Ион Чобу: Ставки сделаны, господа! На кону судьба Молдовы

И слишком много «неразгаданных» загадок и «почемучек»…

Грусть потерь…

После сентябрьского конституционного референдума я ожидал, что спустя некоторое время, необходимого для анализа результатов плебисцита, мы увидим и услышим в первую очередь от власти серьезные объяснения случившегося. Объяснения, основанные не на эмоциях, а на убедительной доказательной фактологии, способной дать ответ на один единственный вопрос: почему референдум не состоялся?

Я ожидал, что появится и глубоко аналитический социологический опрос тоже с одним единственным вопросом: почему народ не проголосовал? Что же мы услышали в ответ? Вместо властей попытались ответить на этот вопрос политологи и аналитики, но, сожалению, большинство их анализов тоже пестрело больше эмоциональностью, чем трезвостью рассуждений. А предсказывающие фантастические результаты социологи в первый же вечер после оглашения результатов референдума стали неубедительно пожимать плечами и сокрушаться.

На одном фланге власти начали убеждать в том, что это была проверка демократии, выдавая итоги референдума даже за победу демократии, что, согласитесь, для многих выглядело более чем странным. Не преминув при этом бросить упрек в сторону прессы. А на другом фланге – лидер коммунистов Владимир Воронин поблагодарил граждан за проявленную политическую зрелость и мудрость. Что ж, обе эти точки зрения имеют право на жизнь. Но загадка провала референдума так и осталась почти неразгаданной. Вот потому-то и присутствует боязнь, что при неумении анализировать и разгадывать такие сложные ребусы, мы можем очень просто получить еще одну неразгаданную загадку – на досрочных парламентских выборах 28 ноября.

Если кому-то вдруг покажется, что в заголовке этого материала слова отдают высокопарностью, советую не торопиться с поспешными выводами. И для начала обернуться назад. Ведь это не составляет большого труда - остановить на миг время и попытаться, хоть мельком, прошерстить глазами, сердцем и душою 365 с лишним дней. Это не десять, не двадцать, и даже не тридцать лет, а всего лишь год с небольшим. Потому что именно столько мы живем в плену несбывшихся ожиданий, политических баталий и «козырных» карт временно исполняющего обязанности президента. Мы живем при другой власти – хорошая она, плохая, но она есть власть. И в первую очередь у нее мы должны искать ответы на волнующие нас вопросы. Ответов нет, а вопросов все больше и больше накапливается.

Мне кажется, нам следует попытаться понять не почему коммунисты ушли из власти, потому что власть, как известно, штука преходящая, а почему на их место пришел Михай Гимпу, пришли люди, за спиной которых многие из нас чувствуют себя незащищенными, а порой и униженными. И почему это чувство незащищенности с каждым днем становится все больше и больше. А может, в этом и кроется разгадка тайны провала референдума?

Обернуться и попытаться найти ответ на главные вопросы, волнующие сегодня большинство людей, людей, далеких и от политики, и государственной власти:

• почему после прихода к власти Альянса за европейскую интеграцию над Молдовой все чаще и чаще реют не молдавские знамена?

• Почему в суверенной и независимой Молдове молдаване начинают чувствовать себя людьми второго сорта? И когда я произношу слово молдаване, подразумеваю молдавский народ, то есть граждан всех национальностей, кроме, естественно, привилегированной нынче у нас граждан румынской национальности?

• Почему из уст первого человека в государстве, пускай и исполняющего только обязанности мы не почувствовали за год пребывания его во власти ни ни разу хоть каких-то ноток гордости за молдавские земли и за молдаван, а всегда приходится слушать слова о том, как он гордится тем, что он в душе румын? Даже в известном телешоу он не стал угадывать, в каком горшочке находится молдавская земля, а почувствовал только тепло земли румынской.

• Почему за год правления АЕИ никто из его лидеров не соизволил произнести вслух, перед всем народом, словосочетание «1359 год» - год основания первого Молдавского государства? Они избегают этого даже тогда, когда торжественно возлагают цветы к монументу Великого Штефана.

• Почему они боятся Молдовы и молдаван, и почему мы становимся для них Бессарабией и бессарабцами?


• Что было сделано для укрепления молдавской государственности теми, кто в унисон румынскому президенту толкал гражданам нашей страны речи о том, что в Молдове живут одни румыны?

• Почему в Молдове в июле прошлого года власть выбирал молдавский народ, а в первых советниках первых лиц государства нынче входят граждане другого государства?

• И в связи с этим попытаться понять и оценить, что было сделано новыми руководителями государства для укрепления основ государственности и суверенитета Молдовы?

• И было ли вообще что-либо сделано для осуществления этой цели?


Вот этими непростыми и отнюдь не детскими «почемучками» и обоснована высокопарность заголовка о судьбе Молдовы, которая, уверен, и будет решаться 28 ноября. По меньшей мере, мы все этого ждем и на это надеемся. Надеемся не на возвращение коммунистов во власть, а на приход к власти государственных мужей, настоящих, а не замаскированных. Кстати, о коммунистах. К ним накопилось тоже достаточно много вопросов на ту же тему – почему. И об одном из этих главных «почему» мы и поговорим ниже. А со временем вернемся и к остальным накопившимся вопросам для Партии коммунистов.

…И ожидание надежды

Мы все от этой жизни чего-то ждем. И постоянно на что-то надеемся. Нас так воспитывали, так воспитывают, и так будут воспитывать: ждать и надеяться. Терпеть и ждать. От судьбы - везения. От жены – понимания, тепла и нежности. От детей – взаимности. От друга – преданности.

А чего же мы ждем от власти? Не так уж и много, совсем ничтожную толику ждем: заботы. Заботы о нашем дне сегодняшнем, о дне нашем завтрашнем. О будущем, в котором будут жить наши дети, внуки и правнуки. Будут жить и, к сожалению, снова ждать. И снова надеяться.

А еще нам очень хочется верить, что, возможно и в нашей стране наступит такое время, когда людям не будут клеить ярлыки за политические симпатии, когда нас не будут делить на своих и чужих, и когда даже в самых разгоряченных спорах, нам хватит мужества забыть обиды, простить взаимные упреки, объединить усилия и собраться вместе тогда, когда речь идет о судьбе государства, гражданами которой мы все являемся. Независимо от того, либерал ты, коммунист или анархист.

К великому сожалению, этого не происходит. И кто знает, произойдет ли это в ближайшее время. На мой взгляд, одна из главных причин нашего внутреннего раздора кроется именно в том, что мы пожинаем сегодня плоды нашей собственной трусости, безалаберного отношения к стране, к собственной истории, культуре и духовности. Безответственного отношения, прежде всего, к образованию. Потому что только в нашей стране (наверное, единственной в мире) мы воспитываем в наших школах «патриотов» другого государства.

Мы преподавали и продолжаем преподавать в школах не нашу историю, а историю румын. Делаем это сознательно, а в тяжелые для страны минуты сокрушаемся, почему на здании президентуры Молдовы вдруг взвился государственный флаг Румынии. Виноваты в этой безответственности в одинаковой степени все без исключения: и либералы, и демократы всех мастей, и сами коммунисты.

Я бы осмелился даже сказать, что вину за это в первую очередь несут коммунисты. Потому что именно они имели в своем распоряжении целых восемь лет, чтобы эту картину изменить. Но не стали этого делать. Почему?

Наверное, потому, что они тоже слишком уж часто стали прислушиваться к чужому европейскому дяде, чем к ГЛАСУ собственной истории Молдовы.

Да, соглашусь с теми молдавскими политологами, которые утверждают, что вопреки всем допущенным коммунистами ошибкам за прошедшие восемь лет, они всегда оставались преданными принципам молдавской государственности. Но вряд ли соглашусь с тем, что за восемь лет правления ничего нельзя было сделать, чтобы ввести в общеобразовательных школах Молдовы обязательный для изучения предмет – Историю Молдовы.

Потому что если мы хотим воспитывать настоящих патриотов государства, а в будущем и руководителей суверенной Молдовы, мы обязаны закладывать основы этой государственности еще с молоком матери, со школьной скамьи. Чтобы наших детей не воспитывали чужие дяденьки и тетеньки на площади Великого национального собрания во время митингов и шествий…

Вот и на этот раз мы опять застыли в ожидании. Как застывали много раз за эти последние двадцать лет, каждые четыре года, когда наступало время обещаний, - обещаний больших перемен.

Теперь мы замерли в ожидании не только перемен, но и возможного конца – конца «эпохи» козырных тузов и крапленых карт. Конца политических войн и сведения счетов.

Мы с трепетом наблюдаем за красочным зеленым фейерверком флагов вокруг одного из самых богатых людей Молдовы. Партия во главе с этим человеком хочет сделать из самой бедной страны Европы страну без бедных.

Ждем и наблюдаем, как изобретатель «пластмассовых» гробов в бывшем парламенте уповает на Господа Бога и молится о собственной победе на выборах, потому что больше ему не на кого уповать.

Ждем и наблюдаем и за тем, как доживающий свои последние месяцы (очень хочется в это верить!) в двухместном кресле врио президента и председателя парламента продолжает грезить голубой мечтой о сохранении фактически несуществующего уже альянса.

Розовой мечтой о парламентском большинстве в будущем законодательном органе обзавелся и человек, так и не дождавшийся осуществления своей, тоже розовой мечты – стать президентом.

Ждут многие и возвращения во власть партии, которая отождествляется сегодня с партией государственников Молдовы.

Словом, в Молдове стартовала возможно самая ответственная за последние двадцать лет независимости избирательная кампания. Самая ответственная, потому что 28 ноября будет решаться не судьба партий или судьба власти, а судьба самой Молдовы. Наша с вами судьба.

Основные политические игроки вступили в схватку. Схватку жесткую, а местами и очень жестокую. Звучат красивые лозунги и такие же красивые обещания. Хочется верить и надеяться, что 29 ноября лозунги и красивые обещания исчезнут, а народ вздохнет свободно, получив передышку как минимум на четыре года.

Ион Чобу

Обсудить