"Молдфест. Рампа.ру". Послевкусие

Последний месяц осени закончился в Молдове вторым международным фестивалем камерных театров и спектаклей малых форм «Молдфест. Рампа.ру».
Он проходил в Кишиневе с 23 по 30 ноября. Организовал его Государственный молодежный театр (ГМТ) «С улицы Роз» в партнерстве с фондом «Русский мир» при президенте России.

На этом в информационной части ставим точку. Потому что рассказать о круговерти лиц, событий, встреч, спектаклей, благоговейной тишине зала, суете закулисья - без эмоций невозможно. Когда праздник шел, его казалось слишком много. Когда закончился, выяснилось, что неделя пролетела, как один день.

Точка зрения

Если подходить с чисто арифметической точки зрения, то за эту неделю кишиневские зрители и гости фестиваля просмотрели 36 с хвостиком часов спектаклей, участники провели 18 часов мастер-классов, а критики столько же времени обсуждали работы драматургов, режиссеров, актеров и сценографов. Но это весьма условный подсчет. Ведь никто не может измерить, сколько раз прокручивали в уме зрители сцены из постановок после того, как опустился занавес. Сколько знаний получили слушатели на мастер-классах. Сколько часов продолжались неформальные обсуждения на актерских тусовках. И чему равняется заряд энергии, полученный всеми вместе.

Если подходить с точки зрения кулинарной, то в «Молдфест», как в кулебяку по-русски, напихано много разных начинок. Послевкусие остается от всех в общем, но каждому еще в отдельности нравится своя. Моей такой «начинкой» стало несколько событий, о которых не могу молчать.

Если б не Коляда…

Знаменитый драматург и режиссер, основатель «Коляда-театра» в Екатеринбурге, народный артист России Николай Коляда приезжает со своей труппой в Кишинев во второй раз. Скажу даже по секрету, что, в какой-то степени, именно благодаря ему, второй «Молдфест. Рампа.ру» состоялся. Дело в том, что театральный фестиваль – дело не только хлопотное, но и затратное, где-то даже убыточное. Если учесть, что с меценатами в стране напряженка, спонсоры в очереди не выстраиваются, государство вопросами культуры интересуется постольку-поскольку (а здесь еще и выборы шли), то понятно, какой груз на себя взваливают организаторы праздника. Столкнувшись с этими проблемами в прошлом году, в этом художественный руководитель ГМТ «С улицы Роз», мастер искусств РМ Юрий Хармелин засомневался, а стоит ли огород городить? И, посоветовавшись с помощниками, решил: если Коляда приедет, то стоит.
Николай Коляда откликнулся сразу. Более того, забегая вперед, скажу, что на итоговой пресс-конференции он рассказал и о собственных сомнениях по поводу фестиваля, который ежегодно проводит в Екатеринбурге его «Коляда-театр». И тоже решил, что, несмотря ни на что, такие праздники проводить стоит, даже, если организовывать их очень тяжело. И обещал приехать и в следующем году. Естественно, с новыми постановками. Хармелин сделал вывод и уже через день после отъезда всех гостей заговорил о «Молдфесте-2011».

Солнце русской драматургии

Коляда был представлен в Кишиневе в трех ипостасях. Как драматург: спектакль «Носферату» по его пьесе показывал тюменский молодежный театр. Как режиссер: он привез в Кишинев свою постановку по пьесе молодого хабаровского драматурга Константина ….. «Клаустрофобия», а также дал мастер-класс по теме «Современный театр». Как педагог: на сцене ГМТ «С улицы Роз» был показан спектакль «Долорес Клейборн» в постановке ученика Николая Коляды, актера его театра Александра Сысоева.
Даже в Кишиневе «Коляда-театр» приглашал зрителей в зал своим собственным звонком. Это мелодия «Пусть всегда будет солнце». Дело в том, что однажды в интервью Николай Коляда в шутку сообщил журналисту, что он – солнце русской драматургии. Выражение было подхвачено, растиражировано, и теперь мало какая публикация обходится без «солнца». Вот в театре и решили: солнце – так солнце. Пусть оно светит всегда. С тех пор мелодия старой детской песенки звучит везде, куда приезжает «Коляда-театр», - в Москве, в Париже, в Лондоне, в Омске… Хотя некоторые постановки Николая Коляды ну никак не входят с ней в унисон.

«Клаустрофобия»

Автора из Хабаровска Константина Костенко с его «Клаустрофобией» Николай Коляда «откопал» на конкурсе молодой драматургии «Евразия», который ежегодно проводится в Екатеринбурге. Жюри тогда присудило этой пьесе третье место в одной из номинаций, Коляда же сразу заявил, что это произведение – лучшее. И взялся за его постановку.

Спектакль вышел жестким, тяжелым, суровым. Скандальным: он сразу вызывает неприятие у одних и восторг, похожий на тот, что испытываешь, стоя на самом краю опасной пропасти у других. Там есть издевательства, насилие, грязь, ненормативная лексика и живая крыса. Там есть одиночество, ненависть, любовь, ревность. Там есть накал, который выдерживает не каждый. После звонка-песенки «Пусть всегда будет солнце» режиссер предупредил зрителей: у кого слабые нервы, могут уйти сразу. И рассказал о том, что во время одних гастролей (а ставшая легендарной постановка уже объездила полмира) зрители не выдержали, стали кричать прямо во время представления. Есть от чего, прямо скажем.

Сюжет спектакля заключается в том, что в грязной вонючей тюремной камере сидят трое заключенных. Ублюдок Прищепа, из тех, по кому тюрьма с детства плачет, убил таксиста. Интеллигент с высшим образованием Гарин ограбил кассу. А еще немой детдомовский мальчик: он пытался ограбить ларек. Изнывающие от безысходности и безделья абсолютно разные люди вынуждены сосуществовать в ограниченном пространстве день за днем, неделю за неделей, год за годом. Прирожденный преступник Прищепа издевается над мальчиком: то зажжет ему, спящему, факел между пальцами ног; то размахается перед ним ножом; то заставит раздеться догола, чтобы оценить достоинства будущей «маруськи». Гарин же, семейный человек и образованный, мальчика защищает, ведет с Прищепой воспитательные беседы до тех самых пор, пока сам этого мальчика не насилует. Ну не то, чтобы насилует, а как бы «по согласию». Воспользовался тем, что Прищепа спит, и сладкими речами довел мальчика до грехопадения. Только не сообразил, что этот инвалид видит и чувствует то, что скрыто за словами, прячется за оболочкой «манер». Не понял, что этот несчастный мальчик увидел в ублюдке Прищепе то, чего поначалу не разглядели зрители: огромное желание любить и быть любимым. А когда Гарин это понял, став свидетелем сцены между двумя своими сокамерниками, убил мальчика. «Так не доставайся же ты никому…»

Актеры играли на износ. Так, что мурашки по телу бежали. Не у всех, конечно: часть зрителей до финала все же не досидела, ушла. Но это не значит, что они чего-то там не понимают. Они чего-то не принимают. Имеют право. Только искусство от этого не перестает быть искусством. Даже, когда рассказывает о том, чего знать не хочется.

«Читiген» из Абакана

Для одного только «Коляда-театра» не хватит одной статьи. А ведь в кишиневском фестивале принимали участие почти 30 театров из 12 стран и республик мира. И было бы несправедливым не уделить внимания хотя бы еще одному из них. Путем долгого отбора я решила остановиться на абаканском театре «Читiген» из российской республики Тыва, хотя бы потому, что актерам пришлось добираться на поезде до Молдовы аж 8 суток.

И еще потому, что на молдавской сцене они, в рамках фестиваля русских театров, сыграли спектакль «Чагры» («Суд») на хакасском языке по новелле японца Акутагавы «В чаще». И наконец потому, что у этого этнографического коллектива всемирная слава. Но не на Западе. На огромном Востоке.

Такой экзотики на нашей сцене еще не было. У меня было ощущение, что я сижу на детском утреннике, где каждое слово исполнителя иллюстрируется действием. В европейском театре так не принято. Но Запад есть Запад, Восток есть Восток, и зрители, завороженные яркими и богатыми костюмами, необычной пластикой и удивительной музыкой, постановку приняли очень тепло.

О музыке хочется сказать особо. Она исполняется на старинных инструментах, нам незнакомых. Например, чатхан – струнный щипковый инструмент. Или хомыс, похожий на лютню. Тимис, на котором любили играть охотники. Древнейшие струнно-смычковый ыых и духовой хобрах. И конечно же, настоящий большой шаманский бубен. Было в спектакле и горловое пение, низкие звуки, похожие не подземный гул, пугающие и завораживающие.

Хакасский язык относится к группе тюркских языков. И поэтому гости из Абакана практически без особого труда могли пообщаться на родном языке с местными гагаузами. Остальным же они рассказали на русском, что название их театра «Читiген» в переводе означает «Большая Медведица» («Чеди-хаан»). Что был он основан в 1988 году выпускником ГИТИСа Василием Ивандаевым. Что в 1991 году он стал Хакасским государственным театром малых форм, а в 2005-м получил статус Хакасского музыкально-драматического театра. Что в его репертуаре спектакли по произведениям хакасских драматургов и по мотивам национального фольклора. И что в Кишиневе театр чувствует себя очень уютно, потому что здесь создана, с одной стороны, очень домашняя, с другой – очень творческая атмосфера.

Без искусства страна провинциальна

Об этой атмосфере говорили абсолютно все участники заключительной пресс-конференции. И известный драматург из Киева Марина Ладо, чьи пьесы ставятся на подмостках десятков театров мира, в том числе на сцене ГМТ «С улицы Роз». И другой не менее известный драматург, одессит Александр Мардань, которые тоже идут в десятках стран мира, в том числе в Республиканском русском театре имени Чехова. И академик АН Белоруссии, театральный критик Татьяна Котович. И режиссер из Санкт-Петербурга Алексей Янковский. И замечательный, очень светлый Нугзар Лорткипанидзе, лауреат Госпремии Грузии (кстати, в ближайшем будущем он снова приедет в Кишинев, чтобы поставить спектакль в ГМТ «С улицы Роз»). И директор таллиннского театра Свен Карья. И директор ялтинского театра Николай Рудник. И театральный критик из немецкого Ганновера Нина Мазур. И еще многие, многие другие.

Но подвел всему итог председатель Союза театральных деятелей Украины, депутат Верховной Рады Лесь Танюк. Он говорил о том, что государство в первую очередь должно уделять внимание развитию культуры, потому что без искусства любая страна провинциальна. Он удивлялся тому, что ни на одном спектакле не видел представителей молдавского руководства и что такое масштабное мепроприятие, как «Молдфест. Рампа.ру» прошло незамеченным даже для министерства культуры. Он не понимал, как даже бедное государство не может найти не такой уж большой суммы – 5,5 млн.леев, чтобы достроить театр, который сегодня становится таким же брэндом Молдовы, как имя Марии Биешу или фестиваль «Мэрцишор».

И вот не помню: то ли Танюк, то ли кто-то еще предложил написать открытое письмо молдавскому руководству с просьбой от имени международного театрального сообщества достроить ГМТ «С улицы Роз» в Кишиневе. Такое письмо тут же было составлено, под ним подписались все участники фестиваля, которые еще оставались в этот день в Кишиневе (к сожалению, несколько коллективов уехали раньше). Было решено отправить это письмо во все государственные структуры, как только они будут сформированы после выборов. И оно обязательно появится в прессе. И очень хочется надеяться, что этот хор голосов будет, наконец, услышан, и что третий «Молдфест» будет проведен не только с достойным представительством, но и в достойных условиях.

Юлия СЕМЕНОВА (ЮДОВИЧ), eNews.

Обсудить