Наши сбережения, курс лея и «голландская болезнь»

Не за горами увеличение банками в одностороннем порядке процентных ставок по кредитам и так далее уже по известному сценарию. Последствия для многих и так ослабленных экономических агентов станут просто летальными.


Как уже стало достоянием общественности, наш Национальный банк, опустившись до уровня валютного спекулянта, напустив дыму об ожидаемой стабильности цен и национальной валюты, в декабре 2009 года в тихую вбросил в обращение почти 1,5 млрд. наличных леев. Тем самым была увеличена денежная масса сразу почти на 20%.
Разумеется, от таких действий лей закачался, а инфляция резко возросла. Уже на 1.01.2010 по сравнению с 1.12.2009 курс молдавского лея упал с 11,1075 до 12,3017 за доллар. Но это было только начало. Он продолжал инерционно падать до конца февраля, достигнув своего дна в 12,8042 лея. В марте сработал эффект маятника и лей двинулся в обратную сторону: он начал укрепляться. 12 апреля, пройдя через свой максимум 12,3771, началось его падение. Очередное дно было пройдено 4-6 июня с курсом 12,9463. А затем опять начался процесс укрепления.
13-15 августа достигнув своего максимума в 11,8809 лея за доллар, курс нашей валюты, казалось бы, в очередной раз отправился в обратную сторону, но почти сразу же приостановился.

Такая ритмичность в изменении курса весьма на руку валютным спекулянтам, так как позволяет почти безошибочно прогнозировать курс на ближайшую перспективу, а, следовательно, и хорошо на этом зарабатывать. Но в этой статье речь пойдет не об этом. За ярко выраженными ритмичными колебаниями нашего лея в последнее время все же начали просматриваться другие силы, проявляющиеся в тенденции к его укреплению.

Чтобы понять причину такого укрепления, вернемся в 2006 – 2008 годы. Ежегодный в нынешнем десятилетии 3-х процентный отток из страны на заработки активного населения, пополнявшего уже и так не малую армию молдавских гастарбайтеров, привел к быстрому росту денежных поступлений в Молдову. Так, в 2006 г. банковские переводы от работающих из-за границы достигли $854,6 млн. В 2007 уже было переведено $1,22 млрд. Но поступления из месяца в месяц продолжали быстро нарастать, достигнув в предкризисном июле 2008 г. $180,8 млн.! И, если бы не разразившийся мировой кризис, в страну в тот год поступило бы около $2 млрд.

С одной стороны, эти деньги – безусловное благо стало спасением от нищеты для значительной части наших сограждан, а с другой, масштабы денежных переводов стали настолько значительны, что вызвали кардинальные макроэкономические изменения, включая и негативные. Эти симптомы были весьма характерны для известной в мировой практике "голландской болезни".

Возникновение термина "голландская болезнь" связано с открытием в конце 50-х - начале 60-х годов прошлого века месторождений природного газа в Северном море у берегов Голландии. Последовавший за этим рост экспорта природного газа, затраты на добычу и реализацию которого были просто не сопоставимы с получаемой денежной выручкой, принес в страну огромную массу иностранной валюты. А это соответственно повлекло за собой существенное удорожание национальной валюты, что незамедлительно отрицательно сказалось на других экспортно-ориентированных отраслях. Отмечались и другие механизмы влияния на макроэкономические показатели государства, т.к. нестабильность обменного курса оказывала негативное воздействие на всю экономику.

Разумеется, что в идеале деньги гастарбайтеров следовало бы направить, прежде всего, на обеспечение экономического роста. Но реалии были таковы, что наша экономика оказалась не готова их полностью переварить, и поэтому начала захлебываться. В настоящее время главным общепризнанным методом нейтрализации такой «излишней» денежной массы является ее резервирование. Россия, как известно, решила эту проблему, формируя стабилизационный фонд. Особенность "голландской болезни" молдавской экономики заключается в том, что деньги из-за рубежа от наших сограждан поступают не в бюджет, а непосредственно вбрасываются на внутренний рынок. Для стерилизации этой валютной денежной массы Национальный банк Молдовы вынужден был тогда опережающими темпами наращивать валютные резервы, скупая валюту за молдавские леи (по сравнению с 2001 годом валютные резервы выросли с 227,3 млн. долларов, до $1,71 млрд. на 1 августа 2008 г.).

Но этих мер было явно недостаточно. Поэтому Национальный банк решил перенести бремя новых проблем на коммерческие банки. С этой целью он начал постепенно увеличивать для коммерческих банков нормы обязательных резервов от суммы привлеченных средств с 10 до 22%, по сути, омертвляя эти зарезервированные ресурсы. Но лей все равно продолжал быстро укрепляться. Если на 31 декабря 2006 года $1 стоил 12,905 лея, то на 1 августа 2008 г. официальный курс $1 был всего 9,7049 лея. Сложилась парадоксальная ситуация: при высокой импортной составляющей в потребительских товарах и укреплении национальной валюты высокими темпами параллельно нарастала инфляция. В мае перед традиционным сезонным снижением цен их индекс к декабрю 2007 достиг 107,4%. Исходя из этих показателей, многие эксперты тогда прогнозировали уровень инфляции к концу года более 13%.

В свою очередь, чтобы обеспечить новые повышенные нормы резервирования, банкам срочно требовалось привлечь дополнительные ресурсы. И они стали высокими темпами повышать процентные ставки по депозитам. В результате, леевые к тому времени достигли 24-26% годовых, а в иностранной валюте – 12-14%. Параллельно банки, по сути, без согласования с клиентами стали в одностороннем порядке повышать процентные ставки по ранее заключенным кредитным соглашениям. Ими ставилось жесткое условие: либо возвращай кредит досрочно, либо соглашайся на новые кабальные условия. Бизнес, таким образом, был поставлен на колени, а страна, особенно реальный сектор, были на грани коллапса.

И тут мировой кризис. Нормы резервирования стали опускаться, сегодня это всего 8%. (1% эквивалентен примерно 300 млн. леев). У банков высвободились огромные денежные ресурсы. Ставки по новым кредитам начали также постепенно уменьшаться, вместо инфляции статистика зарегистрировала снижение уровня цен или дефляцию. На фоне этих макроэкономических показателей тогда появились радужные оценки: мировой финансовый кризис, дескать, обошел Молдову стороной. И как-то без открытых протестов вкладчиков прошло и опять в одностороннем порядке примерно трехкратное снижение ставок по ранее принятым депозитам. При не согласии на такое «обрезание» банки предлагали клиентам забрать депозиты, но без ранее начисленных процентов.

Но это было тогда. А что же сегодня? 2010 год стал годом оживления мировой экономики. Увеличивается отъезд молдавских граждан за рубеж. В 1-ом квартале текущего года к 1-ому кварталу 2009 численность активного населения в стране сократилась уже почти на 5%. Высокими темпами нарастают и объемы денежных переводов в Молдову. В январе-феврале этого года в среднем за месяц поступало $68 млн., в марте-мае $96 млн., а в июне уже $110 млн. А это выше показателей 2007 года. Наблюдая за укреплением курса лея, следует предполагать, что в июле и августе денежные переводы были еще более значительны.

Таким образом, есть основания предполагать, что мы на пороге дестабилизации нашей экономики 2006-2008 годов. В пылу политических разборок, как глухари на токовище, наша власть упорно не замечает проявляющихся симптомов «голландской болезни» и готова второй раз наступить на те же грабли. Не дай бог, если додумаются «решить проблему» по декабрьскому сценарию, вбросив очередную порцию необеспеченной наличности.

А пока из-за банковского произвола на рынке депозитов вкладчики несут потери по все трем валютам. И такой явной обираловки в нынешнем десятилетии просто не припомню. Вот оценка того, что произошло с нашими сбережениями за 7 месяцев текущего года в зависимости от того: хранили ли мы деньги дома или доверились нашим коммерческим банкам.

(Процентов)

Способ инвестирования

$ (€)/лей

Ставки по депозиту

Леевая инфляция

Доходность

Хранение дома в леях

4,7

- 4,7

Банковский вклад в леях

4,6

4,7

- 0,1

Покупка $ и хранение дома*

- 0,3

4,7

- 5,0

Покупка $ и вклад в банк*

- 0,3

2,0

4,7

- 3,0

Покупка € и хранение дома*

- 8,9

4,7

- 13,6

Покупка € и вклад в банк*

- 8,9

2,0

4,7

- 11,6

* на конец июля происходит условная обратная конвертация в национальную валюту по официальному курсу Нацбанка

Не за горами увеличение банками в одностороннем порядке процентных ставок по кредитам и так далее уже по известному сценарию. Последствия для многих и так ослабленных экономических агентов станут просто летальными. Очевидно, что нужны превентивные меры по преодолению всех возможных негативных факторов наступающей на нашу экономику «голландской болезни». Так и хочется крикнуть нашим заигравшимся политикам: «Очнитесь! Взгляните на то, что происходит в стране с экономикой?»

Курс на 1.01.2010 $1 = 12.3017 леев €1 = 17,6252 леев
Курс на 31.07.2010 $1 = 12,2698 леев €1 = 16,0557леев
- инфляция за семь месяцев текущего года составила 4,7%
- укрепление лея к американскому доллару составило 0,3%
- укрепление лея к евро составило 8,9%
- средний процент по вкладам в национальной валюте 4,6% 6 мес 8,09 + июнь 6,65
- средний процент по вкладам в иностранной валюте 3,43% 6 мес 3,44 + июнь 3,32

Обсудить