ПКРМ: закат или возрождение?

Если же лидеры ПКРМ и ДПМ, вопреки воле большинства граждан страны и в силу разных «мелких обстоятельств», в первую очередь, сугубо субъективных факторов, к такому союзу не готовы, то пусть покупают горшочки с «землёй Бессарабии» и бегут в Бухарест...

Повторные досрочные парламентские выборы в Республике Молдова, как известно, состоялись 28 ноября 2010 года и сегодня, как и следовало ожидать, одной из самых излюбленных тем местных и зарубежных экспертов и журналистов стало обсуждение их итогов и прогнозирование предполагаемых изменений в расстановке политических сил во власти и в оппозиции.

Оценки, выводы и прогнозы существенно разнятся, что вполне естественно, учитывая нередкую ангажированность, а также личные симпатии и антипатии аналитиков, но есть, однако, и некоторые общие, во многом схожие взгляды на результаты голосования и дальнейшее развитие политической ситуации в стране.

Прежде всего, практически всеми экспертами отмечается значительный рост электорального рейтинга ЛДПМ, который можно объяснить несколькими основными причинами.

Во-первых, ему способствовала чрезвычайно активная пиар- кампания как реальных, так и мнимых достижений правительства лидера ЛДПМ, премьер-министра Владимира Филата. Всё более или менее хорошее и полезное, что было сделано за этот период четырёхпартийной командой АЕИ, фактически, было объявлено достижением лишь одной партии – ЛДПМ, и одного человека – её лидера, премьер-министра Филата, а вот всё плохое, неудачное и конфузное, напротив, было списано либо на предшественников во власти – Партию коммунистов, либо на некоторых партнеров по правящей коалиции.

Во-вторых, возымело своё действие тотальное использование командой лидера ЛДПМ Владимира Филата административного ресурса, а это, как известно, в условиях Молдовы всегда прибавляет тому, кто этим ресурсом располагает и манипулирует, от 5 идо 10 процентов электоральной поддержки.

В-третьих, ЛДПМ умело использовала в своих интересах активное голосование граждан Молдовы, находящихся за её пределами. Обращает на себя внимание тот факт, что дополнительные избирательные участки были, в основном, открыты именно в тех странах, где ЛДПМ (и отчасти ЛП) могли получить наибольшее число голосов электората в свою поддержку. На пользу ЛДПМ пошло разрешение голосования студентов не по месту жительства, как прежде, а в «любом месте», где они находятся. Всё это, даже без использования прямой фальсификаций (которую также нельзя не учитывать), могло добавить партии Владимира Филата не менее 3% электоральной поддержки.

Понятно, что в специфических условиях нынешней избирательной кампании это весьма значительный прирост. Если же учесть ещё и подозрительно большое количество проголосовавших по дополнительным спискам, предполагающее факты повторного голосования одних и тех же лиц на различных избирательных участках, то это ещё пара процентов дополнительно к электоральному результату ЛДПМ.

Яснее ясного при этом, что эти проценты, добавляясь к результатам правых партий, одновременно работали на понижение результата ПКРМ.

В-пятых, ЛДПМ в своей предвыборной программе сделала главный упор на социально-экономический аспект, сознательно избегая острых и болезненных идеологических проблем (унионизм и румынизация, вступление в НАТО, вывод Российской армии из Приднестровья и т.д.).

В-шестых, избирательная кампания ЛДПМ была по-настоящему яркой, изобилующей оригинальными находками и нетривиальными ходами, информативно насыщенной. Руководство ЛДПМ, в частности, не пожалело средств на красочные уличные билборды, вследствие чего предвыборная реклама ЛДПМ красовалась чуть ли не на каждом перекрёстке, была доступна взгляду больших масс людей, что усилило «эффект узнаваемости» партии и её лидера.
Весьма грамотно штаб ЛДПМ подошёл к использованию листовок. Они были лаконичными по тексту, но выразительными по смыслу, так как содержали все основные пункты предвыборной программы партии.
Были достаточно удачно, на хорошем профессиональном уровне сняты и агитационные видеоролики ЛДПМ.
Широко использовались в избирательной кампании ЛДПМ также концерты и телефонная агитация.
Получив доступ к базе данных граждан страны, ЛДПМ активно распространяла «директ-мэйлы», то есть специальную форму адресной агитации, рассылаемой электорату в конвертах, по индивидуальным адресам.

В-седьмых, ЛДПМ удалось создать эффект своего «смещения в центр» политического спектра и за счёт этого получить голоса части центристских и неопределившихся избирателей. Этот эффект «смещения в центр» был создан ЛДПМ за счёт:
- «футбольной дипломатии» Владимира Филата и его встреч с лидером Приднестровья Игорем Смирновым, которые принесли определённый позитивный эффект: было возобновлено движение поезда по маршруту Кишинёв – Одесса;
- встречи с премьер-министром Российской Федерации Владимиром Путиным незадолго до выборов на саммите глав правительств стран СНГ в Санкт-Петербурге, которая была представлена в подконтрольных ЛДПМ молдавских СМИ в качестве «эксклюзивной встречи» Путина с Филатом.

В-восьмых, ЛДПМ получила мощную поддержку со стороны Румынии, США и Евросоюза. В частности, сыграли весьма значительную роль в повышении рейтинга ЛДПМ и её лидера визит в Кишинёв глав правительств ряда стран ЕС, встреча Филата с канцлером Германии Ангелой Меркель, рекомендация Совета ЕС по иностранным делам для Еврокомиссии по подготовке либерализации визового режима для граждан Молдовы, а также подписание с Румынией договора о приграничном режиме.

В-девятых, имеется достаточно много достоверной информации о том, что ЛДПМ активно использовала, особенно в сельской местности такой действенный способ воздействия на избирателей, как «благотворительность с подтекстом», граничащую подчас с прямым подкупом.

Надо честно признать, что штаб и активисты ЛДПМ выжали всё, что могли, из этих способов и приёмов, а также создаваемых при их помощи предвыборных ситуаций. В итоге партия Владимира Филата набрала 29.4% и имеет сегодня 32 депутатских мандата, превысив свой прошлый показатель в два раза. Это безусловный успех ЛДПМ.

Сложнее послевыборная ситуация у ДПМ Мариана Лупу, противоестественный союз которой с унионистом и русофобом Михаем Гимпу явно не добавил ей популярности.

Несмотря на очень значительные финансовые затраты в ходе минувшей избирательной кампании и предельно активное использование медийного и частично административного ресурсов (во многих регионах Молдовы Демпартия контролирует исполнительную власть), её электоральный результат оказался, мягко говоря, весьма далёк от ожидавшегося.

В то же время, следует отметить, что не наблюдается и сколько-нибудь существенного падения уровня электоральной поддержки ДПМ.

Чрезвычайно мощная, фактически тотальная, избирательная кампания, а также высокая степень личной узнаваемости и популярности лидера ДПМ Мариана Лупу, которыми он обязан, прежде всего, своему четырехлетнему пребыванию в должности спикера парламента, в определённой мере компенсировали существенный негатив фактора её сотрудничества с правым маргиналом Михаем Гимпу и не дали Демпартии провалиться.

Значительно способствовало сохранению электоральной поддержки Демпартии и открытое присоединение к ней известного в Молдове крупного бизнесмена Влада Плахотнюка, а также поддержка, оказанная Мариану Лупу рядом видных российских политиков, в частности, председателем Госдумы РФ, председателем Высшего совета правящей в России партии «Единая Россия» Борисом Грызловым.

Определённо сыграла свою роль и открытая поддержка ДПМ со стороны популярных звёзд молдавской эстрады, а также весьма грамотное изготовление и массовое распространение агитационной газеты «За Молдову!», в том числе в таких людных местах, как рынки и автовокзалы.

В результате всех этих усилий ДПМ имеет сегодня 12.7% голосов электората в свою поддержку и 15 депутатских мест в парламенте.

Что касается Либеральной партии, то она на сей раз получила меньше мест в парламенте, чем в июле 2009 года, но, тем не менее, сохранила свой статус парламентской партии.

Впрочем, сегодня всем в Молдове уже стало окончательно ясно, что это были последние выборы, в которых Михай Гимпу участвовал в роли председателя Либеральной партии, так как без смены нынешнего консервативного, замшелого, догматичного и не подающего никаких надежд на возможность трансформации своих политических взглядов и пристрастий в соответствии с духом времени лидера, у этой партии нет сколько-нибудь благоприятной для неё электоральной перспективы.


Либеральная партия получила по итогам минувших выборов 10%, голосов электората, что обеспечило ей 12 депутатских мест в новом парламенте.

Особая тема – это перешедшая после июльских парламентских выборов 2009 года в оппозицию ПКРМ, целых восемь лет (в 2001 – 2009 годах) бессменно находившаяся во власти в Молдове.

Сегодня нередко можно слышать мнения о том, что результаты ноябрьских выборов 2010 года якобы свидетельствуют о её поражении.

С этими выводами нельзя согласиться, так как партия Владимира Воронина по итогам минувших парламентских выборов заняла первое место: за нее проголосовали свыше 676 тысяч избирателей, она получила 42 депутатских мандата.

И, тем не менее, многие эксперты и журналисты упорно пишут и говорят о «поражении ПКРМ». Чем можно объяснить этот странный феномен?

Прежде всего, это связано с тем, что весьма длительный период времени на парламентском уровне ПКРМ была партией-одиночкой. Она не входила в коалиции или в блоки с другими партиями.

В общем и целом, это можно понять, так как ПКРМ вполне хватало своих депутатов для формирования властной вертикали. А если и не хватало, как это случилось в 2005 году при избрании президента, то ей удавалось найти недостающие голоса в других партиях, не беря при этом на себя никаких обязательств по созданию правящей коалиции с теми, кто эти голоса ей предоставил.

В результате у ПКРМ появился своеобразный «политический эгоизм», который сыграл с ней очень злую шутку в апреле 2009 года при избрании президента, когда у партии Владимира Воронина не хватило всего одного единственного голоса для избрания главы государства.

По этой причине ПКРМ пришлось согласиться на роспуск только что избранного парламента, в котором она имела 60 депутатских мандатов из 101, и пойти на досрочные парламентские выборы в июле 2009 года, завершившиеся для неё крайне неудачно.


Так что же, выходит, правы те эксперты и аналитики, которые говорят о «падении» ПКРМ, о её «закате»?

Думается, однако, что всё в этом вопросе далеко не так просто и однозначно.

Да, действительно, в июле 2009 года на парламентских выборах за ПКРМ проголосовало 706 тысяч избирателей, а в ноябре 2010 года это количество уменьшилось до 676 тысяч, то есть партией Воронина было потеряно 30 тысяч избирателей.

Урон весьма значительный, но при этом интересно проанализировать, в каких конкретно местах были «потеряны» ПКРМ эти голоса.

Это очень важно, так как, параллельно с общим уменьшением электоральной поддержки в целом по Молдове, одновременно наблюдается рост числа голосов, отданных за неё на выборах в муниципии Кишинев. Увы, как это ни удивительно для многих оппонентов ПКРМ, но молдавская столица заметно «покраснела».

В Кишиневе, где у власти находятся правые партии, где мэром является ультраправый политик, вице-председатель ЛП Дорин Киртоакэ, за Партию коммунистов проголосовали в 2009 году 141 тысяча избирателей, а 28 ноября 2010 года – уже около 174 тысяч. Это, прежде всего, очень хорошая заявка ПКРМ на победу своего кандидата на должность генерального примара Кишинёва на муниципальных выборах в 2011 году.

Но если в столице у ПКРМ прибавилось сторонников, то в сельской местности, где электорат заметно менее образован и существенно менее информирован, чем в городе, Партия коммунистов, вопреки надеждам её руководства на прежние симпатии селян, понесла потери.

Почему это произошло? Есть несколько версий, объясняющих причины этой неудачи ПКРМ.

Во-первых, немалая часть чиновников, ранее «солидарно» голосовавших за правящую ПКРМ, после её перехода в оппозицию «автоматически» перешли к новой власти, прежде всего, к ЛДПМ Владимира Филата. А это ведь не только сами чиновники, но также их родные и близкие, и вообще все те, кто по жизни или работе с ними связаны.

Причём именно в сельской местности от расположения чиновника зависит гораздо больше, чем в городе. На селе к его мнению обязательно прислушиваются, от него зависят, с ним приходится считаться, так как он здесь – и власть, и закон.

Во-вторых, в сельской местности в ходе избирательной кампании произошло одно немаловажное событие, которое существенно повлияло на выбор избирателей. Это масштабные «благотворительные акции», проведённые одной из ведущих правых партий.

Есть достоверная информация о том, что активисты этой партии завозили в сёла и распределяли здесь тонами рис, сахар, другие нужные крестьянам продукты и предметы первой необходимости, выдавали им наличные деньги в сумме от 300 до 600 леев на одного избирателя.

Весьма сомнительно, конечно, что кто-то будет серьёзно расследовать все эти факты подкупа электората, но, безусловно, на часть сельского электората эта тактика оказала соответствующее влияние.

Кстати, именно этим можно объяснить и несоответствие между ростом электоральной поддержки ПКРМ в Кишиневе и её падением в сельской местности.

Дело в том, что в городе такой наглый подкуп электората практически невозможен, а вот в селе, напротив, нищие и не слишком разбирающиеся в политике крестьяне достаточно легко «заглотнули наживку» и дружно проголосовали за те «добрые» к ним партии, которые сделали им реальные, материально осязаемые «подарки», а не просто обещали «счастья и процветания» после выборов.

В-третьих, на досрочных парламентских выборах в июле 2009 года участниками электоральной гонки выступали, в основном, только партии, прошедшие в парламент в апреле этого же года.

А вот на ноябрьских досрочных парламентских выборах 2010 года электоральных соперников было гораздо больше – 20 партий и 19 независимых кандидатов. Часть из них, безусловно, забрали голоса у ПКРМ.

Например, на этих выборах баллотировались несколько партий и независимых кандидатов с весьма близкими к ПКРМ программами и идеологическими установками:
- Гуманистическая партия (ГП) Валерия Пасата, активно использовавшая пророссийские и православные лозунги, которая получила более 15 тысяч голосов избирателей;
- Партия «Единая Молдова» (ЕМ) во главе с бывшим высокопоставленным членом ПКРМ Владимиром Цурканом, получившая 8,2 тысячи голосов;
- Движение «Равноправие» под руководством Валерия Клименко, которое 29 июля 2009 года поддержало ПКРМ, а на этот раз выступило самостоятельно и получило 1,8 тысяч голосов;
- Независимые кандидаты левой ориентации, не участвовавшие в выборах 29 июля 2009 года: Майя Лагута (1,8 тысяч) и Виктор Степанюк, в прошлом один из лидеров ПКРМ (1 тысяча голосов).

В-четвёртых, многие голоса электората были потеряны (а самое главное, не были добавлены новые!), из-за отсутствия у списках Партии коммунистов общенационального лидера, который мог бы претендовать на пост президента Молдовы.

Председатель партии Владимир Воронин не мог больше претендовать на этот пост из-за ограничений, которые накладывает на него Конституция Республики Молдова, а другого равнозначного кандидата на этот пост партия не подготовила.

Два наиболее вероятных преемника Владимира Воронина и весьма перспективные политики – Игорь Додон и Юрий Мунтян – ещё не достигли 40-летнего возраста.

В-пятых, не вызывает никакого сомнений тот факт, что какая-то часть голосов электората была потеряна ПКРМ также из-за того, что Россия, которая раньше практически открыто её поддерживала, на этот раз глухо молчала о своих предпочтениях на протяжении всей избирательной кампании и вспомнила о выборах в Молдове всего за несколько дней до завершения избирательной кампании.

Да, конечно, заметно оживившиеся за неделю до выборов российские СМИ (это было явно не случайно!) не скрывали своего доброжелательного отношения к ПКРМ. Но драгоценное время было потеряно - за несколько дней до выборов вряд ли можно было сколько-нибудь существенно повлиять на настроения электората в Молдове.

К тому же, правящий Альянс тут же принял «надлежащие меры», чтобы информация из российских СМИ не дошла до граждан Молдовы, запретив трансляцию российских новостных программ в стране, в то время как румынские СМИ чувствовали себя в Молдове предельно вольготно и открыто и жестко поддерживали в своих чуть ли не круглосуточных «аналитических» программах ЛДПМ и ЛПМ.

В-шестых, часть примаров в регионах Молдовы от ПКРМ были жёстко шантажированы и просто запуганы «зондеркомандами» некоторых электоральных конкурентов партии Воронина. Им было прямо заявлено, что если вверенные им населенные пункты не дадут голоса «кому надо», то у них «будут крупные проблемы». Известный случай с избиением экс-главы СИБ РМ, кандидата от ПКРМ Артура Решетникова служил весьма ярким подтверждением и убедительным аргументом при такого рода запугиваниях.

В-седьмых, массовый размах приняли акции по дискредитации и компрометации ПКРМ со стороны партий власти. Буквально ежедневно в подконтрольные им СМИ вбрасывались мнимые «факты» коррупции тех или иных депутатов Партии коммунистов, публиковались «чёрные списки» якобы «морально коррумпированных» кандидатов в депутаты, большинство которых, как и следовало ожидать, были представителями ПКРМ. Списки эти были составлены в недрах всевозможных НПО, существующих на западные гранты и практически открыто симпатизирующих ЛДПМ и ЛП.

В-восьмых, по совершенно непонятной причине ПКРМ отказалась вдруг от такого испытанного и эффективного средства предвыборной агитации, как наружная реклама, в то время как другие партии чрезвычайно преуспели в этом.

Между тем, международный опыт проведения избирательных кампаний убедительно свидетельствует о том, что наружной рекламой ни в коем случае нельзя пренебрегать. Её достоинство заключается в одновременном охвате максимально большого числа людей, значительном повышении эффекта узнаваемости партии, донесении её месседжа до максимально большой избирательной аудитории.

В-девятых, ПКРМ практически не использовала в ходе своей избирательной кампании внешний фактор. В частности, так и не были организованы встречи её лидера Владимира Воронина с ведущими российскими и европейскими политиками, хотя такая возможность существовала, поскольку ПКРМ входит в Партию европейских левых, имеющую свою фракцию в Европарламенте (35 депутатов), а также в ряде парламентов европейских стран.

Но значит ли всё это, что сегодня нет никаких перспектив у ПКРМ, что она, как пишут некоторые эксперты и журналисты, обречена на закат и постепенный уход с политической арены?

Трудно согласиться с теми, кто считает, что партия, которая на протяжение последних 5 избирательных кампаний регулярно получает от 670 до 795 тысяч голосов избирателей в свою поддержку и всегда обладает большинством депутатских мандатов в парламенте, может вот так просто взять, и исчезнуть с политической арены Молдовы.

Тем более в ситуации, когда у этой партии растет популярность в столице, где сосредоточен основной финансовый и интеллектуальный потенциал Молдовы.

Да, бесспорно, очень многое зависит от того, окажется ли она после этих выборов в составе правящей коалиции, или же снова уйдет в оппозицию.

В первом случае, она может нарастить свое влияние в стране как партия власти за счет административного ресурса, что добавит ей голоса электората в случае новых досрочных выборов.

Впрочем, не потеряется и не пропадет эта партия и в случае вынужденного нового ухода в оппозицию. Граждане Молдовы прекрасно понимают, что без наличия в стране сильной и мощной оппозиционной партии можно ожидать не только роста числа и масштабов злоупотреблений со стороны партий власти, но так ведь можно и страну потерять.

Более того, в том случае, если ДПМ Мариана Лупу снова откажется от союза с ПКРМ и всё-таки сохранит коалицию с Либеральной партией Михая Гимпу, этой партии грозит полный и окончательный отказ в поддержке со стороны Российской Федерации.

Случись этот политический конфуз, и будут сильно дискредитированы также и те известные российские политики, которые активно поддержали ДПМ и лично Мариана Лупу в ходе прошедшей избирательной кампании в Молдове.

ПКРМ в этом случае, если, конечно, сумеет сохранить свой имидж сильной партии с массовой поддержкой населения, будет иметь все шансы заручиться однозначной поддержкой со стороны Москвы.

Но, при любом варианте развитие событий, как взлет, так и падение ПКРМ будут зависеть не только от того, будет ли она у власти или же окажется в оппозиции. Как принято говорить в таких случаях, будущее ПКРМ в её собственных руках.

Скорее всего, если ПКРМ не продолжит процесс модернизации, который уже был начат, но затем приостановлен, то ей при любом сценарии развития событий, в более короткий или сравнительно длительный период, но все равно грозит упадок и уход с политической арены. Независимо от того, будет ли партия у власти или в оппозиции, ей нужно продолжить процесс внутренней модернизации.

ПКРМ предстоит сделать в самое ближайшее время следующее:

Во-первых, Партии коммунистов следует отладить систему выборов местных, региональных и республиканских лидеров через прямые выборы, когда высшие руководящие органы и кандидатов в органы власти совместно определяют все члены партии. В качестве удачного примера можно привести праймериз в гагаузской организации ПКРМ.

Во-вторых, ПКРМ необходимо четко выбрать ориентиры дальнейшего развития Молдовы. Речь идет о Конституционной реформе, которая давно назрела, реформе судебной системы, определения направлений развития связей с Россией, СНГ, ЕС.

В-третьих, ПКРМ необходимо продумать политику объединения с родственными партиями социалистической и социал-демократической ориентации.


В-четвёртых, ПКРМ необходимо учесть все ошибки, которые были допущены её руководством в нынешней избирательной кампании. В ходе будущих выборов необходимо будет сделать упор не только на встречи с избирателями, а на создание высококачественной агитационной продукции, доступной самым широким массам населения (листовки, газеты, билборды, видеоролики, агитационные палатки и т.д.).

В-пятых, ПКРМ должна серьёзно подумать над изменением названия, чтобы открыться для новых категорий граждан

В-шестых, ПКРМ должна намного активнее участвовать в управленческих процессах Партии Европейских Левых (ПЕЛ), расширить сотрудничество с Социнтерном, чтобы получить мощнейшую поддержку на уровне европейских структур

В-седьмых, ПКРМ должна модернизировать свой Устав, а также некоторые программные документы.

В-восьмых, ПКРМ должна осознать, что хотя она уже прошла через кадровое очищение (некоторые функционеры и члены покинули её в трудные времена), но ей пока не хватает притока интеллигенции, особенно тех её представителей, которые работают в области образования, здравоохранения, культуры, науки.
Работа с этой категорией населения, вовлечение её в партию, продвижение во власть, должна стать одной из первостепенных задач ПКРМ.

В-девятых, ПКРМ надо учиться работать в коалиции с другими партиями. Сегодня наиболее предпочтительным выглядит союз партий социал-демократической ориентации - ПКРМ и ДПМ. Этот союз необходим не для Владимира Воронина или Мариана Лупу. Он необходим для Молдовы, так как еще несколько лет хаоса и безвластия - и мы можем потерять страну.

Если же лидеры ПКРМ и ДПМ, вопреки воле большинства граждан страны и в силу разных «мелких обстоятельств», в первую очередь, сугубо субъективных факторов, к такому союзу не готовы, то пусть покупают горшочки с «землёй Бессарабии» и бегут в Бухарест...
Если поторопятся, то он, может быть, пристроит их к будущему префекту «румынского уезда Бессарабия» господину Михаю Гимпу в роли «советников на побегушках».

Что может и должна дать Молдове модернизированная ПКРМ?

Прежде всего, она сможет намного эффективнее решать проблемы модернизации и демократизации страны.


В политической теории существует аксиома, согласно которой, авторитарные партии, а таковыми являются фактически все партии Молдовы, не могут построить демократическую систему.

Именно демократизированная ПКРМ, учитывая ее огромный кадровый потенциал, управленческий опыт, поддержку большинства населения страны, сможет решить проблему прорыва Молдовы в постмодерн.

Модернизированная ПКРМ даст Молдове то же самое, что Партия Регионов даёт сегодня Украине: стабилизацию внутриполитической жизни, возобновление политических и экономических отношений между Молдовой и Россией, вступление Молдовы в Таможенный Союз, согласованные цены на российский газ, благоприятные условия для доступа молдавской продукции на российский рынок, прорыв в урегулировании Приднестровской проблемы и, как следствие, экономическое возрождение страны.

Если развитие ПКРМ пойдет по такому сценарию, то нет сомнений в том, что она останется одной из ведущих партий Молдовы и будет оказывать значительное позитивное влияние на развитие страны.

Обсудить