Оценка позиции Академии наук РМ по «оккупационному указу» Михая Гимпу

Достоверность или недостоверность тех или иных фактов и событий, их соответствие исторической истине подтверждается не указами и пресс-конференциями, а качественными, профессиональными исследованиями: монографиями, сборниками документов, на худой конец, научными статьями.


Владимир Москалев, Кишинев

Это вполне нормально, что кто-то имеет точку зрения на нашу историю, отличную от общепризнанной, или меняет её со временем - все мы меняемся. Правда, наводит на грустные размышления тот энтузиазм вчерашних преподавателей университетов марксизма-ленинизма, с которым они громят свои же диссертации, оставаясь при этом при всех научных степенях и званиях.

Я бы остановился на другом. Перед исторической наукой всегда стоял выбор между научной беспристрастностью и политической конъюнктурой. Не все с этим справлялись, меняя амплуа учёного-исследователя то на прокурора-обвинителя, то на судебного исполнителя. Подобно инженю, которой надоели роли второго плана, пытаются они играть иные роли, путая сценарии и слова. Не хотел бы комментировать выступление академика Ешану. Возможно его выступление кем-то неверно интерпретировано. В любом случае вызывает сожаление, что подобные безапелляционные заявления об исторических событиях, в отношении которых, уверен, большинство учёных-историков, да и всего населения имеют противную точку зрения, произносятся от имени Академии наук. Будет очень жаль, если наша Молдавская Академия Наук, имевшая серьёзные научные школы, скатится до академии молдавских (румынских) наук, постепенно превращаясь в политическую обслугу.

Александр Дюков, Москва


Чрезвычайно печально, что столь уважаемое учреждение, как Академия Наук Республики Молдова пытается поддержать своим авторитетом абсолютно псевдонаучный тезис об "оккупации Бессарабии". Я посоветовал бы господину Ешану обратить к работам специалистов в области международного права, таким, как например, львовский юрист И.Г. Адамчук. Тогда бы господин Ешану был бы в курсе, что Бессарабия и Северная Буковина были переданы СССР с соблюдением всех действующих норм международного права, а потому включение их в состав СССР не может рассматриваться как "оккупация". К сожалению, я не могу расценить позицию АН Молдовы иначе как откровенно политическое ангажированное, не имеющее ничего общего с наукой.

Владимир Букарский, Бендеры

Я не знаю, о каких документах говорит г-н Ешану. События 28 июня 1940 года уже досконально изучены. Советская Россия, начиная с 1918 года, никогда не признавала румынской оккупации Бессарабии. В 1924 г. Москва предложила Бухаресту провести плебисцит среди населения Бессарабии, но Румыния в категоричной форме это предложение отвергла. Румынская власть была негелитимна в глазах большинства населения Бессарабии. О какой же "оккупации" можно вести речь?

Высказывание г-на Ешану ещё раз говорит о том, что вся гуманитарная наука в Республике Молдова находится под мощным контролем румыно-унионистских сил. Процесс румынизации гуманитарной научной сферы в Молдове, запущенный в конце 80-х гг., не останавливался ни на один день, кто бы ни находился у власти - фронтисты, аграрии или коммунисты.
Всё это лишний раз демонстрирует острейшую необходимость деидеологизации научной и образовательной сферы в Молдове. Это одна из главных проблем, которую предстоит решить новому руководству страны. В противном случае наука и образование в Молдове по-прежнему будут монопольно контролироваться узкой идеологической кликой, лоббирующей интересы соседнего государства в гуманитарной сфере.

Зураб Тодуа, Москва

Достоверность или недостоверность тех или иных фактов и событий, их соответствие исторической истине подтверждается не указами и пресс-конференциями, а качественными, профессиональными исследованиями: монографиями, сборниками документов, на худой конец, научными статьями. Между тем за 20 лет существования независимой Молдовы, за редким исключением, серьезных и глубоких исследований по ее истории так и не создано ни специалистами АН, ни другими историками.

Данное заявление является конъюнктурным и, вероятнее всего, сделано под давлением нынешнего руководства Молдовы.
М. Гимпу и АЕИ может создать еще с десяток комиссий, а академик А Ешану сделать еще столько же заявлений, однако от этого ситуация вокруг 28 июня 1940 года, так же, как и вокруг других исторических дат, радикально не изменится. Всегда будут специалисты, у которых найдутся свои серьезные аргументы, опровергающие подход М. Гимпу, А. Ешану и Ко.

Более того, для всех объективных и здравомыслящих ученых в Молдове и за ее пределами понятно, что по событиям, связанных с 28 июня 1940 г. на самом деле не о чем спорить, если не преследовать цель ликвидировать молдавскую государственность.

Я не исключаю, что когда в Молдове будет другая власть (а рано или поздно, это произойдет, АЕИ - не вечен) она отменит ряд глупых указов и распоряжений Альянса, распорядится убрать с площадей и улиц камни и булыжники, а представители АН РМ вероятнее всего поспешат выступить с другим заключением, более подходящим моменту.

Обсудить

Другие материалы рубрики