Василий Стати: Ложь в политической упаковке

Из фашистской коалиции Антонеску был самым верным сателлитом Гитлера, самым рьяным его последователем и проводником нацистской идеологии. Из письма Гитлера И. Антонеску от 27.07.1941 г. следует, что «кондукатор» Румынии «подтвердил решение вести до последних результатов, рядом с германским рейхом, эту войну».

Румынский поэт Ал. Влахуцэ в 1907 г. опубликовал стихотворение Ложь с королём сожительствует, уточняя, что это давняя традиция, «с тех пор как существует Ложь и появились короли» или, по-современному, президенты, премьеры, политические лидеры. Официальные заявления, дипломатические демарши, конкретные действия румынского политического класса полностью подтверждают это тонкое, едкое наблюдение.

Румынские политические лидеры военной и предвоенной поры особенно страстно обнимали и пользовались услугами любвеобильной госпожи Лжи, когда речь заходила о России. Этой традиционной румынской забаве ‒ сожительству с Ложью ‒ предаётся и значительная часть политического истэблишмента современной Румынии. Чем очевидней и неоспоримее являются реалии, тем чаще и неистово определённые политические деятели этой страны, их научная, медийная обслуга прибегают к самой топорной лжи. Это особенно бросается в глаза, когда сопоставляются документы, свидетельства непосредственных участников событий, дипломатические акты, конкретные действия, решения Международного Трибунала с тем, что пишут и заяв¬ляют политики, историки, публицисты этой страны о ВОВ советского народа. Оставляя теоретикам возможность сопостав¬лять, изучать и обобщать, мы обратимся к фактам.

По настоятельной просьбе валашского господаря К. Брын¬ковяну Пётр I в 1701 г. предоставляет ему и боярам Кантакузино право на политическое убежище в России. В 1709 г., после обращений К. Брынковяну, заключается союзнический договор между Россией и Валахией; валашский господарь клятвенно обязуется поддержать Прутскую кампанию Петра 20000 войсковым корпусом. (IRD, 143). Валахия, точнее, валашский господарь К. Брынковяну, обманул Россию, не выставив ни одного солдата. Тем самым Валахия предала общее дело по освобождению балканских народов от османского господства.

При подписании Сан-Стефанского мирного договора (19.02.1878 г.) Россия добивается независимости Румынии (само это название возникло только после 1862 г.). Таким образом, Россия была первым и останется единственным до 1880 г. государством, которое признало Румынию. Но спустя всего лишь пять лет Румыния присоединилась к Тройственному (Германия, Австро-Венгрия, Италия) антирусскому союзу. Видимо, в знак благодарности за признание. Более того, Румыния была единственной в ту пору страной, которая добивалась, как заключил О. Бисмарк, «территориальных приобретений за счёт России». (Агаки. С. 167, 168; вся богатая документальная, дипломатическая литература по этому сюжету привлечена А. Агаки в его исследовании Присоединение Румынии к Тройственному союзу // Проблемы внутри- и внешнеполитической истории Румынии нового и новейшего времени. Кишинёв, 1988. С. 152–195). При встречах с Бисмарком (Гаштейн, 1883г.), премьер-министр Румынии И.К. Брэтияну, не скрывая «страх и антипатию к России, которые даже канцлеру показались «неестественными и невероятными», заговорил о полезности днестровской границы, о Бессарабии и дошёл до того, что предложил заключить наступательный союз против России» (Агаки, 167–168). Канцлер, однако, ничего не обещал румынскому премьеру. Тогда И.К. Брэтияну попытался привлечь к своей навязчивой идее о «тер¬риториальных приобретениях за счёт России» Австро-Венгрию. Проект согласованного австро-венгерско-румынского договора был представлен Бисмарку, который заметил в нём «лазейки для румынского шовинизма». С первых контактов германский канцлер уловил экспансионистские устремления руководителей только что признанного, мало кому известного румынского го-сударства. Бисмарк предупредил своего посла в Вене Г. Рейса о том, что Румыния попытается втянуть Германию и Австро-Венгрию в какую-нибудь авантюру против России, прозорливо определяя румынские «реваншистско-завоевательские вожделения» на много десятилетий вперёд. «У Румынии, – писал Бис¬марк своему послу, – всегда будет сильное искушение (...) ради реваншистских завоевательских вожделений, простирающихся до Днестра и дальше, воспользоваться участием германо-австро-венгерских (или других – В.С.) войск» (Агаки, 171). Так оно и случилось в 1916, в 1918, в 1941 и в 1945 гг.

После долгих переговоров Румыния присоединилась (4.08.1916 г.) к Антанте (Франция, Великобритания, Россия и Италия) с единственной целью – воспользоваться участием рос-сийских войск для удовлетворения своих «реваншистско-завое¬вательских вожделений»: захват венгерских территорий, Трансильвании. (Istoria României în date, 1992. P. 295; далее IRD). После панического бегства до Сирета остатки румынского коро¬левства оказались под защитой фактически лишь русских войск.

В этой позорно-драматической ситуации румынское королевство прибегло к своей излюбленной, известной со времён Раду Красивого и Лайотэ Басараба (XV в.), практике: предало союзников и переметнулось в лагерь врага, на сторону победителей. Вступив в переговоры с оккупантами за спиной Антанты, за спиной своей союзницы – России, румынский королевский двор заключает 26.11.1917 г. в Фокшань перемирие с германо-австро-венгерским командованием. Заключением 24.04.1918 г. Бухарестского мира с Центральным блоком румынское королевство окончательно предало своих союзников по Антанте, прежде все¬го Россию, переметнувшись в лагерь, на тот момент, победителей (IRD, 302, 303). Новые хозяева разрешили своим новым сателлитам захватить российские территории. Таким образом, лишь в 1918 г. осуществились «реваншистско-завоевательские вожделения» И.К. Брэтияну: при помощи германо-австро-венгерских войск захватить Бессарабию. В начале января 1918 г. Румыния напала на Молдавскую Демократическую Республику, провозглашённую 2.12.1917 г. и входящую «как равноправный член в Российскую Демократическую Федерацию» (Ş. Ciobanu, Unirea. P. 181). Продавшись оккупантам, румынское королевст¬во напало на свою союзницу Россию без объявления войны, не денонсируя Договор от 4.08.1916 г., не порвав дипломатические отношения. На официальные протесты России (декабрь 1917 г., начало января 1918г.) Румыния вызывающе-пренебрежительно не реагировала. Российское правительство 13.01.1918 г. порвало дипломатические отношения с Румынией.

В результате энергичных дипломатических демаршей со стороны России, Румыния была вынуждена подписать, в присутст¬вии представителей Англии и Франции, Соглашение от 5–9. 03.1918 г., обязуясь «в течение 3-х месяцев очистить Бессарабию». Этим международным актом, подписанным премьер-министром Ал. Авереску, Румыния официально признала, что совершила агрессию против Молдавской Демократической Республики, чья территория («Бессарабия») 106 лет была под юрисдикцией России. Следуя своим традиционным византийским двурушническим нравам, королевская Румыния нарушила и это международное соглашение. Слепо выполняя указания королев¬ского двора, нынешних коридоров власти, румынская историография, дипломатия, публицистика обходят молчанием этот признаваемый румынским руководством акт агрессии против Молдавской Демократической Республики, против России, в конце концов. Но истратили бочки чернил и тонны бумаги, когда Советская Страна, правопреемница России, 27.06.1940 г. потребовала от Румынии выполнить принятые ею обязательства ещё в марте 1918 г. : «очистить Бессарабию».

Великие покровители, создатели «Великой Румынии» – Франция и Великобритания были повержены Гитлером в Мюнхене (сентябрь 1938 г.). Ореол благодетелей «Великой Румынии», их мощь и влияние резко померкли в глазах румынского политического класса, высшие представители которого оперативно сориентировались: предали отцов-основателей «Великой Румынии» и перешли на сторону Гитлера.

Два месяца спустя, после Мюнхенских соглашений, когда Великобритания и Франция трусливо уступили Гитлеру, состоялась (24.11.1938г.) первая встреча короля Румынии Карла II с фюрером, который сформулировал ряд жёстких требований румынскому руководству. Пос¬ле других встреч самого И. Антонеску с лидерами рейха, гитлеровские войска уже в октябре 1940 г. обосновались в Бухаресте, в Долине Прахова и вдоль Прута, на границе с СССР (IRD, 361, 367). В ноябре 1940 г. И. Антонеску присоединяет свою страну к Тройственному пакту (Германия, Италия, Япо¬ния), а 11‒12.06. 1941 г. подписывается румынско-германское соглашение, по которому Румыния «обязуется участвовать в войне против СССР» (IRD, 369). Подчеркнём: не в войне за «освобождение» якобы «оккупированных территорий», о чём уже 70 лет неис¬тово шумит вся румынская политическая, историографическая и публицистическая рать, а «в войне против СССР». Заявления о «святой войне» – это банальное пропагандистское блюдо из меню по имени «Ложь в политической упаковке», сервированное для введения в заблуждение румынское общество и зарубежные средства массовой информации.

Всем адвокатам воображаемой «священной войны», раздувающим миф о том, будто «кондукатор» участвовал в войне в одном строю с Гитлером токмо ради «освобождения террито¬рий», якобы «захваченных русскими в 1940 г.» ответил сам
И. Антонеску. По свидетельству М. Стурдза, министра иностранных дел Румынии (сентябрь – декабрь 1940 г.), «война с русскими» – именно это с нетерпением «ждал и желал» И. Антонеску (Constantiniu, 396). На заседании Совета Министров (27.09.1940 г.) И. Антонеску подчёркивал: «невралгической точкой остаются русские» (Там же). В ночь с 21 на 22 июня 1941 г. И. Антонеску приказал румынским войскам: «Переходите Прут! Уничтожайте северо-восточного врага!». Это главная цель. «Освобождение» – это между прочим.

Из фашистской коалиции Антонеску был самым верным сателлитом Гитлера, самым рьяным его последователем и проводником нацистской идеологии. Из письма Гитлера И. Антонеску от 27.07.1941 г. следует, что «кондукатор» Румынии «подтвердил решение вести до последних результатов, рядом с германским рейхом, эту войну».
А в письме Гитлеру от 30.07.1941 г. «кондукатор» ещё раз категорически заверил фюрера: «Подтверждаю и сейчас, что пойду до конца в операции, начатой на востоке, против великого врага цивилизации, Европы и моей Страны – русского большевизма... Осознанно выполню эту миссию из глубокого убеждения, что служу не только Румынскому Племени и заднестровскому румынскому (sic!) населению, но и необходимости бороться за создание новой судьбы Европы» (Там же, 405). По меркам Адольфа Гитлера и Иона Антонеску.

Примечательно, что послевоенные, в том числе и нынешний «кондукатор» Румынии, как и тогдашний «кондукатор» – сателлит Гитлера, также борются за «основание новой Европы» с румынскими границами на Буге. С одной лишь разницей: тог¬дашний «кондукатор» И. Антонеску пытался «уничтожить северо-восточного врага» при помощи германских войск. Послевоенные румынские «кондукаторы», Н. Чаушеску и нынешний, мечтают осуществить свои «реваншистско-завоевательские вожделения» при помощи других, в том числе НАТО-вских войск.

Раздуваемая химерами величия, инспирированная националистически-экспансионистскими вожделениями ложь проникла насквозь во все эшелоны власти Румынии. Она проявляется не только в смехотворных, но даже в откровенно клинических фор¬мах. Президент Румынии Н. Чаушеску публично заявил: «Вхож¬дение Румынии (23.08.1944 г.) в антифашистскую войну (...) привело к развалу всего гитлеровского фронта на Балканах... Присоединение Румынии к антигитлеровской коалиции прои¬зошло в условиях, когда ещё не была ясна судьба войны, когда ещё не представлялась очевидной победа над фашистской Гер¬манией» (Scînteia, 20.08.1988). Это в конце августа 1944 г.!

Та же газета опубликовала обзорную редакционную статью, уникальную по заглавию и по содержанию: «Румыния – четвёртая сила антигитлеровской коалиции». Именно так и напечатано (Там же). К сожалению, редакция не уточняет, какую державу она исключила из общеизвестной, исторически достоверной ан¬тигитлеровской коалиции: Францию? Великобританию? А может США... Напомним современным читателям, румынским по-литикам, историкам и журналистам: на Нюрнбергском Международном Трибунале руководители королевской Румынии, государства с «военно-фашистской диктатурой» (IRD, 369), в котором уже «в тридцатые годы появилось фашистское движение» (Умберто Эко, 59) были поставлены в ряд «гитлеровской коалиции». А уполномоченные антигитлеровской коалиции осудили их.

Румынский народ с неизбывной болью пережил драмы 1916–1917 г., в которые вовлекли его бездарные политики-авантюристы. С невосполнимыми потерями и душевными потрясениями перенёс тяжелейшие испытания: катастрофу у Туртукаи (август 1916г.), повальное бегство из Бухареста (ноябрь 1916 г.), гибельное положение в «треугольнике смерти» на Пруте (ноябрь – декабрь 1917г.), предательство союзников и переход на сторону врага; бессмысленная гибель десятков тысяч румынских солдат у Цыганки, на юге Республики Молдова, на под¬ступах к Одессе (июнь – октябрь 1941г.), катастрофу под Сталинградом, у излучины Дона (сентябрь – декабрь 1943г.), в ходе Ясско-Кишинёвской операции (август 1944г.), предательство союзников и переход на сторону противника...
Оплакивая судьбу своей страны, преподаватель лицея И. Фодоряну с болью писал о несчастьях Румынии, которые «не являются следствием внешних причин. А потому что мы недостойны. Мы все, до последнего, виноваты в наших несчастьях: В чём наша вина? Её нужно искать в нашем понимании жизни. Цель нашей жизни – это безделье, роскошь, лень, разврат. Тропинками нашей жизни были праздность, жульничество, мошен¬ничество, фаворитизм, непотизм, воровство. Мы были нарко¬тизированы, через школу и национальную пропаганду, слишком красивыми идеями о добродетелях нашего племени – басни, в которые мы поверили, считая их правдой; поставили их у изголовья, повесили на лацканы, махали ими на национальных праздниках, но продолжали жить совсем не так, как заявляли. И однажды Ложь, в которой мы жили, отомстила, иллюзии развеялись, и мы остались такими, какими были – забытыми судьбой ничтожествами» (Constantiniu, 380 – 381).

Румынский преподаватель мужественно посмотрел правде в глаза и вынес суровый вердикт. А политики его страны и немалая часть историков и публицистов, самонаркотизируя себя смехотворными иллюзиями, продолжают сожительствовать с Ложью. Они, которые постоянно предавали и всегда продавались, без всякого стыда включают «Румынию среди стран победитель¬ниц» в первой мировой войне (IRD, 310), пишут, что «Румыния – четвёртая сила антигитлеровской коалиции».
Суровые послевоенные суждения румынского преподавателя удивительным образом созвучны размышлениям Александра Палеологу, румынского посла во Франции (1989 г.): «Быть румыном, принадлежать этому племени часто является, если не непосредственно индивидуальным, то, по меньшей мере, тяжело воспринимаемым свойством». Обозревая рудные, если не позорные, страницы истории Румынского королевства, характеризуя постыдные поступки, двурушничество его руководителей, в том числе современных, Ал. Палеологу пишет: «Мы подверглись испытаниям очень беспокойной истории... Начали войну в 1939 г. в одном лагере, чтобы закончить в другом. В лагере победителей, разумеется... Клемансо (премьер-министр Франции) говорят, произнёс следующие убийственные слова: «Румын – это не национальность, это профессия» (Paleologu, 7, 10).

Беспристрастный, строго документированный обзор предвоенной, военной и послевоенной румынской историографии, анализ действий и заявлений официальных лиц Румынии о Великой Отечественной войне, о Республике Молдова, о молдавском народе, о «великой миссии» Румынии в НАТО и др. свидетельствуют, что король, или по-современному, президент, премьер или министр иностранных дел, по-прежнему сожительствуют с Ложью.

Литература

Istoria României în date. Chişinău, 1992. – IRD.
Агаки А. Присоединение Румынии к Тройственному союзу // Проблемы внутри- и внешнеполитической истории Румынии нового и новейшего времени. Кишинёв, 1988.
Ciobanu Şt. Unirea Basarabiei. Studiu şi documente. Chişinău, 1993.
Constantiniu Florin. O istorie sinceră a poporului român. Bucureşti, 1997.
Эко Умберто. Пять эссе на темы этики. Санкт-Петербург, 2000.
Paleologu Al. Minunatele amintiri ale unui ambasador al golanilor. Bucureşti, 1991.
Нюрнбергский процесс. Сборник документов. Т. 3. Москва, 1989.

Обсудить