Жаркое молдавское лето

Референдум приближается – противостояние все более усиливается

Лето в Молдавии выдалось столь же жарким, как и в других регионах Европы. Но в отличие от России не было ни лесных пожаров, ни небывалого задымления, ни тысяч погорельцев. Свою черную роль, однако, сыграло наводнение, особенно в западных районах республики, что примыкают к берегам реки Прут. Но не природные катаклизмы особенно занимают умы молдавского общества. Уже полтора года страна находится в состоянии политического кризиса и конца и края ему не видно. Начало ему было положено известными апрельскими событиями прошлого года, когда были разгромлены символы молдавской государственности – здания парламента и президентской резиденции. С тех пор ситуация не только не нормализовалась, но все более запутывается.

Cобственно, с точки зрения существующего закона нынешняя молдавская власть не может быть признана легитимной. В Молдавии пока еще парламентская республика и в соответствии с Конституцией страны должны были состояться парламентские выборы, и парламентом же избран президент и сформировано правительство. Поскольку по существующему положению требование о получении 61 голоса депутатов не всегда можно было реализовать, то было внесено предложение избирать президента в три тура и на последнем туре удовлетвориться простым большинством. Вполне разумное предложение, которое нынешняя власть не приняла и решила вместо этого провести референдум, который назначен на 5 сентября.

Для проведения референдума вполне достаточно участие одной трети избирателей – еще одно нововведение сегодняшней власти. Хотя до сих пор требовалось наличие 60% избирателей. Хорош референдум, если достаточно участия в нем всего 33% имеющих право голоса. Но в сегодняшней Молдавии все возможно. Компартия и ряд других организаций призвали к бойкоту этого референдума, ибо участие в нем означало бы согласие с действиями нелегитимной власти.

Действительно, бойкот выборов вне зависимости от их результатов – это позиция, и с ней согласны многие в молдавском обществе. Понятно, что бойкот референдума должен сопровождаться всеобщим народным контролем и наблюдатели должны быть посланы на все участки. Под особым контролем должна находиться центральная избирательная комиссия, где явно готовится большой подлог.

Под демагогические увещевания об избрании президента самим народом Молдавию явно ведут к диктатуре. Истории известны такие примеры. Еще Луи Наполеон был поначалу избран президентом, а затем осуществил государственный переворот и провозгласил себя императором. Нечто подобное намечается в нынешней Молдавии, но вместо императора намечается диктатор. Не случайно делалось все возможное, чтобы принизить роль парламента и превратить его в театр абсурда. В те месяцы, что он работал, с сентября прошлого года по июль нынешнего, было проведено в три раза меньше заседаний, чем должно было состояться. Постоянно нарушался парламентский регламент и был принят ряд законов, явно противоречащих Конституции. За восемь лет руководства страной коммунистами не было нарушено ни одного закона, а выборы властей разных уровней были максимально прозрачными. Но вот пришли к власти «подлинные демократы» и борцы с тоталитаризмом и восторжествовал принцип «я так хочу».

Референдум приближается и противостояние все более усиливается. Собственно, в республике есть две реальные силы – за Молдавию и против. Если бы не внешнее вмешательство, промолдавские силы имели бы преобладающее большинство. На практике ситуация оказалась заметно сложнее и неопределеннее. Маленькая Молдавия не может не испытывать воздействия больших государств. Хорошо прослеживаются действия соседней Румынии, ряда западных стран. В их ряду нельзя не обратить внимания на роль России, пока еще важнейшего экономического партнера Молдавии. Наряду с профессиональной политикой российского МИДа, в составе которого еще сохранился ряд опытных и ответственных дипломатов, нельзя не обратить внимания на безответственные импровизации ряда российских структур.

Кто, например, тянул за язык спикера верхней палаты российского парламента Миронова, когда он горячо выступил в поддержку лидера Демократической партии М.Лупу, к которому расположены и некоторые другие российские политики. Чем он им так приглянулся? Человек, который был благодаря коммунистам председателем молдавского парламента и будучи членом ЦК на последнем съезде в марте 2008 г. призывал своих однопартийцев «действовать сплоченно и скоординировано», через год вышел из партии, нанеся ей удар в спину. Именно он является чуть ли не главным виновником нынешнего политического кризиса в Молдавии.

Когда я, будучи в Молдавии, попросил объяснить мне, в чем различие между и.о.президента Гимпу, прославившегося своими одиозными указами, и Лупу, мне это отличие показать не смогли. Да, слова разные, но дела те же самые. И такого человека решили поддержать некоторые ответственные российские политики. Им, что, милы ренегаты или, может быть, зоологический антикоммунизм так застит им глаза, что они готовы поддержать кого угодно только не партию, которую поддерживает большинство народа. А как быть с политикой по отношению к китайским или вьетнамским коммунистам? Там, что, тоже будут поддерживать ренегатов?

В последнее время Россия сыграла деструктивную роль и в деятельности молдавской церкви. У молдавской митрополии, которая является частью Русской православной церкви, и так хватает своих проблем. У нее заметные противоречия с бессарабской митрополией – частью румынской церкви. Идет борьба за приходы, и в этих условиях молдавскую церковь, которая должна сохранять нейтралитет во внутриполитической борьбе, втягивают в политические игры, стремясь притянуть к содействию одной определенной силе. Создается угроза еще одного раскола. Безответственность и дилетантство проявилось и с этой стороны, обостряя и без того сложную ситуацию в республике.

Главной оппозиционной партией в настоящее время является партия молдавских коммунистов, которую попытались устранить с политической арены, но рейтинг которой отнюдь не понизился. Эта партия восемь лет находилась у власти и простой народ имеет возможность сравнить то, что было и что мы имеем сейчас.

Крестьяне, рабочие, пенсионеры открыто выражают недовольство современной властью и прямо говорят, что при коммунистах, несмотря на все сложности, было все-таки лучше. Действительно, за то время, что коммунисты были у власти, повысились реальные зарплаты бюджетникам, больше стали пенсии, газифицировано значительное число населенных пунктов. На селе было создано 200 МТС, организованы сотни кооперативов. Завершено строительство порта на Дунае, что дало республике выход в море, и можно перечислять и перечислять то позитивное, что произошло в стране.

Кстати, при коммунистах резко сократилось количество преступлений, поскольку по криминалу был нанесен сильнейший удар. Сейчас криминал вновь поднимает голову. Молдавская компартия – это, собственно, республиканская партия, то есть партия республики, республики молдавской. Это национальная, социальная и интернациональная партия. Другой силы, так ратующей за республику, в Молдавии больше нет. Есть и другие сторонники республики, но такой реальной силы, как компартия, они не представляют.

Ни одна из молдавских политических партий не обладает такой нацеленностью на реализацию социальных программ. Не все, однако, удавалось реализовать, но надо понимать реальные возможности республики, с разрушительными последствиями 90-х гг., отсутствием энергоносителей, разгромленной промышленностью и израненным сельским хозяйством. Находясь у власти, коммунисты все-таки отличались созидательным началом, и поэтому как внешние, так и внутренние их противники всячески старались им мешать. Но и при этом отрицать определенный прогресс невозможно.

И, конечно, ни одна молдавская политическая партия не включает в свой состав такого значительного числа представителей различных наций. Это, действительно, интернациональная партия, что хорошо заметно и во время выборов, когда национальные меньшинства в значительной степени отдают свои голоса коммунистам.

Интернационализм коммунистов особенно хорошо заметен на фоне разнузданного национализма, характерного для других парламентских и непарламентских партий.

Но, оглядываясь назад, оценивая коммунистическую восьмилетку, видишь не только позитив, но и просчеты и ошибки. Забывать о них, значит снова повторить. Прежде всего идейная сфера. Дело даже не в новой программе партии и степени ее коммунистичности. Самый большой прокол допущен в области формирования молдавского национального самосознания. Так и не удалось наладить преподавание истории родного края, то есть истории Молдавии, хотя подобного рода пособия имелись еще в середине ХIХ века. Во всех странах история является источником формирования мировоззрения учащихся, нацеленного на воспитание любви к своей стране и своему народу. Во всех, только не в Молдавии. И этот идеологический просчет сейчас особенно больно сказывается.

Серьезный просчет допущен и в области разрешения приднестровского вопроса. В этой области есть один оптимальный вариант – создание конфедерации Молдавии и Приднестровья. Другого оптимального варианта нет и быть не может. На конфедерацию был в свое время согласен президент ПМР Смирнов, и сравнительно недавно с идеей конфедерации выступил прежний председатель Верховного Совета ПМР Шевчук. Но молдавский министр иностранных дел Стратан категорически с этим не согласился. Тот самый Стратан, который вскоре заявил о своем несогласии с принципами коммунистов. Вот такие министры были в коммунистическом правительстве. Протянутая рука была отброшена. Принятие этого предложения избавило бы сегодняшнюю Молдавию от нынешнего кризиса. Но сколько раз ни предлагали конфедеративное устройство, молдавское руководство оставалось глухим. Ему оказался ближе, мягко говоря, странный закон 2005 г., где совершенно не учитывались интересы приднестровской стороны, и который оказался пустым звуком.

Особый разговор о борьбе идей в современной Молдавии. По-прежнему широко прибегают к историческому праву и давно известные штампы буквально заполонили различные молдавские издания. 1812 г., оказывается, плохой. Плохой потому, что, как там пишут, Бессарабия оказалась оторванной от Молдавского княжества. Это, что, элементарная историческая неграмотность или сознательная фальсификация? Разве современные молдавские Геродоты не знают, что накануне русско-турецкой войны 1806–1812 гг. в состав Молдавского княжества, зависимого от Турции, входила лишь меньшая часть Пруто-Днестровского междуречья, а большая его часть непосредственно подчинялась турецким пашам и ногайским ханам, постоянно организовывавшим набеги на Молдавское княжество.

Бухарестский мир 1812 г. привел к образованию новой исторической общности – Бессарабской области, затем губернии, объединившей все эти земли и избавившей их от турецко-татарских набегов и прочих притязаний. Наступил небывалый для этих мест мирный период, создавший благоприятные условия для экономического и социального развития края. Но ничего позитивного, вопреки фактам и логике, в этом акте многие молдавские историки видеть не хотят. Им главное бросить очередное обвинение в адрес России.

В нынешнем году особенно прославился и.о. президента М. Гимпу, который высказался против празднования 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Как будто он не знает, что Молдавия дала Красной Армии 400 тысяч солдат и офицеров, среди которых были и командиры дивизий, и командиры полков. Он, видимо, хотел, чтобы победил фашистский блок, не понимая к каким результатам могла бы привести фашистская чума. Как известно, германские геополитики не только ставили задачу уничтожения целых народов, таких как евреи и цыгане, не только собирались уничтожить 70 млн славян. Но, выйдя на берега Черного моря, они получили бы общую границу с Румынией, и следующим этапом стало бы разрушение румынской государственности. Стратеги фашистской Германии рассматривали Дунай как внутреннюю реку четвертого рейха, не только потому что там некогда проживали германские племена готов, но прежде всего потому, что это отвечало экономическим и политическим устремлениям германского фашизма. Так что победа Советского Союза и его союзников в войне (а на последнем этапе Румыния тоже была его союзником) была большим благом и для Румынии.

Тем не менее продолжаются песни о двух тоталитаризмах. Поют их и в современной Молдавии. Как известно, концепцию двух тоталитаризмов выдвинул еще в 1945 г. швейцарский экономист немецкого происхождения Репке. Но тогда авторитет Советского Союза был столь значителен, а его роль в разгроме фашизма столь очевидна, что сколько-нибудь заметной поддержки эта концепция не получила. Ее реанимировали после начала горбачёвской перестройки и буквально навязали и средствам массовой информации, и многим историкам. Однако это очередная большая ложь. Сами фашисты не поддерживали идею двух тоталитаризмов. Каудильо Франко – главарь испанских фашистов предлагал противопоставить их тоталитаризм советскому коммунизму. А еще осенью 1939 г. не кто иной, как У.Черчилль, говорил, что лучше коммунизм, чем фашизм. Отличие между ними было хорошо известно. Советские идеологи проводили идеи патриотизма и интернационализма, они говорили, что «гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается». Даже в декабре 1944 г., когда уже были хорошо видны те колоссальные потери, которые понес СССР в борьбе с мировым фашизмом, Сталин в известной беседе с Шарлем де Голлем выступал против расчленения Германии на многие государства и подчеркивал различие между немецким народом и фашизмом.

И это при том, что фашизм строился на принципах нацизма и расизма и ставил задачу мирового господства. Все это хорошо известно и тем не менее концепция двух тоталитаризмов усиленно тиражируется во многих странах, в том числе в Молдавии, да и в России. Пора и многим российским историкам задуматься над своими писаниями и тем резонансом, которые они имеют за границей.

В последнее время значительный отзвук получил антиконституционный указ Гимпу по поводу 28 июня 1940 г., в силу которого Бессарабия вошла в состав СССР. Конституционный суд Молдавии его не одобрил, многие историки и в республике, и за ее пределами показали его историческую несостоятельность, но ряд молдавских средств массовой информации продолжает поддерживать действия и.о. Уж больно он им мил. Поются песни по поводу пакта Молотова– Риббентропа, распространяются слухи об извечной агрессивности России и т.д.

Прежде всего следует иметь в виду тот факт, что дипломатические акты в серьезной исторической литературе следует называть так, как они именуются официально. Исходя из этого, не было никакого пакта Молотова–Риббентропа, а был Советско-германский договор от 23 августа 1939 г. о ненападении. Он был заключен в условиях советско-японской войны, ибо Халхин-Гол – это, в отличие от Хасана, не конфликт, а самая настоящая война, которая длилась четыре месяца, и в которой участвовало 115 тыс. советских солдат и офицеров. Присоединение же к СССР в 1939–1940 гг. западных территорий не только отодвинуло границы страны, оно не позволило уже в июне 1941 г. использовать против СССР 20 прибалтийских дивизий, а также уже тогда мобилизовать в румынскую армию бессарабцев и буковинцев. Нечего говорить о том, что оккупировав в 1939 г. всю довоенную Польшу, фашистская Германия использовала бы против СССР и территории и население Западной Украины и Западной Белоруссии. Заключение договора, конечно, имело большое значение в борьбе против фашизма, и в этом было заинтересовано все прогрессивное человечество. Черная фашистская опасность угрожала не только одной Европе.

Относительно Бессарабии в договоре 23 августа ничего нового не было, поскольку СССР никогда не признавал оккупацию Бессарабии королевской Румынией и требовал ее возвращения. Следует напомнить, что в январе 1918 г. королевская Румыния уничтожила вторую молдавскую государственность, то есть Молдавскую демократическую республику. Первая молдавская государственность, существовавшая с середины ХIV в., была упразднена в 1859–1861 гг. Молдавская республика 2 декабря 1917 г., как известно, была провозглашена в составе России и была поддержана Советским правительством. Благодаря 28 июня 1940 г. была восстановлена молдавская союзная государственность в составе СССР, и этот день не случайно активно праздновался в течение многих десятилетий. Однако Гимпу и его преспешникам это не нравится, и они в который раз реанимируют тему репрессий, разного рода трудностей и опять острие критики направляют против России и русских.

Да, было трудное десятилетие 40-х гг., связанное с большой войной, предвоенным и послевоенным временем. Пострадали и невинные люди, но если послушать гимповцев, то господствовал сплошной произвол. А как быть со множеством шпионов и диверсантов, которые оставили в Бессарабии германские и румынские спецслужбы? Как быть с фашистами и их подельниками, которые творили зверства на советской земле? Потери Молдавии в войне составили более 600 тысяч человек. Как нужно было поступать с виновниками этих потерь, с теми, кто пытал, расстреливал, грабил? Но вскоре ситуация в Молдавии существенно изменилась и уже с 1950 г., кстати, тогда молдавскую партийную организацию возглавил Л.И.Брежнев, можно говорить о начале спокойного периода, и 50–80-е гг. можно считать лучшими годами для развития экономики, культуры, науки Молдавии. Об этих годах и этих успехах гимповцы предпочитают умалчивать.

Республике предстоят большие испытания, и будем надеяться, что здравый смысл простого молдаванина, представителей других народов все-таки возьмет верх, и Молдавия вновь пойдет по пути экономического и социального прогресса.

В.Я. ГРОСУЛ,
доктор исторических наук, профессор, академик Международной славянской академии.

sovross.ru

Обсудить