Олег Воронин: "Когда теряет достоинство целая страна, то вернуть его можно только в том случае, если сам остаешься человеком и гражданином"

К сожалению, те люди, которые сегодня пришли к власти, не способны создавать новые предприятия, перспективные виды бизнесов, открывать новые услуги и выгодные сферы для инвестирования. Они действуют неразумно. А такой подход губителен не только для бизнеса, инвестиционного климата и сотен тысяч работающих граждан Молдавии, но и для самой власти.

В последнее время, мягко говоря, несколько осложнились отношения между российским и молдавским бизнесом - введен запрет на ввоз молдавских товаров, в частности вина. Это отражается как в отношениях России и Молдавии, так и на уровне развития экономики республики. Взглядом на проблему "изнутри" с корреспондентом "Известий" Светланой Дорофеевой поделился бизнесмен Олег Воронин.

известия: Как вы относитесь к запрету на ввоз молдавских товаров в Россию?

олег воронин: Я предприниматель, и мне было бы, конечно, легко оценивать всю эту историю, не влезая в политические аспекты этой темы. Но, согласитесь, в нынешней ситуации и в моем случае это практически невозможно. Напомню: это не первое осложнение отношений между Молдавией и Россией в торговой сфере. Мы уже переживали винное эмбарго четыре года назад. Тогда это был шок! И для экономики, и для производителей вина, и для обычных людей. Но каковы бы ни были причины тогдашних осложнений, а они были действительно самыми разнообразными и далеко не только политическими, важно, что тогдашняя молдавская власть справилась с этим вызовом. Я помню, как кропотливо велся диалог с российскими коллегами, как в известном смысле "прозревали" и наши виноделы, и поставщики вина, выясняя, что российский потребитель не желает больше пить вина и коньяки, названий которых и в самой Молдавии-то никто не слышал. Тогда была сделана масса неожиданных открытий, когда выяснялось, что значительная часть молдавских вин вообще неизвестно где производилась, а другая часть производилась в Молдавии, но совершенно непонятно из какого сырья. Тем не менее было очень обидно, что весь этот скандал пришелся на период, когда в стране началось подлинное возрождение виноделия, когда стали появляться настоящие бренды, конкурентоспособные и достойные самого взыскательного вкуса. Но, повторяю, тогда Молдавия справилась с этой проблемой. И настоящее национальное виноделие вышло из этого скандала окрепшим и более конкурентоспособным. Очень выросли и качество вина, и контроль за его экспортом.

Нынешняя же ситуация возникла в буквальном смысле на ровном месте. Просто от того, что некоторым политикам захотелось поупражняться в русофобии и проверить наших верных стратегических партнеров на хладнокровие и выдержку. Проверили! И, конечно, сейчас можно было бы говорить, что, мол, Россия защищает свои рынки и в этом смысле она вправе предпринимать защитные действия. Но, с другой стороны, понятно, что молдавским политикам надо иметь достаточно мудрости, чтобы своими заявлениями не нарушить то экономическое доверие и положительное сальдо, которое сложилось между нашими странами по отдельным видам товаров. На мой взгляд, эта ситуация не затянется и в ближайшем будущем разрешится естественным и положительным образом. Правда, если власти действительно захотят быть защитниками своих важнейших экономических отраслей, а не делать их заложниками своего дурного воспитания.

и: Что вы имеете в виду?

воронин: Ну, прежде всего то, что ощутил не только каждый молдавский бизнесмен (я имею в виду не только крупный, средний и мелкий бизнес), но и каждый гражданин. К сожалению, те люди, которые сегодня пришли к власти, не способны создавать новые предприятия, перспективные виды бизнесов, открывать новые услуги и выгодные сферы для инвестирования. Они действуют неразумно. А такой подход губителен не только для бизнеса, инвестиционного климата и сотен тысяч работающих граждан Молдавии, но и для самой власти. Что там говорить, впервые страной правят мультимиллионеры. Они входят в правительство, присутствуют в депутатском корпусе. Как следствие, страну разрывают несколько конкурирующих и враждующих группировок, их конфликты перекидываются в бизнес-сферу, идут настоящие торговые войны, рейдерские захваты предприятий. И происходит это буднично, открыто, об этом пишет пресса.

и: Простите, но сегодня у власти демократические силы, что означает либеральную экономику и равные рыночные права для всех граждан.

воронин: Я вас прощаю (улыбается), потому что так должно было быть. Но знаете, в одной мудрой книге сказано: "по плодам их узнаете их". Так вот реалии, к сожалению, совершенно другие. Например, сегодня одним из самых распространенных способов рейдерских захватов являются фальсификация и вброс в СМИ различной дискредитирующей бизнес-документации - разгорается скандал, формируется негативное общественное мнение, а потом приходят люди в форме и все отбирают. Я отчетливо понимаю, что сложно создать максимально комфортные условия для бизнеса, понимаю, что и два-три года назад эти условия не были идеальными, но обратите внимание на нынешний крупный молдавский бизнес - практически весь он появился и заработал в то время, когда у власти были коммунисты. В эти же годы появился капитал нынешних власть имущих либералов и многих из так называемых недавних оппозиционных демократов, а теперь министров-миллионеров. Ну а за прошедший год, когда у власти оказался либеральный Альянс, идет лишь одна взаимоиспепеляющая война кланов, в страну вернулись все криминальные авторитеты, рэкет стал такой же реальностью, как и в 90-е годы.

и: Вы стали членом Московской ассоциации предпринимателей и теперь являетесь ее представителем в Молдавии. Зачем?

воронин: Потому что это один из путей укрепления отношения между российским и молдавским бизнесом, между предпринимателями наших стран. Сегодня на фоне неуклюжих попыток власти крышевать рейдерские захваты российского бизнеса в Молдавии я и мои коллеги хотим стать тем фактором стабильности, который будет способствовать защите и развитию инвестиций в Молдавию. Ведь сегодня спасение для нашей страны заключается в новых рабочих местах, высокотехнологичных производствах, взаимовыгодных экономических и деловых связях, в четких и прозрачных правилах игры. Если кратко, то именно для этого я вошел в МАП.

и: Еще совсем недавно все газеты писали, что Олег Воронин чуть ли не самый богатый человек в Молдавии. А теперь выясняется, что это всего лишь "черный пиар". Все рейтинги показывают, что Олег Воронин с трудом попадает в десятку крупнейших предпринимателей, уступая совершенно иным персонам. И все-таки считаете ли вы себя богатым человеком?

воронин: Смотря что вы имеете в виду под богатством. Знаете, в другой мудрой книге сказано: "живите в достатке, но не будьте богаты". Я живу в достатке и, несмотря на попытки нынешней власти время от времени втягивать меня во всякого рода грязные авантюры, приписывая мне несуществующие компании или бизнесы, я остаюсь верен главному своему делу - банку, которому исполнилось в этом году 15 лет. И еще вместе с друзьями и партнерами вкладываю средства в развитие традиционного для Молдавии виноделия.

и: Как вы заработали свои первые деньги? И вообще можно ли стать миллионером в Молдавии, которая, насколько известно, является поставщиком гастарбайтеров для всей Европы?

воронин: Если честно, то конечно же тяжело зарабатывать средства в Молдавии, но можно. Я начинал зарабатывать первые деньги, опираясь на мой научный опыт. В 1986 году я и мои друзья создали свой кооператив. Мы работали в лаборатории биофизики. Занимались питанием растений. Если вы помните, тогда по инициативе Горбачева начали раздавать участки земли под огороды. Мы воспользовались своими знаниями и разработали питательный состав для растений. Все, кто ехал на огород, покупали у нас хотя бы одну бутылочку. Товар расходился на ура. Тогда мы еще не знали, как считать прибыль, составлять план, правильно развиваться. Всему приходилось учиться на ходу. Так мы заработали свой стартовый капитал. В начале 90-х, после распада СССР, я, как и многие молдаване, работал за границей. Торговал металлом в России. Совершил несколько успешных сделок и понял, что пора возвращаться на родину и вкладывать деньги там. В 1992 году решил основать банк. В 1993 году Финкомбанк получил лицензию и начал свою работу. В 1996-м Финкомбанк прочно встал на ноги. Мы начали получать стабильную прибыль. Метафорически выражаясь, это и есть мой первый миллион.

и: А разве вам не помог ваш отец Владимир Воронин, когда он был президентом Молдавии?

воронин: К тому времени, когда мой отец стал президентом, я уже был состоявшимся и состоятельным предпринимателем. И с этого момента в некотором смысле лично мне стало гораздо труднее заниматься своим делом. Мои успехи приписывались лишь моему положению президентского сына, мои неудачи радостно смаковались. Ну а когда примерно с 2003 года начала разворачиваться организованная кампания по моей дискредитации, то отец наверняка сто раз пожалел, что его сын ушел из науки в бизнес. Да я и сам, признаться, жалел не раз. Но обратной дороги уже не было. Хотя если бы я продолжал заниматься наукой, то и это наверняка каким-то образом бы использовалось для дискредитации моего отца. Что-нибудь бы придумали. Противно об этом вспоминать, но почти каждую неделю, а то и каждый день я узнавал о том, что кто-то, козыряя знакомством со мной, решал какие-то свои вопросы, кто-то приписывал мне очередные несуществующие бизнесы. В каждом районном центре были такие мифические "предприятия Олега Воронина". Что поделаешь, это цена, которую приходилось платить моему отцу за принципиальную и жесткую политику, за борьбу с организованной преступностью, за стремление сделать Молдавию сильнее, успешнее...

и: Если не секрет, в чем заключается ваш бизнес в Молдавии? Во сколько вы его оцениваете?

воронин: Основной мой бизнес на сегодня касается банковского дела - это Финкомбанк. Поэтому любой здравомыслящий человек понимает, что эти активы не могут стоить ни миллиарды, ни сотни миллионов долларов, которые так сладко пересчитывали мои оппоненты из Альянса (смеется).

и: Прошлый год стал одним из самых провальных с точки зрения не только бизнеса, но и всей экономики Молдавии? Некоторые силы в Молдавии считают, что это связано прежде всего с приходом к власти Альянса и нового правительства. Насколько это точно?

воронин: Я трезво смотрю на такие вещи и хочу заметить, что мировой кризис наложился на экономику, дезориентированную приходом новой власти, попытками расшатать стабильность ее финансовой системы, рейдерского передела бизнеса. Это все негативно влияет не только на бизнес, но и на социальный уровень жизни каждого человека. И это подтверждают многотысячные акции протеста весной этого года, куда были вовлечены не только простые граждане, но и мелкий и средний бизнес.

и: Можно ли считать, что сегодня экономика Молдавии выходит из штопора?

воронин: Нет. И об этом свидетельствуют экономические показатели. При том, что отчасти экспорт Молдавии в первом полугодии несколько вырос по сравнению с тем же периодом прошлого года. Очевидно, что экономика Молдавии пока не достигла докризисных, основных макроэкономических показателей. Об этом свидетельствует и то, что опять началось бегство рабочих рук - экономически активное население республики уменьшилось в первом квартале текущего года на 56,3 тысячи человек, или почти на 5%. Кроме того, доля зарегистрированных безработных выросла и составила почти 10%.

и: Но по прогнозам Всемирного банка, в Молдавии начался ренессанс? Или это чистый пиар?

воронин: Давайте разберемся. Действительно, подтверждая прогнозы Всемирного банка, ВВП в первом квартале 2010 года увеличился по сравнению с тем же периодом прошлого года на 4,7%. Правительство объясняет этот рост восстановлением внешнего спроса на промышленные товары, произведенные в Молдавии, и внутреннего спроса из роста внутреннего потребления. Однако рост ВВП в первом квартале в основном основывается за счет роста чистых налогов на продукты (на 20,6% по сравнению с 2009 годом), то есть за счет удорожания продуктов для населения, то есть эти показатели получены за счет тотального дорожания продуктов, товаров и услуг!

Более того, такой показатель, как валовое накопление основного капитала, указывающий на тенденции создания устойчивой экономики, зарегистрировал существенное снижение - на 20,3% по сравнению с первым кварталом 2009 года. И так по всем показателям. Именно поэтому, если раньше удалось резко сократить государственную задолженность Молдавии перед другими государствами, то за последний год госдолг вырос на 41,9%. А если к этому добавить рост на 33,7% внутреннего долга, то станет очевидным наше место сегодня на финансово-экономической карте мира.

и: Какие, по-вашему, основные опасности существуют для бизнеса и экономики Молдавии сегодня?

воронин: Правовая неопределенность, дестабилизация, утрата доверия к правоохранительным органам и судебной системе, политическая чехарда, передел собственности и коррупция в государственных структурах. Это все в сумме уничтожает экономический потенциал страны. Коррупция в таможенной службе, министерстве экономики, других ведомствах осуществляется не без ведома чиновников самого высокого ранга. Достаточно войти в интернет, чтобы убедиться, что они являются чуть ли не открытым организатором дерзких контрабандных схем, от которых стонут соседние европейские государства. Реальной угрозой является инициатива новой власти о распродаже молдавских земель.

Правительство намерено полностью открыть доступ иностранцам для закупки сельскохозяйственных земель. Однако большинство населения, ассоциаций сельхозпроизводителей полностью отвергают данную инициативу как непродуктивную для сельского хозяйства и антинациональную. Опыт соседней Румынии - наглядный пример этому: после либерализации земельного рынка Румыния достигает лишь 10% своего сельскохозяйственного потенциала, 2/3 продовольственных товаров на румынском рынке - это импортные товары. Думаю, что будет дан и старт массовой "прихватизации" госсобственности оставшихся крупных предприятий, большинство из них инфраструктурные и отраслеобразующие. Среди них "Молдтелеком", Молдавские железные дороги, "Эйр Молдова", "РЕД Норд" (энергетика), "Тутун ЧТЧ". Никаких весомых аргументов в пользу их приватизации не представляется. Все предприятия имеют деловые и производственные показатели на уровне аналогичных частных предприятий в регионе. Эти же предприятия являются самыми крупными налогоплательщиками страны, но их просто хотят передать подконтрольным компаниям.

и: Если все так плачевно, то на что надеется молдавский бизнес?

воронин: На мудрость народа. На его генетическую память. Есть пара мудрых пословиц, которыми я пользуюсь при выборе деловых партнеров, в работе. Одна из них - "поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой". И эта формула меня не подводила. Сначала важно научиться говорить громко, избавиться от страха и, главное, постараться уже никогда не забыть этот год в истории страны и собственной биографии. Я так говорю, потому что, когда теряет достоинство целая страна, то вернуть его можно только в том случае, если сам остаешься человеком и гражданином.

Источник: Известия, № 155; 24.08.2010

Обсудить