Бойкот бойкоту рознь

К формуле же избрания президента народом вернемся несколько позже, когда наши политики и депутаты станут, наконец, вменяемыми.

Каждая партия, причём не только в Республике Молдова, имеет Программу, которая определяет ее стратегические цели и задачи. Она является сутью, основой ее работы с народом, чтобы получить у него поддержку на выборах и право на реализацию своей предвыборной платформы.

Если партия, стремящаяся к власти или находящаяся во власти, не получает такой поддержки у народа, она либо корректирует свою платформу, либо лидер такой партии берёт на себе всю ответственность за проигрыш и уходит в отставку.

Этим он сохраняет партию, которая с приходом нового лидера способна обновиться и на следующих выборах достичь желаемой цели.
Такова практика избирательного политического процесса в демократических странах Запада, на которые наши политические вожди так хотят быть похожими, но это у них плохо получается.

Все сказанное – аксиома политической жизни и относится ко всем партиям Молдовы, в том числе и к ПКРМ.

Мне представился случай в присутствии руководства этой партии сказать, что у ПКРМ нет собственной стратегии и тактики, чтобы демократическим путем отстранить АЕИ от власти. Всё, что она демонстрирует, начиная с 29 июля 2009 года – это импульсивная рефлексия на практические действия Альянса.

Теперь последнее решение ПКРМ о бойкоте референдума позволяет добавить к этой констатации еще одну: эта партия не научилась прислушиваться к мнению своих избирателей, 75–80 % которых категорически не желают и дальше предоставлять бездарным личностям, случайно оказавшимся в депутатском кресле, право избирать президента.

Призыв ПКРМ к бойкоту референдума звучит как приказ не выходить к избирательным урнам 5 сентября. А это уже неуважение ко мне, как избирателю ПКРМ, у которого с 7 апреля 2009 года возникло множество сомнений относительно адекватности её решений и действий политическим реалиям сего дня.

Бойкот референдума с той формулировкой, которая озвучена на Пленуме ЦК Партии коммунистов и в её Обращение к согражданам, дезорганизует избирателей-государственников, унижает их достоинство, в конечном итоге, еще больше разобщает их и этим облегчает Альянсу задачу сохранить за собой власть.
ПКРМ не может в доступной форме объяснить своим традиционным избирателям, почему она призывает к бойкоту референдума.

У нее что, есть уверенность в том, что бойкот приведет к его срыву?
Уверенность есть, но как раз в обратном: референдум будет признан состоявшимся, и из тех 33 % избирателей, которые выйдут к урнам, процентов 70 выскажутся «за».

Следовательно, бойкот референдума со стороны ПКРМ фактически помогает Альянсу достичь поставленной цели: всенародным голосованием избрать президента Молдовы, не объявляя досрочные парламентские выборы.

Но за Партию коммунистов голосует не только её традиционный электорат. За неимением чего-то лучшего, часть левых избирателей, не разделяющих идеологию ПКРМ, также отдают ей свои голоса, что, кстати, и показал июльский прошлого года феномен ДПМ во главе с Марианом Лупу. Представившись левоцентристской силой, ДПМ увела тогда от ПКРМ 13% голосов её традиционных избирателей.

Есть также избиратели правоцентристских взглядов, и не только среди мажоритарного электората, но и среди болгар, гагаузов, русских, украинцев, евреев и других.
Никто не знает, каков процент этих избирателей, но они есть! Если Обращение ПКРМ адресовано всем гражданам Молдовы, то, следовательно, и им тоже. Как им быть?

А что делать протестному электорату, который не хочет слышать призыва АЕИ выйти на референдум, но которому также не по душе и его бойкот?

Идея с бойкотом референдума – это следствие провальной, несистемной, одноразового использования тактики оппонирования Альянсу после 29 июля 2009 года.

Меня не покидает ощущение того, что на Альянс работают первоклассные пиарщики, которые всякое свое действие рассматривают через призму того, как на него прореагирует руководство ПКРМ, предугадывают его реакцию и разрабатывают выигрышный план реализации своей пиар-акции.

ПКРМ после провала попытки избрания Зинаиды Гречаной президентом республики обязана была сама выступить с предложением об изменении 78-й статьи Конституции с тем, чтобы иметь свободу политического маневра, чтобы руль управления процессом держать в своих руках.

У нее был шанс не выпускать вожжи из своих рук и тогда, когда Влад Филат - впервые после 29 июля - выдвинул эту идею. Его надо было поддержать. Но нет, взыграли амбиции.

Филат, может быть, и «пацан», а может быть, даже и «пахан», но на него работают профессионалы, его ведёт Запад. Как можно было это не учитывать?!

ПКРМ, при нулевом рейтинге в политических структурах Запада, именно на него сделала ставку в отстаивании формулы избрания президента страны парламентом. Ставку, юридически безупречную, а политически – провальную и бессмысленную, что и было доказано.
Политическое головотяпство, сопровождающее политический авантюризм, помноженный на ничем не оправданный «непререкаемый» авторитет партийных лидеров республики – вот питательная среда унионистского процесса, двигающего страну, начиная с 1989 года, по пути утраты ею политического суверенитета.

Референдум 5 сентября – это не только первый опыт того, как всего с 17 % голосов избирателей можно изменить конституционную норму по форме избрания президента Молдовы.

Это одновременно и прецедент для проведения другого референдума – по пересмотру политического статуса Молдовы на основании 142-й статьи Конституции. Бойкоты, по своей природе, не способны предотвратить развитие событий в этом направлении.

То, что по результатам 5-го сентября Альянс будет чувствовать себя сидящим на белом коне – это само собой. А вот как сделать так, чтобы под ним всё-таки оказался не жеребец в соку, а дохлая кляча, которая и одного-то седока не потянет?

Я абсолютно уверен в том, что референдуму 5-го сентября необходимо придать политический характер, сделать его формой выражения недоверия нынешней власти. В этом случае все граждане, имеющие избирательное право, но не вышедшие в день голосования к избирательным урнам, приобретают статус избирателей, «проголосовавших ногами» против нынешнего руководства страны.

Те же граждане суверенной Республики Молдова, которые, в принципе, не поддерживают нынешнюю власть, но выступают за всенародное избрание главы государства и потому приняли решение участвовать в референдуме, должны будут ответить «нет».

Это будет означать, что они не доверяют Михаю Гимпу и Со, а не отказываются от своего требования избирать президента всем народом. Чем больше будет отрицательных ответов на бюллетенях, тем меньше будет возможностей у власти сфальсифицировать выборы и тем больше возрастет политическое давление на власть, чтобы заставить ее провести досрочные парламентские выборы.

Если «проголосовавших ногами» и опустивших в урну бюллетени с отрицательным ответом избирателей окажется в разы больше тех, кто поддержал референдум, то политической почвы под ногами задумавших не проводить досрочные выборы не будет.

При этом партии, выступающие против референдума либо критически к нему относящиеся, должны во время разъяснительной работы с избирателями четко и недвусмысленно обещать им, что их желание избирать президента всенародным голосованием будет обязательно удовлетворено.

Руководство ПКРМ должно понимать, что если оно вздумает провести избирателя, то на нём и на всей партии можно будет поставить жирный крест.

Гагаузский бойкот референдума не имеет ничего общего с бойкотом, предложенным ПКРМ. Главный аргумент, толкнувший Партию коммунистов на такой шаг, состоит в том, что Михай Гимпу отказывается назвать дату проведения досрочных выборов. Это, убеждено руководство ПКРМ, означает, что их не будет вообще.

Главный же аргумент Комрата, точнее сказать, Народного Собрания Гагаузии, относительно бойкота референдума, принципиально иной.
В Комрате совершенно правильно решили, что изменение формулы проведения референдума с опусканием границы его поддержки до 17% голосов из 33 % избирателей, принявших в нём участие, лишает Гагаузию всяких шансов на внешнее самоопределение в случае проведения потом референдума по объединению Молдовы с Румынией.
«Основной целью, побудившей Народное собрание Гагаузии обратиться к Вам для бойкотирования предстоящего референдума, является защита нашей автономии от возможных посягательств на статус Гагаузии и на независимость и суверенитет Республики Молдова» – говорится в обращении НСГ к избирателям автономии.

То есть, Комрат бойкотирует референдум по причине изменения самого Закона о референдуме, в то время как ПКРМ призывает к его бойкоту совершенно по другой причине.

Неучастие Комрата в референдуме позволяет ему быть не связанным Кишиневом по рукам и ногам. Фактически, бойкот Комратом референдума 5-го сентября означает непризнание им самого Закона, на основе которого он проводится.

Конечно, не все в столице Гагаузии придерживаются этой позиции, кишиневская власть создала себе там кое-какую опору. Но нужно совсем не знать гагаузов или продолжать относиться к ним так, как это делал Кишинев на рубеже 80–90-х гг. прошлого века, чтобы не отнестись серьезно и политически ответственно к их позиции.
В заключение хочу сказать следующее: после той вакханалии, которую устроили депутаты предыдущего и нынешнего составов парламента при избрании президента, я не доверяю «народным избранникам».

И потому хочу лично принимать участие в решении вопроса о всенародном избрании главы молдавского государства на альтернативной основе. При этом, в отличие от некоторых политиков и нынешних депутатов, я знаю, что парламентская форма правления в некоторых демократических государствах ЕС существует и при всенародном избрании президента (Португалия, Польша, Болгария, Словения и др.). От этого их статус парламентской республики не меняется и не страдает.

Поэтому я выйду 5-го сентября на избирательный участок и проголосую «нет». В нашей нелогической политической ситуации – это самый правильный логический ответ, потому что это будет «нет» нынешней власти.

К формуле же избрания президента народом вернемся несколько позже, когда наши политики и депутаты станут, наконец, вменяемыми.

Иван Грек, доктор истории

Обсудить