь неумеренные властные амбиции отдельных политиков, а отнюдь не «высокие принципы», не позволили тогда создать альянс ПКРМ с АНМ.

А ведь в апреле – мае 2009 года либералы единым хором убеждали всех нас в своей исключительной принципиальности и абсолютной неподкупности. В некоторых молдавских СМИ даже заговорили тогда о том, что вот, дескать, весной 2009 года в Молдове родилась, наконец-то, «настоящая оппозиция»!

Уже 4 декабря 2009 года, за два дня до президентских выборов, лидер ЛДПМ Владимир Филат встретился с лидером ПКРМ Владимиром Воронином, что вызвало определенные догадки, предположения и даже подозрения в обществе.

Зачем встречался лидер ЛДПМ с лидером ПКРМ, если ранее либералы устроили настоящую травлю коммунистов, до сих пор не совсем понятно. Тем более, что в тот же день была встреча и между Марианом Лупу и Владимиром Воронином.

Непонятно и то, почему после данной встречи лидер ПКРМ, ранее грозно обещавший «разобраться» с молодым лидером либерал-демократов, назвав его «пацаном», на сей раз отозвался о нём в довольно теплых словах и выражениях.

Примерно в таком же доброжелательном тоне Владимир Воронин, как известно, ранее отзывался только о Юрие Рошке, после известного «консенсуса» между ПКРМ и ХДНП в апреле 2005 года.

При этом вспоминается, что 4 апреля 2005 года в голосовании в парламенте за избрание Владимира Воронина на второй срок президентом Молдовы участвовал и сам Владимир Филат, бывший в ту пору заместителем лидера Демократической партии Дмитрия Дьякова.

Да и сама ЛДПМ, создателем и лидером которой является Владимир Филат, как утверждают в политических кулуарах некоторые осведомленные лица, появилась в 2007 году вскоре после завершения серии встреч, бесед и одобрения со стороны руководства Партии коммунистов.

Цель ПКРМ тогда была вполне очевидной - отнять голоса электората у вышедшей из-под её контроля ДПМ.

Правда, сами либеральные аналитики говорят о другой цели – попытке остановить стремительный рост рейтинга молодого либерала Дорина Киртоакэ и его Либеральной партии.

Но позже якобы произошел личностной конфликт между лидером ЛДПМ и ПКРМ, что и привело к радикализации позиции партии либерал-демократов.

После встречи Воронина с Филатом в политических кулуарах заговорили о неких «соглашениях», якобы достигнутых между ЛДПМ и ПКРМ. Целью их называлось желание саботировать избрание Мариана Лупу на должность президента страны.

Филат, таким образом, нейтрализовал своего потенциального конкурента в борьбе за должность президента, а Воронин защитил Партию коммунистов от будущего перетока депутатов из её фракции к новому мощному центру власти.

В этой ситуации пропагандисты ЛПМ и ДПМ в унисон заговорили о том, что якобы экс-президент Воронин получил от Филата некие гарантии личной неприкосновенности. Но, если это, действительно, так, тогда трудно понять, как это согласуется с развязанной сегодня травлей Олега Воронина и его бизнеса.

Кстати, следует упомянуть о том, что 7 декабря 2009 года, во время голосования в парламенте по кандидатуре Мариана Лупу на пост президента, один бюллетень оказался …испорченным.

Думается, это было сделано «на всякий пожарный случай», чтобы исключить неприятные последствия, если вдруг кто-то из «группы Цуркана» решил бы проголосовать за кандидатуру Лупу. Тем более, что тогда говорили о том, что из фракции ПКРМ собираются выйти не 4, а 8 депутатов. Вот поэтому и «предохранились»…

Проблема состояла в том, что с «группой Цуркана» вели параллельные переговоры не только демократы, но и представители ЛДПМ. И это был очень серьезный просчет со стороны демократов.

ЛДПМ удалось убедить «раскольников» не выходить из фракции ПКРМ до момента голосования и не голосовать за кандидата от ДПМ. В основе переговоров лежали, видимо, взаимные бизнес-интересы. Поэтому Владимир Цуркан и его «команда» вышли из фракции ПКРМ аккурат после провала попытки избрания Мариана Лупу президентом.

После того, как в апреле 2010 года Владимир Филат заявил о том, что на прямых президентских выборах он проголосовал бы «за самого себя», всем стало окончательно ясно, что АЕИ потерял структурное единство, так как лишился единого кандидата в президенты.

Фактически, лидер ЛДПМ Владимир Филат открыто объявил о вступлении в борьбу за президентское кресло. Но в этой борьбе ему противостоят два достаточно сильных конкурента внутри самого Альянса - ЛПМ и ДПМ.

«Алгоритмическое» правительство Филата вскоре стало неэффективным, малофункциональным, решения премьера саботировались, особенно министрами, выдвинутыми в кабинет от ЛПМ.

Врио президента Михай Гимпу открыто «давил» на комиссию Нагачевского, требуя от неё жестких разоблачений и выводов, необходимых ему для публичной «казни» Партии коммунистов.

При этом, вполне возможно, Гимпу чувствительно задел интересы и партийных элит ЛДПМ. Вследствие этого между ЛПМ и ЛДПМ появились трения и экономические конфликты, началась борьба за передел влияния (скандал вокруг мусоросжигательного завод в Кишиневе и прочее).

А вот это уже очень серьезно. По-видимому, премьер Филат сильно устал от постоянных «сюрпризов» от Гимпу, а потому решил предпринять контрмеры - руководство ЛДПМ решило нейтрализовать влияние ЛПМ и ДПМ с помощью Партии коммунистов.

Всё это в итоге привело Филата к отчаянному поиску компромисса с ПКРМ, с одной стороны, и с Москвой, с другой, для получения гарантий о «невмешательстве» в политическую ситуацию в Молдове на предстоящих в ноябре 2010 года всеобщих президентских выборах.

Одновременно наметилось определенное сближение между ДПМ и ЛПМ. То есть, вновь повторилась типичная для Молдовы ситуация, когда отдельные партии «дружат друг против друга».

Уже 27 апреля 2010 года, в ходе одной из пресс-конференций, премьер-министр Владимир Филат заявил, что, к сожалению, каждая партия Альянса выходит сегодня с отдельной, не согласованной с правительством позицией, а все члены Альянса занимаются самопиаром.

Тем самым, Владимир Филат чётко дал всем понять, что и сам он также, вследствие сложившейся в Альянсе ситуации, отныне свободен в выборе не только методов политической борьбы, но и, что гораздо важнее, политических партнеров.

Поэтому неудивительно, что о неких «новых соглашениях» между ПКРМ и ЛДПМ вскоре заговорил и лидер либералов Михай Гимпу. Например, 19 мая 2010 года он обвинил Филата в «секретных переговорах» с Ворониным и Ткачуком.

Так ли это, на самом деле, сказать трудно, но, во всяком случае, об этом прямым текстом сообщила газета «Молдавские Ведомости» 26 мая 2010 года. Правда, в чем заключается суть этих новых переговоров между Филатом и Ворониным, газета, увы, многозначительно умолчала.

Как бы там ни было, однако, как следствие, в местных СМИ тут же поднялся шум и галдёж, а представители ДПМ заговорили о «предательстве принципов Альянса» и даже о его фактической смерти.

Тем не менее, назревавший в Альянсе грандиозный скандал всё-таки удалось спустить на тормозах, организовав заслушивание доклада «комиссии Гимпу, переключившее внимание с этого неприятного казуса на новые проблемы.

24 июня 2010 года врио президента Михай Гимпу издал указ «о советской оккупации Бессарабии», вокруг которого поднялся неимоверный шум в СМИ, в том числе и в иностранных. Все стали писать и говорить только об этом скандальном указе, забыв про другие проблемы.

В пылу разгоревшихся баталий мало кто заметил хорошо спланированную и чётко проведенную либерал-демократами Филата «спецоперацию» в кишиневской мэрии.

В принципе, указ Гимпу означал не столько выпад против ПКРМ Воронина, сколько удар в спину Мариану Лупу и Владимиру Филату. Но Филат оказался далеко не так прост, как того хотелось бы его либеральным конкурентам.

Он, похоже, заранее знал о подготовлено Гимпу указе уже 23 июня. Поэтому в день выхода этого указа в кишиневской мэрии было проведено экстренное заседание, на которой на безальтернативной основе председателем МСК был избран представитель ЛДПМ Геннадий Думанский, за которого проголосовали 26 из 31 присутствующих муниципальных советников.

Самое интригующее в этом ситуации состоит в том, что кандидатуру Геннадия Думанского внёс представитель ХДНП Александр Кордуняну, а при голосовании он получил несколько недостающих голосов муниципальных советников от ПКРМ.

Таким образом, ПКРМ не проголосовала за Думанского всей фракцией в полном составе, дабы не брать на себя политическую ответственность.

Но тот факт, что его кандидатуру внёс на голосование христианский демократ Александр Кордуняну, вполне убедительно свидетельствует о наличии сговора между ЛДПМ – ХДНП – ПКРМ с участием АНМ и ПГ.

Фактически, ЛПМ была «выдавлена» из «конвента», отказавшись участвовать в голосовании. Теперь мэр-либерал Дорин Киртоакэ получил в МСК мощного оппонента, куда лучше знающего тонкости администрирования столицы, чем он.

Похоже, что и некоторые управления были пересмотрены «новой коалицией». Следовательно, скоро возможны «перетряска» всей городской администрации, пересмотр приоритетных проектов, переориентация финансовых потоков и другие действия, отнюдь не в пользу мэра Киртоакэ.

Если до сих пор Муниципальный совет Кишинёва голосовал за проекты мэра Киртоакэ, то теперь, имея нового председателя МСК, советники смогут продвигать свои проекты, а, значит, и интересы своих партийных команд.

Это, безусловно, «удар ниже пояса» по ЛПМ. При этом следует особо подчеркнуть, что председателя МСК Кишинёва до сих пор никак не могли избрать почти целый год. По этой причине либерал Киртоакэ чувствовал себя единовластным хозяином столичного муниципия. А вот теперь, в новом формате муниципальной власти, ни один проект Киртоакэ не пройдет без предварительного одобрения со стороны МСК, читай, ЛДПМ и, похоже, ПКРМ.

Из сказанного выше можно сделать несколько вполне логичных выводов.

Во-первых, ПКРМ продолжает сохранять огромное влияние на политическую систему Молдовы. Просто «выдавить» ее на обочину политической жизни страны у Альянса никак не получается и, скорее всего, не получится. Это, вероятно, уже начинают понимать некоторые члены Альянса, поэтому на местах то тут, то там стали появляться коалиции с участием представителей ПКРМ.

Во-вторых, коалиции с участием 4-5 партий, в которых присутствуют антисистемные, праворадикальные партии, нежизнеспособны и нефункциональны. Альянс «За европейскую интеграцию», имеющий в своём составе одну такую партию - ЛПМ, тому убедительное свидетельство.

В-третьих, некоторые партии АЕИ, стремясь доказать свою преданность Альянсу, приложили слишком большие усилия для сохранения этого, фактически мертворожденного, политического «ребенка». Теперь же они реально рискуют выпасть из намечающихся «раскладов».

В-четвертых, следует признать, что вышеназванный анализ, не базируясь на «железных фактах», является несколько умозрительным, так сказать, дедуктивным.

Поэтому не остается ничего иного, как выдвинуть осторожную гипотезу о том, что ПКРМ и ЛДПМ запустили пилотный проект будущей коалиции власти, устраняя от участия в нём остальных, слишком радикальных или «романтично настроенных» членов АЕИ.

Осенью 2010 года, по слухам, возможен новый съезд ПКРМ. Если на нём будет провозглашено начало определенной модернизации Партии коммунистов и омоложения ее руководства, то ничто не сможет помешать вышеназванному альянсу коммунистов с либерал-демократами.

Это предположение тем более не лишено определенного смысла, если учесть, что недавно Владимир Филат с частным визитом посетил Москву.

Вернувшись в Кишинёв, премьер-министр Филат предложил, чтобы религия в школах преподавалась на уровне факультатива. Возможно, премьера в Москве попросили это сделать, дабы упредить церковный раскол назревающей в Молдове из-за явно поспешных и непродуманных политических шагов молдавского Митрополита Владимира, которые не одобряются в самой РПЦ.

Это могло быть первым «домашним заданием» Москвы для премьера Филата. И даже если в будущем окажется, что коалиция между ПКРМ и ЛДПМ всё-таки невозможна из-за непреодолимых идеологических противоречий, то, во всяком случае, совершенно ясно, что она возможна на уровне борьбы с общими конкурентами. Прежде всего, с ЛПМ и ДПМ.


Несмотря на кажущуюся беспринципность данного союза, у него всё-таки куда больше плюсов, чем у правящего АЕИ. По сути, этот союз будет намного стабильней, чем АЕИ, а, значит намного функциональней.

Власть на двоих поделить намного легче, чем на четверых. Наверное, идею такой коалиции ПКРМ и ЛДПМ поддержит (или уже поддерживает) молдавский бизнес, изрядно уставший и много потерявший от «перманентной революции», проводимой либералами Гимпу и Киртоакэ. Поэтому и наблюдаются постоянные попытки крупных бизнесменов самим участвовать в большой политике, их поиски сближения с наиболее перспективными внутримолдавскими политическими игроками.

Возможно, и внешние политические игроки, в том числе Москва и Киев, вздохнут в таком случае с облегчением. Не Париж, конечно, и не Брюссель, но есть некая вменяемость власти, а, значит, есть и предсказуемость её действий.

И уж, конечно, намечающийся альянс правых с левыми будет означать первый шаг на пути к преодолению раскола молдавского общества и всей страны. А сегодня это, фактически, самая главная национальная идея - объединить общество, а с ним и всю страну.

Хотя, по нашему мнению, для настоящего преодоления этого раскола нужна «большая коалиция» в составе ПКРМ – ДПМ - ЛДПМ. Именно ДПМ может стать своего рода «буфером», связующим звеном между левыми и правыми в Молдове.

Участие в такой коалиции ДПМ может придать ей большую легитимность, учитывая всё ещё достаточно высокий личный рейтинг Мариана Лупу. ДПМ может сделать такой союз правых и левых более естественным в глазах электората, предотвратить его отторжение общественным мнением или даже обвинения «в предательстве».


Богдан Цырдя

Обсудить