Глобальный кризис и левый поворот в идеологии и политике

Суть социализма заключалась не в новых формах собственности. Это потом все придумали сталинские идеологи. А в том, что социализм – это ничто иное, как капитализм, ограниченный новым передовым типом культуры – управленческой, гуманистической, хозяйственной, промышленной, политической ...

Материал

Комментарии 1

Войти
  • Ф
    # Фред
    “Левый поворот в идеологии и политике” Марка Ткачука с выходом вправо.
    Редко встречаются статьи, на которые стоило бы реагировать, но на статью М. Ткачука “Глобальный кризис и левый поворот в идеологии и политике” пришлось обратить внимание не только потому, что она оппортунистическая по сути, но и потому что М. Ткачук, позиционирующий себя как теоретик, отражает фактически идеологию ПКРМ, идеологию правой социал-демократии в левом движении, и которая, в свою очередь, ничего общего с марксизмом не имеет.
    Для начала о познаниях в области марксизма г-ном Ткачуком. Автор пишет:
    “Для тех, кто глубоко интересуется марксизмом, особенно ранним Марксом не будет большим удивлением одна яркая антикоммунистическая цитата. Приведу ее целиком: «Мы твёрдо убеждены, что по-настоящему опасны не практические опыты, а теоретическое обоснование коммунистических идей; ведь на практические опыты, если они будут массовыми, могут ответить пушками, как только они станут опасными; идеи же, которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, — это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им» (Карл Маркс, 1842 год)”.
    Приводя цитату Маркса, автор назвал её яркой и антикоммунистической?! По-видимому, автор либо не способен понять написанное, либо выдаёт желаемое за действительное. Мало того, что Маркс к тому времени вышел из возраста младогегельянцев, но и цитата имеет совершенно другой смысл, особенно если её привести с окончанием.

    К. Маркс, т. 1, с. 114: “КОММУНИЗМ И АУГСБУРГСКАЯ
    «ALLGEMEINE ZEITUNG»”:

    “Мы твердо убеждены, что по-настоящему опасны не практические опыты, а теоретическое обоснование коммунистических идей; ведь на практические опыты, если они будут массовыми, могут ответить пушками, как только они станут опасными; идеи же, которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, — это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им. Но аугсбургская газета никогда, конечно, не испытывала тех мук совести, которые возникают, когда субъективные желания человека восстают против объективных воззрений его собст-
    венного ума, ибо она не обладает ни собственным умом, ни собственными воззрениями, ни собственной совестью”.
    (Т. 1, с. 118).
    Написано К. Марксом 15 октября 1842г.
    Напечатано в «Rheinische Zeitung» № 289,
    16 октября 1842г.
    Печатается по тексту газеты
    Полагаю, что последние слова, написанные Марксом, можно было бы смело адресовать и г-ну “теоретику” от ПКРМ.
    В одном г-н Ткачук может быть прав! Что эти “идеи, которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, — это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им”, действительно представляют опасность для таких мелкобуржуазных политиков и его класса, на который и опирается ПКРМ, каким и является г-н М. Ткачук.
    Далее, сей “теоретик” пишет: “Я привел эту цитату не для того, чтобы позабавить некоторых из нас. – Дело в другом. Анализ тогдашней системы отношений привел Маркса к предсказанию системы отношений принципиально-новой, которая объективно, помимо чьей бы то ни было воли, вырастала из тогдашнего капитализма. И это открытие, судя по всему, очень не по душе пришлось самому первооткрывателю. Оно было своего рода дурным пророчеством, негативным прогнозом для любителя дорогих сигар и рейнского вина”.
    Вот так г-н Ткачук делает “своё открытие”, не замечая своего откровения, ибо так может рассуждать только мелкий буржуа, который самому не безразличны “дорогие сигары и вино”. 24 — летний Маркс был уже сформированной личностью и не страдал мелкобуржуазностью, что и позволило ему стать одним из основоположников научного коммунизма. А г-ну Ткачуку прийти к осознанию, к пониманию коммунизма не грозит, ибо Маркс и Ткачук стоят на диаметрально-противоположных идейных позициях.
    И далее М. Ткачук пишет: “Ему не понравился этот самый коммунизм, этот новый порядок. И исключительная теоретическая смелость заставили Маркса принять это пророчество, как вызов, как способность увидеть место для коллективного социального творения новой вехи в развитии, новой ступени в человеческой истории”.
    Г-н Ткачук не понял, что Маркс не занимался пророчеством. Маркс приходит к научному обоснованию коммунизма, как неизбежный этап в развитии самой цивилизации, как её продукт, как отражение законов самой природы. Г-н Ткачук не понимает, что словосочетание “теоретическая смелость” подходит больше к гипотезе, научным предположениям, но не к уже готовым научно-обоснованным выводам.
    И далее: “И проклятый, опасный, агрессивный пролетариат через каких-то пять лет превращается в трудах Маркса из персонажа достойного нынешних американских триллеров в класс, несущий перспективу освобождения. Но только в том единственном случае, если этот класс овладевал соответствующим сознанием, осознанием своей миссии, если он, преодолев национальные границы и национальную ограниченность, способен был вступить за свое освобождение, руководствуясь научной теорией и соответствующей наднациональной партией – Интернационалом”.
    Здесь г-н Ткачук обнаруживает себя как человек, у которого не только отсутствует диалектико-материалистическим пониманием истории, но и элементарное не понимание им экономической теории Маркса.

    Ф. Энгельс, “Анти-Дюринг”:
    “…производительные силы, порождённые современным капиталистическим способом производства, так и созданная им система распределения благ, вошли в вопиющее противоречие с самим этим способом производства, и при том в такой степени, что должен произойти переворот в способе производства и распределения, устраняющий все классовые различия, чтобы всё современное общество не оказалось обречённым на гибель. На этом осязательном, материальном факте, который в более или менее ясной форме с непреодолимой необходимостью проникает в сознание эксплуатируемых пролетариев, — на этом факте, а не на представлениях того или другого мудрствующего домоседа о праве и бесправии, основана уверенность современного социализма в победе”. (Т. 20, с. 161).
    До сих пор г-н Ткачук не понял, что не сознание определяет бытиё, а бытиё определяет сознание.
    Далее г-н Ткачук приводит критические высказывания Ленина, адресованные зарождающейся бюрократии, и которые он называет антисоветскими. Странные выводы делает Ткачук, ведь критика Ленина как раз и была направлена на очищение всего советского от проникновения мелкобуржуазной заразы.
    Обращает на себя внимание следующая цитата Ткачука: “Ленин сумел увидеть ростки будущего в процессах, которые нещадно травились в период гражданской войны и тотального господства вульгарного коммунизма 1918-1920гг. И если говорить о том, какого рода были эти ростки будущего, социалистического будущего, то речь идет не только и не столько о кооперации, о строгих материально-хозяйственных категориях, а о новом типе культуры, о культуре вообще”.
    Во-первых, г-н Ткачук путает вульгарный коммунизм с политикой военного коммунизма, связанный с Гражданской войной и, являющейся вынужденной мерой, т.к. решался вопрос – “кто – кого”?
    Во-вторых, не о ростках будущего шла речь, а о буржуазно-демократическом этапе пролетарской революции, теоретически обоснованном в работе Ленина “О левом ребячестве и мелкобуржуазности” в мае 1918г., т.е. о НЭП. Но непосредственно разговор о НЭП пришёлся на послевоенный период, т.е. на период мирного времени.
    В-третьих, уж очень знакомая песня профессионального оппортуниста о культуре! Но об этом, чуть ниже.
    А пока обратим внимание на следующую цитату Ткачука, связанную с использованием Лениным слова культура: “…Непривычной для тогдашней марксистской социологии, для самого Ленина, с его утрированно-классовым подходом”.
    То есть, говоря о Ленине, г-н Ткачук считает, что он искажал, преувеличивал классовый подход.
    Для таких теоретиков, каким является М. Ткачук изъятие из марксистского учения одного из ключевых понятий – классового подхода является принципиальным, т.к. вне классовых позиций можно любой бред, выдать за научный труд.
    Вот, что писал Ленин в работе “Исторические судьбы учения Карла Маркса”:
    “Диалектика истории такова, что теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами. Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма. Период подготовки сил для великих битв они истолковывают в смысле отказа от этих битв. Улучшение положения рабов для борьбы против наемного рабства они разъясняют в смысле продажи рабами за пятачок своих прав на свободу. Трусливо проповедуют «социальный мир» (т. е. мир с рабовладением), отречение от классовой борьбы и т. д. Среди социалистических парламентариев, разных чиновников рабочего движения и «сочувствующей» интеллигенции у них очень много сторонников….
    …Кто после опыта и Европы и Азии говорит о неклассовой политике и о неклассовом социализме, того стоит просто посадить в клетку и показывать рядом с каким-нибудь австралийским кенгуру”. (Т. 23, с. 1-4).
    Не такую ли политику проводила ПКРМ в течение 8 лет правления? Вопрос риторический.
    Поэтому, когда сей господин, пишет ниже: “Вместо классовых ограничений в мире наступают времена ценностных ограничений, культурных ограничений, не увязываемых напрямую с социальным статусом, происхождением и типом занятости. Глобальная компьютерная сеть, СМИ уравняли миллиардера Сороса с мальчиком из заброшенной и голодной деревни в Танзании”, то человека с большим цинизмом, вранья и отсутствия совести — не сыскать.
    Поставить рядом Сороса с его миллиардами, небольшая часть из которых (13 млрд.) может накормить всех голодных в мире (1 млрд.), и голодного мальчика из Танзании, то это похоже уже на клинику.

    А теперь о “культуре вообще” г-на Ткачука.
    Известно, что культура – явление общечеловеческое и классовое, но этого г-н Ткачук не видит, в силу своей мелкобуржуазной ограниченности.
    “Немецкая идеология”: “Класс, имеющий в своём распоряжении средства материального производства, располагает вместе с тем и средствами духовного производства, и в силу этого мысли тех, у кого нет средств для духовного производства, оказываются в общем подчинёнными господствующему классу”. (Т. 3, с. 46).

    Так что же не усвоил г-н Ткачук, позиционирующий себя, как приверженец “левых” идей?
    Ф. Энгельс, “Анти-Дюринг”:
    “Классовая борьба между пролетариатом и буржуазией выступала на первый план в истории наиболее развитых стран Европы, по мере того, как там развивались, с одной стороны, крупная промышленность, а с другой — недавно завоеванное политическое господство буржуазии. Факты все с большей и большей наглядностью показывали всю лживость учения буржуазной политической экономии о тождестве интересов капитала и труда, о всеобщей гармонии и о всеобщем благоденствии народа как следствии свободной конкуренции. Невозможно уже было не считаться со всеми этими
    фактами, равно как и с французским и английским социализмом, который являлся их теоретическим, хотя и крайне несовершенным, выражением. Но старое, еще не вытесненное, идеалистическое понимание истории не знало никакой классовой борьбы, основанной на материальных интересах, и вообще никаких материальных интересов; производство и все экономические отношения упоминались лишь между прочим, как второстепенные элементы «истории культуры». Новые факты заставили подвергнуть всю прежнюю историю новому исследованию, и тогда выяснилось, что вся прежняя история была историей борьбы классов, что эти борющиеся друг с другом общественные классы являются в каждый данный момент продуктом отношений производства и обмена, словом — экономических отношений своей эпохи; следовательно, выяснилось, что экономическая структура общества каждой данной эпохи образует ту реальную основу, которой и объясняется, в конечном счете, вся надстройка, состоящая из правовых и политических учреждений, равно как и из религиозных, философских и иных воззрений каждого данного исторического периода. Тем самым идеализм был изгнан из своего последнего убежища, из понимания истории, было дано материалистическое понимание истории, и был найден путь для объяснения сознания людей из их бытия вместо прежнего объяснения их бытия из их сознания”. (Т. 20, с. 25-26).
    Можно было бы и далее рассматривать написанное этим г-ном, но это будет лишь подтверждением того, что уже написано выше.
    Начиная со сталинских времён и до сего времени, марксизм подвергался и подвергается мощнейшей дискредитации в глазах трудящихся классов. За 8 лет провальной и бездарной политики ПКРМ, была дискредитирована не только коммунистическая идея, но создала все необходимые предпосылки для прихода к власти ультраправых, откровенно националистических, профашистских сил в республике. И только благодаря ещё более бездарным, жадным политикам АЕИ, которые своей политикой фактически пропиарили ПКРМ, рейтинг ПКРМ возрос. Теперь же, “сам бог велел” ПКРМ, “кровь из носа”, отстранить правых от власти. В противном случае, когда с правых спросят за всё “хорошее”, то рядом с ними будут и лидеры ПКРМ.
    Честь имею!
    Владимир Митител.