У Молдовы есть потенциал для кардинальных изменений к лучшему

Есть еще время одуматься и пересмотреть свои позиции и отказаться от пещерных догм, поставив во главу не внутрипартийные интересы, а, прежде всего, интересы своего государства. Только это может остановить бегство из страны наших сограждан и реализовать тот потенциал, который нам достался от наших предков, обеспечив достойную жизнь молдавскому народу.

Завершился год, как было сформировано действующее правительство. И в начавшейся предвыборной гонке его деятельности даются самые противоречивые оценки. В основном это, как правило, диаметрально крайние суждения: либо все было реализовано просто превосходно, не смотря на оставленную коммунистами полностью разваленную экономику в преддефолтном состоянии, либо все сделанное исполнено крайне плохо, хотя Альянсу за европейскую интеграцию была передана страна с динамично развивающейся экономикой и большими финансовыми заделами.

Самое поразительное это то, что обеими сторонами как бы игнорируется тот факт, что при предыдущей власти ключевой орган правительства – министерство экономики длительное время возглавляли Марьян Лупу и Валериу Лазэр. Исходя из подобной логики АЕИ, получается таким образом, что тогда они делали все плохо, а сегодня у Валериу Лазэра все тип топ, а по оценкам идеологических противников ровно наоборот.

Полагаю, что многие со мной согласятся в части того, что и Марьян Лупу, и Валериу Лазэр, и Игорь Додон – сменявшие поочередно друг друга на посту министра экономики, проявили себя, как высококлассные специалисты. Да и работали в одной команде на должностях зам. министра. Просто их деятельность пришлась на разные периоды времени с абсолютно разными внешними и внутренними факторами, кардинально иной ситуацией для Молдовы.

Подводя итоги прошедшего года, прежде всего, следовало бы давать оценку деятельности не только правительству, а исполнительной власти в целом, так как результативность деятельности кабинета министров во многом зависела от эффективности и рациональности функционирования и других структур, как: Национального банка, Национальной комиссии по финансовому рынку, целого ряда национальных агентств, не подведомственных правительству, и наконец, от политических решений верховной власти.

И в этой связи следует признать, что нынешней исполнительной власти крайне не повезло, так как ей приходилось действовать в условиях запредельной политической нестабильности, распугавшей молдавский бизнес и особенно зарубежных инвесторов. При этом одновременно нужно было еще бороться сразу с тремя напастями: воздействием мирового финансового кризиса, коалиционным правительством и последствиями экстравагантных решений врио президента. И если мировому кризису можно было хоть как-то противодействовать комплексом системных мер, то в исполнительной власти по алгоритму, как известно, каждый министр действует, прежде всего, исходя из политических решений политсовета его партии, а затем уже в соответствии с решениями кабинета министров. И чем шире палитра политических устремлений соратников по Альянсу, тем острее разноголосица в таком хоре. Наш АЕИ состоит из крайне различных по избранным доктринам партиям. Главное, что их свело вместе, это противостояние партии коммунистов. А только этого явно недостаточно для слаженной совместной деятельности, что особенно наглядно демонстрируют последние разборки.

Теперь о «перлах» врио президента. Чего только стоит его скандальное начало деятельности, связанное с проведением саммита СНГ в Кишиневе? А его последующие заявления и указы? Как говорит Валериу Лазэр: «Ну, не нравится россиянам, когда называют их оккупантами», – и далее констатирует, что с этим приходится считаться, если мы по-прежнему хотим экспортировать на российский рынок свою продукцию. Точнее не скажешь. Но наш врио президента считает, что молдавским гражданам следует самим пить свое вино…?

И как не согласиться с утверждением Игоря Додона: «Мы не можем себе позволить роскошь даже в мыслях терять традиционные рынки сбыта – это просто смерти подобно для нашего маленького государства. Мы должны зубами держаться за старые рынки и стараться максимально расширить их и завоевывать новые». Но политическое руководство страны как будто не понимает этого и делает все для того, чтобы еще более усугубить ситуацию и к тому же одну половину страны столкнуть с другой.

В прошедшем сентябре я побывал у своих родственников на Украине. Там 1 кВт/час электроэнергии для населения стоит примерно 0,37 лея, 1 куб.м воды – 7 леев и 1 куб.м газа – 1,65 лея. Разумеется, для такого уровня тарифов есть свои национальные условия, но, прежде всего, это результат прагматичных взаимоотношений с Россией. Мы же систематически плюем в колодец, из которого пьем воду. Но жизнь нас ничему не учит. Поэтому продолжаем плевать и дальше. Вернее не все, а наш Михай Гимпу и ему подобные, сделав Молдову заложником подобной «дальновидной» политики.

Наверняка, многие, задаются вопросом, почему близкая к нам по масштабам конфедеративная Швейцария площадью 41,3 тыс. кв. км, населением 6,3 млн. чел. с 22 кантонами и 3-мя полукантонами, со своими собственными конституциями и четырьмя государственными языками стала мировым символом благополучия, стабильности и надежности? Или почему Израиль, расположенный на выжженных солнцем землях с беднейшими почвами, по сути, с единственным источником пресной воды – озером Кинерет, и с осадками, как правило, лишь в декабре месяце ежегодно экспортирует сельскохозяйственную продукцию на 1,5 млрд. долларов США? При этом, практически, полностью покрывает свои внутренние потребности в продуктах растениеводства и животноводства?

А как же мы с нашими богатыми почвами и трудолюбивым народом? Неужели народ Молдовы обречен навсегда прозябать в беднейшей стране Европы. Примеры из нашего недалекого прошлого говорят, что вроде бы нет оснований для подобного пессимизма. В восьмидесятых годах в хозяйствах научно-производственного объединения орошаемого земледелия и овощеводства «Днестр», а затем и в Григориопольском районе широко внедрялись американские технологии производства и переработки овощей. Будучи задействованным в этом широкомасштабном эксперименте, я был тогда просто сражен потенциальными возможностями молдавского земледелия. В частности, томатов здесь получали 80-120 т/га. Это не описка. Да, я видел поля, на которых лежало 120 тонн на гектаре. Это что-то невероятное!


В 1992-1993 годах, работая в корпорации «Amаcom», мы пошли дальше: с участием израильских специалистов организовали на базе хозяйств районов Штефан-Водэ и Григориопольского уже производство семян томатов лучших мировых селекций. Однако последующее разрушение оросительных систем и банкротство консервных заводов, куда сдавалась после выделения семян наша томатная пульпа, вынудили, к сожалению, свернуть этот бизнес.

Главное, что потенциал для кардинальных изменений к лучшему есть, и он реально может быть реализован. Обществу нужно лишь внутреннее согласие и власть, которая не будет систематически «кидать» свой же народ.

А что же произошло у нас? Общеизвестно, что на Западе коммунистов недолюбливают, и поэтому с приходом Альянса для страны сразу же были раскрыты шлюзы внешнего финансирования. И это тут же позволило снять напряжение с дефицитом бюджета. Одновременно международные структуры, практически, постоянно закрывали глаза, на, мягко говоря, антидемократические проделки АЕИ. Разумеется, что главная причина подобной слепоты, понимание ими того, что откровенная критика Альянса повышает шансы возврата коммунистов к власти.

Деньги получили, но программы возрождения экономики, создания рабочих мест, по сути, не запущены. ВВП после обвального падения в 2009 году в текущем начал расти, но в основном за счет увеличения налогового бремени, переложенного, как на бизнес, так и на население. Реформирование системы формирования районных бюджетов не начато. В результате, их дотационность и отсюда безысходная зависимость из центра по-прежнему предопределяет беспринципную партийную принадлежность местной власти. В нынешнем году они массово покидали ряды коммунистов и дружно вступали в ЛДПМ и другие партии Альянса.

Не реформируемая прокуратура по-прежнему остается одним из главных инструментов борьбы с оппозицией, а Центр по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией в основном отлавливает «главных» коррупционеров страны: врачей, преподавателей и полицейских нижних чинов, и по-прежнему «прессует» бизнес. Общество так и не получило ответ: были ли фальсифицированы апрельские выборы прошлого года или пачки подтверждающих это документов, которыми потрясали лидеры Альянса перед телекамерами, на самом деле были сфабрикованными «куклами», чтобы ввести электорат в заблуждение? И кто же виновники бесчинств 7-го апреля?

С приходом к власти АЕИ сколько было сделано громких заявлений о рыбной и мясной мафиях, взвинтивших отпускную стоимость этих продуктов, или о ценах на лекарства многократно превышающих уровень цен у наших соседей? Но все остается, как и прежде, и для других видов товаров и услуг. Тарифы на обязательное страхование гражданской автоответственности почти в двое превышают государством же установленные нормативы. Создается впечатление, что бизнесу сразу же дали понять, кто в доме хозяин и кто теперь будет держать «крышу».

Как следствие, наша страна, не смотря на крайнюю бедность основной части населения, продолжает оставаться государством с самыми высокими монопольными ценами и тарифами в регионе, делающими нашу продукцию неконкурентоспособной не только на внешних, но и на внутреннем рынках. Удельный вес промышленности в ВВП упал до 13,1%. Наконец, господа депутаты, в пылу своих междоусобных разборок вы не удосужились принять закон о бюджете на будущий год, тем самым обрекли страну на еще больший хаос.

Демонизация партии коммунистов со стороны Альянса и нетерпимость к другим мнениям с другой, ввергли страну в перманентный политический кризис, ведущий к дальнейшему ухудшению благосостояния народа.

Но сегодня молдавские коммунисты остаются коммунистами только по названию. Возврат к сталинскому ГУЛАГу, террору по отношению к своему народу и другим античеловеческим извращениям уже просто немыслимы. Главные догмы, отличающие нынешних коммунистов от социалистов, ушли в прошлое. Снят вопрос о неприятии частной собственности на средства производства и отсюда о главном антагонистическом противоречии капитализма: общественного способа производства и частнособственнического присвоения. Общество уже не делится на непримиримые классы: рабочие, крестьяне и трудовая интеллигенция, с одной стороны, и буржуазия, с другой. Канула в лета и утопическая идея: построение коммунизма, как общества, в котором каждый трудится по возможностям, а потребляет по потребностям. При этом, мировая революция обеспечит отмирание функций государства.

Если вчитаться в нынешние декларируемые программные документы, то у большинства наших партий, практически, единые цели и задачи, направленные на демократизацию общества, борьбу с коррупцией, улучшение и так более чем скромного благосостояния народа, выстраивание добрососедских отношений с Востоком и Западом. Однако используемая обеими сторонами истеричная риторика в прошлом и в настоящем делает не только проблематичным саму возможность договориться по ключевым проблемам нашей страны, но и обрекает ее население на дальнейший нарастающий раздрай в обществе, а отсюда на деградацию и всего государства.

Осталось совсем немного времени до выборов. Есть еще время одуматься и пересмотреть свои позиции и отказаться от пещерных догм, поставив во главу не внутрипартийные интересы, а, прежде всего, интересы родного государства. Только это может остановить бегство из страны наших сограждан и реализовать тот потенциал, который нам достался от наших предков, обеспечив достойную жизнь молдавскому народу.

Обсудить