Константин Тэнасе: "Самыми опасными является те молдаване, которые знают, кем являются, но не признают этого"

В Национальный день Румынии каждый нормальный, здоровый румын, проживающий в стране или за ее пределами, вне зависимости от того, есть у него румынский паспорт или нет, даже будучи окруженным ежедневными проблемами, не может не задуматься, хотя бы на мгновение, на бегу, с гордостью или с досадой, о том, что он румын, что есть такая страна – Румыния и что так или иначе, но он с ней связан.

Я думаю, нечто подобное происходит и у других народов. Я не знаком с фольклором, в том числе и патриотическим, других национальностей, но смею предположить, что лишь немногие с гордостью воспевают свой этнос. У румын песни вроде «Не забывай, что ты румын» - не редкость. А вот, например, у русских я ничего подобного не слышал («Не забывай, что ты русский»). Я объясняю это тем, что русским, многочисленному и воинственному народу, просто было некогда гордиться тем, что они – русские. Они были заняты покорением народов поменьше, так что гордится тем, кто ты есть, и воспевать свой этнос приходилось этим самым малым народам для того чтобы выжить, сохраниться.

Наша же ситуация, бессарабцев, молдаван с левого берега Прута, в корне отличается от этой. Молдаванин – это странное, очень странное отдельное национальное (этническое) существо. Существует несколько типов молдаван: молдаванин-румын, то есть тот, кто знает, кто он такой и (открыто) признает себя румыном, молдаванин-молдаванин – тот, кто знает, что он румын, но (открыто) не признает этого, молдаванин-антирумын, то есть тот, кто знает, что он румын и при этом румын ненавидит… Существует еще один вид молдаван, которые действительно не думают, что они румыны, считая их другой нацией, но ненавидят их с той же силой, что и молдаване-антирумыны… Говоря о ненависти, я не преувеличиваю, но стоит отметить, что к этой ненависти примешана определенная доля страха. «Страх перед румынами» - вот одно из величайших достижений русского коммунизма! После появления в 90х годах романа Чингиза Айтматова, мы переняли термин «манкурт», назвав так всех молдаван, не считающих себя румынами. На самом деле не все они манкурты. Они не опасны, настоящую опасность представляют те, кто, зная, кем они являются на самом деле, по различным причинам не признают свою истинную идентичность и ненавидят румын тихой ненавистью.

Портрет молдаванина-манкурта прост до боли. Этот молдаванин родился после 1940 года и был «слеплен» соответственно дьявольской идеологии: в школе он учил «молдавский язык» на кириллице, история, которую он изучал, была историей СССР, уже в начальных классах ему начинали вталкивать в глотку русский язык, песни, которые он учил, были русскими, в них воспевалась «новая жизнь», Красная армия, «дружба народов», «светлое коммунистическое будущее», и, конечно же, «русские братья принесшие нам свет». Образование основывалось на советской мифологии (герои пионеры и комсомольцы, Герои Советского союза, стахановцы и т.д.), румын же представляли фашистами, оккупантами, говорящими на другом языке, языке «румынских землевладельцев». В университете этот молдаванин учился на русском языке, большинство предметов которые он изучал, были… воспитательными: «история СССР», «история КПСС», «научный атеизм», «научный коммунизм», в которых румын опять же представляли «оккупантами» и «фашистами»… Этот молдаванин проходил воинскую службу в «прославленной Советской Армии», где служба, понятное дело, проходила на русском языке, и обучали его по-русски против «фашистско-румынских захватчиков». Таким образом, каждый молодой молдаванин с парой классов образования возвращался в родное село «русским» и «хорошо подкованным в политике». Существовало два телевизионных канала – центральный, русский, и «национальный» - тоже русский и антирумынский. Газеты только назывались молдавскими, будучи на самом деле русскими, коммунистическими и антирумынскими. Этот молдаванин родился в селе, прожил свою жизнь в селе, не выезжая дальше райцентра или Кишинева и состарился в селе, в атмосфере румынофобии… То есть не «вечность родилась в селе», как писал Лучиан Блага, а коммунизм и румынофобия.

Обвинять сегодня этого молдаванина в отсутствии национального румынского сознания и в том, что он «манкурт», и по меньшей мере, некорректно. Он - «молдаванин-жертва». Выше я говорил, что самыми опасными является те молдаване, которые знают, кем являются, но не признают этого. Этот молдаванин читал книги, ходил по библиотекам, понял, кем является, но, занимаясь своей карьерой - серьезной или не очень, - пользуясь благами бывшего режима и предоставляя некоторые… «ценные услуги» для бывшего режима, был заинтересован в том, чтобы оставаться ему верным до самой смерти. Именно такие молдаване сформировали нашу элиту после 1990 года. Именно они политически эксплуатируют самым циничным образом «молдаван-жертв». Весь политический класс, начиная с 90-х годов, продолжил идти по идеологической, антирумынской советской, российской и коммунистической линии. Именно они заполонили администрацию «молодого независимого государства» на всех уровнях, из их рядов выходили ( и до сих пор выходят) главы всех уровней, послы, лауреаты и т.д. Вот почему с 90-х годов и до сих пор так и не произошла та самая «революция умов», которая должна была произойти, а молдаван продолжают использовать как гарантированный «предвыборный материал», законсервировав их в «предреволюционной» стадии.

И у нынешнего политического класса, пришедшего к власти в прошлом году, не нашлось времени на то, чтобы решить эту проблему, осознать, что только национальная эмансипация молдаван откроет им дорогу к власти. «Молодые волки» хотят власти, но забывают, что власть находится в руках тех, кто голосует, а голос академика равнозначен голосу нищего. Коалиции, рождающиеся в столь тяжелых муках, являются плодами такого положения дел. Может случиться так, что и будущий альянс, с таким трудом сейчас формирующийся, родится очень…красным, отдавая, таким образом, дань криминальной идеологии. Мне кажется, что и этот альянс не осознает фундаментальной истины: государство, чьи граждане не знают, кем являются (или знают, но обманывают себя, что являются кем-то другим) не сможет стать свободным, независимым и процветающим. Борьба с бедностью не увенчается успехом, когда с ней борются люди с поддельной национальной сущностью. Они чувствуют себя лучше в бедности. Американцы, немцы, чехи и так далее процветают потому, что знают (и гордятся), что они – американцы, немцы и чехи.

Вчера, в День национального единения Румынии, сколько политиков из кишиневской элиты поздравили народ с праздником и почувствовали гордость за то, что являются румынами? А сколько крестьян, рабочих, преподавателей, писателей и т.д. сделали это? Кто вчера вспомнил, кем является, хотя бы на мгновение, потому что нет времени гордиться весь день, жизнь тяжелая нынче…Конечно, и в Румынии не многие вспомнили о национальном празднике, но может, им это нужно не так сильно, как нам…

В переводе eNews

Обсудить