Свой «кризис среднего возраста» Лупу превратил в кризис Молдовы

Практически, мы—ровесники. Нам около 45-ти. И почти одновременно вступили в период, называемый «кризисом среднего возраста» у мужиков. Но, судя по итогам этого вступления, последствия нашего перерождения оказались разными.

«Кризис среднего возраста—тех, кому за 40».
Кто-то спивается, кто-то заводит новую семью,
кто-то уходит в деревню, а кто-то
ввергает страну в хаос.

«Ну, вот и стал я ужасно взрослым,
телесно грузным, душевно косным…»

В течение года, анализируя те или иные поступки «двухметрового парня», я чаще понимал его поступки и мотивацию, чем не понимал. Понимал, но не принимал. Пару раз нарвался на резкую критику и нападки оппонентов из прокоммунистического стана, которые сочли меня за ЕГО человека, за члена ЕГО команды. Но селяне не могут быть чьими-то. Это люди—активные в работе, но малоактивные в политике, если только не довести их до полной ручки, заставив взяться за вилы. В моём случае – «за перо».

Практически, мы—ровесники. Нам около 45-ти. И почти одновременно вступили в период, называемый «кризисом среднего возраста» у мужиков. Но, судя по итогам этого вступления, последствия нашего перерождения оказались разными.

По мнению психологов, возрастные кризисы обусловлены, прежде всего, разрушением привычной социальной ситуации развития. А если к этому добавить одновременное разрушение привычной экономической и политической ситуации развития, то мы практически получаем гарантированное попадание «в штопор» целого поколения мужиков.

Вспомним 2009-й год. На дворе бушует мировой экономический коллапс. Рушатся мировая финансовая система, валюты и экономики ряда стран. Одновременно Молдова вступает в предвыборную кампанию, апофеозом которой стало 7 апреля, горящие здания в центре города, повергнутое в шок общество. Разрушены представления о Молдове, как об островке стабильности, согласия и терпимости, представления о возможном дальнейшем поступательном движении страны к укреплению своей государственности. В это время целая плеяда видных или влиятельных людей Молдовы (Лупу, Плахотнюк, Шелин, Стратан, Лазэр, Лянкэ, Филат) вступает в кризисную зону среднего возраста. Им всем—за сорок. Все эти ребята достигли некоего потолка, когда вроде бы и силы есть, и опыта не занимать, и статус некий в обществе достигнут. Но, видимо, для каждого из них это не тот потолок и не тот статус. «Полжизни уже ушло», сил потрачено немало, а привычная среда обитания, привычная ситуация развития, фактически приказала долго жить.

Часто объем проблем, свалившихся внезапно на плечи мужчины в самом расцвете сил, ставит его в тупик. Кого-то навсегда—мужик впадает в беспросветную депрессию, спивается или подсаживается на наркоту. Кого-то—на время. Кто-то способен сам найти выход из этого тупика, кого-то ведут за ручку. Кто-то бросает город и уходит в деревню, лес или кругосветку, кто-то бросает или меняет работу и уходит в бизнес, кто-то бросает бизнес и идёт в политику, кто-то разрушает семью и находит себе молоденькую жену, а кто-то остаётся в политике, но разрушает партию и находит себе нового «босса и спонсора». И всё бы ничего, если бы не последствия этих «поисков себя», попыток лихорадочно заполнить свою жизнь чем-то суетным, подчас добавляя нам и себе этим новые проблемы.

В действиях Лазэра и Лянкэ можно найти какой-то позитив, хотя бы для них лично, в вопросе самореализации, хотя достижения их в экономике и внешней политике весьма спорны. Результатом действий Филата стало появление новой партии и изменение расклада сил на политическом Олимпе, организация надёжного сбыта табачной продукции и улучшение благосостояния таможенных служб, хотя это вряд ли добавило очков стране в глазах европейского сообщества и уменьшило бедность простых граждан.

Стратан косвенно помог в дальнейшей раскрутке семьи Стратан, всеми нами любимого исполнителя своих песен и его дочки Клеопатры. Плахотнюку видимо надоело делиться «честно заработанным» и строить то монастыри, то восстанавливать какие-то комплексы, т.е. выполнять указания «старика», зато из страха возврата Воронина и потерять ВСЁ, он вспомнил о нуждах населения (надолго ли?), открыл благотворительный фонд и народу хоть что-то перепало с барского стола. Шелин решил стать услышанным со своими креативными проектами, затащить китайский миллиард в страну, и не дал исчезнуть из людской памяти понятия «социал-демократическая партия».

А вот в действиях господина-товарища Лупу я не нахожу ничего позитивного, кроме желания шагнуть с одной должности на другую. Человек за восемь лет пребывания во власти и пяти лет в партии коммунистов не сумел сколотить хотя бы маленькую группу своих единомышленников, способных претворить его идеи в жизнь внутри партии (если таковые были?). Ему далеко даже до Унтилэ, который попытался переломить ситуацию в партии Урекяна, а после провала вышел из АМН и создал свою. Лупу ушёл ОДИН.

И этот ОДИН вдруг решил стать Президентом ВСЕЙ СТРАНЫ!

Нахождение Мариана в кресле Спикера в течение четырёх лет и за столом переговоров после 7 апреля, почему-то навело его на мысль, о своей исключительности и незаменимости для страны. Хотя, я думаю, что в бȯльшей мере этому способствовал г.Дьяков. Самолюбование собой в зеркале превратилось в самолюбование собой на всех улицах и площадях. Это уже очередной признак «кризиса».

Человек в этом состоянии не способен трезво и адекватно оценивать свое положение. При этом кризис может сопровождаться двойственными позициями по отношению к окружающей действительности, частой сменой настроений от депрессивных до эйфорических, сниженной или завышенной самооценкой и непоследовательностью действий и мыслей.

Чтобы не наделать глупостей и «не наломать дров», Тимур Samsung (Panasonic) в своё время превратился в Тимура Селянина. Фирма продолжает работать, сохранился коллектив, я не перешёл к конкурентам и даже не открыл, вопреки ожиданиям всех, свой бизнес. Я взял отпуск за свой счёт от «их» городской жизни и забурился в село. А вот Лупу Спикер решил превратиться в Лупу Президента, но превратился в Лупу Трэдэтор. Превратился из №2 у Воронина, в №2 у Гимпу. Страшная метаморфоза.

Свой возрастной кризис, свои метания вправо-влево он превратил в политический кризис ВСЕЙ СТРАНЫ, в кризис для всей Молдовы. С ним она «попала».

И зачем нашему избирателю ТАКОЙ политик?

Дьякову ТАКОЙ нужен. Он за портретом Мариана на деньги Плахотнюка и К* пытается скрыть, свою старую Демократическую партию, набравшую на выборах прошлого года 3%. ДПМ ничего не дала избирателям, зато сдала либералам страну в концессию на целых полтора года. И заразила такой страшной болезнью прослойку управленцев и партийных аппаратчиков, как луповщина (распространяется через межпартийные поцелуи). Смена партийной лэйбочки стала нормальным явлением в городах и сёлах. А желание быть на службе у власти или во власти, вне зависимости от её цвета, превалирует над всеми идеологическими и этическими соображениями.

Судя по настроению людей, а не по заказным социологическим опросам, коммунисты на этот раз наберут больше половины голосов. Отношение Воронина к Лупу, собственно, и всех партийцев, мы знаем. Шансы на попадание демократов в Парламент сомнительны, а возможное сотрудничество демократов и коммунистов ещё под бȯльшим сомнением, если не сказать, что вообще отсутствуют. Поэтому и перспективы у перебежчиков и активистов движения «голосуй за М. Лупу» ни-ка-ки-е.

ps. За год мы увидели, кто есть кто, кто сколько стȯит, и чего стȯят Молдове поиски себя взрослых мальчиков, тех, кому за сорок. Спасибо Мариану. Но предлагаю на этом «спасибо» и ограничиться. Хоть и дорого он обходится своему спонсору, но голосов наших он не стȯит. На кону будущее Молдовы, наше будущее.

Тимур СЕЛЯНИН - 45 лет.



Обсудить