И снова все о нем (о референдуме)

Я, разумеется, считаю, что на референдум идти надо. И, надо голосовать «за». Надо честно сказать людям, что без них выйти из этой ситуации уже невозможно, а также признаться, что парламентская республики хороша для стран, в которых политики умеют договариваться, для стран с высоким уровнем демократии. А, поскольку Молдова под эту характеристику не подходит, то нечего пыжиться и надувать щеки…


…Уж сколько сказано про плебисцит, но, остается множество вопросов по сути самого мероприятия. Мне, наверное, проще других высказаться по этой теме. Проще, потому, что, во-первых, в отличие от представителей других партий, я могу сказать уверенно: «Единая Молдова» сделала все для того, чтобы вопрос вначале решался в парламенте – т.е. первые две попытки голосования депутатами, и только потом – выносился на всенародное голосование (прямые выборы президента). Это была инициатива Владимира Цуркана, к сожалению, ее не приняли. Не приняли в срок, потому, что когда коммунисты спохватились, и, попытались включиться в процесс, было уже поздно. Сегодня можно долго рассуждать на тему : почему Владимиру Николаевичу не поверил Михаил Федорович, но факт есть факт – теперь вопрос будет решаться на референдуме.

И, во-вторых, мне легко оттого, что моя личная позиция совпадает с официальной позицией партии. Поверьте, на теледебатах, в которых я участвовала, было больно смотреть, как некоторые политики, как заведенные, повторяют то, что их заставляют лидеры и партийная дисциплина, хотя, в душе, они, разумеется, придерживаются противоположной точки зрения. Конечно, это очень сложная задача – объяснять людям, что в их мнении, они вовсе не нуждаются. Т.е. не ходите люди на референдум, мы без вас все порешаем. Порешали уже, или, скорее, порешили те остатки доверия, которые особо впечатлительные граждане еще к вам испытывали.

Теперь – к сути вопроса. Я, разумеется, считаю, что на референдум идти надо. И, надо голосовать «за». Надо честно сказать людям, что без них выйти из этой ситуации уже невозможно, а также признаться, что парламентская республики хороша для стран, в которых политики умеют договариваться, для стран с высоким уровнем демократии. А, поскольку Молдова под эту характеристику не подходит, то нечего пыжиться и надувать щеки, все равно лучше плебисцитов, в таких ситуациях, рецептов нет. Конечно, есть ряд вопросов к условиям проведения референдума. Мне тоже не нравится явка в одну треть, я совсем не уверена, что первая попытка увеличить число избирательных участков заграницей увенчается успехом, и там все пройдет «без сучка и задоринки». Но, как говорят, из двух зол нужно выбирать меньшее.

Я внимательно наблюдала за тем, какие страшилки придумывают противники референдума. В ход идет главное оружие – банальная ложь. Вот пример – противники плебисцита утверждают, что этот референдум – репетиция будущих референдумов, в результате которых Молдова присоединится к блоку НАТО, а потом к Румынии (или сначала к Румынии, а потом – к НАТО). Задаюсь вполне закономерным вопросом: знают ли эти «пророки» про то, что референдум референдуму рознь, даже конституционный – конституционному. Т.е. чтобы, выяснить мнение народа по статьям, затрагивающим такие принципы, как нейтралитет, суверенитет и независимость, нужно, чтобы проголосовало большинство граждан, включенных в избирательные списки (Конституция РМ, ст.142, п.1). И эту статью никто не отменял. Т. е. если сейчас, по выборам главы государства, нужно, чтобы проголосовало большинство из одной трети, а это что-то около 440 тысяч человек, то для решения вопросов по нейтралитету, независимости и суверенитету – около 1 млн. 350 тыс. человек. Разница более, чем в три раза. А если учесть, что у нас на выборы в среднем выходит 1млн.500тыс. человек, то поддержать такие идеи должно около 90%, пришедших голосовать. Согласитесь, это уже из области фантастики.


Я почему-то уверена, что противникам референдума все перечисленные доводы известны, но, когда других аргументов нет, прибегают ко лжи. Скажу откровенно, я не могу утверждать, что меня не беспокоят унионистские лозунги Гимпу или пронатовские высказывания Маринуцы. Но, давайте, как модно говорить, «мухи отдельно, а котлеты – отдельно».

Другие аргументы любителей бойкотов вообще не поддаются логике. С одной стороны, они говорят, что хотят избавиться от Гимпу и других лидеров АЕИ у власти, с другой – делают все для того, чтобы они там остались. Давайте пойдем от обратного, и представим себе, что референдум не состоялся. Последствия, при таком раскладе, для страны будут драматичны. Никто не сможет предсказать, как поведет себя Гимпу. Теоретически, есть два варианта.

Вариант первый: Гимпу может, мягко говоря, повременить с роспуском парламента года еще на два – на три.

Дело в том, что в законе прописано, что если референдум признан несостоявшимся, то плебисцит по этому же вопросу может состояться не ранее, чем через два года (Кодекс о выборах, ст.174). Получается, что народ из процесса на этот срок выключается, а значит, все отдается на откуп политикам. Кто, и как себя поведет – можно только догадываться. Но, я рискну предположить, что в таком случае члены правящего Альянса будут вынуждены опять быстро подружиться, и дружба эта будет …правильно, против левых партий. Фактор выдвижения кандидатов в президенты от партий, входящих в АЕИ исчезнет, и им опять станет особо нечего делить. На вопрос: а будет ли роспуск парламента, ответ может быть только таким: как договорятся наши «заклятые» друзья из Альянса. Но, уже сегодня все знают, что, по крайней мере, две партии правящей коалиции их видят только в страшном сне. А две остальные могут так обескровить себя в скандале, где фигурирует имя Плахотнюк, что сил на новый рывок (предвыборная кампания) может и не хватить.

Вариант второй: Гимпу вспоминает, что он гарант Конституции и распускает парламент.

Ну, вроде, все хорошо. Но не для всех. Парламентские выборы, наверняка, станут успешными только для тех партий, которые референдум поддержали. Когда весь народ поймет, в какой капкан его заманили противники плебисцита, когда ему доходчиво объяснят, что теперь от воли всего общества уже ничего не зависит, а только от настроений и желаний политиков, часть электората проголосует протестно. А это значит, что к власти придут партии, представляющие АЕИ, плюс еще одна, максимум, две партии. Коммунисты и их сторонники от СДПМ, Партии Социалистов и т.д., придут с явно не устраивающим их результатом. И вот, тогда, на свет появится новая коалиция, но со старым костяком.

Вывод: Те, кто призывают бойкотировать референдум, проиграют в любом случае.

Вопрос с выборами Президента будет решаться в Парламенте, а, значит, мы опять возвращаемся к тому, с чего начинали. Все будет зависеть от лидеров этих партий. А они у нас, мягко говоря, не предсказуемые.

Все вышесказанное, разумеется, относится, к политикам. Они заняли свою позицию, и ее пропагандируют. Но, я глубоко убеждена, что этот референдум – тест не только для политиков. Это еще и тест для всего молдавского народа. Обычно, политики, особенно в предвыборных кампаниях, народ только хвалят. И никогда не говорят об его ответственности. Я считаю, что сейчас надо ставить вопрос и об этом. Именно 5 сентября станет ясно, научилось ли общество в целом мыслить свободно, смогло ли оно за короткий промежуток времени стать хоть немного демократичней? Лично я думаю, что все-таки да.

Людмила Бельченкова, депутат Парламента, партия «Единая Молдова»

Обсудить