Накануне Дня Независимости: Кому достанется Молдова?

Молдова сегодня – это поле тайного сражения, на котором фронтально сошлись в смертельном поединке сторонники государственности Молдовы и её противники. Все они воюют, конечно, каждый по-своему, с самым разным оружием и разными приёмами.


У Молдовы есть своя душа, своя индивидуальность, свои традиции. А душа, как известно, не продаётся.

«Государство – это шествие Бога в мире. Его основанием служит власть разума!», - говорил Гегель.

Сотни долгих лет на этом клочке богатой земли мы никогда не были свободными – нас постоянно кто-то оккупировал. Менялись эпохи, диктатуры, оккупанты, но извечный вопрос, может ли Молдова быть самостоятельным государством, продолжает терзать умы людей, живущих на этой земле, и по сей день.

В 1991 году, впервые в нашей истории, у Молдовы появился исторический шанс стать действительно независимым государством. Почти все молдавские президенты и парламенты в последующий период времени занимались строительством здания этого государства, не задумываясь о том, что под его фундаментом усердно работают подрывники-сапёры, которые расставляют повсюду свои мины - ловушки.

За минувшие годы происходила подмена смысла: зависимость – независимость, государственность – негосударственность.

Молдова заблудилась в трёх соснах, лавируя между Евросоюзом – Румынией – Россией.

Декорации в Молдове постоянно меняются вместе с уходом одних президентов и политических элит и с приходом на их место других. Произошла радикализация общественных и политических настроений. Всё чаще возникает острое ощущение де жавю: всё это мы уже видели, слышали, проходили и пережили. Уже буквально тошнит от вечного воинствующего надувания щёк и горделивого выпячивания груди как левых, так и правых радикалов.

Власть в Молдове вроде бы менялась, а вот грабли, на которые она наступает, остаются всё те же, старые.

Вроде бы и есть у нас государство, а вроде бы и нет. Создаётся впечатление, что наша страна, как государство, тонет в трясине накапливающихся проблем, но только очень медленно.

А мы всё время думали и продолжаем думать с неиссякаемым оптимизмом: вот изберём, наконец, новую власть, придёт новый президент, и всё изменится к лучшему, избавимся от балласта и политического хлама, которые мешают нашей независимости.

Но в реальности имеет место совсем другая арифметика: с каждым днём усиливается ощущение, что над нашей страной как будто висит некое страшное проклятие.

В последнее время мы все являемся свидетелями прогрессирующего процесса ослабления молдавской государственности, начавшего ещё в 90-е годы прошлого века.

Поднимают голову бывшие «политические мухоморы», с подачи которых всё истинно молдавское становится объектом злых насмешек, издевательств и унижения.

Сегодня нелегко быть молдаванином. Тем, кто таковыми себя продолжает считать, пытаются отказать в этом его священном праве быть самим собой, иметь своё собственное национальное лицо.

Молдова сегодня – это поле тайного сражения, на котором фронтально сошлись в смертельном поединке сторонники государственности Молдовы и её противники. Все они воюют, конечно, каждый по-своему, с самым разным оружием и разными приёмами.

Хотим мы того или нет, но надо честно признать, что у противников государственности Молдовы имеется свой политический и личный (прежде всего, экономический) интерес в распаде нашего государства. Причём это не столько естественный, объективный, сколько энергично внедряемый, прививаемый и направленный процесс.

Сегодня Молдова практически уже не принадлежит сама себе, поскольку вовлечена в сферу интересов других, больших и сильных стран как на Востоке, так и на Западе.

Именно этим фактором обусловлены и чрезмерная медийная активность в отношении Молдовы за её рубежами, и постоянное инициирование местными праворадикальными партиями дискуссий «о молдаванах» и будущем Молдавского государства.

Выдвигаются и внедряются всё новые концепции, весьма хитро камуфлирующие процесс разрушения Молдавского национального государства, появляется двусмысленная «новая политическая лексика».

Сегодня из уст любого правого радикала нельзя услышать истинное название нашей страны - «Республика Молдова», поскольку для них она была и есть только «Бессарабия». Впрочем, это название нашей стране дали оккупанты.

У радикалов «своя» Конституция, «свои» Законы. Известно, что бессмысленно рассуждать о вере в Бога с убеждённым атеистом. Точно так же бесполезно разговаривать с убеждёнными «бессарабцами» о «независимой и суверенной Молдове», о молдаванах, как нации Ничего, кроме ерничества на эту тему и обвинений типа «примитивный молдаван» от них в ответ не услышишь. Для них предмет Истории Молдовы, государства Молдовы «исчерпал» себя.

Два года тому назад один знакомый депутат парламента, заприметив в моей библиотеке экземпляр «Истории Молдовы», сострил: «Коллекционируешь редкие книги? Сдай в макулатуру!» Ничего не попишешь: вот такие у нас завелись «патриоты»…

Но вернёмся к вопросу о медийной активности за рубежом на тему о Молдове. В последнее время заголовки многих российских, украинских, румынских газет, авторских блогов в Интернете пестрят интригующими заголовками типа:. «Зачем Украине нужно Приднестровье?», «Молдавия уже начала объединяться с Румынией», «Почему Приднестровью выгодно объединиться с Украиной?», «Молдова уходит к Румынии», «Готовится похищение Молдовы» и т.д и т.п.

Сегодня уже и некоторые солидные европейские газеты также делают ставки на то, кому в конечном итоге достанутся Приднестровье и Гагаузия – Западу или Востоку?

Даже американская «Вашингтон пост» возвестила крупным заголовком: «Обама отдал русским Грузию и Молдову!», а польское издание «Речь Посполита» занялось обсуждением возможности присоединения Приднестровья к Украине.

Весьма красноречив и подзаголовок статьи в одном из влиятельных российских издания: «Засланный «румынский казачёк» будет консультировать главу государства по объединению Молдовы с Румынией».

Вот так. Конечно, мне могут сказать, что не надо, дескать, всему этому придавать слишком большое значения, ведь газеты всегда и везде любят «жареные факты», да ещё и нередко их передёргивают.

Согласен, всё это так, но, как говорится, нет дыма без огня. Да, газетчики народ шустрый, нюх у них острый. Но не нужно быть Спинозой, чтобы понять и другое: такой идеологический «девятый вал», обрушивающийся на независимость Молдовы, не может быть случаен.

«Сигнальные датчики» печатных и электронных СМИ установлены повсюду в Кишиневе, в том числе в партийных кабинетах, и потому журналисты быстро и остро улавливают все изменения политической ситуации.

Самый свежий пример этого: на днях известный лидер одной крайне правой местной партии «под крышей референдума» дошёл до того, что в открытом телеэфире начал рекламировать объединение Молдовы с Румынией!

Разумеется, сегодня не сидят, сложа руки, и лидеры леворадикальных партий и движений, эксплуатирующих идею реинтеграции постсоветского пространства, в том числе и включения Молдовы в Союз Россия – Беларусь.

Но не подумайте, что кто-то реагирует на это. Получается интересная вещь: у нас есть люди, занимающие высокие властные посты, которые не видят и не хотят видеть ничего, что способствует эрозии Молдавского государства.

Есть ли ещё в мире другая такая страна, кроме Молдовы, где кому-либо позволено вполне открыто, по телевидению и в газетах, выступать против своего собственного государства? В Молдове же это сегодня в порядке вещей, а потому её граждане в недоумении спрашивают друг друга: Наша страна – это независимое и суверенное государство, или уже «Бессарабская провинция» соседней державы?

Возникает вопрос: почему умеренные правые партии заняли позицию «умалчивания» этой опасной политической игры? Решусь на провокационный вывод: чтобы не раздражать соседей. Но ведь эти самые соседи первыми признали нашу независимость.

Я не знаю другого примера в мире, когда антигосударственники находились бы у власти в том или ином государстве. Так почему же Молдова должна быть в этом плане каким-то исключением?

Две Молдовы: что с ними делать?

Республика Молдова - маленькое государство, но его общество расколото на две части. Водораздел идёт по линии: разные ценности, разные идеи и разное понимание будущего Молдовы.

Страна наша пока ещё едина лишь общими религиозными праздниками, да и то уже не всегда. Церковь Молдовы также расколота.

Как и в большинстве стран мира, у нас множество национальных культур, языков, верований и традиций. Грубое вмешательство политики в эту реальность породило разделение на «своих» и «чужих», а это очень опасно, так как провоцирует конфликты и противостояние.

Наглядный пример тому – вооруженный конфликт 1992 года на Днестре, расколовший Молдову на две части. Прошло много времени, но и по сей день мы так и не договорились с левым берегом о принципах совместного проживания. Это уже драма Молдовы.

По Конституции Республика Молдова - унитарное государство, но в реальности она делится даже не на две, а на все три части, каждая из которых имеет свой собственный менталитет, свои собственные симпатии и антипатии, свои собственные устремления и предпочтения.

Это деление сформировалось ещё в советское время. Помню, как-то раз, на Бюро ЦК КПМ в конце 90-х годов, я осмелился высказать суждение о слишком большой разнице в уровне развития культуры на юге и севере Молдавии.

Меня тогда чуть не объявили провокатором. Помню, как Семён Гроссу громко возмущался: «Откуда Вы всё это взяли? Почему Вы противопоставляете регионы? Нет у нас сильных и слабых регионов!»

А вот сегодня оказалось, что такая диверсификация всё-таки есть. Если говорить о левом береге Днестра, о Гагаузии, то общее для этих регионов заключается в том, что вопросы национальной самоидентификации там исторически играли намного меньшую роль, чем это было на Правобережье.

Приднестровский регион имеет очень смешанное население, поэтому там и возникли острые языковые проблемы, приведшие, в конечном итоге, к конфликту с Кишинёвом и, как апофеоз этого конфликта, взаимному кровопролитию и разделению страны.

От языковой проблемы в Молдове не нужно прятаться. Она не исчезнет сама собой и не может быть решена путём диктата или шантажа из-за рубежа.

Надо раз и навсегда поставить точку на проблеме «двух государственных языков». Наиболее приемлемый выход для всех «борцов за язык» только один: точно соблюдать положения Европейской Хартии региональных языков.

Всё это вполне можно сделать в Молдове при наличии политической воли. В регионах - Приднестровье и Гагаузии - могут быть два – три государственных языка, но по всей Молдове этого быть не должно.

Спрашивается, если объединённая Европа давно уже живёт по нормам этой Хартии и, тем самым, устраняет причины для конфликтов на языковой основе, то почему этому оправдавшему себя примеру не последовать и Молдове?

Для преодоления раскола общества в Молдове, для объединения страны нужно, прежде всего, свято соблюдать Конституцию, поставить прочный заслон ксенофобии, раз и навсегда усвоить, что нельзя считать одну часть страны хуже другой, одну часть граждан – «пятой колонной», а другую часть – «фашистами».

Нельзя устраивать в Молдове «войну памятников», нельзя зарабатывать на памятниках дважды: когда их ставят, и когда их демонтируют.

И, наконец, нельзя бесконечно выяснять, чья Церковь лучше. Всем нам давно уже пора задуматься над тем, как долго мы сможем выдержать эту жизнь в постоянной истерике, не пора ли нам начинать жить в мире и согласии?


Настало время покончить с «распродажей» Приднестровья, а, значит, и всей Молдовы. Правые радикалы вслух об этом не говорят, но общеизвестно, что для них Приднестровье – это «кость в горле.

«Мы такие разные. Зачем нам продолжать мучить друг друга? Не нужно нам это Приднестровье», - говорят правые радикалы. Но ведь это не что иное, как яркий пример предательства ими по отношению к молдаванам, живущим на Левобережье Днестра.

«Стволовые клетки» нашей государственности

Любой дом бывает прочным лишь тогда, когда стоит на прочно и грамотно сложенном фундаменте. Как бы ни старались строители украсить его крышу и фасад различными декоративными завитками, если непрочен фундамент, обязательно появятся трещины в стенах, а затем и весь дом может однажды рухнуть.

Точно так же и наша молдавская государственность, как, впрочем, и всякая иная, в очень значительной мере зависит от своего фундамента.

Но сегодня наш молдавский государственный дом всё ещё напоминает некое хлипкое строение «на курьих ножках», построенное строителями-халтурщиками, которые больше всего старались украсить его фасад, но не думали о его фундаменте. А потому внутри этого строения всё начало трескаться, осыпаться и разрушаться.

Почему мы сегодня имеем не прочный государственный дом, а лишь вот такое хлипкое государственное «строение»? Как спасти его от полного разрушения?

Выход только один – оздоровить наш дом и продлить ему жизнь, образно говоря, «стволовыми клетками». Имеется в виду в первую очередь, умножение в Молдове числа политиков – государственников.

В Молдове есть две проблемы, мешающие отстаивать нашу независимость.

Первая состоит в том, что у нас ещё не было ни разу во власти лидера-патриота, который проводил бы жёсткую и твёрдую политику, направленную на защиту и укрепление молдавской государственности.

Вторая проблема в том, что нашу элиту, по больше части, практически не волновала и не волнует судьба молдавской государственности.

Когда эстонцев спрашивают, почему они так медлительны, почему никогда не спешат, они отвечают - очень неспешно, чуть ли не по слогам, но с большим достоинством: : «У нас честная и патриотичная власть»!

Нечего добавить - поистине цивилизованная европейская страна. А такая страна, по словам одного мыслителя, обязана мыслить категориями не территории, а Родины. Увы, у нас это пока в большом дефиците.

Мало, слишком мало в Молдове сегодня истинно патриотичных политиков, которые знают, понимают и любят свою страну. В какой-то степени правы те американские политологи, которые считают, что современным политикам подходит не роль «творцов истории», а лишь образ «красотки на подиуме».

Нашей общей Матери - Молдове не нужен «политический силикон», не нужны шоу, гламур и глянец, вперемешку с несмываемой грязью в предвыборных кампаниях. Ей нужны настоящие, а не фальшивые строители государства.

Давно уже ощущается в Молдове острая необходимость в принятии специального Закон о противодействии силам, выступающим против нашей независимой государственности.

Есть нужда и в глубоко проработанной и обсуждённой со всем народом Национальной стратегии государственного строительства.

В контексте современных глобальных вызовов этот политический проект окажется успешным лишь в том случае, если он будет основываться на идеях общенационального консенсуса.

Непростой вопрос, как эффективно нейтрализовать антигосударственников в Молдове, причём с минимальными издержками. Разумеется, действия в этом направлении должны быть не агрессивными, а строго соответствовать нормам международного права.

Именно неспособность решить этот комплекс проблем была самым слабым местом в деятельности молдавской власти за последние 20 лет.

Нужно как можно скорее нажать на кнопку «перезагрузка» и в отношениях Молдовы со своими восточными и западными соседями. Румыны нам братья, русские и украинцы – друзья, но свобода дороже! В то же время, свобода, суверенитет – это не манна небесная, их надо отстаивать, их надо с достоинством защищать.

Настало время более взыскательно и ответственно отнестись и к подсказкам Европейского сообщества. Известно, что Евросоюз много раз подсказывал нам умерить радикальный пыл, прекратить «войну с памятниками», советовал, как лучше «осудить тоталитаризм», но мы к мнению ЕС не прислушались.

Нам подсказывают, что политика сотрудничества с восточными соседями не делается «тяжёлыми тупыми предметами», а мы делаем вид, что не слышим.

Нам подсказывают, что не надо рваться в Евросоюз с помощью «политических адвокатов» за Прутом, а надо рассчитывать на свои собственные силы и интеллектуальный потенциал, которые у нас есть.

Но мы хотим, чтобы нас «за ручку» повели и привели в ЕС. Мы для Европы всё ещё непонятны, нация мы или нет, поэтому у нас там весьма неважный имидж.

А раз мы там непонятны, то вряд ли мы будем в ЕС до тех пор, пока не станем, наконец, понятны и предсказуемы. .

Евросоюз деликатно и дипломатично нам указывает на недопустимость крайнего национал-радикализма в политике на примере соседей.

14 апреля 2010 года в Кёльне (Германия) состоялся «круглый стол» немецких социологов и политологов. Обсуждался вопрос о радикал - национализме в Украине.

Был проведён опрос 20 немецких экспертов о негативных последствиях этого феномена. 76% из них отметили повышенную опасность его для Украины, так как он ведёт к экстремизму, что не соответствует ценностям Европы. Пришли к выводу: правый радикализм приводит к возрождению недемократических режимов.


Кстати, это было перед президентскими выборами в Украине, на которых демократы проиграли. Украинский электорат сказал «нет» национал-радикалам. Аналогичное поражение потерпели и польские национал-радикалы.

И, наконец, нам давно уже пора разобраться в вопросах: Кто мы? Чего мы хотим? Какую Молдову мы хотим построить?

В этом плане был бы крайне полезен общенациональный референдум, который расставил бы все точки над i в вопросах, от решения которых напрямую зависит будущее Республики Молдова. Если мы этого не сделаем, нашу страну будет всё время лихорадить.

Но вот вопрос: Нужен ли такой референдум тому политику во власти, который сидит сегодня в двух креслах? Нужен ли он тем политикам, которые является убеждёнными противниками нашей государственности? Ответ вполне очевиден: Не нужен!

А потому всем нам осталось сегодня надеяться лишь на то, что после предстоящих выборов президента и нового парламента Молдова приобретёт, наконец, новый дизайн своей государственности. Государственности истинно молдавской.

Но, увы, пока это всего лишь надежды…Сегодня продолжается ожесточённая «историческая война» против нашей Молдавской государственности.

Великие мыслители предупреждали, что нельзя вести себя с историей, как слон в посудной лавке. «Национальная идеология требует как общей памяти, так и общего забвения», - писал ещё в XIX веке великий мыслитель, француз Эрнест Ренан.

Нельзя всю жизнь носить на себе «труп истории». Разве у Германии судьба была легче и менее трагична была история? Просто немцы, в отличие от нас, не считают, что, вспоминая о драматических эпизодах своей истории, надо непременно разжигать ненависть и враждовать.

Помня о своих исторических трагедиях, и мы, молдаване, также не должны ради политической конъюнктуры раскалывать общество, разжигать вражду, устраивать вендетту.

Я не историк, но как гражданин, любящий свой народ и свою страну, считаю, что история Молдовы нередко рассматривается сегодня вне мирового контекста, ограничивается чисто локальными рамками.

Поэтому призраки прошлого становятся полноправными участниками текущей политики, а иногда даже оружием мести. Многие «ура-патриоты» делают политическую карьеру на том, что вновь и вновь тревожат «раны истории», имея весьма расплывчатое представление о логике исторических событий, о существовании Молдовы в системе мировых координат, стараются обернуть в траур всю нашу национальную историю.

При таком однобоком и необъективном подходе история становится, как это было во времена КПСС, идеологическим оружием той или иной партии против «классовых врагов».

Безгрешных времён не бывает. Будущее Молдовы зависит от того, удастся ли её политическому классу сформировать в обществе консенсную политическую культуру.

Мы должны примирить страну с её собственной историей, как это сделали многие европейские государства. Разве опыт Италии, Испании, Германии, нашедших национальный консенсус после Второй мировой войны, не может являться позитивным примером для Молдовы?

Притягивать исторические сюжеты в современную политику вообще чрезвычайно опасно, так как они формируют образ врага, провоцируют раскол общества, способствуют ослаблению государства, а спешка с «историческими приговорами» неизбежно развязывает «холодную политическую войну».

Отвечая на вопрос об историческом значении Великой Французской Революции, один китайский мудрец сказал: «Судить рано – прошло всего-то 200 лет».

Может быть, следовало бы и всем тем в Молдове, кто провоцирует и разжигает «историческую войну», прислушаться к мнению китайского мудреца и поумерить свой пыл?

* * *

Нашей Молдавской государственной независимости 19 лет. Это возраст совершеннолетия. Но, вступая в юбилейный год, мы должны помнить о том, что на повестке дня по-прежнему остаются судьбоносные вопросы: Что будет с Молдовой? Не будут ли углубляться трещины в государственном здании Молдовы? Не приведёт ли политический радикализм к новой волне сепаратизма? Не получит ли Молдова очередной территориально-политический раскол?

Мы все должны раз и навсегда уяснить, что Молдова есть живая государственная индивидуальность, страна со своей историей, со своей душой, традициями. А душа, как известно, не продаётся.

Если наши политики - укладчики бетона в фундамент здания молдавской государственности - ещё психологически не готовы дать ответы на все эти вопросы, то избиратели им помогут.

Они, и в этом я твёрдо уверен, укрепят бетоном самого высокого качества – своим патриотизмом, своей любовью к родной стране - фундамент Молдавской государственности.

Да поможет нам Бог, обрести, наконец, в своей стране эффективную и патриотичную Власть разума, а не очередную временную власть дешёвой, демагогической, популистской, интеллектуально примитивной клоунской команды, которую мы каждый вечер видим сегодня на экранах своих телевизоров.

P.S. Накануне Дня Независимости Республики Молдова произошло уникальное событие. Телеканал «Publica TV» инициировал патриотическую кампанию под девизом: «Докажи, что ты молдаванин и любишь свою Родину – установи на своём доме, вывеси на балконе своего жилища государственный флаг республики Молдова в День Независимости!».

Просто не верится, сон какой-то. Такое у нас случилось впервые за 19 лет независимости. Неужели подул свежий ветер добрых перемен? Во всяком случае, браво, «Publica TV»!

Евгений Собор

Обсудить