Влад Дракула (Цепеш) говорил… по-русски!

Русские летописцы гораздо доброжелательнее рассказывают о Владе Дракуле, чем венгерские, немецкие и, конечно, турецкие, - считает профессор Богдан Боднарюк, - Ивану III льстило, что валашский князь лично писал ему письма на церковнославянском языке. Впрочем, нечему тут удивляться – на территории нынешней Румынии в XV веке этот язык, как и на Руси, был государственным. На нём писали все государственные и церковные документы, да и в быту разговаривали почти на то же самом языке, что и в Московии.

Как пишет в российском журнале «Техника-Молодежи» его научный корреспондент Георгий Настенко, реальный исторический персонаж – Влад Дракула – интереснейшая личность, даже если обходиться без писательских выдумок о том, что он был «вампиром».

Неправомерно считать, пишет Георгий Настенко, ссылаясь на мнение одного из главных специалистов на территории бывшего СССР по изучению средневековых румынских текстов, доктора исторических наук, профессора Черновицкого университета Богдана Боднарюка, что собственной заслугой Влада Дракулы является присвоение ему прозвища «Цепеш» (или «Тепеш»), которое якобы в румынский язык перешло как перевод с турецкого «Казыклы», что означает «Протыкатель», то есть любитель сажать людей на кол.

На самом деле фамилию Цепеш носили предки Дракулы по мужской линии, пришедшие в Румынию из Венгрии в XIII веке так же, как, например, пришли Рюрики на Русь – переняв веру и язык своей новой Родины.

Между тем легко заметить, отмечает Богдан Боднарюк, что «Цепеш» - слово несомненно венгерского происхождения, а не румынского. Более того, в Валахии ещё за пару веков до рождения Влада Дракулы правили и жёстко конкурировали между собой два рода Чёрные и Красные Цепеши, и Влад происходил из Чёрных.

Отвечая на вопрос о том, кто же он такой на самом деле, Влад Дракула, профессор Богдан Боднарюк обращает внимание на то, что до сих пор живы и обладают отменным здоровьем представители его рода – Дракулешты, которые никогда «вампирскими» недугами не страдали.

Сам же князь Валахии Дракула, по воспоминаниям современников был роста невысокого, но чрезвычайно широк в плечах, отличался очень толстой шеей, крупным орлиным носом и густой пышной шевелюрой. Физической силы он был необыкновенной, отлично плавал, прославился как великолепный наездник и фехтовальщик – сохранились летописи, как в юности он выиграл известный Нюрнбергский рыцарский турнир. Позже он отличился и как искусный полководец, причём сам водил воинов в атаки и одерживал победы над превосходящим противником.

Близкий родственники Влада Дракулы (кузен его деда) Мирча Старый, царь Молдавии. Мать Дракулы – родная дочь молдавского господаря Александра Доброго. Воспитывался Влад при дворе турецкого султана, как и все юные отпрыски вассалов этого могущественного владыки. Это делалось для того, чтобы их отцы не вздумали своевольничать в своих уделах.

Впервые воцарился Влад на троне Валахии, относительно небольшого княжества на территории нынешней Румынии, также по велению султана – после того, как был убит его отец, тоже не без участия турецкого владыки. Отца звали Влад Дракул (без буквы «а» на конце), то есть – «дракон», потому что он вступил в католический орден Дракона в надежде получить от него поддержку в борьбе против мусульман. Он даже чеканил монету с изображением дракона.

В своих посланиях молодой князь Влад Дракула подписывался просто: «Влад, сын Влада». Он был образованнейшим для своего времени человеком: владел турецким, венгерским, латинским, немецким, церковнославянским языками. Причём, особо отмечает профессор Богдан Боднарюк, на территории нынешней Румынии тогда самым распространённым языком были южнославянские наречия, на одном из которых и говорили жители Валахии и сам Влад Дракула.

Влад Дракула – младший прославился своей жестокостью, качеством в XV веке вполне обыденным и для других правителей, которые, однако, свои злодения не афишировали. А вот Влад Дракула, напротив, изощрённые казни использовал как «средство воспитания» народа и психологического давления на противников. Первые уроки он усвоил ещё при дворе султана, где нравы были самые свирепые. Завоевав Византию, турки-османы переняли и манеры бывших властителей Малой Азии. Например, свежи ещё были воспоминания о византийском царе Василии, который отпустил на родину 15 тысяч пленных болгар, предварительно их ослепив.

У турок Влад Дракула научился своему «фирменному» сажанию на кол, значительно превзойдя их в этом страшном «искусстве». Он достиг такой точности прицела, что кол проходил через всё туловище жертвы, минимальным образом повреждая внутренности. Казнённый, перед тем как умереть, шевелился и хрипел по несколько часов, а то и суток. Это добавляло впечатлений наблюдавшим за казнью.

Не чурался Влад Дракула и других «воспитательных» мер. Пойманных воров казнил без суда и следствия. Цыгане при нём подверглись самому настоящему геноциду: все таборы, не успевшие быстро покинуть пределы Валахии, были перебиты. Иностранцы с изумлением рассказывали о золотом кубке, которым в течение многих лет пользовались все желающие попить из родника. Воровать в Валахии при Владе Дракуле все панически боялись.

Внешних врагов, как и внутренних, у Влада Дракулы было немало. Маленькая православная Валахия оставалась достаточно независимым княжеством между могущественной мусульманской Османской империей и католической Венгрией, слово между жерновами. Влад Дракула с самого начала своего правления готовился к освободительной борьбе против турок. Он прекратил выплату дани. Потом совершил опустошительный набег на север Османской империи и стал готовиться к отражению ответного удара.

Султан Мурад II явно недооценил поначалу своего вассала, направив в Валахию всего несколько тысяч воинов с приказом привезти голову Дракулы в Стамбул. Но те воины сами попали в плен. Их всех в течение всего одного дня посадили на колья в городе Тырговиште. Особая честь была оказана аге (командиру) – для него был установлен кол с золотым наконечником.

Влад Дракула хорошо подготовился и ко второму нашествию турок, отмечает профессор Богдан Боднарюк. Расположив мелкие мобильные отряды по пути следования османской армии, он нападал в самые неподходящие для врага моменты – на переправах, ночью, либо когда турецкие отряды возвращались в лагерь после грабительских набегов на валашские деревни. Итог второго нашествия турок: 40-тысячная армия уничтожена, а Влад Дракула обошёлся минимальными потерями.

В третий поход султан двинул на Дракулу 250 тысяч воинов, писали его современники. Но, по более поздним исследованиям, турок было 150 тысяч. Впрочем, и это огромная цифра, так как примерно столько же жителей, включая женщин и младенцев, было тогда во всей Валахии.

Поэтому значительную часть армии Влада Дракулы составляли лихие, умелые, но ненадёжные наёмники – чехи-табориты разгромленной армии Яна Жижки. Влад Дракула избегал масштабных столкновений с турками и вёл против них партизанскую войну. Он лично проводил разведку и в основном обходился силами своей гвардии. Переодеваясь в турецкую одежду, Дракула со своими гвардейцами налетали по ночам на вражеский стан, поджигали шатры, рубили турок.

Начиналась паника, турки спросонья убивали своих же. Гвардия Дракулы исчезала во тьме, и вместо стремительно удалившегося топота копыт вдруг раздавался дружный волчий вой. На протяжении всего пребывания на земле Валахии турецкие воины, слыша ночами этот вой, молились аллаху, что те оказались четвероногие хищники, а не двуногие. Пару раз после подобных набегов Влад Дракула был уверен, что ему удалось зарубить самого султана, но позже выяснялось, что это были всего лишь вельможи из его окружения.

Однажды, после очередного, особо кровопролитного набега на лагерь отборная турецкая конница бросилась вдогонку за отрядом трансильванских ночных «оборотней», а вся османская армия двинулась вслед за своим авангардом. Но когда рассвело, глазам турецких воинов предстало ужасное зрелище: семь тысяч всадников из числа авангарда во главе со знатными воеводами Хамза-пашой и Юнус-беком сидели верхом… на кольях! В том же боевом построении, в каком преследовали гвардию Дракулы. Турецкий султан, покоривший множество стран и народов, при виде этого зрелища изрек: «У мужа, способного на такие деяния, невозможно отобрать страну. Мы не в силах победить самого дьявола!»

И только чётвертый поход османов закончился неудачей Дракулы. Но его голова и на сей раз не досталась султану, хотя его предали все: наёмники, мелкие феодалы, платившие ему дань и клявшиеся в верности. Родственники-молдаване не поспешили к нему с военной помощью. И даже младший брат Раду в составе турецкой армии участвовал в нападении на родную ему Валахию.

В итоге обессиленного трансильванского воеводу взял в плен и посадил в темницу венгерский король Матиаш. Годы заточения Влада Дракулы наиболее полно описал Фёдор Курицын, дьяк великого князя московского Ивана III, будущий первый в истории России министр иностранных дел.

Первый период неволи Влад Дракула просидел в венгерской темнице. Он тачал сапоги, которые охранник продавал на рынке, и это пополняло скудный рацион знатного пленника. Он и здесь остался верен себе: развлекался тем. что ставил капканы на мелкую городскую живность. Пойманных мышей и крыс собственноручно сажал на маленькие колышки, а воробьёв выпускал на волю, предварительно ощипав их догола. Когда Влада Дракулу перевели на более комфортный режим содержания, он целыми днями совершенствовался в фехтовании.

Русские летописцы гораздо доброжелательнее рассказывают о Владе Дракуле, чем венгерские, немецкие и, конечно, турецкие, - считает профессор Богдан Боднарюк, - Ивану III льстило, что валашский князь лично писал ему письма на церковнославянском языке. Впрочем, нечему тут удивляться – на территории нынешней Румынии в XV веке этот язык, как и на Руси, был государственным. На нём писали все государственные и церковные документы, да и в быту разговаривали почти на то же самом языке, что и в Московии.

Так что, все свои приказы и личные письма к свои соотечественникам в Валахии князь Влад Дракула писал, употребляя преимущественно те же самые слова, какими написана и первая русская книга первопечатника Ивана Фёдорова. Дело в том, что территория Валахии в раннем средневековье была населена славянскими племенами, говорившими на языке, близком к болгарскому и сербскому, так как это была западная окраина владений Галицких князей.

Славянская основа языка на этой территории сохранялась довольно-таки долго. До сих пор на старинных кладбищах Ясс, Сучавы и других городов северо-востока Румынии можно найти надгробные плиты с надписями на старославянском языке, относящиеся к XVII веку. И даже в начале ХХ века население Румынии употребляло в разговорной речи до 45-50% слов славянского происхождения.

Резкая и по большей части насильственная латинизация речи на этой территории происходила буквально на глазах поколения нашего и наших родителей, - подчеркивает профессор Боднарюк. Латинские буквы стали вытеснять кириллицу только в начале XVIII века и этот процесс продолжается до сих пор, порой принимая трагикомичные формы. Например. Во многих старинных церквях и других архитектурных памятниках при ремонте надписи на церковно-славянском языке уничтожают и заменяют латинскими буквами, снижая историческую ценность этих объектов старины.

Валахия и Московия направляли друг другу дипломатические миссии, большей частью состоящие из православных священников. В те годы валашская и московская церковь находились под патронажем Константинопольского патриарха, а в мире существовало лишь три страны с господствующей православной верой: Русь, Молдавия и Валахия.

Последние две, конечно, не могли по своей мощи конкурировать с Московией, претендовавшей на титул Третьего Рима, но союзнические настроения в их взаимоотношениях присутствовали. Правителей трёх православных стран связывали и родственные узы. Иван III женил своего старшего сына Ивана на Елене – дочери молдавского господаря Штефана Великого, который приходился двоюродным братом Владу Дракуле.

Дьяк Фёдор Курицын свидетельствует, что Влад Дракула долгие годы пребывал в темнице и стойко держался православной веры, хотя венгерский король Матиаш постоянно уговаривал его принять католичество, суля свободу, возвращение валашского трона и руку своей кузины.

Некоторые летописи связывают освобождение Влада Дракулы с тем, что он «отпал от православной веры и принял католичество», но последние исследования показали, утверждает профессор Богдан Боднарюк, что он не изменил православию. Милость короля Матиаша объясняется обыденной причиной: получая от Римского папы финансовую помощь на войну с неверными, король Матиаш её по большей части просто присваивал. Чтобы как-то оправдаться в глазах Римского папы, он решил освободить ярого борца с исламом, чтобы его руками «жар загребать».

Влад Дракула также вёл переписку с Римским папой, который выражал ему моральную поддержку, но, ссылаясь на большие трудности, сообщал, что живой силой, оружием и финансами помочь ему не может, а будет за него молиться. Даже написать буллу – призыв к католическим монархам на борьбу с мусульманами Римский папа тогда не смог.

Погиб князь Влад Дракула спустя год после освобождения, 2 января 1477 года в 46-летнем возрасте. Он стал жертвой своего же маскарада: на исходе битвы, в которой была одержана очередная победа над войском султана, Влада Дракулу, переодетого в турецкое платье, окружили его же воины и пронзили копьями.

Последние годы Влада Дракулы были омрачены приступами базедовой болезни. Длительное пребывание в темнице эту болезнь усугубило. На гравюрах, изображающих Влада Дракулу в последний год его жизни, заметны характерные выпученные глаза. Это отразилось и на его характере.

Если в молодости жестокость, пусть она и не подлежит оправданию, всё же объяснялась каким-то обстоятельствами и практическими целями, то перед смертью Влада Дракулу всё чаще одолевала беспричинная ярость.

К положительному итогу жизни Влада Дракулы можно отнести политическое и экономическое укрепление Трансильвании, приобретение страной всё большей независимости, которую впоследствии растеряли его преемники. Сыновья Влада Дракулы погибли в ранней молодости. Не оставив наследников, и род Дракулешты продолжили племянники.

Причём старший сын Влада Дракулы, получивший прозвище «Цепелуш», проявил жестокость не меньшую, чем сам Влад. Более того, многие злодеяния Цепелуша приписывают его отцу. Но на полях битвы он себя особо не проявил.

Злодеяния самого Влада Дракулы, по мнению профессора Богдана Боднарюка, не превышают 5000 убитых им подданных. Учитывая, что в Валахии взрослое население составляло тогда примерно 80 тысяч человек, это чудовищная цифра. Тем не менее, многие средневековые правители других стран намного превзошли этот показатель как в процентах, так и количеством.

Большей часть суровость Влада Дракулы себя оправдывала. Даже если она проявлялась в отношении своих сограждан. Во все времена, чтобы собрать боеспособную армию, необходимо было действовать сурово. Владу всегда удавалось заполучить по одному бойцу с «дыма», то есть с каждой семьи. Валахия не была столь сильна ни при его предках, ни при его наследниках. Мирное население почти не подвергалось набегам и разорению чужеземцами. Более того, Влад Дракула даже у своего могущественного синьора, короля Венгрии отобрал богатейшую Трансильванию, и при нём эта область достигла экономического процветания.

Румынские историки обеляют Влада Дракулу, подчёркивая его несомненные героические действия, отмечает профессор Боднарюк. Правитель малой страны умудрялся в одиночку противостоять мусульманской военной экспансии на рубежах христианского мира, и во многом благодаря Владу сохранился румынский народ и его православная вера. При нём в Трансильвании и попавших под его зависимость других областях Валахии быстро поднялись ремесла, торговля.

Но румыны, считает Боднарюк, часто замалчивают немалые злодеяния Влада Дракулы, примерно, как в России – Петра Первого. Ведь Дракула убивал не только иноземных врагов. Известно, что он был любимым героем и примером для подражания у Ивана Грозного, в частности, при введении опричнины. Крупных феодалов Влад Дракула не жаловал, наказывал за притеснения мелкого люда. Но известен случай, когда он за один день посадил на колья 500 крестьян. Так что, говоря о Владе Дракуле, и вообще изучая историю, следует сохранять объективность.


Публикация подготовлена по материалам статьи
Георгия Настенко в журнале «Техника – Молодёжи»
№7 за 2010 год «Граф Дракула говорил… по-русски»
стр. 38 - 42. Подготовил Зиновий Ройбу

Обсудить