Характер войны 1941-1945 годов для молдавского народа: его интерпретации в румынистской историографии и действительность

На последнем этапе существования СССР, и в особенности после его развала, в Молдавии развернулась дискуссия о том, чем всё же являлась война 1941-1945 годов для молдавского народа: Великой Отечественной как и для остальных советских людей, он просто против своей воли был втянут во вторую мировую войну или как составная часть «румынского рода» боролся против «советского оккупанта».

Как известно, 22 июня 1941 г. диктаторский режим Иона Антонеску втянул мирный румынский народ в преступную войну Гитлера против СССР. В этом контексте, самым весомым аргументом в пользу тезиса о добровольном стремлении режима «кондукэтора» к участию в войне на стороне Гитлера является его знаменитый приказ „Treceţi Prutul!” («Переходите Прут!»)1.

В заключительном слове на суде Ион Антонеску провозгласил своё т.н. «Политическое завещание». В нём говорится: «Я начал войну с Советским Союзом. Этого потребовала от меня честь румынского народа [сколько раз спрашивал Антонеску этот народ?] и задачи момента»2. К тому же хорошо известно, что Антонеску «до последнего» был предан Гитлеру и держался за него3. Неоднократно заверял «кондукэтор» фюрера в своей преданности и выражал ему своё восхищение4, утверждал, что «пойдёт до конца в начатом на Востоке деле», добавляя при этом: «не выдвигаю никаких условий перед нашим военным сотрудничеством на этой новой территории»5, «поставлю румынские силы на службу нашей общей цели»6, «рад способствовать румынскими войсками достижению победы восточнее Днепра и делу спасения цивилизации, справедливости и свободы народов»7.

В этом контексте, нацистское вторжение в СССР квалифицируется некоторыми авторами как действие «румынской и немецкой армий по предотвращению большевистского нападения на Румынию и Германию»8. Заявляется, что «германо-советская война положила конец… антинародной политике преступного государства по отношению к мирному населению похищенной провинции»9.

«Вступление Румынии в войну Германии против СССР привело к освобождению Бессарабии, севера Буковины, цинута Херца от советского оккупанта и его дьявольского государственного устройства»10.

Более того, «местное население, как и значительная часть этнических групп, тепло и с уверенностью приветствовали возвращение румынской администрации, зная её как компетентную, неподкупную, которая проводила политику, опирающуюся на правду и справедливость»11.

Всё здесь хорошо, однако последнее заявление совсем уж уму непостижимо – где это Петренко нашёл такую румынскую администрацию: «компетентную, неподкупную» и «которая проводила политику, опирающуюся на правду и справедливость»? Во все времена она была самой непрофессиональной и продажной в Европе. «Ври, ври, да не завирайся!».

И другой известный историк пишет: «Румыния вступила в эту законную оборонительную войну для возвращения своих территорий, попавших под русское господство. Румыния вступила в эту войну для освобождения своих попавших в рабство братьев. Начатая 22 июня 1941 г. война имела законный национально-оборонительный характер, это была навязанная румынскому роду война. Румынский народ боролся за своё физическое выживание и защищал свою национальную независимость. Он боролся за то, чтобы его страна, очаг не были стёрты с карты независимых государств»12. Это была «справедливая война за освобождение исторических территорий и против коммунистической опасности с Востока»13. Более того, данный историк договорился до того, что назвал «Восточную Кампанию» «Священной Войной»14.

Правда, «учёные» Buzatu & Petrenco совсем не оригинальны. Ещё в ноябре 1941 г. профессор Теодор Попеску следующим образом охарактеризовал совместную борьбу румынских и германских фашистов: «Считаем для себя священной привилегией и сильнейшим стимулятором быть на стороне правды и победы. Участие нашего рода в борьбе с коммунизмом является величайшим воинским подвигом, символом румынской веры и гигантским вкладом в великую книгу всемирной истории»15. О «вкладе» румынских фашистов в «книгу всемирной истории» мы не мало писали в своих предыдущих публикациях16.

В действительности тезис о войне «за освобождение исторических территорий» опровергают даже официальные документы румынского правительства. Так, на заседании Совета министров от 8 июля 1941 г. заместитель премьера и «профессор международного права» Михай Антонеску сказал буквально следующее: «Столько времени, сколько продолжаются военные действия, румынское государство не издало декрета об аннексии этих территорий, мы лишь занимаемся их обустройством. Мы находимся в состоянии военной оккупации, а не оккупации как способа захвата территории. Таким образом, здесь осуществляется суверенитет оккупанта, а не суверенного государства. До того момента, когда мы сделаем формальную декларацию об аннексии, а это нельзя сделать до завершения военных действий или хотя бы до того, когда станет ясно их близкое окончание, до того, с точки зрения чистого права, мы находимся в состоянии военной оккупации, и установленный здесь режим может руководствоваться лишь законами военного времени»17. Другими словами, даже высшее руководство фашистской Румынии понимало, что территория Бессарабии является, с точки зрения международного права, оккупированной территорией.

По-видимому, по мнению г-на Бузату, Антонеску втянул страну в войну на уничтожение на стороне Гитлера для того, чтобы защитить независимость Румынии? Вероятно, в Крыму, на Кавказе и под Сталинградом преследовалась цель защиты независимости Румынии и «возвращения румынских территорий, попавших под русское господство»… А уничтожив сотни тысяч евреев и других мирных и безоружных граждан, румынские нацисты вели «войну, имевшую законный национально-оборонительный характер»? Впрочем, и на этот вопрос у г-на Бузату имеется ответ: «Антонеску продолжил наступление в глубь Советской России рядом с немцами для спасения веры, порядка и цивилизации»18. И массовое истребление женщин, детей, стариков стало называться «спасением веры, порядка и цивилизации»… Фактически, под лозунгом борьбы с коммунизмом указанными авторами предпринята попытка оправдать нацистский геноцид, развязанный Гитлером и с энтузиазмом поддержанный Антонеску.

Однако вернёмся к первоначально поставленному вопросу и попытаемся ответить, чем же являлась для молдаван война 1941-1945 гг. В этом смысле факты говорят сами за себя. Около 400 тыс. уроженцев Молдовы воевали в рядах Красной Армии и менее 30 тысяч – в румынской против СССР. В период 1941-1944 гг. румынские власти не призывали бессарабцев в армию, так как не доверяли им, считая их «русскими и большевиками».
И наоборот, подавляющее большинство молдаван (не говоря уже о представителях других народов проживающих совместно с ними) никогда не считали себя румынами и не воспринимали Румынию как свою страну и свою Родину. Они видели себя советскими гражданами, а Молдову в составе СССР. Призыв в советские вооружённые силы воспринимался большинством из них как долг перед Родиной. Поэтому мобилизация в Красную Армию, осуществлённая как в 1944 г., так и в 1944-ом, были восприняты населением как естественный акт по защите собственной страны от чужеземных захватчиков, как неизбежная жертва во имя Родины. И не случайно десятки тысяч уроженцев нашей республики отдали свои жизни в борьбе с фашизмом, за свободу и независимость своей Родины.

В Молдове в 1944-1945 гг. практически не было случаев уклонения от службы в Советской Армии или дезертирства из её рядов, чего нельзя сказать об отношении молдаван к службе в румынской армии в 1940 году, когда после 28 июня бегство бессарабцев из неё стало повальным и практически абсолютным. То же повторилось и в 1944 г. Другими словами, молдаване всегда рассматривали Советскую Армию как «родную» и СССР – как свою Родину, а румынскую армию и саму Румынию – в качестве чужеродного тела.

Исходя из вышеизложенного напрашивается единственный вывод: война 1941-1945 годов для молдавского народа являлась Великой Отечественной и он, наряду с другими народами Советского Союза являлся, является и всегда оста¬нется среди победителей во второй мировой войне, как бы кому не хотелось видеть его «среди побеждённых».

1 См. Antonescu Mareşalul României şi războaiele de reintegrare. Mărturii şi documente. Venezia, 1991. P. 261; Constantiniu Fl., Schipor I. Trecerea Nistrului(1941). O decizie controversată. Buc., 1995. P. 163; Viaţa şi moartea lui Ion Antonescu. Buc., 1996. P. 13.

2 Antonescu Mareşalul României şi războaiele de reintegrare. P. 505.

3 См.: Antonescu – Hitler: corespondenţă şi întâlniri inedite (1940-1944). Vol. 1. Buc., 1991. P. 35, 36, 75, 76, 93, 115, 121, 161, 162, 169; Antonescu – Hitler: corespondenţă şi întâlniri inedite (1940-1944). Vol. 2. Buc., 1991. P. 10, 62, 166-204; Evreii din România între anii 1940-1944. Vol. 2. P. 412.

4 Antonescu – Hitler: corespondenţă şi întâlniri inedite (1940-1944). Vol. 1. P. 35.

5 Procesul lui Ion Antonescu. Buc., 1995. P. 22.

6 Antonescu – Hitler: corespondenţă şi întâlniri inedite. Vol. 2. P. 10.

7 Antonescu – Hitler: corespondenţă şi întâlniri inedite. Vol. 1. P. 121.

8 Petrencu A. România şi Basarabia în anii celui de-al doilea război mondial. Chişinău, 1999. P. 49.

9 Ibid. P. 43.

10 Petrencu A. Basarabia în al doilea război mondial. P. 111.

11 Ibid. P. 175.

12 Buzatu Gh. România cu şi fără Antonescu. Iaşi, 1991. P. 148; см. также: Buzatu Gh. Mareşalul Antonescu şi războiul din Est. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 7. P. 53; Duţu A., Retegan M. România în război. 1421 zile de încleş­tare. Buc., 1992; Duţu A. Între Wehrmacht şi Armata Roşie. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 2. P. 47-48.

13 Buzatu Gh. Românii în arhivele Kremlinului. Buc., 1996. P. 239; см. также: Scurtu I., Buzatu Gh. Istoria românilor în secolul XX. P. 381, 405, 407; Basarabia şi Transnistria (1812-1993). Chişinău, 1995. P. 362; Hlihor C. Ocuparea României de către Armata Roşie. Premise, etape, consecinţe. // Revista istorică. Academia Română, 1994, Nr. 9-10; Dobrinescu V.-Fl., Constantin I. Basarabia în anii celui de-al doilea război mondial (1939-1947). Iaşi, 1995. P. 216, 223, 242; Constantiniu Fl., Schipor I. Trecerea Nistrului (1941). O decizie controversată. Buc., 1995. P. 76, 97; Constantiniu Fl. O istorie sinceră a poporului român. Buc., 1997. P. 402; Scurtu I. Iuliu Maniu. Activitatea politică. Buc.,1995. P. 103; Nistor I.S. Românii în al doilea război mondial. Clarificări în lumina adevărului istoric. Cluj-Napoca, 1996. P. 55; Otu P. „Ostaşi, vă ordon: treceţi Prutul!” // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 7. P. 16; Bărboi V. Eliberarea Basarabiei, a Bucovinei de Nord şi a Ţinutului Herţa. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 7; Duţu A.D. De la Nistru spre Volga şi Caucaz. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 7. P. 29; Ţurcanu I. Istoria relaţiilor internaţionale. P. 159; Stan C.I. Rusia şi România la conferinţa de pace de la Paris (1919-1920). // Revista istorică. Academia Română, 2001, Nr. 1-2. P. 29; Scurtu I. Situaţia internaţională a României în anii celui de-al doilea război mondial. // Dosarele istoriei. 2001, Nr. 7; Duţu A.D. Eliberarea Basarabiei şi a nordului Bucovinei. // Dosarele istoriei. 2001, Nr. 7; Duţu A.D. Aliaţii fără alianţă, în război. // Dosarele istoriei. 2001, Nr. 7; Duţu A.D. Între Scilla brună şi Charibda roşie (1941-1945). // Dosarele istoriei. 2002, Nr. 5. P. 38; Şuţa I. Necesitate istorică, dorinţa a unei ţări întregi. // Dosarele istoriei. 2006, Nr. 6. P. 48-49; Constantinescu Ş. Eliberarea Basarabiei şi Bucovinei de Nord. 33 de zile de vară. // Historia. Revistă de istorie, 2006, Nr. 12.

14 Buzatu Gh. Mareşalul Antonescu şi războiul din Est. // Dosarele istoriei, 1999, Nr. 7. P. 54; см. также: Anton M. Războiul sfânt [в русском переводе «Священная война»]. // Dosarele istoriei. 2001, Nr. 7.

15 Vezi: Dosarele istoriei. 2007, Nr. 1. P. 51.

16 См.: Назария С. Холокост: страницы истории (на территории Молдовы и прилегающих областях Украины). Кишинёв, 2005; Nazaria S. Holocaust: file din istorie (pe teritoriul Moldovei şi în regiunile limitrofe ale Ucrainei). Chişinău, 2005; Назария С. История без мифов. Вторая мировая война: генезис, ход и итоги. Кишинев, 2010 и др.

17 Evreii din România între anii 1940-1944. Vol. 2. Problema evreiască în stenogramele Consiliului de Miniştri. Buc., 1996. P. 264.

18 Buzatu Gh. România cu şi fără Antonescu. P. 153.
Обсудить