Сила символа. Герб и флаг Молдавии

Причины нашей национальной катастрофы следует искать в той бесплотной сфере, которая именуется «символами».

Многим еще памятны застойно-советские времена, когда в Кишинев прибывали вереницы автобусов с румынскими «туристами». Судя по тому, что в обратный путь эти грузо-пассажирские транспортные средства отправлялись навьюченные по самую крышу коробками с телевизорами, холодильниками, пылесосами и прочей бытовой техникой, румынских братьев интересовала вовсе не духовная жизнь молдавского народа. Молдавия манила их как ближайшая территория товарного изобилия.

Но не только румыны завидовали тогда обитателям бывшей «провинции Бессарабия». Для русских оккупантов советская Молдавия тоже была землей обетованной. Помню, как россияне (о москвичах и ленинградцах речь не идет) смотрели с выпученными глазами на прилавки кишиневских магазинов, где масло, сыр, колбаса, мясо продавались без всяких ограничений, а не как в их родном нечерноземье или вечной мерзлоте по талонам (так в советской метрополии стыдливо именовали продуктовые карточки). А когда они видели городские многоэтажки, увитые виноградными лозами, растущие вдоль сельских дорог ореховые и фруктовые деревья, то вообще утрачивали дар речи.

С тех пор утекло не так уже много воды. Но за два последних десятилетия ситуация изменилась коренным образом. И для румын и для русских нынешняя Молдавия – нищая страна без шансов на будущее. Средняя зарплата в Румынии составляет примерно 400 долларов США, в России – около 700. А в Молдавии она едва превышает 200 долларов. Еще хуже ситуация с ВВП. В рейтинге стран мира по величине ВВП на душу населения по паритетам покупательной способности валют в ценах 2002 г., рассчитанного по методологии и данным ICP 2002 г. для 2009 г., в России на душу населения приходится 11474 долларов США, Румынии – 9698, Молдовы – 2848 (http://aillarionov.livejournal.com/165850.html).

Какими причинами объясняется этот обидный для нас метаморфоз?

Мы – дети индустриальной цивилизации. Поэтому объясняем мир с материалистических позиций. Но в случае Молдавии материальные объяснения не работают. Все страны Восточной Европы, включая бывшие республики СССР столкнулись в конце XX в. с похожими проблемами перехода от социализма (в действительности государственного капитализма) к рыночному обществу. Многие из этих государств сопоставимы с Молдавией по территории, населению и ограниченности природных ресурсов. Но только в нашей стране за первые десять лет независимости наступил полный коллапс экономики. Кроме нас ни одно государство Восточной Европы не вступило в третье тысячелетие с тотально разрушенными промышленностью и сельским хозяйством.

Причины нашей национальной катастрофы следует искать в той бесплотной сфере, которая именуется «символами». Этим словом древние греки обозначали надвое разломленное кольцо. Обладатель одной половинки уезжал за тридевять земель. Оттуда он посылал своего представителя к владельцу другой половины. При встрече посланец предъявлял свою часть. Если обломки сходились, ему можно было доверять. Символ – это знак общего смысла, объединяющего верящих в него людей.

Рассмотрим с этой точки зрения нынешние государственные символы Республики Молдова. Выполняют ли они свою объединяющую роль, способствуя тем самым успешному развитию нашего общества?

Сравним гербы Молдовы, Румынии и России.



Правда напоминает известную детскую забаву «Найди десять отличий»? И хотя мы уже далеко не дети, все-таки попробуем поиграть.

Отличия можно найти только при условии определенного сходства тех или иных изображений. Между всеми тремя гербами есть структурная общность: орел держит в одной лапе скипетр, в другой державу (меч, оливковую ветвь), на груди у него гербовый щит.

На фоне этого сходства легко увидеть отличия. Российский орел – двуглавый, скипетр держит в левой лапе. Этим он отличается и от молдавского и от румынского пернатых. Очевидно, что создатели молдавского герба ориентировались не на российский, а на румынский образец. Сейчас они этого даже не скрывают и сообщают публике, что «герб был разработан совместно с доктором истории, заместителем председателя Национальной комиссии по геральдике Румынии Марией Догару» (http://www.allmoldova.com/moldova-news/1249055788.html). Тем самым подчеркивается общность румынского и молдавского народов. Но кроме этого очевидного смысла, отрицать который могут только идиоты, в молдавском гербе содержатся и другие значения.

Для их понимания надо сперва взглянуть на символы, размещенные на внутреннем щите румынского герба. В верхнем левом углу размещен орел – герб княжества Валахия (Цара Ромыняскэ). Тем самым подчеркивается приоритет Валахии в собирании румынских земель. Если бы это изображение золотого орла с крестом в клюве было единственным, то смысл румынского герба можно было понимать так: Валахия – первая среди равных. Но щит с изображением румынских провинций (Валахии, Молдовы, Олтении, Баната, Добруджи, Трансильвании) расположен, так сказать, в желудке того же по сути валашского золотого орла, хотя геральдисты официально именуют его «римским». Достаточно беглого взгляда на румынский герб, чтобы убедиться в почти полном тождестве двух геральдических хищников. Тем самым все румынские области поставлены в полную символическую зависимость от валашского Бухареста. Валахия решительно доминирует и над запрутской Молдовой и над другими территориями Румынии.

Этот смысл становится особенно ясным при сравнении современного румынского герба с двумя разновидностями государственного герба Объединенного княжества Валахии и Молдовы (1859–1881).



Мы видим, что в данном варианте геральдисты, размещая орла на левом верхнем и правом нижнем (1-е и 4-е) местах, отдавая быку 2-е и 3-е места на гербовом щите (сумма мест в обоих случаях равна 5), стремятся символами нумерологии выразить идею равенства Валахии и Молдовы в объединенном государстве, при определенном лидерстве Валахии.



Во втором случае (орел не только левее, но и выше, т.е. дважды первый) преобладание Валахии становится символически более выраженным.

После преобразования Объединенного княжества в королевство Румыния (1881) герб приобретает вид близкий к современному.



Валашско-римский орел в данном случае, безусловно, доминирует, обозначая беспрекословное подчинение всех провинций Бухаресту.

А теперь давайте почитаем в этой же логике современный молдавский герб. На нем два основных символа – большой «римский» орел (тождественный орлу румынского герба) и меньшего размера молдавский cap de bour, к тому же размещенный, как бы в желудке у орла. Каков символический смысл этого коллажа? Самое очевидное прочтение: Румыния ПОГЛОЩАЕТ Молдавию. Все остальные толкования – от лукавого.

Сравнение молдавского, румынского и российского государственных флагов приводит к аналогичным выводам.

Румынский и молдавский триколоры отличаются от российского и поперечным расположением цветов и несовпадением цветовой гаммы. А между собой флаги Румынии и Молдавии практически тождественны. Они различаются только оттенками голубого цвета (соответственно – ультрамарин и изумрудно-голубой), а также размещением на молдавском флаге государственного герба. Кстати герб присутствует только на лицевой стороне. Поэтому оборотные стороны румынского и молдавского знамен почти идентичны.

О чем говорят герб и флаг современной Молдавии? Эти символы прямо свидетельствуют о том, что Республика Молдова государство временное, что в обозримом будущем оно будет поглощено Румынией. Один из активных участников процесса разработки и утверждения государственных символов РМ художник Семен Одайник признался, что румынский флаг был взят за образец, как указатель исторической перспективы молдавского народа: «В обществе доминировала идея объединения с Румынией. И вопрос стоял так: зачем разрабатывать национальный флаг, когда объединение произойдет в ближайшее время. Поэтому все участники были предупреждены о том, что за основу следует брать румынский триколор» (http://geraldika.ru/symbols/5213).

А теперь задумайтесь, как должны относиться к такому государству его, по сути, временные граждане? Разве будут они ощущать его своим и думать в каком состоянии оно достанется нашим близким и далеким потомкам?

На этот риторический вопрос история красноречиво ответила эскалацией этнической нетерпимости и гражданской войной, откровенным казнокрадством и просто воровством всего, что плохо лежит, коллапсом экономики и социальной сферы, повальным бегством граждан на все четыре стороны.

Следующий вопрос, на который необходимо ответить: выражают ли нынешние государственные символы Республики Молдова волю большинства ее граждан к поглощению собственной страны западным соседом?

Референдум по этому поводу не проводился. Но можно предполагать, что сторонники ликвидации молдавской государственности ПОКА находятся в меньшинстве. Не случайно ни одна реальная политическая сила до сих пор не заявляла открыто о своих унионистских намерениях. «Криптоунионисты», которых до недавних пор олицетворяла Христианско-демократическая народная партия Юрия Рошки, не могли преодолеть десятипроцентный рубеж на парламентских выборах: 1994 – 7,53%, 1998 прошла в парламент в составе блока Демократическая конвенция, в котором роль локомотива играла Партии возрождения и согласия Молдовы экс-президента Мирчи Снегура –19,42%, 2001 – 8,31%, 2005 – 9,07%. После того как Рошка неожиданно для своих приверженцев начал сотрудничать с ПКРМ голоса бессарабских румын перешли к другому радикалу Михаю Гимпу, возглавляющему Либеральную партию. Он сумел превзойти электоральные показатели своего предшественника: апрель 2009 –12,91%, июль – 13,8%.

Согласно данным социологического опроса, проведенного в рамках проекта «Барометр общественного мнения» (BOP) в мае 2010 среди граждан, отвечавших на вопрос «Какая страна, по вашему мнению, должна быть стратегическим партнером РМ?», лишь 9,1% такой страной считают Румынию. Правда 27,3% из них предпочитают видеть в качестве стратегического партнера страны Евросоюза, куда на правах меньшого брата входит и Румыния. Но даже в сумме доля избравших два этих ответа (36,4%) меньше, чем численность сторонников стратегического партнерства с Россией (50,1%). Эти данные также позволяют предположить, что сторонники унии с Румынией не преобладают в молдавском обществе.

Следовательно, на сегодняшний день люди, которых объединяют нынешние прорумынские государственные символы Республики Молдова, составляют явное меньшинство наших граждан. Однако их численность неуклонно растет. Легко заметить, что за период 1994–2009 годов доля прорумынски ориентированного электората увеличилась в 1,8 раза. Если тенденция не изменится, то лет через двадцать румыны окажутся в Молдавии в большинстве и тогда можно будет относительно безболезненно воссоединиться с румынской родиной.

Но в этом случае нельзя надеяться, что жизнь в нашем failed state в этот двадцатилетний период существенно изменится. Нас по-прежнему ожидает правление временщиков – эпоха безвременья.

Из этой безнадежной ситуации есть два выхода.

Первый – простой (от слова prost): прекратить тяжелую хроническую болезнь молдавской государственности, прибегнув к эвтаназии. В этом случае надо иметь мужество открыто, как некогда славяне призвали варягов, обратиться к румынам: «Приходите и володейте нами». Все эти трусливые околичности молдавских политиков («мы вроде как бы румыны, но все-таки где-то еще в какой-то степени молдаване») напоминают поведение жалостливого хозяина, который резал собаке хвост по частям. Временщики длят агонию страны, демонстрируя полное безразличие к страданиям своего народа.

Но есть второй – сложный и ответственный путь, связанный с напряжением всех духовных и физических сил. Он требует отказаться от капитулянтских настроений и попробовать воспользоваться уникальным шансом, который история предоставляет только однажды – шансом сделать имя Молдавии узнаваемым брендом, символом счастливой и достойной государственной жизни. Для этого народ Молдавии должен открыто заявить: «А все-таки она существует». Лучшим способом высказать подобное мнение будет всенародный референдум, на котором гражданам будут предложены герб и флаг, способные символизировать наше право на собственное будущее.

Каким требованиям должны отвечать данные символы?

Я постараюсь предоставить свое утопическое видение этой проблемы в самое ближайшее время.

Сергей Ефроимович Эрлих
молдавский гастарбайтер
кандидат исторических наук,
директор издательства «Нестор-История»(СПб),
автор книг «Россия колдунов» (СПб.: Алетейя, 2006), «История мифа (Декабристская легенда Герцена)»(СПб.: Алетейя, 2006), «Метафора мятежа: декабристы в политической риторике путинской России»(СПб.: Нестор-История, 2009)

P.S. Глава из готовящейся книги нашего земляка Сергея Эрлиха кандидата исторических наук, директора издательства «Нестор-История» (Санкт-Петербург), руководителя программы книгоиздания «Кантемир: Благодарная Молдавия – братскому народу России». Методологические аспекты этого исследования изложены в статье «Бес утопии» (http://www.inache.net/filos/451)
Обсудить