История Молдовы для детей и взрослых. Часть 5. Господари-воины Земли Молдавской. Александр Добрый

Время Александра Доброго — золотой век Молдавского княжества. Никогда раньше или позже страна не была такой богатой и такой мирной.

Александр не был воинственным правителем и счастливо избегал войн на своих границах. Нередко он направлял свои отряды на помощь своим формальным сеньорам — Ягеллонам. Так, в 1406 г. молдавские части помогали Витовту (Vitold) в войне с Москвой, а в 1422 г. отряд под командой наследника престола Илиаша отличился в войне Польши и Литвы против тевтонских рыцарей.

Грамоты Александра Доброго — это в основном торговые привилегии с перечнем льгот для купцов отдельных городов, таможенных пунктов и размеров сбора, да грамоты о наделении землёй. Две трети таких пожалований составляло от целого села и более. Так создавалось владетельное боярство — то самое, которое позже будет считать только себя «народом Молдовы». Именно из бояр, духовенства и придворных состояло сословное собрание страны, впервые созванное Александром Добрым в 1421 г.

Господарю удалось укрепить границы страны. Под его полную власть перешли Килия и Белгород, для которых покровительство Валахии перестало быть надёжной защитой. Ему удалось получить и пограничную область с Польшей, которую Ягайло заложил ещё Петру Мушату.

Александру удалось отстоять духовную независимость страны. В 1401 г. победой господаря завершился церковный конфликт, начавшийся ещё при Петру Мушате: патриарх Константинопольский согласился утверждать митрополитов, которых будет назначать господарь. Вскоре Молдова обрела своего небесного патрона — св. Иоанна Нового, мощи которого Александр приказал перенести из Белгорода в Сучаву. В то же время молдавские послы участвовали в Констанцком (Konstanz) соборе, пытавшемся преодолеть раскол в католической церкви. Именно этот собор осудил на смерть Яна Гуса и отлучил от церкви его учеников — гуситов. Спасаясь от террора, многие гуситы бежали в Молдову, где нашли надёжное убежище. Александр Добрый оказал им гостеприимство и покровительство, вопреки давлению польского и венгерского королей. Многие гуситы — чехи и немцы — стали лояльными подданными Молдовы и сражались против её врагов. Гуситство было бюргерской ересью, и многие гуситы (так же как позже — протестанты и русские старообрядцы) были отличными ремесленниками и торговцами, так что их приток укреплял экономику страны.

Однако процветание времён Александра Доброго было недолгим. Мировая конъюнктура была не во власти господаря, хоть он и сумел извлечь из неё всё возможное. Молдавский торговый путь возник потому, что турки-османы перерезали прежние пути — через Константинополь. Но к 1400 году османы стояли уже и на пороге Молдовы. В 1415 г. Мунтения, где правил тогда Мирча Старый, стала османским данником, а в 1420 г. на её земле молдавское войско впервые скрестило мечи с турками. В том же году османский флот впервые атаковал Белгород. Александру пришлось начать укрепление границы. Килия и Белгород были взяты уже не под сюзеренитет, а под прямое управление господаря. В Белгороде Александр построил мощную крепость и начал назначать в неё своих пыркэлабов .

Между тем Польша и Венгрия были ненадёжными союзниками. Венгерский король (и германский император) Сигизмунд Люксембург ещё в 1412 г. предложил Польше поделить Молдову, если господарь не поддержит Венгрию против турок. Он даже предложил линию раздела: Яссы и Белгород — Польше, Бырлад и Килию — Венгрии. В 1429 г. на переговорах в Луцке он вновь предлагал раздел Молдовы. На сей раз Килия должна была достаться уже не венграм, а их вассалам — мунтянам, которые, таким образом, помогли бы ликвидировать Молдову за малую плату. Ягайло, польский король, которому Александр принёс ленную присягу, не согласился лишить его трона немедленно, но признал саму возможность расчленения Молдовы и линию, предложенную Сигизмундом.

Александр, узнав об этом, разорвал отношения с Ягайло и поддержал его литовского соперника Свидригайло, опиравшегося на православных. В 1431 г. он вторгся в польские владения вплоть до Галича. Однако поход кончился поражением, престарелый господарь спасся бегством и вскоре умер.

М. Садовяну о царствовании Александра Доброго и о Молдавском пути

Ţara Moldovei se cuprindea atunci de la Pocuţia în lungul Carpaţilor pînă la Dunărea, Marea şi Nistru, ocol de 222 de mile geografice sau 274 de ceasuri cu piciorul de jur împrejur. După astîmpărul hoardelor, care, totuşi, nu-şi uitau de tot drumurile lor vechi de pradă, descălecaseră aici domni şi boieri de peste munte, cu soţii lor, năzuind spre lărgime şi căutînd să scape din strînsoarea regelui unguresc. Găsind pămînturi grase şi păduri bătrîne, se lărgiseră pe văjle apelor, spre cîmpii. Sămînţa acelor oameni liberi era de vechi pămînteni ai Daciei, grăind o limbă care amintea stăpînirea şi amestecul romanilor. De la munţii Apuseni la Maramureş, în tot nordul Ardealului, au rămas pînă astăzi vetrele de demult, ţinute de aceleaşi neamuri statornice din care se trag acei descălecători. <…>

Nevoia de autoritate în aceste ţinuturi bîntuite de invazii se întovărăşea cu un îmbielşugat folos pentru vistieria domnească: deoarece împrejurările europene şi heghemonia comercială a Republicii Veneţiene în Marea de Mijloc, siliseră pe genovezi, biruiţi în interesele lor cardinale de neguţătorii lui San Marc, să-şi caute spre orientul asiatic o cale continentală. Întovărăşindu-se cu nemţi şi leşi, avînd agenţi pe armeni şi greci, oamenii de afaceri de la Genova organizaseră concurenţa prin drumul tătărăsc, care acuma mergea în lungul Moldovei la Cetatea Albă, subt apărarea noului voievod. În al doilea drum, pe la ocnele domneşti de la Trotuş, ori pe la Braşovul Ardealului, se sfîrşea la cetatea Chiliei. Din ambele porturi, corăbiile genoveze pluteau spre Cafa. Privilegiile şi orînduielile întocmite în timpul lui Alexandru-Voievod Bătrînul arată, prin grija, preciziunea şi enumerarea amănunţită a articolelor cu taxele respective, importanţa acestui capitol fiscal pentru Domnie. Pămîntul virgin al Moldovei îşi dădea rodul lui în chip firesc; oile şi vitele albe se prăseau în imaşuri largi; unele mergeau la export pe calea mării, altele se îndrumau spre Danţig ; companiile de comerţ de la Genova şi sucursalele lor de la Liov lăsau vistieriei însemnate cîtimi de aur. Asemenea amestec de interese a sporit şi năzuinţa crailor Ungariei şi Poloniei de a păstra ori a impune influenţa şi suveranitatea lor asupra acestui mic însă bogat şi important principat.

Sadoveanu M. Viaţa lui Ştefan cel Mare, I, II-III

Сражение при Мариенбурге (1422 г.)

В это же время волохи, люди воеводы Молдавского, присланные на подмогу королю Владиславу, в числе 400 воинов, в поисках добычи подошли к самому Мариенбургу. Крестоносцы, стоявшие сильным войском в Мариенбурге, выступили и напали на них. Когда они сочли превосходящую численность неприятеля, то, не полагаясь на силу, доверились судьбе. Сам страх, поскольку не на что было надеяться, дал им оружие в руки. Войдя в ближний лес, они сошли с коней, чтобы легче было сражаться под прикрытием деревьев и листвы, как в обычае у этого народа. Крестоносцы, уверившись, что волохи не притворно, а в самом деле бежали и скрылись, бросились в лес так быстро, как только могли, чтобы взять их в плен; это казалось им легко, так как многие спешились. Но когда волохи, сами защищённые от атаки, выпустили в неприятелей тучу стрел, раз за разом было покалечено много людей и коней, и многие погибли. Тогда они смело бросились на крестоносцев и, поразив их первые ряды, часть убили, часть взяли в плен, а остальные бежали. Таким-то чудесным способом волохи малым своим отрядом победив большое вражеское войско, отягощённые добычей и пленными, возвратились в королевский лагерь. А в знак победы они отдали королю Владиславу многих знатных рыцарей крестоносного Ордена, равно как наёмников и горожан, которых они привели.

Длугош Ян. Польская история в 12 книгах. Франкфурт, 1711. Кн. XI. 461c–462a.

Обсудить