Молдавский бизнес пошел в политику

Походы отдельных бизнесменов во власть не слишком хорошо воспринимаются обществом. Жирные коты хотят захватить власть - такой имидж плох и для политика, и для страны.

Если уж говорить о состоянии здоровья молдавской политики последнего периода, то первое, что приходит в голову — перемежающийся паралич (хроническая неспособность зовется импотенцией). Отечественный бизнес хочет побыть в роли врача и тянется во власть. Это далеко не феномен, в мировой политике таких примеров миллион, но для Молдовы, скорее, нетипично. Раньше бизнесмены на свет показываться не спешили, стараясь действовать из-за спины. «Ничего другого не остается», — говорит сегодня бизнес, расплевавшийся и с коммунистами, и с Альянсом за европейскую интеграцию.

Очень яркий пример — Владимир Филат. Кредитная история нынешнего премьера, скажем так, некоторые его проекты в Румынии и приватизационные аспекты создают определенную степень недоверия к председателю ЛДПМ. Но в шкафу у каждого бизнесмена — у 99% — есть истории, которые могут вызвать недоверие. Я допускаю, что деловой человек вправе заниматься политикой, но он должен выйти из личных бизнесов. Передать управление доверенным лицам. И пригласить международный аудит, чтобы показать: смотрите, у меня все легально, чисто, зарплаты и налоги белые и пушистые, я иду во власть!».

Классическую модель поведения демонстрирует владелец и президент промышленно-финансовой группы «Ascom Grup» Анатолий Стати. Вопросами власти он интересуется с давних пор, с начала 90-х, однако явных и активных действий в политике не совершал, находился в тени. Год назад, после апрельских погромов, Партия коммунистов попыталась разыграть принципиально иную карту: сына Анатолия Стати - Габриела - обвинили в том, что он участвовал в попытке государственного переворота. Впоследствии все обвинения были сняты.

Зато в сегодняшней конфигурации власти, по меньшей мере, двух людей можно отнести к приближенным г-на Стати. Это министр иностранных дел Юрий Лянкэ, который в 2001-05 и 2007-09 гг. работал вице-президентом компании «Ascom», а также министр транспорта и дорожной инфраструктуры Анатолий Шалару. Шалару - один из основателей бывшей Партии реформ, трансформировавшейся в Либеральную партию. Кроме того, он занимал должность административного директора «Ascom Grup», был руководителем представительства компании в Туркмении и Ираке.

Экс-вице-президент «Лукойла» Николай Черный решил попробовать. Собрал пресс-конференцию, объявил, что сворачивает предпринимательскую деятельность и отправляется в свободный полет - в политику. Затем наступило несколько месяцев молчания. Г-н Черный присматривался, по его словам, вел переговоры со всеми участниками электоральных состязаний, но пришел к неожиданному выводу: «вечно «голодные» партийцы лихорадочно рыщут в поисках личной выгоды по политическому полю страны», хотят лишь денег от нового источника, и никто не думает о стране. В итоге, по его словам, отказался от политических намерений. На закате несостоявшейся карьеры, правда, Николай Черный инициировал почти программную рекламную статью о том, где он себя потенциально готов увидеть в политике.

Судя по тону материала, неудачи в переговорах вполне объяснимы. Николай Черный заявил, что готов к посту президента, но согласится претендовать на роль главы государства, только если поменяется Конституция, и у президента Молдовы будут реальные властные полномочия, например, как у президентов США или России. Черный готов сменить Владимира Филата, но все парламентские партии обязаны доверить ему право самому формировать кабинет министров. Ближайшая перспектива выглядела и вовсе мелочью - кресло генерального примара Кишинева.

…Можно ли называть бизнесменом Валерия Пасата - вопрос немаловажный. С одной стороны, еще не до конца раскручен имидж жертвы режима и политзаключенного. С другой - страна еще никогда не видела таких откровенных трат личных сбережений на предвыборную кампанию. Пресс-секретарь Пасата Дмитрий Чубашенко не устает напоминать, что опекаемый долгое время работал советником бывшего главы РАО ЕЭС Анатолия Чубайса, и зарплаты в РАО позволяют жить почти что как в раю. Однако бюджет инвестиционного проекта все равно впечатляет.

Прежде всего, Центризбирком пока не может квалифицировать как подкуп избирателя выдачу всем православным священникам полисов обязательного медицинского страхования. Напомним, Валерий Пасат пообещал вылечить за счет государства около двух тысяч служителей Церкви. Это стоит 5 млн. леев. Пятьдесят рекламных билбордов отнимают не менее 300 тыс. леев в месяц. А еще - стратегия пиара, идеология Партии гуманистов, подготовка референдума о введении в школах обязательных «Основ православия», фотосъемки, стилист, макияж…

Для сравнения приведем такие цифры. На первую прошлогоднюю избирательную кампанию вся Партия коммунистов потратила 7,6 млн. леев, три партии — ЛПМ, ЛДПМ и АНМ — 9,8 млн. Летняя кампания по досрочным выборам в парламент обошлась ПКРМ в 3,8 млн., а будущий Альянс за евроинтеграцию насобирал в общей сложности немногим более 10 млн. леев.

Впервые в истории руководство молдавской Митрополии решило поучаствовать в политическом проекте бизнесмена. Секретариат Синода распространил заявление, в котором сказано, что Митрополия приветствует создание партии православно-христианской ориентации. Вице-председатель ХДНП Влад Кубряков, уделивший немало времени изучению вопросов религии и политики, уже успел выступить с разоблачениями митрополита Владимира, намекая на связь священников старшего возраста с советскими спецслужбами, лейтмотив таков: «Не западло ли, Владыка, ручкаться с бывшим кагэбэшником?» Так или иначе, но в середине 90-х гг. тогдашний министр обороны Валерий Пасат присвоил сперва звание подполковника, а потом и полковника Николаю Канторяну. А Канторян — мирское имя митрополита Владимира.

Вот кто решил всерьез заняться политической борьбой, так это Виктор Шелин, занявший пост председателя Социал-демократической партии. Главный спонсор СДП давно не скрывал недовольства результатами партийной работы. Если в апреле прошлого года социал-демократы набрали 3,7% голосов избирателей, то в июле, когда Дмитрий Брагиш действовал в связке с Василием Тарлевым, всего 1,86%. Союз двух экс-премьеров провалился, Эдуард Мушук отправился искать счастья к коммунистам (и прошел в парламент), надо было что-то делать. В итоге Виктор Шелин возглавил СДП и сумел сохранить нормальные отношения с предшественником Брагишем.

Планы г-н Шелин строит как настоящий политик, хочет получить около 10% голосов избирателей. Осенью в кинотеатрах «Патрия» может начать транслироваться предвыборная реклама.

Особняком стоят фигуры предпринимателей, в разное время входивших во власть. Например, Игорь Крапивка, работавший в муниципальном совете и вернувшийся в бизнес. Строитель Игорь Семеновкер сейчас примкнул к проектам Владимира Цуркана и партии «Единая Молдова» (планируют в Комрате построить город-сад, риэлторы сомневаются в успехе). При коммунистах Семеновкер занимал пост директора Агентства строительства, замминистра промышленности.

Еще больше выделяется демонизированный либеральной прессой Олег Воронин: тот никогда напрямую не занимался политикой, но зато Альянс за евроинтеграцию убежден, что его закулисное влияние было чрезвычайно велико.

«Темная лошадка» молдавского бизнеса — Владимир Плахотнюк недавно решил объяснить, чем он занимается в предпринимательстве и с кем из политиков общается. Оказалось, что знаком практически со всеми фигурами политбомонда - Михая Гимпу уважает за прямоту, с Владимиром Филатом приятельствует, а поддерживает Мариана Лупу.

Наличие в собственности самолета — далеко не единственный повод для того, чтобы политики искали знакомства с Владимиром Плахотнюком. Сам в политику вроде бы не собирается, хотя многое будет зависеть от того, сколько депутатских мандатов получит ДПМ грядущей осенью. Ряд аналитиков уже нафантазировали, что Плахотнюк может стать и объединяющим кандидатом на пост президента, и главой кабинета министров.

«То, что бизнесменов волнует, какие законы принимаются, как власть управляет страной, можно только приветствовать. А вот то, что они сами хотят попасть во власть — это не слишком удачное решение, - размышляет политолог Виталий Андриевский. - Мне абсолютно не верится, что солидный предприниматель не будет учитывать интересы своих бизнесов, своих партнеров, своих компаний, о которых мы знаем и тех, которые не видны. Как разделить, что из нарабатываемых внешних связей делается для страны, а что - личные выгоды?». В Молдове существует очень хорошая система патронатов, это как раз то место, где бизнес должен защищать собственные интересы. Более того, бизнес может вкладывать деньги в партии, в политиков, которые все же будут больше отстаивать интересы не конкретных бизнесменов, а решать общие для бизнес-среды проблемы. Походы отдельных бизнесменов во власть не слишком хорошо воспринимаются обществом. Жирные коты хотят захватить власть - такой имидж плох и для политика, и для страны. И совершенно не работает миф о том, что «богатые наворовали - и больше не будут». Это, скорее, бедные еще стесняются, а вот бизнесмены все умеют.
vedomosti.md

Обсудить