Михаил Пойсик: Реальная и фактическая цена бензина в Молдове

И без науки «Теория вероятности» очевидно, что без картельного сговора между торгующими компаниями, такие совпадения просто невозможны. Но кто вспоминает о науке, когда на кону такие деньги. Ведь каждый дополнительно «накрученный» процент в цене реализации бензина и дизельного топлива дает дополнительно почти 6 млн. долларов в год.


Чуть более четырех месяцев назад на телеканале “Jurnal TV” в ток шоу «Прямой разговор» депутат парламента от АЕИ пытался убедить ведущую и телезрителей, что в Молдове рынок нефтепродуктов прозрачен, находится под постоянным контролем новой власти, а цены на бензин и дизельное топливо формируются в пределах допустимых норм рентабельности, а фактическая прибыль вообще минимальна. В свою очередь, представитель Национального агентства по защите конкуренции, признавая факты, изложенные мною в статье «Грязная пена рынка нефтепродуктов», опубликованной на сайте www.ava.md в рубрике «Экономика и бизнес» 19.05.2010, утверждал, что якобы невозможно доказать факт картельных сговоров в установлении на этом рынке единых по всей стране монопольно высоких цен.

С тех пор эта недосказанность и неопределенность в ценообразовании нефтепродуктов постоянно грызла и не давала мне покоя. Но в сентябре, т.е. буквально в этом месяце в течение двух недель я пересек Украину с севера на юг, проехав на своей машине через многие области. И везде цены на бензин и дизельное топливо в рамках одной торгующей компании были примерно одинаковыми, но при этом значительно отличались между собой в зависимости от фирмы-владельца бензоколонки. Так 95-й бензин можно было купить за 7,20 гривен за литр, а буквально рядом он продавался и за 7,80. В Крыму даже за 7,90.

Для большей репрезентативности остановимся на не безызвестной нам компании “Lukoil”. На его заправках 95-й бензин в зависимости от области в начале месяца продавался за 7,75 – 7,80 гривен за литр. Но к 16 сентября, когда я возвращался в Молдову, очевидно, не выдержав конкуренции, “Lukoil” и две другие из верхней ценовой планки компании повсеместно понизили свои отпускные цены до 7,60.

Теперь сопоставим эту цену с ценой, предлагаемой тем же “Lukoil”-ом только у нас в Молдове: 14,15 леев за литр. На Украине сейчас действует акциз на 1 тонну бензина в сумме 110 евро или по курсу 16,0635 леев на 16.09.2010, что соответствует 1721 лею. У нас акциз, как известно, 2700 леев. Разница – 979 леев. На 1 литр бензина с учетом его плотности 0,75 кг/л это уже составит 734 лея. И эту дельту необходимо еще увеличить на 20% НДС. Наверняка, кто конкретно не сталкивался с подобной системой, удивился такому двойному налогообложению. Ведь даже великий сказочник Джанни Родари, высмеивая ненасытность налоговиков, в известной сказке «Приключения Чиполлино» описал, казалось бы, запредельный налог на вдыхаемый воздух. Но при всей своей неуемной фантазии он даже представить не мог, что оказывается налог можно собирать не только с потребляемого ресурса, но и с самого налога. К сожалению, мы живем в стране многих абсурдов и один из них, когда один косвенный налог взимается с другого косвенного налога.

Таким образом, “Lukoil” должен был бы продавать у нас 95-й бензин на 88 бань дороже, чем на Украине, или с учетом курса леев за гривну 1,5646 по цене 11,89 + 0,88 = 12,77 леев за литр, но не как за 14,15, что на 11% дороже. Кстати, и в Приднестровье совсем рядом от Кишинева один литр 95-го стоит 0,96 доллара США.

Должен-то “Lukoil” должен, но, как видим, не продает. Ну и что, что цены на нефтепродукты вроде бы регулируются государством. В соответствии с пунктом 4.7. Методологии расчета и применения цен на нефтяные продукты, утвержденной постановлением Национального агентства по регулированию в энергетике №63 от 30.05.2002, установлено: «…что для предприятий, занимающихся импортом, оптовой и розничной реализацией основных нефтепродуктов и сжиженным газом, годовой уровень рентабельности (прибыли) не может превысить 10% от годовых затрат и расходов, связанных с этой деятельностью.»

Чтобы обойти это ограничение, “Lukoil” импортирует бензин не со своего близлежащего нефтеперегонного завода из Одесской области, а от своей более дальней «дочки» из Румынии. И при этом, разумеется, устанавливается та цена, которая требуется. Ведь все «дочки» работают на один карман.

Но если бы так поступал только “Lukoil”. Другая компания “Bemol”, также крупнейший импортер завозит нефтепродукты, насколько мне известно, из Греции. И что мы наблюдаем уже не один год? У этих двух фирм разные цены закупки, иные условия доставки, различные внутренние издержки и менеджмент, наконец, отличающиеся складские запасы. И не смотря на все эти различия ведения бизнеса, ими синхронно, как правило, в течение одного дня пересматриваются и устанавливаются единые по всей стране цены на весь спектр марок бензина и дизельного топлива. Примечательно и то, что данный прейскурант цен распространяются не только на бензозаправки “Lukoil”-а и “Bemol”-а, а и для всех других компаний, занимающихся торговлей нефтепродуктами.

И без науки «Теория вероятности» очевидно, что без картельного сговора между торгующими компаниями, такие совпадения просто невозможны. Но кто вспоминает о науке, когда на кону такие деньги. Ведь каждый дополнительно «накрученный» процент в цене реализации бензина и дизельного топлива дает дополнительно почти 6 млн. долларов в год. Но государственные органы, которые призваны контролировать лояльность конкуренции и эти цены, убеждены, что доказать в суде факт сговора невозможно и нисколько не смущаясь «развешивают эту лапшу на наши уши».

И если в бизнесе существуют хотя бы отраслевые патронаты, которые хоть как-то отстаивают права предпринимателей, то права рядовых потребителей просто игнорируются, практически, каждым, кому не лень. Это достаточно ярко просматривается и в акцизной политике государства на нефтепродукты. В принципе, владельцы транспортных средств выплачивают два налога. Первый: при ежегодном техостмотре в зависимости от объема двигателя и типа транспортного средства; и второй: в виде акциза на топливо. Эти суммы должны были бы идти на поддержание транспортных коммуникаций и строительство новых. Логика такого акциза: больше ездишь – больше и платишь. К сожалению, пока значительной частью этих средств затыкаются совсем иные дыры в бюджете. Тем не менее, новая власть значительно увеличила акциз на бензин до 2700 леев за тонну, а на дизельное топливо только до 1125 леев. Вот и получается, что десятитонный грузовик на 1 км пробега выплачивает сегодня средств на поддержание дорожного хозяйства меньше, чем маленький жигуленок.

В мировой практике акциз на дизельное топливо обычно несколько ниже акциза на бензин. Это элемент государственной политики стимулирующей дизелизацию автотранспорта. Но чтобы он отличался в 2,4 раза? Тут мы явно впереди планеты всей!

Разумеется, можно и дальше оставаться безучастным к творимому у нас произволу. Но лично я против, и поэтому призываю вас, дорогие сограждане, при любой возможности клеймите позором факты попустительства и беспринципности, чтобы земля горела под ногами у нерадивых чиновников и народных избранников, как это принято в любом цивилизованном государстве.

Обсудить