ДНО независимости

Доживет ли Молдова до 20-й годовщины объявления суверенитета?


Ровно 19 лет назад, 27 августа 1991 года, парламент Республики Молдова принял Декларацию о независимости. С тех пор этот день стал одним из главных праздников в календаре всех, кто живет в этой стране. Чтобы кто ни говорил, сколько бы не звучало заявлений о том, что наша страна в полной мере не смогла реализовать себя за прошедшие годы, фактом остается одно – подавляющее большинство её жителей, независимо от национальности, считают себя полноправными гражданами страны, молдаванами. Именно так представляются русские, гагаузы, украинцы, выезжая за границу. Именно молдаванами считают жителей этой страны родственники, знакомые и друзья из других постсоветских республик.

До сих пор многие по-разному оцениваются подписание Декларации о независимости и годы полностью самостоятельного плавания нашей республики. Многие считают, что у Молдовы было достаточно суверенитета и в составе Советского союза. Огромную часть властной номенклатуры составляли представители доминирующего этноса. Формально, по советской Конституции, Молдова, как и все союзные республики имела право на самоопределение. Существует даже мнение о том, что тогда, в советский период истории молдавской государственности, у нашей страны было больше суверенитета, чем сейчас, когда лидеры соседнего румынского государства позволяют себе вызывать для бесед в Бухарест представителей молдавских властей, когда Румыния наотрез отказывается подписывать с Молдовой базовый Договор о дружбе и сотрудничестве и Договор о границе. В Бухаресте при этом лукаво обращают внимание, что именно Румыния первой признала независимость Молдовы, но при этом забывают добавить, что Бухарест признал только лишь независимость Молдовы от СССР.

Что поделать, история не имеет сослагательного наклонения. Даже если бы правобережная Молдова приняла вместе с Приднестровьем участие 17 марта 1991 года в референдуме о сохранении СССР, это уже ничего бы не изменило. Союз, в силу своей повальной экономической политики, когда крупнейшее по территории государство вынуждено было закупать у геополитических конкурентов продовольствие за «нефтедоллары», был обречен ещё как минимум в середине 80-х, когда резко упали мировые цены на «черное золото». Но, как сказал, перефразируя, …. российский лидер Владимир Путин, «тот, кто не сожалеет о развале Советского Союза, не имеет сердца, а кто хочет его возврата, не имеет мозгов».

Часто приходится слышать, что Молдова ещё в 90-е годы упустила свой шанс на ускоренное демократическое развитие. Что тогда, 19 лет назад, нам стоило по примеру стран Балтии полностью порвать с восточными связями, не вступать в Содружество независимых государств, объявить курс на сближение с евроатлантическими структурами. И даже это суждение показывает, насколько мы ментально близки к славянским соседям.

Известно: «Русский мужик задним умом богат». И все-таки, думается, что иного пути у Молдовы в начале 90-х не было и не могло быть. В отличие от стран Балтии, которые ещё будучи советскими сателлитами воспринимались и Москвой и Вашингтоном как инородное тело в советском государстве, Молдовы была его полноправной, хотя и самобытной составной частью. Молдавский рынок сбыта более чем на 90 процентов был ориентирован на Восток. У Молдовы не было, в отличие от Прибалтики портовых городов, позволяющих играть роль транзитных государств, в Молдове имел место вооруженный конфликт 1992 года. И вообще, мало кто пока ещё знает, на каких условиях шел раздел Советского Союза. Не исключено, что западноевропейские государства и Соединенные Штаты просто не признали бы независимость Молдовы, не вступи она в СНГ.

Об упущенных шансах нашей страны объективнее было бы судить с точки зрения внутриполитических событий первой половины прошлого десятилетия. С точки зрения конфликта между постсоветской номенклатурой в лице первого президента и национальными элитами в лице Народного фронта и его симпатизантов. Оглядываясь в прошлое, можно с уверенностью сказать, что именно две составляющие тогдашней молдавской власти лишили нашу страну возможности послесоветского экономического рывка.

Национальные элиты считали Молдову, и считают по сей день, временным государством. В начале 90-х годов неоднократно звучала фраза о так называемом переходом периоде, после которого бессарабцы должны слиться с румынской родиной матерью. Постсоветская номенклатура, в свою очередь, считала независимость Молдовы хорошей возможностью для раздела накопленного в советские годы потенциала. Только в конце прошлого десятилетия хаос, который царил в стране на всё время после развала СССР, начал сходить на нет. Пороговым явлением в этом контексте стала ошеломительная победа на парламентских выборах 2001 года Партии коммунистов. Тот год стал революционным для страны: в 2001-м были свергнуты воцарившиеся после объявления Независимости постсоветские царьки. Тремя годами позже такие же события, но с несколько иной геополитической составляющей, произошли в Грузии, четырьмя годами позже – в Украине, потом Узбекистане и Киргизии. Везде с разной долей результативности. На сегодня с уверенностью можно говорить лишь об успешной постсоветской метаморфозе в Грузии.

В Молдове на всем протяжении нулевых годов продолжалась борьба за возврат к начальной ситуации 90-х. Сначала восстали националистически настроенные политики, которые организовывали в центре столицы бессрочные акции протеста. Потом, в 2005-м, реванш попыталась взять постсоветская номенклатура, «соорудившая» Блок Демократическая Молдова, который, едва попав в парламент, развалился на множество составных частей. Всё это, как ни парадоксально, происходило под «оранжевыми» лозунгами. Политики по украинскому примеру избрали себе цвета (БДМ — желтый, ХДНП — оранжевый), и на каждом шагу твердили о цветной революции. Но даже беглый взгляд на новейшую историю показывает, что те события были контрреволюционными проявлениями. К сожалению, в 2009 году, при существенной помощи со стороны соседней Румынии, контрреволюционный реванш состоялся. Мы пришли к тому, с чего начинали. Были перечеркнуты 8 лет стабильного созидательного развития, когда ежёгодно рос объем ВВП, доходы бюджета, зарплаты и пенсии, иностранные и внутренние инвестиции, когда народ Молдовы забыл о конфронтации по национальному признаку, когда, впервые в истории независимости, Молдова подписала и успешно выполнила Индивидуальный План действий с Евросоюзом. Конечно, мы были далеки от идеала. В стране всё ещё действовали мафиозные схемы, все ещё были проблемы со свободой слова, независимостью СМИ, всё ещё большая часть населения жила очень бедно. Но налицо был положительный тренд развития. И об этом красноречиво свидетельствуют как дынные статистики, так и тот факт, что почти половина населения страны проголосовала в 2009 года за Партию коммунистов. Народу жилось нелегко, но народ верил в свое будущее. Повернуть историю вспять можно было, лишь прибегнув к технологиям воздействия на массовое сознание. И это было с успехом сделано. На протяжении лет молдавским школьникам внушали, что они живут в псевдогосударстве, в стране действовали, и продолжают действовать СМИ, официально финансирующиеся из Румынии, молдавское общество наводнили искусственно созданными мифами о сказочных богатствах сына президента, о фальсификации выборов, о влиянии Москвы, о невозможности европейской интеграции страны, где у власти находятся коммунисты. Сегодня даже те, кто голосовал в 2009-м против коммунистов, видят, что все мифы были созданы искусственно. Фальсификацию так никто и не доказал. Олег Воронин, как выяснилось, далеко на самый богатый человек в стране, и большую часть богатства заработал, когда его отец ещё не был президентом. В Европе, (как оказалось!) есть масса стран, в которых у власти находятся коммунисты и социалисты. Молдавский народ обманули. После года правления так называемого Альянса за европейскую интеграцию большая часть общества, согласно данным соцопросов, уже не верит в будущее. Для чего было нужно обманывать молдаван?

Для того, чтобы взять реванш. Все события последних месяцев — повторное подписание Декларации о независимости, сопровождавшееся прорумынской вакханалией в зале заседания парламента, снижение до 17 процентов порога явки на национальных референдумах (17 процентов – часть населения, выступающая за объединение Молдовы с Румынией), демонстративно брезгливое отношение властей к советскому прошлому Молдовы — всё это указывает на то, что правящая верхушка планомерно подводит Молдову к ДНУ независимости. Делает всё, для того, что народ этой страны отказался от самостоятельного геополитического проекта, признал, что Молдова может существовать только в составе так называемой Великой Румынии. То, что чувство сопричастности к этому величию будет сопровождаться национальным унижениям, прозябанием в румынской провинции, как это было с 1918 по 40-й годы, молдаванам пока никто не говорит. И стариков, которые помнят, что такое Молдова в составе Румынии, становится всё меньше. С огромным сожалением приходится констатировать, что страна может не дожить до 20-й годовщины своей независимости. Надежду оставляет лишь то, что впереди у неё досрочные парламентские выборы, на которых у граждан будет возможность предотвратить катастрофу молдавской нации.

Текст: Максим Калмыков, главный редактор бельцкого еженедельника «Газета» ( www.gzt.md )

Обсудить