«Кантемировский вектор» в Молдове или чем разгневал Дмитрий Кантемир либералов?

За всю 650-летнюю историю Молдовы его личность по своему масштабу и значимости сопоставима, пожалуй, только лишь со Штефаном чел Маре, государственные деяния которого поставили Молдавское княжество в один ряд с ведущими европейскими державами.

Как известно, 2010-ый год является юбилейным - именно в этом году исполняется 300-я годовщина прихода к власти в средневековом Молдавском княжестве господаря Дмитрия Кантемира, видного политика, ученого, гуманиста.

К сожалению, нынешняя либеральная власть в Молдове, со свойственным ей политическим цинизмом, предпочла «не заметить» это важное историческое событие.

Впрочем, это давно уже никого в нашей стране не удивляет, поскольку либеральная власть не отметила и в 2009 году такую важнейшую дату в истории молдавского народа, как 650-тилетие создания молдавской государственности.

Так стоит ли удивляться тому, что наши господа либералы отказались и от празднования 300-ой годовщины прихода к власти Дмитрия Кантемира? А также тому, что в Кишиневе до сих пор нет ни одного памятника великому молдавскому господарю?

Чем можно объяснить столь сдержанное, если не сказать недоброжелательное, отношение правящих либералов к Дмитрию Кантемиру? Почему вдруг, словно по команде, на большинстве либеральных Интернет-сайтах на него посыпались, словно из дырявого мешка, самые нелепые обвинения, обрушился поток грязных инсинуаций и откровенной лжи?

Всё дело, вероятно, в том, что Дмитрий Кантемир, из-за своей множественной символичности, является поистине уникальной личностью в молдавской национальной истории.

За всю 650-летнюю историю Молдовы его личность по своему масштабу и значимости сопоставима, пожалуй, только лишь со Штефаном чел Маре, государственные деяния которого поставили Молдавское княжество в один ряд с ведущими европейскими державами.

Личность Дмитрия Кантемира является для Молдовы символичной, как минимум, в трех измерениях:


Во-первых, его славная жизнь и выдающаяся государственная деятельность являются лучшим ответом всем тем, кто говорит, что у молдаван нет своих ученых, нет знаменитостей европейского уровня, нет политических личностей, внесших существенный вклад в мировую цивилизацию.

Дмитрий Кантемир является также славным символом молдавской науки, став академиком Молдовы и России, а также членом Берлинской Академии наук.

Многие из его работ, например, «Описание Молдавии», «История Оттоманской империи», «История иероглификэ», и сегодня представляют значительный научный интерес. В своё время они произвели глубокое впечатление на европейскую научную элиту.

Кантемир является также воплощением молдавской многокультурности, многоязычия, способности к синтезу мистицизма и созерцательности Востока с рациональностью и активностью Запада.

Многие современные нации считают Кантемира по праву своим. Турки считали Дмитрия Кантемира своим крупнейшим композитором и ученым, описавшим историю Оттоманской империи. Россияне считают Дмитрия и Антиоха Кантемиров создателями российской светской литературы. Гагаузы вообще считают его своим этническим сородичем.

Для молдаван отец и сын Кантемиры являются носителями идей Просвещения, так как в их творчестве чётко прослеживается процесс перехода молдавской философской мысли от традиций Средневековья к идеям Нового времени, от схоластического мышления к рационализму.

Другими словами, Дмитрий Кантемир является олицетворением модерна, носителем идей модернизации собственной страны, преодоления её вековой отсталости, изоляции и патриархальности.

Во-вторых, Дмитрий Кантемир является национальным символом борьбы молдавского народа за независимость своего Отечества, за государственность Молдовы. Многие люди в нашей стране считают его символом молдавcкой нации, истинным государственником. Именно этот факт. Судя по всему, в наибольшей степени раздражает господ либералов.

Дмитрий Кантемир, идя по стопам Штефана чем Маре, Петру Рареша, Иона Лютого высоко поднял молдавский стяг в борьбе против Оттоманской Порты, призвал молдавский народ сплотиться и решительно выступить за независимость страны, хорошо понимая, какими могут быть последствия для него лично в случае неудачи.

По призыву господаря Дмитрия Кантемира в Яссы, под его знамена, пришли 10 тысяч молдавских воинов. Это говорит о том, что он был в глазах населения Молдовы, прежде всего, национальным лидером, а не просто очередным «назначенцем» Порты.

Особенно примечателен в этом плане Луцкий договор от 1711 года, содержавший 17 пунктов и в основных своих положениях повторявший известное Соглашение, подписанное митрополитом Гедеоном с Россией ещё в 1656 году.

Молдавское княжество, согласно этому договору, должно было перейти в российское подданство, сохранив при этом за собой статус независимого, суверенного государства и прежние обычаи внутри страны.

Сохранялись также и все привилегии молдавских бояр, а господарский престол в Молдове закреплялся за династией Кантемиров.

Молдавскому княжеству возвращались земли, захваченные Турцией и превращённые в райи, страна освобождалась от турецкой дани.

Луцкий договор, после его обнародования, встретил поддержку всего молдавского населения. Лишь небольшая группа продажных бояр была настроена против разрыва с Турцией.

Договор Кантемира с Петром Первым был выгоден, прежде всего, для самой Молдовы, так как, в случае его претворения в жизнь, страна освобождалась от турецкого гнёта, отделялась от движущейся к своему упадку Турции, но присоединялась к находящейся в то время на подъёме России.

Продолжая пристально следить за событиями в Молдове и в Константинополе, упорно искать пути к освобождению Родины, князь Дмитрий Кантемир попытался использовать для этого начавшуюся в 1716 году австро-турецкую войну.

Напоминая об активной поддержке турками шведов во время их вторжения на Украину и Полтавской битвы, а также и позже, когда они приютили на территории оккупированной Бессарабии (в Бендерской крепости) шведского короля Карла XII и украинского гетмана-предателя Мазепу, он советовал российскому царю Петру Первому возобновить боевые действия против османов.

Но уж слишком много нашлось тогда у возрождающейся России недоброжелателей в Европе, исход Северной войны был ещё неясен, и потому Петр Первый не мог позволить себе начать еще одну войну.

Видная роль Дмитрия Кантемира состоит также и в том, что он продвигал, выражаясь современным языком, «бренд» Молдовы на международном политическом уровне.

Речь идет, прежде всего, о его научном труде «Описание Молдавии», законченном в 1716 году и переведенном на несколько европейских языков, который стал наиболее известным его произведением.

Благодаря этой книге, ученый мир Европы, фактически, впервые узнал так много о Молдове, её народе, обычаях, праздниках, политической системе, истории. Это был огромный вклад Дмитрия Кантемира в созидание и укрепление государственности страны.

Дмитрий Кантемир детально проанализировал в своём «Описании Молдавии» национальный характер «молдаван», их язык, обычаи, а также политическое устройство страны.

Желая добра своему народу, но оставаясь на позициях объективного исследователя, он описывает не только положительные, но и известные ему отрицательные черты национального молдавского характера (например, лень к чтению и учебе, хвастливость, и т.д.).

Дмитрий Кантемир одним из первых посвятил в своем труде целые главы этнографии молдаван, а это, пусть и косвенно, признавало за молдаванами свою собственную этнополитическую специфику, свою собственную неповторимость, проявляющуюяся в национальном характере, языке, определенных культурных и поведенческих матрицах, несмотря на то, что в «Хронике стародревности румыно-молдо-влахов» он и говорит об общих корнях всех романских народов: мунтян, трансильванцев, молдаван.

Некоторые историки, например, Петр Шорников, считают, что «адепты румынизма никогда не простят Дмитрию Кантемиру молдавского патриотизма, которым проникнут этот труд, использования им самоназвания народа – «молдаване», специальной главы, посвященной молдавскому языку, в которой он, отметив его латинское происхождение, раскрыл также и влияние на него русского и польского языков».

Без преувеличения можно сказать, что Дмитрий Кантемир, Штефан чел Маре и наш современник Ион Друцэ являются символами молдавской государственности и национальной самобытности, культурными и политическими стержнями молдавского народа. Поэтому, продвижение их трудов, взглядов, позиций, является также и продвижением и консолидацией молдавской государственности.

Более того, Дмитрий Кантемир является сегодня одним из немногих, общих для всех граждан Республики Молдова, символов, который одинаково положительно воспринимают и в Кишиневе, и в Комрате, и в Тирасполе. Он может стать также символом объединения Молдавского государства.

В-третьих, Дмитрий Кантемир является символом многовековой молдо-российской дружбы, воплощением идеи о необходимости ориентации внешней политики Молдовы, прежде всего, на Восток, на Россию.

Это особенно важно сегодня, когда многие молдавские политики упорно говорят лишь о «западном векторе», называя СНГ «умирающей старушкой», а Россию представляя как «колонизатора и империалиста», игнорируя при этом заветы тех выдающихся молдавских господарей и деятелей культуры, которые всегда видели в России защитника и союзника в борьбе против Османской империи.

Они «забывают» также о том, что «пророссийская ориентация» Дмитрия Кантемира являлась логическим продолжение давней традиции той части молдавского политического класса, которая вполне осознанно ориентировалась на интеграцию Молдавского княжества с православной Россией.

Старший брат Дмитрия Кантемира - Антиох Константинович Кантемир, занимавший господарский престол Молдовы в 1695-1700 и 1705-1707 годах, также писал царю Петру, что желает вместе со всем народом быть «под обороной его великого государя».

Труды Дмитрия Кантемира пронизаны идеей освободительной миссии России, её нравственного долга перед порабощенными Османской империей православными народами. Можно смело утверждать, что Кантемир был одним из идеологов российского миссионаризма, описавшим особую роль России в борьбе с мусульманской Портой.

Известно, что Дмитрий Кантемир ратовал за более тесное сотрудничество с Россией, за «восточный вектор» молдавской политики. Сегодня для Молдовы это вновь имеет особое значение. К сожалению, правящие сегодня либералы всячески противятся тому, чтобы «восточный вектор» вернулся в молдавскую внешнюю политику.

Когда, например, в марте 2010 года с визитом в Кишинев прибыл российский вице-премьер Игорь Шувалов, предложивший Молдове принять участие в Таможенном Союзе, никто из правящего Альянса «За европейскую интеграцию» не откликнулся на это предложение, несмотря на всю его несомненную выгодность для нашей страны.

Раболепно пресмыкаясь перед европейскими и румынскими чиновниками, господа либералы из АЕИ без интереса выслушали предложения российских коллег о сотрудничестве в рамках СНГ, ТС, ЕЭП, ЕврАзЭС, а затем отвергли предложение России участвовать в совместных проектах в сфере энергетики и инфраструктуры.

Но, к счастью, далеко не все молдавские политики думают и поступают так, как правящие сегодня временщики - господа либералы и их союзники по АЕИ.

Например, 27 сентября 2010 года, на Международном форуме «Россия-Украина-Молдавия», лидер оппозиционной ПКРМ, экс-президент страны Владимир Воронин заявил, что «подлинный модернизационный скачок возможен исключительно на основе нового постсоветского интеграционного проекта, проекта, способного объединить энергетические, транспортные, человеческие ресурсы».

С ним трудно не согласится, так как именно на постсоветском пространстве молдавским политикам не нужно изображать из себя подражателей каких-то «сверхсовременных», но совершенно чуждых для нашей страны и нашего народа сомнительных «ценностей», подбирать слова, искать основу для диалога и понимания. Мы на этом пространстве - все свои, все давно и хорошо знаем друг друга.

Недавно, 5 октября 2010 года, в Кишинёве состоялась ещё одно знаковое событие – прошла Международная конференция «Страницы нашей истории: путями Кантемиров», в которой приняли участие ведущие политики, историки, политологи, общественные деятели и бизнесмены Молдовы, а также представители России, Украины и Приднестровья.

На этой конференции почётный председатель ДПМ Дмитрий Дьяков заявил, что у Молдовы и России есть общие корни, от которых нашей стране ни в коем случае не следует отрываться. Наследие Кантемиров, по его словам, это общее достояние народов Молдовы, и России. Мы должны понять, почему Кантемиры тяготели к России, почему они именно в этой стране видели залог сохранения Молдовы как суверенного государства.

Другой гость конференции -лидер АНМ Серафим Урекян, как и Дмитрий Дьяков, также выразил, в основном в общих словах, мысль о необходимости нормальных отношений Молдовы с Россией,

А вот новый лидер СДП Виктор Шелин был в этом плане намного конкретнее, заявив, что путь модернизации Молдовы – это вступление в Таможенный Союз вместе с Россией, Казахстаном и Беларусью.

При этом Виктор Шелин полагает, что Молдова должна превратиться в «Свободную Экономическую Зону» (СЭЗ) на стыке Запада (ЕС) и Востока (СНГ).

Это, по его мнению, позволит привлечь в страну многомилиардные инвестиции из-за рубежа, создать новые рабочие места, превратить Молдову в зону современного транзита и сервиса для международных корпораций.

Международные финансовые и промышленные структуры в этой ситуации, считает Шелин, осознав свои выгоды, начнут переносить на территорию Молдовы свои отдельные подразделения.

Вывод из сказанного выше может быть только один: сегодня, как и 300 лет тому назад, Молдова сталкивается, практически, с теми же самыми вызовами.

Независимость страны, будущее молдавского народа, его процветание опять ставятся по сомнение. Молдове вновь нужен во власти политик-государственник уровня Дмитрия Кантемира, который не только сделает правильный выбор внешнего вектора развития страны, но и сумеет решительно повести её по этому пути, отразив атаки всех врагов молдавской независимой государственности.

Предстоящие парламентские выборы должны, на мой взгляд, подтвердить надежды всех истинных патриотов и государственников Молдовы на то, что такой человек уже появился в молдавской политике и мы все стоим на пороге новых - больших и позитивных - перемен, соответствующих духу и идеям заветов Кантемиров.

Обсудить