Воронин

Мысли вслух. Начало…

Понимаю, какой шквал «аплодисментов» вызовет у определенной части посетителей портала сам заголовок этого материала. Даже не начав его читать, совсем нетрудно догадаться, какими эпитетами начнут вознаграждать и Владимира Воронина, и меня, в том числе. Если, конечно, сам материал будет опубликован. Спешу успокоить. И в какой-то степени разочаровать. Песнь во славу коммунизма никто не услышит, как не услышит никто и песнь во славу либерализма…

Этот материал не о Владимире Воронине, а скорее всего, о нас с вами. Эдакая скромная попытка, если не разобраться, то хотя бы понять, в какой же все-таки стране мы живем и как так получилось, что за двадцать с лишним лет демократии в нас напичкали столько желчи, озлобленности, а порой и открытой ненависти, что когда все это начало выливаться наружу, было затменено вокруг все – и красота эйфории времен национального возрождения, и чистые помыслы о светлых демократических временах будущего.

С одной стороны, мы готовы разорвать на части своих оппонентов, зарыть, закатать в асфальт любого, кто произнесет в публичном месте слово «коммунист», облить грязью и вылить всю свою желчь на тех, кто в таком же публичном месте произнесет другое слово – «либерал». И никак не можем остепениться и спросить: где исчезла наша толерантность, кто украл у нас наше же умение слушать и слышать друг друга, способность вести диалог на человеческом языке и на умеренных тонах? В чем причина неприятия чужого мнения, полного отрицания противоположного и не подходящего НАМ мнения?

Я ни в коем случае не собираюсь взять на себя роль адвоката Владимира Воронина. Думаю, он вряд ли нуждается в моих услугах. Последние события вокруг почти гамлетовского БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ иммунитету третьего президента отчетливо показали: он сам способен неплохо себя защитить. Но хотелось бы понять, уяснить для себя одну простую вещь. Этот человек восемь лет подряд был президентом Республики Молдова. Так неужели за все эти восемь лет он не заслужил от нас ни одного, пусть не доброго, но хотя бы нормального человеческого слова? Не говоря уже об элементарном уважении.

И когда я говорю «от нас», не имею в виду тех мальчишек и девчонок, которым в 2001 году было по 4, 5 и 6 лет, а за восемь лет они успели превратиться в самых ярых борцов с коммунизмом. Я говорю о тех из нас, из чьих уст не прекращается поток грязи и желчи, выливающийся на Владимира Воронина и его партию.

Понимаю, что руководство было не идеальным, что были допущены порой непростительные промахи. Но ведь этого невозможно было избежать. Да и каким могло быть руководство страной, особенно в самом начале. Вспомните 2001 год. На мой взгляд, тогда даже сами коммунисты испугались свалившейся на их головы победы на выборах: команды не было, экономика находилась, как сейчас принято говорить, ниже плинтуса, все зарубежные интернет-сайты в то время «смаковали» только одну цифру – Молдова самая бедная страна в Европе с минимальной зарплатой то ли в 4, то ли в 5 долларов… Более того, мне кажется, что сами оппоненты коммунистов в 2001 году хлопали в ладоши от радости, что им удалось избавиться от власти…

Скажу больше. Чтобы вспыхнувшие в начале материала «аплодисменты» начали медленно переходить в «бурные и несмолкающие овации», выскажу свое сугубо субъективное и чисто личное мнение. Никому его не навязываю, но больше чем уверен: очень много людей в нашей стране придерживаются именно такого же мнения. Если бы с 1989 года по сегодняшний день мы не занимались, как писал один журналист, «выращиванием цветочков» для мостов через Прут и демонтажем колючей проволоки на границе с Румынией, а попутно, время от времени, внося свою непосильную лепту в строительство «берлинской стены» между Молдовой и Россией, и если бы в Молдове за все эти годы нашелся хотя бы с десяток таких людей, как Владимир Воронин, мы не стали бы сегодня с утра до вечера слушать, читать и лицезреть политические юморески, а иногда и грубый юмор в исполнении известных всем нам политических персон.

Убежден: при таком раскладе сил, мы бы имели сегодня Одну, Единую на всех Молдову– не политическую партию с таким же названием, а нашу с вами родную и неделимую Молдову, без старших братьев и младших сестер-советчиков, но зато с надежными и крепкими партнерами вокруг наших границ.

Скажете, что отдает диктатурой и волюнтаризмом? Спросите, где демократия? Боюсь, что не соглашусь с такими вопросами. Потому что большинство людей между жизнью в хаосе и нищете (да при полных карманах демократии) и жизнью в дисциплине, достатке, но с человеческим достоинством в глазах каждого гражданина, наверняка бы выбрали второе.

Да и вряд ли стоит ставить на одну чашу весов волюнтаризм и диктатуру и требовательность и дисциплину. В первом случае мы получим Северную Корею, а во втором – абсолютно правовое, цивилизованное и демократическое европейское государство. Естественно, при полном и неукоснительном соблюдении со стороны властей законодательства, законов свободы средств массовой информации и жизнедеятельности основных демократических институтов.

Уверен, что именно такое государство и начал строить Владимир Воронин.
Потому что, если бы во время восьмилетнего президентства из его уст прозвучал хоть один намек на лозунг «Либерализм – вон из Молдовы!», можно было бы с чистой совестью обвинять его в диктаторстве и волюнтаризме, да и с демократией распрощаться. И уверенно шагать в сторону корейских горных вершин. Но ведь не прозвучал же. Более того, он отдал власть (по демократическим, заметьте, законам), имея эту власть, грубо говоря, в кармане в апреле прошлого года. Так в чем же его волюнтаризм и диктаторство?

Не будем, однако, о грустном, о сослагательном, о том, чему не суждено было сбыться. Все мы люди, и прекрасно понимаем, как мы обычно относимся к тому или иному человеку, особенно к таким личностям, как третий президент Молдовы. Да и вообще к людям, побывавшим на вершине государственной власти. Пока такой человек жив, мы постоянно норовим казаться самыми умными, самыми честными, справедливыми и крутыми парнями. Да еще и самыми желчными. Пусть знают наших!

Мы вдруг начинаем «прозревать» и видеть в нем замечательного, прекрасного человека, удивительного семьянина, друга только тогда, когда человека уже нет с нами. И так старательно подыскиваем ласковые и нежные слова любви и преданности, что даже самим себе не становится противно и стыдно от этого акта насилия над собой. Нас всевышний одарил великолепным и непревзойденным качеством: видеть в таких людях, как Владимир Воронин только отрицательное, только то, какой он, этот Василий Алибабаевич, нехороший человек, вор, преступник, и коммуняка… И повторять на каждом шагу, как он ворочал миллионами и как и сейчас продолжает купаться в роскоши.

Не поленитесь, откройте некоторые странички газет годовой или трехгодовой давности, а можете полистать газеты посвежее, с еще не успевшей высохнуть типографской краской, и постарайтесь посчитать, сколько раз Владимира Воронина и Партию коммунистов отождествляли с преступниками. Спросите, зачем?

А затем, чтобы убедиться, что мы обитаем в стране, где принцип презумпции невиновности заменен беспределом, где органы правопорядка делают выводы на основе газетных публикаций, и где во время отсутствия легально избранного президента издаются больше всего президентских указов…

Н-е-е-ет, боже упаси! Это когда речь идет о нас самих, о собственных персонах, мы начинаем давить на корректность, на презумпцию невиновности, на законность и на прочую атрибутику, но когда речь заходит о Владимире Воронине, нам позволительно все, и эти принципы почему-то куда-то исчезают.

Нам абсолютно нет дела до того, что любая сказанная или написанная «талантливой» журналистской рукой слово, ударяет в первую очередь не по коммунисту Воронину, не по третьему президенту страны, а по человеку Владимиру Воронину. Ударяет по его семье, по его детям и внукам. Ударяло, в конечном итоге, по его родителям. Нам главное доказать всему миру, и конечно же всеми обожаемой нами Европе, какие мы боевые, твердые, принципиальные и честные борцы с комуняками. Там оценят наши «боевые» заслуги!

За восемь лет президентства Владимира Воронина в так называемой свободной и независимой прессе я не прочитал ни одного нормального слова в адрес этого человека. Иногда даже начинаю задумываться: неужели за все восемь лет президентства он ничего не сделал для этой страны? Неужели все восемь лет он только и делал, что «сколачивал» свои миллионы, о которых не устают повторять все «эксперты» от журналистики? К слову сказать, даже тогда, когда он вытащил из приднестровской тюрьмы человека с более чем темной и сомнительной «революционной»биографией, Илие Илашку, в его адрес звучали одни пасквили. И ни одного слова благодарности. В том числе и от самого освобожденного Илашку, ныне гражданина Румынии. И, наконец, не спросить: если он вор и преступник, как они утверждают, то не могли бы вы мне сказать, почему до сих пор Воронин пользуется такой популярностью в стране? Неужели у нас так любят воров?

Есть еще один довольно любопытный нюанс. Вы никогда не испытывали желания спросить, почему за этих «воров» коммуняк почти всегда голосует полстраны? И отнюдь не только пожилое население. А может это попытка той же половины населения разобраться, в чем причины отсутствия толерантности и понимания в обществе?

На моей памяти хорошие слова при жизни говорили только об одном единственном человеке. Его звали Петром Машеровым. Был он первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии. И с тех пор не могу найти ответа на вопрос: неужели до Машерова (и после него) нашей великой страной (той, разумеется, страной) руководили одни негодяи, сволочи и паразиты? И стоило только этим «негодяям» уходить в мир иной, как они становились человечными, добрыми, сердечными, а мы, задыхаясь в собственном лицемерии, пели им дифирамбы, воздвигали памятники и называли их именами пароходы и поезда. Чтобы спустя годы снова устраивать судилища, но теперь уже над их могилами…

Спасибо всем, кто дочитал до конца. Но… Продолжение следует…

Надеюсь…

Михаил Визитиу

Обсудить