Воронин призывает к согласию и созиданию. Выступление на закрытом пленуме ЦК ПКРМ

Не месть нами движет, не желание свести счеты с нашими оппонентами, не желание получить власть во имя власти. Вы видите: сама судьба безжалостно наказывает этих горе-правителей! Нет, мы идем во власть как партия, которая считает себя проводником интересов большинства нашего общества. Как партия, способная эти интересы примирять и формировать новые общенациональные задачи, как партия, которая готова слушать и слышать общество, а не навязывать ему свои кабинетные схемы развития.

Из выступления Председателя ПКРМ
Владимира ВОРОНИНА
На закрытом Пленуме ЦК ПКРМ.
Печатается с сокращениями.

События развиваются столь стремительно, что наш сегодняшний Пленум, посвященный итогам компании по бойкоту референдума, превращается по сути в пленум предвыборный. А прошедшая летняя кампания становится чем-то вроде серьезной предвыборной разминки.

Нам еще предстоит позже, в более спокойной атмосфере осознать подлинное историческое значение даты 5 сентября 2010 года. Но уже сейчас ясно, что это не просто победа, это была в буквальном смысле фантастическая победа. Выиграть в бойкоте референдума было гораздо сложнее, неимоверно сложнее, чем в любых парламентских выборах. Да вы и сами примерно так оцениваете итоги случившегося. ПКРМ вела борьбу не с четырьмя партиями Альянса, а более, ем с 20 партиями, выступившими в поддержку референдума, со всеми телевизионными каналами, гигантским информационным присутствием всех сторонников референдума в СМИ, с жестоким административным ресурсом и полицейским произволом, манипуляциями общественного мнения при помощи различных социологических опросов, полной внешнеполитической поддержкой организаторов референдума. А еще нашим незримым оппонентом была устойчивая, сложившаяся за многие-многие годы массовая общественная установка на то, что прямые выборы - это хорошо.

Когда мы принимали решение о бойкоте, то даже для большинства членов нашего Центрального комитета это решение казалось скорее актом спасения политической совести нашей партии, чем победоносным технологическим приемом. Но и в этой, казалось бы безнадежной, ситуации мы выиграли. Когда я говорю – «мы выиграли» - я, конечно же, не имею ввиду исключительно нашу партию. Мы – это все те 70%, которые отказались идти на этот референдум. Но, при всем при том, это, конечно же, и наша партийная победа. Не было бы никаких подобных итогов, таких результатов, если бы мы – коммунисты - не сработали на удивление точно, прицельно, слаженно. И пусть нынешние горемыки из Альянса винят в своем провале погоду, СМИ, национальные меньшинства, друг друга, мы то с вами знаем, что этот итог – результат огромной, кропотливой работы всей нашей партии. Причем работы не только и не столько в период референдума, сколько на протяжении всего предыдущего периода.

Почему Альянс умудрился провалить самую популярную в народе идею – идею прямых выборов? И, с другой стороны, почему коммунистам удался бойкот?
Вы знаете, я полагаю, что все просто: дело не в идеях, дело в том, кто их озвучивает. Пусть прямые выборы президента будут трижды популярны среди народа, но если к ним призывают обанкротившиеся политики, если в светлое будущее зовут контрабандисты и предатели государственных интересов, то вряд ли найдется такой народ, который пойдет за ними. И, наоборот, если политики завоевали не только авторитет, но и народную любовь, то они могут звать к самым нереализуемым целям, и, более того, достигать этих целей.

Наша логика была проста. Содержание нашей пропаганды было честным, без тени малейшего лукавства. А технология нашей борьбы за бойкот вообще застала наших оппонентов врасплох.

Вся страна видела, что на протяжении всего года, наша партия боролась не только за социальные интересы, не только против политического бандитизма и национального предательства. Наша партия боролась за закон, за демократию, за Конституцию. Впервые для всего молдавского общества стало ясно, насколько теперь неразрывны эти еще вчера абстрактные категории, насколько они взаимосвязаны, насколько их практическое воплощение задевает интересы обычных людей. Молдавское общество за этот год поднялось на высочайший уровень практического понимания и осознания таких вещей, которые в иных случаях вызревают десятилетиями. Впервые слова демократия, независимость и справедливость стали синонимами, стали искренним вздохом сотен тысяч наших граждан. И впервые эти ценности напрямую стали увязываться с бескомпромиссной борьбой именно Партии коммунистов, с ее идеалами, с ее стратегической политической позицией. Все увидели, что только эта партия не поддается сиюминутным колебаниям, не торгует своими моральными и теоретическими постулатами, борется за них стойко, последовательно, жестко, идя, порой, на безумный риск. Никогда уже слово «демократия» не станет обозначением того, что исповедуют партии правящего ныне режима. Молдова отказала им вправе именовать себя демократами. Потому, что быть демократами в Молдове теперь означает быть сторонниками закона и прав большинства, сторонниками государственности и Конституции. Окончательно за правящим Альянсом закрепилась репутации антисоциальной, антидемократической и антигосударственной силы, способной лишь на запугивание, фальсификации, нарушение предвыборного законодательства, изменение правил игры во время игры, способной во имя своих гнусных целей гнать на референдум и госслужащих, и беременных женщин из Центра матери и ребенка, и раковых больных из онкоинститута.

Именно с такой своей репутации мы подходили к компании бойкота. Сегодня уже понятно, сколь правильной оказалась именно стратегия на бойкот, а не на иные варианты в отношении референдума. У бойкота оказалось одно серьезное преимущество. Явку подделать практически невозможно в отличие от содержания избирательных урн. Попытки власти увеличить явку в день голосования за счет различного рода «каруселей» и дополнительных списков только усугубляло ее положение. Увеличение дополнительных списков приводило к сокращению нормы явки. Власть попала в собственный капкан.

Но главное: нам удалось четко донести до избирателей несколько простых идей. Идей о том, что референдум – это способ уйти от парламентских выборов. О том, что референдум – это способ сохранить всю эту правящую четверку на неопределенное время при власти. Что референдум – это не настоящий народный плебисцит, что это не НАШ референдум, а ИХ референдум, которым они смогут загнать Молдову и в НАТО, и в Румынию, в могилу. И мы говорили также о том, что только бойкот референдума заставит правящий Альянс пойти на роспуск Парламента. Четкость нашей аргументации легко доходила до избирателей и вызывала их поддержку и понимание. Нужно, правда, сказать, что Альянс мог ее разрушить в мгновение ока. Ему следовало лишь все-таки объявить возможную дату выборов хотя бы за день до референдума. И мы бы проиграли вчистую. Но они не пошли на это. Более того, отсутствие такого решения со стороны власти оказалось самым решающим аргументом в пользу того, что коммунисты действительно правы, что коммунисты не лукавят. Эта наша четкая логика стала бронебойным пропагандистским снарядом, которому все совокупные силы режима не смогли ничего противопоставить. Кроме лжи и невнятных комментариев.

Важно, что мы сумели сделать все для того, чтобы не превратить тему референдума в главную политическую проблему страны. Мы не поддались на пропагандистские провокации режима, загадившего всю страну билбордами, а СМИ различного рода аудио и видеороликами. Интриги не вышло. Без нашего активного участия в этой сомнительной пиар-дуэли градус обсуждения данной темы оказался довольно низок.

В этом смысле мы полностью справились с задачами по демобилизации и демотивации сторонников референдума, не дав повода для разжигания даже обычного спортивного азарта. Мы пошли иным путем. Достаточно новаторским в сложившейся ситуации. Мы пошли по пути деклараций и заявлений в поддержку бойкота референдума со стороны местных органов власти, сходов, общественных организаций. Нужно сказать, что и тут мы серьезно рисковали. Особенно в самом начале этой компании. Ведь Альянс мог противопоставить жиденькому поначалу ручейку наших деклараций сотни своих заявлений, в поддержку референдума. Тот факт, что они оказались неспособны даже на это – стало мощнейшим моральным основанием мобилизации всех активных противников референдума. А когда число наших деклараций достигло более двухсотен, то возник эффект массового неповиновения властям, эффект, который очень серьезно повлиял на позицию большинства наших граждан. Вся наша партия должна выразить слова благодарности первопроходцам этой не простой кампании – нашим товарищам из Гагаузии и Бельц, нашим сторонникам из городского совета Басарабяски. К последним правящий режим применил самое запрещенное орудие - роспуск местного органа власти. Случай беспрецедентный для европейской практики. То, что декларации оказались действительно эффективным инструментом воздействия говорят факты. Из более, чем 200 деклараций, прозвучавших с мест, только в 21 населенном пункте процент участия в референдуме оказался выше 33%. Это говорит об огромной роли наших местных избранников, а также о необходимости тщательного анализа в процессе подбора и выдвижения кадров на эти функции.

Очень качественно сработала наша фракция. Я полагаю, что, вне всякого сомнения, это самый профессиональный состав нашей парламентской фракции за все годы нашего пребывания в законодательном органе. За этот год фракции пришлось испытать практически все способы политической борьбы – от парламентских до акций прямого действия. Что же касается бойкота референдума, то тут наши товарищи еще раз проявились ярко. Сотни встреч, по пять-шесть встреч на одного депутата в день – это огромная политическая, интеллектуальная и, если хотите, физическая нагрузка. Одновременно с телевизионными и радио- дебатами, не чураясь никакой работы – ни черной, ни белой – наши депутаты смогли поднять районы и добиться невозможного.

Очень важно, что эта работа проходила в теснейшей координации с районными комитетами партии. И, повторюсь, все это происходило на волне удивительной искренности и ответственности. О последнем говорят некоторые цифры. Это итоги обхода райкомами избирателей за неделю до референдума. Интересно сравнить эти результаты с реальностью. Бельцы накануне референдума заявляли, что у них на референдум выйдет 19, 2%, в реальности вышло – 18, 9 %, Басарабяска предполагала выход в 25%, вышло – 28%, Бричаны – 36,61, а вышло – 27%, Кагул давал данные – 34, 8, а вышло чуть больше 30%, Каушаны говорили о 32 %, а вышло 29, Глодяны предупреждали о 30%, а вышло- 27%, Хынчешты честно сознавались в 37%, но в реальности добились показателя в 35 %.

И так далее, примерно все в том же духе. Цифры очень интересные. В первую очередь они говорят о том, что наши партийные комитеты научились прогнозировать и оценивать результаты общей политической работы. Признаться, все эти результаты поквартирного и поквартального обхода я лично воспринимал с недоверием, как некое приукрашивание ситуации. Но в действительности оказалось иначе. И пусть теперь говорят наши недруги, что, мол, коммунисты сами не предполагали такого результата. Как видите, предполагали. А, кроме этого, все делали для такого невозможного результата. Вот как наши внутрипартийные опросы посрамили этих заезжих прогнозистов, социологов и прочих астрологов.

В этом контексте я хотел бы коснуться еще одной проблемы, которую мы никогда с вами не обсуждали, но к которой готовились, расписывали сценарии и варианты.
Представьте себе, что вдруг бы выяснилось, что референдум победил. Причем не с явкой в 40%, а, скажем, в 34%. На фоне всех известных беспрецедентных нарушений, которые позволила себе власть, на фоне административного давления и насилия, к которым прибегнул режим в день голосования, могли ли оставшиеся 64% признать себя проигравшими? Имело ли право общество соглашаться со столь спорным с точки зрения легитимности результатом? Полагаю, что народ бы не простил никогда Партию коммунистов, если бы она в этой ситуации не вывела противников режима на площадь. Но все, слава Богу, случилось иначе. И в Молдове произошла действительно настоящая РЕВОЛЮЦИЯ НЕПОВИНОВЕНИЯ! Молдавский народ вынес один из самых унизительных и тяжелых приговоров для действующей власти. Народ перестал эту власть замечать. И я вам скажу дорогие товарищи, что этот народ - наш многонациональный молдавский народ - показал, что именно он достоин безмерного уважения, что достойны уважения его просвещенность, его воля к справедливости, к свободе, к подлинной независимости. И мы – коммунисты – не имеем права не воспользоваться тем гигантским авансом, который был выдан молдавским народом нашей партии в день 5 сентября. Всего лишь авансом, который дает нам шанс быть на высоте нашей новой исторической миссии.

Да, уважаемые товарищи, события развиваются с бешенной скоростью. Как мы и говорили нашим избирателям, сразу за срывом референдума не может не последовать роспуск парламента. Режим с этим, похоже, уже смирился. Представители Альянса пока не могут лишь договориться о точной дате роспуска и, соответственно, дате выборов. Перед смертью не надышишься! Теперь против них работает все – от билбордов, которые они зафрахтовали на три месяца вперед и с которых взирают личности с явно неадекватным ситуации выражением лица, до принципиально-новой общественной обстановки. Их перестали бояться. Их стали презирать. И те истерические репрессивные действия, к которым они все еще пытаются прибегать – свидетельство их провальной слабости.

Тем не менее, избирательная кампания, которая вот-вот начнется, требует от нас не только высочайшей организационной мобилизованности. Она требует от нас понимания тех новых обстоятельств, которые возникли за год нашей оппозиции. Если кто-то предполагает, что электоральный успех нам уже обеспечен, то он глубоко заблуждается. Если кто-то надеется на то, что ПКРМ ожидает гарантированный триумф образца 2001 года, то это предельно опасное заблуждение. Итоги референдума – эта самая революция неповиновения - дают нам лишь уникальный шанс для победы, для необратимой победы на многие-многие годы вперед, и нужно еще суметь этим шансом воспользоваться.

На ближайшем политисполкоме мы определимся окончательно со структурой управления предвыборной компании, с ее идеологическим и информационным насыщениям, всей нашей стратегией. В то же время уже сегодня сны достаточно принципиальные моменты, которые мы должны учитывать на этом рубеже нашей партийной и государственной биографии.

Первое. Мы должны ясно осознавать, что ПКРМ не стремится к примитивному политическому реваншу. В одну и ту же воду нельзя войти дважды. Мы за этот год провели серьезную работу над собственными ошибками и провели ее не для того, чтобы повторять те из них, которые, как раз и не позволили нам одержать победу. ПКРМ за этот год выступила с целым рядом позитивных инициатив и идей, научилась объединять наших граждан в многотысячные социальные марши, научилась вести по-настоящему открытый диалог с избирателями и с представителями гражданского общества. У нас появилась масса новых союзников – из среды патриотично-настроенной интеллигенции, из среды наших многих недавних открытых оппонентов. Именно поэтому на эти выборы ПКРМ в первую очередь пойдет с огромным позитивным зарядом, с инициативами объединения людей, их консолидации.

Не месть нами движет, не желание свести счеты с нашими оппонентами, не желание получить власть во имя власти. Вы видите: сама судьба безжалостно наказывает этих горе-правителей! Нет, мы идем во власть как партия, которая считает себя проводником интересов большинства нашего общества. Как партия, способная эти интересы примирять и формировать новые общенациональные задачи, как партия, которая готова слушать и слышать общество, а не навязывать ему свои кабинетные схемы развития. ПКРМ идет во власть для того, чтобы в действительности привести к власти сам народ. Наша нынешняя миссия выше, благороднее любых обычных электоральных задач. Нам предстоит не просто банальная эгоистическая схватка за власть. Нам предстоит в эту выборную кампанию поднять абсолютное большинство нашего общество на совершенно-новую ступень развития государственности.

Революция неповиновения должна завершиться, не побоюсь этого слова, государственнической революцией. То есть таким этапом, который навсегда сделает невозможным возвращение в нашу политическую жизнь унионистких политиков и правителей. Только новое, конкурентоспособное, долгосрочное предложение избирателю позволит нам это сделать. Мы еще в апреле-месяце вышли на это предложение, сформулированное в виде «Молдавского проекта». И мы обязаны до начала избирательной кампании продемонстрировать то, к чему мы действительно пришли в итоге обсуждения тех идей, которые были высказаны впервые этой весной. И сделать это мы должны с приглашением не только наших сторонников, но и всех тех, кто искреннее заинтересован в будущем нашей Родины, в том числе из среды наших оппонентов.

Именно на основе такого общенационального проекта мы сформулируем и емкую предвыборную программу, программу-минимум, отношение к которой при таком подходе будет уже как к программе большинства общества, а не просто как к очередному узкопартийному документу.

Второе. Мы должны в этой кампании широко распахнуть свои объятия для поиска союзников и сторонников. Я не говорю о таких узко-примитивных вопросах, как построение всяких там межпартийных блоков и союзов. Нет! Я говорю о том, что, сколь бы ни были нам не приятны идеи наших нынешних оппонентов, включая их самих, мы должны помнить не о них, а об их детях, об их родителях, о том, что все они наши граждане. И в своей работе исходить из этой простой установки. Мы должны быть терпеливыми и корректными, мы должны быть полной противоположностью всему тому, что молдавский народ с ужасом наблюдал весь этот год. Вся наша пропаганда должна строиться именно на этих основаниях. Мы должны не просто идти с фальшивыми призывами типа «ребята, давайте жить дружно!», мы уже видели подобного лицемерного миротворца, который все хотел остановить политическую войну, а в итоге сам стал ее соучастником. Я говорю о другом. О том, что мы способны показать цель, к которой должно идти наше общество и суметь объяснить каждому свою возможность быть соучастником в решении этой амбициозной задачи. Это именно то, чего по-настоящему ждет деятельная, активная Современная Молдова.

Третье. За год пребывания в оппозиции мы не только понесли кадровые потери, не только стали свидетелями предательства со стороны своих товарищей. Наоборот, мы показали, что именно в нашей партии действует слаженная, молодая, целеустремленная команда. Команда, обладающая высокими бойцовскими, профессиональными и моральными качествами. Команда, в которой нет вируса вождизма, взаимного недоверия, ревности, интриг. Команда, готовая к самопожертвованию и одновременно готовая к огромной конструктивной работе. Мы не должны забывать, что власть, которую мы получим, ответственность, которую нам предстоит испытать, будет хуже любых оков. Колоссальный внешний долг, дикая коррупция и власть уголовников на улице, разбалансированный бюджет, да и все государственное управление. С этими проблемами в состоянии справиться только смелая команда новаторов. Именно эту команду нам и суждено выдвигать вперед, нагружая и загружая ее по максимуму, открыто демонстрируя обществу ее профессиональные и политические возможности.

Уважаемые товарищи,

Вне всякого сомнения, что сложившаяся ситуация выходит далеко за пределы пройденных в прошлом избирательных сражений. И только от нас теперь зависит: сможем мы или нет в действительности открыть новую, светлую страницу в истории нашей страны.

Обсудить