О «научном обосновании» т.н. «комиссией академии наук» «оккупационного указа» М. Гимпу

Мы уже отмечали, что объявление Михаем Гимпу 28 июня «днём советской оккупации Бессарабии» является, в первую очередь, попыткой объявить саму эту государственность нелегитимной и дополнитекльно подчеркнуть, на этот раз в «президентском декрете», о «румынском характере» «румынской земли Бессарабии».

Фашистсвующий Гимпу и его компания действительных оккупантов-румынизаторов ненавидят всё молдавское и стремятся стереть из памяти народа даже само воспоминание о нём с тем, чтобы как можно скорее на практике приступить к реальному демонтажу Республики Молдова и её «присоединению» к «Родине-матери Romania Mare». В этом контексте и следует воспринимать его «оккупационный декрет» и всё что последовало по его инициативе за этим.

Однако история так распорядилась, что день 28 июня стал одним из основных символов молдавской государственности, когда в 1940 году завершилась 22-летняя аннексия территории Молдавской Республики, осуществлённая полуфеодальной румынской олигархией в начале 1918 года. В результате этого молдавский народ получил возможность восстановить свою государственность в составе советского многонационального государства, что и произошло 2 августа 1940 года.

Не следует игнорировать и тот факт, что и 27 августа 1991 года, когда была провозглашена независимость Республики Молдова, также явилось прямым политическим юридическим следствием событий июня-августа 1940 года из истории молдавского народа.

Естественно, что данный «президентский указ» является бальзамом на душу не только прорумынским ненавистникам Молдовы, но и тираспольским сепаратистам. Однако и для самого Гимпу & Ko дальнейшее углубление территориального раскола Республики и максимальное удаление обеих берегов Днестра друг от друга является непременным условием ликвидации независимого Молдавского Государства и его аннексии Румынией. Данный «декрет» есть реанимация дела крайне националистических прорумынских сил разлива 1990-1992 гг., узурпировавших тогда власть в Молдове и развязавших кровопролитную братоубийственную войну на Днестре.

А сегодня эти же политические силы, столкнувшие молдавское общество в состояние гражданской «холодной войны», стремятся окончательно расколоть его по политическому и национально-территориальному принципу, доказать «несостоятельность» молдавской государственности, ввести Молдову в полный и неконтролируемый хаос, чтобы потом заявить, что «единственным выходом из него является спасительное объединение с Румынией».

В этом контексте, издание во второй редакции, на этот раз под руководством академика Андрея Ешану, «комиссии Гимпу», является продолжением из той же румыноунионистской песни г-на врио президента. И пле...ть товарищам «учёным», на историческую правду. Раз надо, они возьми, и «научно» подтверди правильность самого правильного указа наиправильнейшего из бессарабских румын.

Но в начале по существу вопроса. Во-первых, как может считаться оккупацией событие 28 июня 1940 года из нашей истории, если подавляющее большинство жителей тогдашних Бессарабии и Северной Буковины проклинали уходящую румынскую армию и администрацию и приветствовали вступившую в край Красную Армию. И где это г-н Ешану успел увидеть документы опровергающие эту истину? Все без исключения румынские (подчёркиваю, румынские, не советские) документы периода 1918-1940 гг. (донесения сигуранцы о настроениях молдаван, рапорты военного командования вышестоящим инстанциям, доклады почтовых цензоров, материалы расследований о положении в Бессарабии различными румынскими парламентскими комиссиями, мемуары румынских и бессарабских деятелей, статьи из бухарестской прессы о ситуации в нашем крае и т.д. и т.п.) буквально вопиют о ярой ненависти и презрении подавляющего числа молдаван к румынским оккупантам. Как это можно «не заметить» буквально 99-процентный документальный пласт?

Во-вторых, как могли с точки зрения международного права наши уважаемые коллеги из т.н. «комиссии Ешану» объявить возврат Бессарабии в состав СССР нарушением данного права и её оккупацией, если с 1918 по 1940 гг. ни одна страна мира не признала де-юре аннексию Пруто-Днестровской Молдовы полуфеодальной королевской Румынией? Предвижу радостные возгласы: а как же Парижский «протокол послов» (Англии, Франции, Италии и Японии) 1920 г.? Дело в том, что будучи подписан, он так и не вступил в юридическую силу по причине его не ратификации одной из сторон. И этот факт всегда признавали выдающиеся румынские дипломаты Титулеску и Кретзяну. А США вообще никогда не признавали вхождение Бессарабии в состав Румынии, считая её оккупацией чистой воды.

Более того, когда в июне 1940 г. Советский Союз решительно потребовал от румынских властей возврата Бессарабии, ни одна страна мира, включая всех без исключения союзников Румынии, не поддержала Бухарест и все без исключения правительства, которые открыто (или иным образом) высказались по этому вопросу, поддержали СССР. Исключений не было! И это элементарно, Ватсон, пардон (по-польски, маман), Ешану!

Даже румыны не стали возражать советской стороне хотя бы морально-юридически. Осознавая юридическую несостоятельность и гнилость своей позиции, румынское правительство даже не попыталось сделать заявление протеста не только для «внешнего», но и для «внутреннего потребления». А через 70 лет, т.е. «задним числом», некоторые «румынские патриоты» пытаются «исправить эту ошибку» путём переписывания истории в угоду великодержавному румынскому геополитическому проекту.

Однако тогда политическое руководство Румынии капитулировало и уступило без борьбы провинции, которые считало «исторически румынскими». Советскому Союзу уступили без малейшего, пусть символического, сопротивления более 50 тыс. км2 с населением около 4 млн. человек. В следующей монографии мы раскроем, насколько «законным» было «присоединение» Бессарабии к Румынии в 1918 г. Но если румынское государство считало её своей, – «плотью от плоти страны», – тогда следовало защищать её любой ценой и любыми жертвами, как защищает мать своих детей.

Тот факт, что этого не случилось, вольно или невольно доказывает, что Бессарабия была «нелюбимым ребёнком» Румынии, чужой дочерью «Родины-матери» и, фактически, в течение 22 лет – постоянно деградирующей колонией, из которой только брали, не возвращая взамен ничего. То, что не защищаешь, более тебе не принадлежит. Так что, если до того момента Румыния имела ещё какие-то «исторические» и «моральные» претензии в отношении Бессарабии, пусть и непризнанные мировым сообществом, события июня 1940 г. рассеяли их окончательно.

Естественно, сегодня сложно категорически заявлять, о чём думали бессарабцы в 1940 г., но если предположить невозможное и в 1940 г. был бы проведён референдум, на котором население края, без давления, под международным контролем, свободно бы выразило своё мнение, – по итогам волеизъявления только в составе Румынии не осталось бы.

И если господа Ешану & Ко не выполняли бы заказ тов. Гимпу, а были бы объективными и непредвзятыми исследователями, они не смогли бы всё вышеприведённое игнорировать.

Но можно привести и аргументы более низкого порядка – о состоятельности и законности самой «комиссии».

Во-первых, кто и как её создавал в «великой тайне», если об этом не знали даже люди, которые первые должны были бы принять участие в этом «процессе». Я имею в виду директора центра истории Института истории, государства и права г-на Леонида Бульмагу. Также, при соблюдении законной процедуры, было немыслимо проигнорировать и члена-корреспондента АНМ Владимира Царанова, и ведущего молдавского юриста-международника (также сотрудника вышеуказанного института) Александра Буриана, и многих других специалистов.

Но в том то и оно, что для «научного обоснования законности указа» требовались не специалисты, а румыноунионисты. И, среди членов этой пресловутой «комиссии», все оказались таковыми – именно этот критерий оказался определяющим при её составлении. Наши «евро-ориентированные демократы» хотя бы для приличия не стали разряжать «сплочённые ряды» «инородным элементом». Всё её члены – «добрые румыны».

В-третьих, рассмотрим состав «комиссии Гимпу» второго пришествия с точки зрения компетентности её составных. Кто такой, к примеру, г-н председатель Андрей Ешану? Специалист по молдавской культуре эпохи позднего феодализма. Возможно не плохой. Но что общего у него с проблемой, которую под «его чутким руководством» «решает» «комиссия»? Думаю, столько же, сколько и между Гегелем и Гоголем.

А Демир Драгнев, другой специалист по молдавскому феодализму? О его компетентности в подробностях раскрывается в брошюре «De la apologetica comunismului, prin analfabetism si plagiat, spre romanismul xenofob. Chisinau, 2010». Подробнее не стоит останавливаться на биографии данного деятеля в своё время славно потрудившегося на ниве «борьбы с румынским национализмом».

Может быть в лучшем положении г-н Анатол Царан? А разве не он являлся главным специалистом по социалистическому образу жизни? Не он ли писал книги «Вперёд к коммунизму!»?

Или может быть г-н Георгий Кожокару, писавший ещё в 1989-1990 гг. об «оккупированной румынами советской Бессарабии» и об «освободительной борьбе против буржуазно-помещичьего гнёта Румынии в период 1918-1940 годов», лучше других подходит для членства в этой комиссии? А может быть господа Георгий Николаев (специалист по культуре Советской Молдавии) или Ион Жаркуцкий (его тема – это Бессарабия XIX-го века) лучше всех справились с поставленной задачей?

Хотя есть один крупнейший специалист в этом вопросе – нынешний апологет каннибала Антонеску А. Петренко, которого в своё время, при этом не испытывая к нему никакого доверия и против своей воли, КГБ был всё же вынужден отправить в аспирантуру в логово к оккупантам и угнетателям несчастных «бессарабских румын». Вернувшись из «вавилонского плена» Анатолий Михайлович принялся писать книжки о борьбе коммунистов против «подлых либералов» и другой «буржуйской нечисти», безжалостно угнетавшей несчастных тружеников серпа и молота, столь ненавистных сегодня всей нашей честн?й компании.

Правда затем он стал писать другие книжки, о том как (безоружные) «подлые жиды» в июне 1940 года оплёвывали и убивали смелых и честных румынских офицеров (вооружённых до зубов) и за что «благороднейший из румын» маршал Антонеску вполне справедливо «очистил» «родную Бессарабию», а за компанию и «Транснистрию» от «всяких смрадных гадов» (выражение принадлежит не мне, а Глебу Жиглову).

В-четвёртых, данная «комиссия», как и предыдущая, полностью незаконна, так как тотально непредставительна. О её научности, можно утверждать лишь будучи мертвецки пьяным, но ведь в таких случаях является абсолютно обязательным и т.н. «представительский» аспект. В неё должны были войти сторонники всех научных историографических школ Республики Молдова, представители всех национальностей и всех регионов республики (т.е. в обязательном порядке – Тирасполя и Комрата). Немыслима подобная комиссия без ведущих юристов (не знаю, в какой степени г-н Ташкэ подпадает под это определение?!) и политологов. В обязательном порядке в её следовало ввести и зарубежных специалистов.

Но в том то и оно, что вся мировая историческая наука (за исключением националистической румынской) и виднейшие иностранные юристы-международники считают акт 28 июня 1940 года вполне законным и справедливым и никто и никогда не ставил этот вывод под сомнение.

Вот поэтому и не стал г-н Гимпу создавать законные, компетентные и представительные комиссии, а породил похожего на своё идейное отражение уродца.

Ну и последний аргумент. Как же могли столь уважаемые Влад Филат и Мариан Лупу говорить о дне 9 мая 1945 года как о Великой Победе над фашизмом в Великой Отечественной войне, если 28 июня было оккупацией?!

Тогда одно из двух. Или 28 июня это оккупация и, следовательно, 9 мая это наше поражение, или 9 мая это наша Победа и, в таком случае, 28 июня есть окончание румынской оккупации!!! Ну, а если 9 мая наша общая Великая Победа, тогда правы Влад Филат и Мариан Лупу и тотально не прав маргинал Михай Гимпу со своим интеллектуально-моральным убожеством о «советской оккупации» и «поражении» во второй мировой войне.

Да и вообще, если бы не данная «оккупация», кто бы стал обучать Михаила Фёдоровича 14 лет на заушном юрфаке? Хотя, «проучившись» зоёшно полтора десятилетия, можно стать самым серьёзным юристом Бессарабии. А почему бы и нет – медведя за полгода учат кататься на велосипеде и всего за три месяца – кувыркаться...


Сергей Назария, Исполнительный директор Ассоциации историков и политологов «Pro-Moldova»

Обсудить