Наша землячка Вика Чембарцева завоевывает Вечный город

Виктория Чембарцева, поэт из Молдовы, одержала победу в Международном конкурсе молодых русских стихотворцев зарубежья «Ветер странствий», финал которого состоялся в Риме.

Чембарцева – имя для русской поэзии Молдовы сравнительно новое. Год назад она приняла участие в Форуме молодых писателей России и вошла в Ассоциацию русских писателей Молдовы. Имя поэтессы фигурировало в лонг-листе литературной премии им. Астафьева. В 2010 году Виктория – лауреат Международной литпремии «Серебряный стрелец», номинируется со стихами и прозой в других творческих состязаниях формата СНГ и России, печатается в Москве, Петербурге, Смоленске, Симферополе, Владикавказе, Грозном, ну и, конечно, в Кишиневе. Но самое главное – в этом году вышла дебютная книга стихов Чембарцевой «Тебе», где, судя по всему, представлены едва ли не все грани поэтического таланта автора.

Явление такого одаренного автора - уж точно подарок нашей культуре и литературе, тем более, что литература сама по себе уже давно не мэйнстрим, ее классики перестали быть для нового поколения мерилом жизни, поэты уже не могут рассчитывать на стадионы, на смену им пришла теснота библиотечных залов с весьма однородным контингентом слушателей.

Сегодня многие творцы прозы вынуждены зарабатывать себе на хлеб созданием бездушных «фишек», под красивой оберткой которых нет ни духа литературы, ни большой значимости для национальных культур. А в поэзии - помимо дежурных, искусственных "страстей", пышно расцвели местечковость и графомания.

Вопреки нынешним тенденциям, русская литература Молдовы обрела много ярких имен, одни из которых незаслуженно забыты, другие – запомнились широкой общественности в несколько иных ипостасях – журналистов, фотографов, филологов, архитекторов и даже экономистов.Тем ценнее факт, что поэзия в Молдове не умерла, в республике появляется новое оригинальное поэтическое творчество на русском языке, все чаще и чаще замечаемое не только в родной Молдове, но и далеко за ее пределами – в странах, никогда не входивших в orbis russica. И новое политическое имя – это всегда событие!

По крайней мере, все, что опубликовано в сборнике Чембарцевой - не ставшая традиционной «женская» поэзия, изрядно подпортившая репутацию современному русскому стиху. Это и не подражание Серебряному веку, которым болеет большинство лириков. Это свой, самостоятельно созданный мир автора, выстраданный в одних ему известных думах и переживаниях. В каждой строчке – стремление обособиться, отделиться от окружающей среды, и в то же время – эмоциональный яркий всплеск, когда эта среда перестает быть враждебной или чужой.

Чембарцева не изобретает новых форм, этакое «нечто», чтобы удивить читателя. Она просто прислушивается к своим чувствам и… пишет – искренно, свежо, не вторично, не подражательно. Каждый образ – это один из фрагментов нашей жизни, увиденный, испитый, пережитый "до дна", как в замедленной съемке, или схваченынй на лету в режиме стоп-кадра.

Автор – собрат лирического героя. Сюжет – лишь одна нить в ткани ее стихов. Любое знание не выставлено напоказ, а тихо ждет, пока кто-нибудь из читателей, оказавшись «братом по разуму», не заметит "случайно оброненное" – тонкое, яркое, интеллектуальное.

Лирический герой Вики Чембарцевой – человек, приближающийся к середине жизненного пути, принявший царящую вокруг суету как данность, но свято хранящий внутри себя гармонию. Ту гармонию, при которой и одиночество не ранит душу, и потери – лишь этапы бытия.

За ровным ритмом и еле слышным звучанием рифм, складным слогом и мозаикой чуть эмалевых, но ясно прочерченных образов, встают истории из жизни, долгие размышления о том, что и зачем нам дано. Автор как бы стремится стать той призмой, которая пропускает через себя поток чистого света, преломляя цвета. И каждое яркое пятно цвета занимает свое законное место.

Как, например, здесь:

отражение птицы застыло в раскрытых глазах –
это время призвало бездомную душу цыгана...
вознесутся в балканское небо, звеня, голоса:
запоют «Эдерлези» мальчишки. огни Джурджевдана
поплывут по весенней реке. и заплачет старик,
утирая украдкой лицо рукавами рубахи.
и зайдется от кашля старуха, когда раскурив
деревянную трубку свою, поперхнется. девахи,
что красивее всех и бойчее, монистом звеня,
закружатся юлой в разноцветном безумии юбок.
и на вертелах женщины жарят сегодня ягнят.
и баро, не спеша, поднимает за табор свой кубок.
и игре музыкантов завидуют на небесах:
потому ли, что ярко начищены медные трубы,
потому ли, что громче играют?..
...застыло в глазах
отражение птицы и тронуты холодом губы.
это степень свободы, когда даже к смерти на ты;
если праздник – что смерть,
если смерть отмечают, как свадьбу;
если Родина, дом и земля – подвесные мосты,
что кочующий ветер трясет, как кибитки. и знать бы:
если в черных застывших глазах отражение птиц
на холодной сетчатке белеет своим опереньем, –
может, нет для цыгана меж жизнью и смертью границ?
и летит, словно белая птица, цыганское время…

Николай Костыркин, Новости-Молдова

Обсудить