Троевластие в Молдове: борьба за контроль вертикали

События последних нескольких недель в Молдове отчетливо свидетельствуют о том, что в стране начался новый этап передела властного пространства и полномочий власти.

При внимательном анализе складывающейся ситуации можно констатировать, что в Молдове с конца апреля 2010 начал усиленно складываться феномен двоевластия.

В сентябре – декабре 2009 года, пока Мариан Лупу был еще единым кандидатом АЕИ на должность президента, власть в Альянсе была фрагментирована и разделена между 4 составляющими его партиями.

Но уже с января 2010 года премьер-министр Владимир Филат начал усиленно концентрировать раздробившуюся власть в единый монолит, выстраивая всю вертикаль власти под себя, перетягивая к себе местные элиты, перекраивая президентскую систему в «министерский режим», при котором вся власть у премьера.

Особо заметим, не у президента, а именно у премьера. Фактически, все это время премьер-министр в реальности исполнял и внешние прерогативы президента, встречаясь с международными лидерами, подписывая международные соглашения.

Об истинных масштабах власти премьера в Молдове впервые стало понятно уже в январе 2010 года, после заявления министра обороны Виталия Маринуцы о необходимости вступления Республики Молдова в НАТО, в связи с которым Владимир Филат заявил, что, дескать, вот когда лично он скажет о вступлении в НАТО, тогда и будем говорить о евроатлантизме. И никак не ранее того.

Уже тогда стало предельно ясно, что Владимир Филат поднялся над остальными членами Альянса, а его ЛДПМ превратилась фактически в партию власти.

Не будет преувеличением сказать, что Филат взял на себя внешние функции президентуры, оставив за врио главы государства Михаем Гимпу чисто представительские и символические функции: раздачу орденов и медалей, создание всевозможных комиссий, приглашение официальных лиц, чаще всего из Румынии, в Молдову.

Пока Михай Гимпу активно развлекался, яростно борясь с ПКРМ и тоталитаризмом, Владимир Филат скрупулезно работал в территориях, переманивая местные элиты на свою сторону. Будучи талантливым стратегом, он понимал, что для полного захвата вертикали власти в свои руки ему нужно сделать 3 шага:
- взять под свой контроль финансы страны;
- подмять под себя центральную и местную публичную администрацию, госчиновников и работников;
- перетянуть на свою сторону силовиков.

Удивляет и даже где-то настораживает, как ловко Владимир Филат, действуя на глазах у своих же коллег по Альянсу, сконцентрировал все финансовые потоки под себя: Таможенный департамент, дающий около 70% доходов госбюджета; Госканцелярию, где сосредоточены все заграничные гранты и кредиты плюс материально-техническая база правительства; Минфин, от которого зависит деятельность всех структур государства.

Именно Минфин заложил основы властной вертикали ЛДПМ. Даже МВД 6-го октября 2009 года предложило концепцию реформирования ведомства, в которой потребовало от Министерства информационного развития и связи «Регистр транспортных средств и населения». То есть, МВД будет напрямую брать деньги за оформление различных техпаспортов и т.д.

24 июня 2010 года ЛДПМ взяла под свой контроль председательство в Кишиневском Муниципальном Совете. Следовательно, скоро возможны пересмотр приоритетных проектов (например, о строительстве мусоросжигательного завода), переориентация финансовых потоков и другие действия, отнюдь не в пользу столичного мэра Дорина Киртоакэ.

А ведь в Кишиневе сосредоточено 70-80% всех финансовых потоков страны. ЛПМ, таким образом, была практически кастрирована с финансовой точки зрения, что может привести к проигрышу Дорина Киртоакэ на местных выборах в 2011 году.

Для установления контроля над администрацией у Владимира Филата существовало два пути: либо захватить Министерство публичной администрации, либо ослабить, а потом взять под свой контроль Альянс «Молдова ноастрэ» - партию, в которой сконцентрирована большая часть районных элит (2000 советников, 200 мэров, 14 председателей районов.)

Так как внутри Альянса «За европейскую интеграцию» за контроль над Министерством публичной администрации шла борьба не на жизнь, а на смерть, пришлось эту структуру просто упразднить, и сконцентрироваться на втором варианте.

При этом нелишне будет напомнить, что Минфин взял на себя некоторые функции МПА, «прогибая» мэров под себя, взамен финансовых отчислений. Общеизвестно, что в Молдове только 5% примэрий могут самофинансироватся.

Похоже, тем же способом «прогнули» и Ассоциацию ректоров, которым, по-видимому, пообещали новый Закон о науке, который отнимет миллионы леев у Академии Наук РМ и перенаправит их университетам.

Приняв постановление о преподавании религии в школах на уровне факультатива, премьер министр Владимир Филат перетянул на свою сторону и Церковь. Оно и понятно, ведь преподавание нового предмета – это дополнительные деньги из госбюджета. А ведь в Молдове, как известно, властью становится та партия, которая имеет поддержку Церкви.

Остается только гадать, каким способом убедили даже и Ассоциацию спортсменов-олимпийцев вступить в ряды ЛДПМ.

Почти все министерства от ЛДПМ с задачей укрепления вертикали справились: Госканцелярия и Минфин, учитывая экономический кризис, нагло ломают с помощью финансов неугодных, Минздрав начал проводить «зачистку» руководства всех больниц, поликлиник и районных медиков.

МВД отчислило с октября 2009 года по официальным данным 900 сотрудников (с мая по апрель -1788, из которых 999 офицеров), по неофициальным данным, намного больше, заменив несколько сотен офицеров на более «лояльных».

МИД, контролируемое той же ЛДПМ, обеспечило «международную поддержку» или легитимность партии Филата, что только укрепило его претензии на власть.

Фактически, была нейтрализована Венецианская Комиссия, что открыло путь к полному контролю над властью (кое-кто говорит даже об её узурпации) с помощью механизма референдума.

Лишь Министерство юстиции не показало «нужных результатов»: борьбу со снятием Иона Муруяну с должности председателя Высшей судебной палаты министр юстиции Александр Тэнасе проиграл, а, значит, судебная власть еще сохраняет определенную долю автономии.

Инициатива ЛДПМ об отмене экономических судов вызвала возмущение у вице–спикера Александра Стояногло (ДПМ), заявившего на сессии парламента, что это попытка установления контроля над судебной системой. Зато заработал Совет прокуроров, на который Минюст, по-видимому, имеет определенное влияние. Но вся борьба еще впереди.

Как уже ранее говорилось, консолидация вертикали власти предполагала банальное перетягивание местных чиновников и преторов в ЛДПМ.

Вследствие того, что задуманная в офисах ЛДПМ «спецоперация» по захвату АНМ на съезде этой партии 12 декабря 2009 года с треском провалилась, 12 января 2010 года Вячеслав Унтилэ, по совету премьера, покинул партию, заложив основу её раскола и развала.

Серафим Урекян вместо того чтобы выдержать удар и начать модернизацию АНМ, запаниковал, вступив в переговоры с одним из главных конкурентов Владимира Филата в борьбе за президентский пост - Марианом Лупу о возможной предвыборной коалиции ДПМ –АНМ. Несколько позже, в мае 2010 года, Серафим Урекян имел неосторожность сделать заявление о своих мэрских амбициях.

Эти шаги Серафима Урекяна обошлись ему очень дорого. Если до середины июня 2010 года структуры АНМ переходили к ЛДПМ «добровольно» и в частном порядке, то потом на элиту АНМ началось серьезное давление и настоящая охота.

Результаты не заставили себя долго ждать. Уже 21 июня к ЛДПМ перешёл весь район Сорока с 12 примарами и председателем района от АНМ.

11 июля 2010 года к ЛДПМ перешел председатель района Каушаны, прихватив с собой 13 мэров и 12 районных советников.

На прошлой неделе ЛДПМ добила и парламентскую фракцию АНМ – один её депутат – Валентин Кептени - заявил о своем выходе из партии.

При этом представляется, что дни АНМ вообще уже сочтены: в ближайшие недели все структуры этой партии просто окончательно перетекут к ЛДПМ, которая, таким образом, превратилась в настоящего партийного монстра.

Аналогичные «казусы» имели место и в отношении ЦСМ, НЛП, НРП, СДП, чьих мэров просто «высосали» из состава данных партий.

Попытки ЛДПМ «натравить» «Единую Молдову» и Партию Гуманистов (ПГ) на ПКРМ и ДПМ, а также настроить Движение «Европейское действие» против ЛПМ (кстати, ДЕД даже офис имеет в одном здании с ЛДПМ!) в сочетании с параллельной зачисткой всего политического поля вызвали неприятие у остальных союзников партии Филата по Альянсу.

Фактически, АЕИ разбился сегодня на две группировки: ДПМ, ЛПМ, АНМ против ЛДПМ-ДЕД-а. Это положило конец единству Альянса, раскол которого начал отчетливо проявляться, начиная уже с конца апреля 2010 года. При этом следует отметить, что до апреля имел место некий неформальный союз в лице ДПМ – АНМ, противостоящий союзу ЛПМ-ЛДПМ.

В начале мая 2010 года ДПМ, ЛПМ, АНМ начали войну против союзников ЛДПМ.

12 июня 2010 года ДПМ просто перетянула к себе двух депутатов из «Единой Молдовы», лишив эту партию возможности создать свою парламентскую фракцию, а, значит, и электоральных шансов.

Ранее ДПМ, АНМ и ЛПМ добились изменения регламента, снизив понятия парламентского большинства с 52 голосов до 51 голоса. Тем самым, ДЕД и «ЕМ» были лишены возможности шантажировать Альянс и требовать для себя взамен обеспечения кворума и «большинства» определенных привилегий.

А ведь ДЕД Вячеслава Унтилэ воевал в парламенте за 3% избирательный порог. Теперь Унтилэ был выдавлен из «раскладов», требуя, однако, от АЕИ «выдавить» и Серафима Урекяна из Постоянного Бюро парламента. Таким образом, ЛДПМ посредством ДЕД делает попытку выдавить одного игрока из властных схем парламента.

Начиная с апреля 2010 года, Михай Гимпу всё полнее использует своё положение врио президента, стремясь вернуть себе весь объём полномочий, оказавшихся сегодня под контролем Владимира Филата.

Есть основания полагать, что в Бухаресте, оценив ситуацию во властных структурах Молдовы, решили использовать по максимуму позиции Михая Гимпу в качестве спикера и врио президента.

27 апреля 2010 года Михай Гимпу совершил молниеносный визит в Бухарест, где подписал совместную Декларацию о стратегическом партнерстве с Румынией для европейской интеграции Республики Молдовы.

Кстати, и сам Михай Гимпу, и официальный Бухарест, попытались представить данный документ как некий эрзац-заменитель не подписанного до сих пор Базового политического договора между Молдовой и Румынией.

Но тут вмешался лидер ДПМ Мариан Лупу, заявивший, что данный документ является всего лишь декларацией, лишенной юридической силы, и потому, по определению, не может заменить Базовый договор.

22 мая 2010 года баронесса Эмма Николсон, близкая к европейским правым, была назначена на почетную должность представителя президента Молдовы по европейской интеграции, что заметно усилило позиции Михая Гимпу в евроструктурах.

17 июля 2010 года врио президента Молдовы Михай Гимпу назначил себе в советники румынского социолога Дана Дунгачиу, который в срочном порядке получил гражданство Республики Молдовы.

Это назначение говорит о том, что, фактически, уже даже не молдавские граждане Румынии, а представители румынских элит напрямую руководят Республикой Молдовой.

Следует напомнить, что господин Дунгачиу работал в свое время заместителем госсекретаря по отношениям с «румынами отовсюду» при Министерстве иностранных дел Румынии (subsecretar de stat pentru Relatiile cu Romanii de Pretutindeni din Ministerul de Externe).

А цель этой структуры, как известно, состоит в поддержке румынских общин за границей, обеспечении культурной экспансии Бухареста в других государствах, подпитке унионистких настроений в Молдове, на Украине и в Сербии.

Есть основания предполагать, что Дан Дунгачиу начал консультирование Гимпу ещё в конце апреля, когда стали известны данные соцопроса, представленные ИМАС, согласно которым, ЛПМ потеряла половину своего электората, дойдя до критической отметки в 4,9%.

Этим объясняется и демонстративный отказ Михая Гимпу ехать на Парад Победы в Москву, и его указ от 24 июня 2010 года, объявляющий 28 июня «днем советской оккупации».

Эти акции Михая Гимпу привели к некому двоевластию, к борьбе между президентурой и правительством. Михай Гимпу понял, что имеет в своих руках два мощных рычага, при помощи которых может эффективно воздействовать на ситуацию: президентские указы и право роспуска парламента.

Апогей тлеющего «конфликта в верхах» наступил 28 июня 2010 года, когда премьер Владимир Филат и врио президента Михай Гимпу возложили цветы… к разным памятникам.

Одновременно с этим, указ Гимпу о «дне оккупации» способствовал поляризации всего молдавского общества.

ПКРМ подняла шум, заявив, что власть идет против молдавской государственности.

ЛПМ, в свою очередь, трубит везде и всюду, что нужно закончить «декоммунизацию» Молдовы, восстановить историческую правду.

Таким образом, политическое и медийное пространство страны разделилось на две части: контролируемую ЛПМ и направляемую ПКРМ. И те, другие, будут только набирать электоральный вес. Все остальные партии на время ушли в тень.

На самом же деле, 24 июня 2010 года в стране появился опасный, и очень редкий феномен троевластия. Бельцы и Гагаузия, а также 13 районов, не приняли к исполнению указ Гимпу.

А это уже начало выхода из правового поля Молдовы и фактическое раздробление страны. То есть, в стране можно говорить о появлении трех центров власти: правительства, где главные рычаги в руках ЛДПМ, президентуры, контролируемой ЛПМ, и части местных властей, контролируемых ПКРМ.

Но ось власти по-прежнему остаётся в руках ЛДПМ. Владимир Филат настойчиво стремится к президентству, создав для себя мощнейшие структуры поддержки.

Среди партий правящего Альянса, только лидер ДПМ Марианн Лупу может побороться с премьером Владимиром Филатом за пост президента, имея на сегодняшний день даже некоторые преимущества.

Это и личный рейтинг в 22% (у Филата он равен 19%), и отсутствие государственной должности (а, значит, и ответственности за углубление кризиса).

Происходит падение доверия молдавских граждан к правительству АЕИ. Согласно ИПП, с 44 % в ноябре 2009 года оно упало до 27% в мае 2010 года и может потянуть за собой вниз и личный рейтинг самого Владимира Филата.

Антирейтинг премьера Владимира Филата сегодня уже равен 63,2% то есть выше, чем у Марианна Лупу, имеющего 58,7%, а по данным ИПП, у Филата - 48,6%, у М.Лупу -47%.

Это значит, что во втором туре президентских выборов Филат имеет больше шансов проиграть Лупу. Следовательно, основная борьба за президентов развернется между левыми партиями: ПКРМ и ДПМ.

Но, вполне понятно, что Владимир Филат без боя не уйдет. Получив гранты от ЕС, МИД лично будет организовывать выборы за границей, открывая участки в нужных зонах.

Особо примечательно здесь то, что не ЦИК РМ берет весь процесс под свой контроль, а МИД. В любом случае, фальсификаций на заграничных участках избежать будет невозможно.

ЛДПМ старается изо всех сил открыть Агентство по защите прав молдавских сограждан за границей. Если это ей удастся, тогда там будет ее человек, который будет распределять помощь, давать советы «как правильно голосовать».

По слухам, итальянцам обещали взамен открытия 20 избирательных участков в Италии дать тендер на строительство дорог в размере 90 миллионов евро.

А ведь тендер предполагает конкурс! Здесь еще не совсем ясно, кто обещал данный тендер, но предельно ясно кто от него выиграет: ЛДПМ и ЛПМ.

И уж совсем каким-то абсурдом кажется передача Министерством информационных технологий национального регистра населения другому государству (Румынии) для «администрирования малого приграничного трафика».

Иначе, как передачей молдавских граждан под румынское управление, это назвать нельзя. А ведь «малый трафик» - это также детище ЛДПМ.

Так что, как говорится, и ежу понятно, что и ЛДПМ, и ЛПМ деятельно готовятся к массивным фальсификациям. Причем, как самих выборов, так и референдума!

В любом случае, предстоящая битва за контроль властной вертикали между ведущими политическими партиями страны будет жёсткой и сложной. Но игра стоит свеч, ведь на кону – Республика Молдова.

Богдан Цырдя

Обсудить