Новый курс для Молдовы

Проведенный по заказу информационно-аналитического портала ava.md социологический опрос 5 июня – 5 июля 2010 года выявил некоторые интересные явления, которые при сравнительном анализе с опросом, проведенным ранее по заказу российского Фонда «Признание», дает возможность сделать весьма любопытные выводы.

Н а пути к гражданской нации ?

Итоги этого исследования достаточно чётко указывают на тот факт, что Республика Молдова является поликультурным и многоэтничным обществом, с отчетливыми предпосылками для формирования в нём современной гражданской нации.

О поликультурности этой страны говорит тот факт, что более 60% населения Молдовы являются носителями двух языков, то есть русского и молдавского. Это наводит на мысль о том, что молдаване объективно являются народом, имеющим в самой своей культурной основе и матрице два языка.
И не только это. Можно говорить о том, что молдавская нация полиэтнична в своей основе, то есть не имеет единого и чистого этнического стержня.

Около 50% респондентов, принявших участие в опросе, говорят о том, что имеют родственников других национальностей, а это объективно разъедает почву под ногами у этноцентристов.

В данном случае, аргументы примитивных румынистов о том, что румыны и молдаване – это якобы один и тот же этнос, вдребезги разбиваются о жесткие реальные факты, а именно, о смешанные браки, многоязычие и поликультурность.

А ведь этнос, как известно, это общность крови и происхождения от единого сородича. Уже тот факт, что в Молдове проживает свыше 25% национальных меньшинств, делает невозможным построение моноэтничного государства. Фактически, объединить молдавское общество можно только на основе общей для всех её граждан страны, земли, истории, символов, которые и лежат в основе гражданской нации.

Следовательно, вовсе не случайно, что все упорные попытки Либеральной партии пересмотреть национальную концепцию о полиэтничном характере Молдовы, проводить политику жесткой демолдовенизации и развенчания идеи молдавского независимого государства, наталкиваются на грубую, но, тем не менее, неопровержимую реальность.

Радикальные молдовенисты получают в поддержку своей позиции и другой аргумент: почти 58% респондентов уверенно отвечают, что их родной язык – молдавский, и лишь 12,8% говорят то же самое о румынском. То есть носителей молдавского языка в стране в 4,5 раза больше, чем румынского.

Вывод из сказано выше очевиден: как минимум 57% - 58% населения страны являются носителями молдавской идентичности. Об этом говорят и данные переписи населения 2004 года, из которых следует, что в нашей стране только 3% граждан считают себя румынами, а 15% говорят о том, что их родной язык – румынский.

Возьмем, однако, более свежие данные опроса, проведённого по заказу фонда «Признание», в котором за идею объединения Молдовы и Румынии в единое государство высказались 14,8% респондентов.
То есть, унионизм, как политический проект и как идеология, пользуется в Молдове поддержкой меньшинства, в то время как идея молдавской государственности поддерживается большинством населения страны.

Это подтверждает тот факт, что в Молдове существуют элементы молдавской нации. Ведь государственность или стремление к обретению и защиты собственной государственности и есть доказательство существование нации, её первый признак после национального самосознания.

Следует признать, что цифра в 14% сторонников ликвидации собственной государственности, на самом деле, достаточно большая, и в случае, если она достигнет 25% населения Молдовы, может создать прямую угрозу национальной безопасности страны.

Тем не менее, эта цифра говорит о том, что примитивные румынисты, упорно не признающие за жителями Молдовы права на строительство современной гражданской нации, являются маргиналами, то есть находятся в меньшинстве.

Более того, они становятся досадным барьером на пути модернизации страны, её объединения и процветания, имея, по своей сути, откровенно антиевропейские взгляды. Ведь в ЕС, а также в США и Канаде, не говоря уже об ООН, принцип единого гражданства давно отодвинул на задний план принцип этноса.

Косвенным доказательством непопулярности этого тренда является отношение в Молдове к нынешнему президенту Румынии Траяну Бэсеску, которому доверяют лишь 22,3% опрошенных, причём полностью ему доверяют лишь 8,1%.

Данные опроса ИПП за май 2010 года дают Траяну Бэсеску 44% доверия, но в тоже время российский политик Владимир Путин получает целых 70% доверия. Вот вам и «вектор развития».

Согласно данным опросов фонда «Признание», весьма немного в нашей стране и тех, кто надеется на румынский патернализм в отношении Молдовы. Пессимистическое суждение, согласно которому, «без поддержки Румынии Молдова не сможет решить свои нынешние проблемы» собрало только 20,8% поддержки при 73% несогласных с ним.

Опросы фонда «Признания» выявили е такой, весьма странный факт: на сегодняшний день в молдавской политике нет ни одной политической партии, которая однозначно была бы сугубо унионисткой и имела бы единый чисто унионисткий электорат!

Среди сторонников Либеральной партии Михая Гимпу больше всего адептов унионизма: 34,6% из них согласились в той или иной форме с проунионистскими суждениями. Но даже среди них противники унионистского сценария оказались в большинстве: 62% сторонников ЛПМ не согласны с идеей объединения Молдовы и Румынии.

А ведь ЛПМ является «передовым отрядом» всех унионистких сил в Молдове, большинство представителей которых просто не могут пройти самостоятельно в парламент (Национал-либеральная партия, Движение унионистов, Движение европейское действие и другие).

При этом следует отметить, что достаточно высока доля поддержки унионизма и среди сторонников Либерально-демократической партии Влада Филата – их насчитывается 27,6%.
В то же время, унионизм решительно отвергают сторонники ПКРМ (50,6%) и ДПМ (81,7%).

Опрос, проведенный по заказу Интернет-портала ava.md, даёт возможность понять и ценностные основы и принципы граждан Молдовы.

Так, 65,0% опрошенных граждан заявили, что разделяют ценности общественной справедливости и взаимовыручки, а 88,4% считают, что государство должно помогать людям во время экономических кризисов.

Около 76,8% опрошенных заявили, что советский период, по их мнению, является неоднозначным, но, в целом, положительным этапом в истории Молдовы.

Опросы фонда «Признание» дают приблизительно тот же результат: суждение о том, что «создание Молдавской ССР в 1940-м году оказало положительное влияние на историческую судьбу молдавского народа» поддерживают 55,1% респондентов, не поддерживают 26,5% и еще 18,4% затруднились с ответом.

Удивляет, кстати, тот факт, что критики советского периода в истории Молдовы имеются среди сторонников ПКРМ и ДПМ - 22,2% и 38,1% соответственно, а среди сторонников ЛПМ и ЛДПМ, напротив, немало его поклонников 29,4% и 28,6%.

Следовательно, русофобская политика ЛПМ и отдельные антироссийские высказывания некоторых лидеров ЛДПМ могут отвернуть от них часть их нынешнего электората.

Эти данные свидетельствуют о том, что жители Молдовы, формирующие свою гражданскую нацию, обладают не только общим самосознанием, общим стремлением защитить своё государство, но и общими ценностями, имеющими евразийское начало!

Евразийские ценности находят свое выражение и в том, что более 38% респондентов опроса по заказу ava.md заявили, что страна должна двигаться в сторону СНГ и России, 25,3% отдали предпочтение движению в сторону ЕС, а 26,9% считают, что нужно соблюдать баланс интересов.

Другими словами, большинство участников опроса либо за хорошие отношения с СНГ, либо за прагматичный баланс интересов. По-видимому, суровые реалии экономического кризиса, охватившего страны ЕС, заставили многих молдавских граждан, в том числе, как выразился профессор Виктор Боршевич, «евробарабанщиков», пересмотреть свои прежние «проевропейские» взгляды.

Политические предпочтения: ПКРМ, ЛДПМ или ДПМ ?

Второй срез опросов связан с эволюцией рейтингов политических партий и лидеров. Здесь проявляются определенные противоречия, связанные, по-видимому, с различными принципами выборки и методологии опросов. Но, при всём при этом, основные тенденции улавливаются по-прежнему в обоих опросах.

Есть определенные изменения ситуации и на партийном политическом поле Молдовы. С одной стороны, согласно опросам фонда «Признание», по мере приближения к выборному сезону, у ПКРМ увеличивается число твердых электоральных сторонников: сейчас их 32,6% против 30,3% в начале мая.

Но, одновременно и параллельно с этим, растёт и антирейтинг этой партии: 32,4% против 31,9%.
Приблизительно те же цифры дает и опрос ava.md: 35% прямого рейтинга. То есть, у ПКРМ отмечается заметный рост.

На первый взгляд, для некоторых неискушенных читателей, подпавших под влияние либеральных пропагандистов, эти цифры могут говорить о падении рейтинга Партии коммунистов.

Но, на самом деле, это не так. Если сделать пересчёт, отталкиваясь от числа определившихся с выбором, как это обычно практикуют социологи, то получим не менее 45% электоральной поддержки ПКРМ (опрос ava.md дает этой партии все 53%!).

Но мы, как правило, избегаем использовать практику пересчетов, так как неизвестно точное число субъектов, которые будут участвовать в выборах.

Даже если мы используем в своих расчётах более приемлемые цифры в 32/35%, то становится ясно, что такие же рейтинги, согласно опросам ИПП, у ПКРМ были и тогда, когда она находилась у власти (35% - ноябрь 2004 года, 31% - декабрь 2005 года, 23% - ноябрь 2006 года, 31% - июль 2009 года).
Тем не менее, имея 35% - ноябрь 2004 года, ПКРМ набрала в марте 2005 года 46%. Имея 31% в июле 2009 года, она набрала на досрочных парламентских выборах 44%.

Электорат ПКРМ, как правило, обычно скрывает свои предпочтения, что создаёт определённые проблемы с точным определением рейтинга этой партии.

Но следует также учитывать и тот очевидный факт, что голоса неопределившихся, по большей части, уходят не в пользу ПКРМ, а в пользу ЛДПМ и, вероятно, ДПМ.

Возможно, это происходит потому, что нынешнее, слишком знойное, лето существенно ограничивает возможности ПКРМ проводить свои «социальные марши», тем самым, предоставляя свободу самостоятельного выбора протестному электорату.

Объявив о бойкоте референдума, ПКРМ, однако, не проводит активных, массовых пропагандистках акций, не объединяет вокруг себя своих потенциальных союзников.

Хотя региональные представительства ПКРМ и разваливаются в некоторых районах, её традиционный и основной электорат по-прежнему объединяется вокруг жесткого ядра этой партии, которое, фактически, невозможно разбить и расколоть. Фактором сплочения и единства партийных и околопартийных левых масс здесь выступает создатель и лидер ПКРМ Владимир Воронин.

Небольшой рост рейтинга показала ЛДПМ: с 13,9% твердой электоральной поддержки в начале мая 2010 года до 15,2% в начале июля. Опрос ava.md дает либерал-демократам 12%.

Несмотря на то, что есть ряд уверенных признаков того, что ЛДПМ является партией с динамичным ростом, не менее уверенно можно предположить и то, что эта партия не наберет на выборах более 25% хотя бы потому, что в истории Молдовы ни одна партия с правыми взглядами никогда прежде не набирала больше.

Правый электоральный сегмент в Молдове - это обычно около 35%-40%. Но на праворадикальном фланге заметно укрепилась сегодня ЛПМ, которая плотно удерживает захваченные позиции. Число её сторонников в результате «спецопераций» Михая Гимпу «9 Мая» и «28 июня» возросло с 6,6% в мае 2010 года до 9,1% в июле.

Впрочем, опрос ava.md дает этой партии лишь 6,5%. А и при пересчете голосов определившихся получается 10%. На правой электоральной площадке столпились также ХДНП, ДЕД, НЛП.

В конце апреля 2010 года опрос ИМАС и вовсе показывал, что у ЛПМ только 4,9% электорального рейтинга, а это значило, что эта партия потеряла половину своего прежнего электората.

Скорее всего, эти две «спецоперации», плюс устроенное Гимпу празднование «дней скорби» 6-7 июля, вернули Либеральной партии ту часть унионисткого электората, который ранее поддерживал ХДНП.
А ведь впереди ещё такие излюбленные унионистами, культовые даты, как 23 августа – день подписания «пакта Молотова-Риббентропа», 31 августа – «День языка».

Вполне понятно, что Румыния бросит все свои наличные ресурсы на поддержку именно ЛПМ - деньги, консалтинг, людей. Не вызовет удивления, если, по решению Бухареста, с целью усиления молдавских либералов и ослабления ЛДПМ, по спискам ЛПМ пойдут такие знаковые фигуры в унионистском лагере, как Илие Илашку, Мирча Друк, Анастасия Лазарюк, члены Союза писателей Молдовы, числящиеся одновременно и членами Союза писателей Румынии, а также другие неистовые борцы за «объединение княжеств».

Лидер ЛДПМ Влад Филат, судя по всему, допустил огромную ошибку, когда отдал должность спикера и врио президента лидеру ЛПМ Михаю Гимпу.

Это позволило Михай Гимпу максимально использовать президентские указы для активной консолидации вокруг ЛПМ ультраправого электората и кристаллизации всего унионисткого сегмента на уровне 30%.
Можно предположить, что ЛДПМ повторяет судьбу «Демократической Конвенции», набравшей в 1998 году около 19,42%, так как, даже если партия Филата, «проглотив» полностью АНМ, возьмет и все голоса её электората, то это всё равно будет лишь 23%, максимум 25%, но никак не 30%, как это пытаются представить сегодня пропагандисты либерал-демократов.

Демократическая партия Молдовы Марианна Лупу, если судить по данным последних опросов, в основном сохраняет свои позиции, хотя данные эти существенно разнятся: 9,6% у ava.md и 13,4% у фонда «Признание».

Вероятно, электоральное поле ДПМ составляет от 9% до 18% (в 1998 года Блок «За демократическую и процветающую Молдову» (БДПМ) во главе с Думитру Дьяковым набрал 18,1% и получил 24 депутатских мандата).

Опрос фонда «Признание» указывает на то, что у Демпартии имеются наиболее благоприятные предпосылки для роста: у неё самый большой сегмент пассивных симпатизантов (вариант ответа «отношусь, скорее, с одобрением» выбрали 28,1% опрошенных) и самый низкий антирейтинг (меньше, чем у других партий, ответивших «являюсь горячим противником» – всего 18,1%).

Но со стороны Демпартии всё ещё не видно каких-либо мощных PR-акций, прорывных проектов (за исключением, пожалуй, «Социальной повестки»). Лидер ДПМ Мариан Лупу слишком редко и мало присутствует в информационных потоках.

Опросы ava.md позволяют предположить, что ДПМ всё более смещается вправо и, фактически, больше не имеет, как в июле 2009 года, общего с ПКРМ электората. А это значит, что электоральный базис для роста поддержки ДПМ ограничен.

Заявления Марианна Лупу и других видных представителей ДПМ (Думитру Дьякова, Оазу Нантоя, Олега Серебряна), нацеленные на левый электоральный фланг, как правило, не срабатывают из-за принципиальной идеологической разнородности руководства Демпартии .

Это представляет определенную опасность для ДПМ и может стать предпосылкой к тому, что она повторит в недалеком будущем печальную судьбу АНМ.

ДПМ с трудом выдержала удары со стороны ЛПМ и ЛДПМ, пытаясь отстоять «свою особую позицию» относительно отношения к памятным датам 9 Мая, 28 июня, 6-7 июля.

Трудно сегодня точно предсказать, какую позицию займёт Демпартия, например, по отношению к дате 2 августа 1940 года - Дню образования МССР.

Многие политологи предполагали, что после событий 28 июня 2010 года у ДПМ начнётся обвальное падение рейтинга. Этого, однако, не произошло, вероятно, из-за заметного смещения Демпартии вправо и поглощения ею части электората разваливающегося на глазах АНМ.
АМН, СДП, ХДНП, «Единая Молдова» по результатам всех опросах остаются пока за бортом парламента.

Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, за какую партию Вы бы проголосовали ?

АМН 1,1%
МАЕ 0,2%
ДП 9,6%
ЛДПМ 12,0%
ЛП 6,5%
ПКРМ 35,0%
СДП 0,2%
ХДНП 0,4%
МУ 0,3%
Не собираюсь голосовать 9,2%
Нет ответа 25,6%

Отдельного анализа требуют президентские рейтинги:

Лидер ПКРМ Владимир Воронин, если ему разрешат участвовать в президентской гонке, в чём пока имеются большие сомнения, при любом раскладе попадет во второй тур и потянет за собой ПКРМ, обеспечив ей заметное депутатское большинство в парламенте.

Это объясняется, прежде всего, тем, что у него, как лидера ПКРМ и экс-президента, самый высокий на сегодня в Молдове президентский рейтинг –27%. По уровню доверия он, согласно данным опросов, на втором месте - 47%, после Мариана Лупу.

Но у Владимира Воронина возникнут проблемы во втором туре из-за высокого антирейтинга (48% у фонда «Признание» и 52,4% у ava.md).

Это значит, что во втором туре шансов набрать 51% у Воронина не так уж и много. Разве если им и его командой будут использованы более совершенные избирательные технологии.

Следует отметить, что «твёрдое электоральное ядро» ПКРМ в 32% обеспечивает определенные шансы прохождения во второй тур фактически любому кандидату от ПКРМ, если за него будет агитировать лично Владимир Воронин.

Например, в 2003 года, на муниципальных выборах в Кишинёве, мало кому известный Василий Згардан набрал 46.1% , в то время как вся ПКРМ на выборах в муниципальные и районные советы по республике набрала 48.10% .

В 2007 году ПКРМ на местных выборах набрала 34.18%, а её кандидат по Кишиневу Вячеслав Иордан 27,6% (во втором туре - 38%), хотя являлся откровенно слабой фигурой, лишенной харизмы, рейтинга, узнаваемости, ораторских данных. Да и в целом он выступал в тот момент, когда у Партии коммунистов произошел общий обвал рейтинга.

Надо учитывать и тот факт, что Вячеслав Иордан набрал 27% в Кишиневе, который традиционно считается цитаделью либералов, в то время как электорат ПКРМ, в основном, это сельские жители.
Значит, имея, например, общий рейтинг в 40%, ПКРМ гипотетически должна обеспечить своему кандидату в президенты не менее 28% и протащить его во второй тур.

У Мариана Лупу другая проблема – как вообще попасть во второй тур? Опрос фонда «Признание» дает ему 22% президентского рейтинга, 39% антирейтинга, опрос ava.md - 48,7%.

При этом вырос уровень доверия граждан по отношению к Мариану Лупу: 49,4% против 40,6% в мае.
Вполне возможно, это объясняется умеренной позицией Мариана Лупу, его попытками стабилизировать ситуацию, избегать эскалации напряжения в связи с событиями, связанными с памятными датами 9 Мая и 28 июня. Похоже, население просто сочувствует лидеру ДПМ, воспринимая его как о «хорошего парня, которого «кинули» свои же коллеги по Альянсу».

В принципе, у Мариана Лупу на сегодняшний день чуть больше шансов на успех в президентских выборах, чем у остальных кандидатов.

Но его удача будет зависеть в значительной степени и от того, будет ли участвовать в президентских выборах Михай Гимпу (4,9%), который будет отнимать голоса у Владимира Филата.
В этом случае Владимир Филат со своими 16,8% не пройдет во второй тур (из-за своего антирейтинга, который выше чем у Мариана Лупу, и составляет 42% у ava.md - 62%).

Опрос фонда «Признания» выявил тот факт, что Владимир Филат, хотя и прибавил в рейтинге, свою прежнюю динамику исчерпал и, по-видимому, стабилизировался на достигнутом уровне.
Но, в любом случае, имея 42% уровня доверия и 16,8% президентского рейтинга, Владимир Филат стал лидером общенационального уровня, поскольку, в отличие от Михая Гимпу, проявляет элементы государственного, а не только узкопартийного мышления.

Однако, если даже Мариан Лупу станет президентом, его личный президентский рейтинг не даст Демпартии возможности для большого прорыва, прежде всего, из-за её идеологической неоднородности.

Надо учитывать, что, по-видимому, многие из тех левых избирателей, которые видят Мариана Лупу президентом, чисто гипотетически, голосуют за ПКРМ.

При этом сам Мариан Лупу должен проводить собственную повестку, отличную от повестки Альянса, особенно дистанцироваться от Михая Гимпу, чей антирейтинг зашкаливает - 80,2% (у фонда «Признание» он тоже на первом месте с 68% антирейтинга).

Вывод из сказано выше очевиден: «ось власти» в Молдове всё более заметно смещается влево; ПКРМ будет бороться за контроль над парламентом; У Мариана Лупу чуть больше, чем у остальных претендентов, шансов стать президентом, но при этом, у него не будет своего парламентского большинства, на которое он мог бы опереться.

Парламентское большинство, гипотетически, может быть у ПКРМ, (то есть, больше 40 мандатов), что объективно заставит Мариана Лупу, если он станет президентом, сотрудничать с коммунистами.

Следовательно, стране нужно будет иметь правительство технократов, а не политиков, как сегодня. А всё это в совокупности даёт основания предполагать, что с ноября 2010 года у Молдовы, если, конечно, верить данным опросов, будет новый курс.


Богдан Цырдя

Обсудить