Валерий Кузьмин: Приднестровское урегулирования не может рассматриваться в отрыве от проблематики безопасности в Европе

Мои личные наблюдения подтверждают результаты опросов общественного мнения, которые говорят о том, что значительная часть населения и Правобережья, и Левобережья желают реинтеграции Республики Молдова. Это тем не менее не означает, что они готовы к такому воссоединению на любых условиях.

Интервью Info-Prim Neo Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации
Валерия Кузьмина


- Какими особенностями, на ваш взгляд, ознаменовался 2010 год для процесса урегулирования приднестровского конфликта? Как Вы можете оценить деятельность Альянса за европейскую интеграцию в качестве партнера в процессе урегулирования, если сравнивать с предыдущей, коммунистической властью?

Валерий Кузьмин: Об основных итогах процесса приднестровского урегулирования в 2010 г. уже сказано многими его непосредственными участниками и добавить здесь что-либо сложно, поскольку я не являюсь политическим представителем России по данной теме. Одно несомненно: несмотря на ряд неблагоприятных факторов, в первую очередь, сохранявшуюся политическую нестабильность в Республике Молдова, этот процесс постепенно набрал некоторую динамику. Речь идет, прежде всего, о мероприятиях по линии ОБСЕ и заседаниях рабочих групп по выработке мер доверия в различных областях. Вместе с тем, по выше уже упомянутым причинам серьезного прогресса по существу конфликта достигнуто не было. С учетом изложенного, мне кажется нецелесообразным проводить детальный сравнительный анализ деятельности «Альянса за европейскую интеграцию» и прежнего правительства Молдавии, поскольку они действовали в объективно различных условиях, имели различную мотивацию, но в обоих случаях конечный итог был достаточно скромным.

- Какую роль в процессе урегулирования имел прямой диалог между Игорем Смирновым и Владимиром Филатом?

Валерий Кузьмин: В процессе восстановления доверия между сторонами приднестровского конфликта первые шаги по налаживанию прямого диалога между премьер-министром РМ В.Филатом и приднестровским руководителем И.Смирновым, несомненно, можно занести в актив. Личные контакты, умение понимать друг друга – непременная предпосылка для успеха любых переговоров. Тем не менее, то, что произошло в 2010 г., пока лишь с большой натяжкой можно назвать процессом урегулирования. Скорее – возобновилось продвижение к этой цели.

- Может ли способствовать урегулированию приднестровского конфликта Меморандум Меркель-Медведев?

Валерий Кузьмин: В Кишиневе и Тирасполе т.н. Меморандум Меркель-Медведев вызвал большой резонанс. Появление этого документа на свет свидетельствует о росте внимания к приднестровскому урегулированию со стороны ведущих международных игроков. Вместе с тем, нельзя не отметить, что в Кишиневе большинство политиков и комментаторов склонны были вырывать данную тему из общего контекста Мезельбергской встречи в верхах, на которой обсуждались многие весьма актуальные, на мой взгляд, проблемы европейского континента. Именно там сформулирована инициатива по созданию более эффективного формата взаимодействия России и Евросоюза в сфере внешней политики и безопасности (т.н. комитет Эштон – Лавров), обсуждение которой в рамках Евросоюза пока не завершено. Другие взаимопонимания, достигнутые в ходе российско-германских переговоров, начинают постепенно оказывать положительное влияние на решение проблем общеевропейской повестки дня, скажем, в ходе продолжающихся контактов по возобновлению переговоров по проблеме обновления механизма контроля за обычными вооружениями на континенте.

- Почему, на ваш взгляд, в ходе последнего саммита ОБСЕ в Астане не удалось принять более четкие документы относительно урегулирования приднестровского конфликта?

Валерий Кузьмин: В ходе последнего саммита ОБСЕ в Астане не удалось принять политического документа по урегулированию застарелых (их еще называют «замороженными») региональных конфликтов, поскольку некоторые государства попытались в ультимативной форме добиться одобрения такого текста, который не соответствует реалиям современной обстановки в соответствующих районах. Российская делегация приложила все усилия для выработки разумного компромисса, но они, к сожалению, к успеху не привели.

- Означает ли прогресс в урегулировании приднестровского конфликта взаимодействие между рабочими группами по укреплению доверия?

Валерий Кузьмин: Деятельность рабочих групп по укреплению доверия между двумя берегами Днестра по своей сути органично связана в единое целое, ибо прогресс на отдельном направлении едва ли способен сам по себе привести к общему успеху.

- Какой, по Вашему мнению, была работа посредников и наблюдателей в процессе урегулирования приднестровского конфликта на протяжении 2010?

Валерий Кузьмин: Посредники (Россия и Украина как государства гаранты, а также ОБСЕ) и наблюдатели (Евросоюз и США) в процессе урегулирования приднестровского конфликта, а также действующий председатель ОБСЕ (Казахстан) сделали все возможное, чтобы поддержать и развить динамику процесса в 2010 году. Однако, по моему мнению - и в этом состоит один из принципиальных моментов российской позиции - определяющая роль в обеспечении прорыва, в выработке решений по серьезным мерам доверия, а впоследствии и по статусным вопросам принадлежит самим сторонам конфликта. Без налаживания серьезного, взаимоуважительного диалога между ними нельзя себе представить как этот застарелый кризис может быть разрешен мирными политическими средствами, которые, по всеобщему убеждению, единственно приемлемы в приднестровском урегулировании.

- Бывший вице-премьер по проблемам реинтеграции Виктор Осипов заявил, что, вероятно, через несколько недель пройдет официальная встреча в формате «5+2». Возможно ли возобновление переговоров в этом формате в ближайшее время?

Валерий Кузьмин: Перспектива проведения официальной встречи в формате «5+2» всегда зависела и по-прежнему зависит в основном от того, когда и каким образом будет определена повестка дня, будет достигнуто серьезное продвижение в направлении согласования основных параметров и содержания урегулирования ключевых вопросов конфликта. Проблема не в том, чтобы придать тому или иному заседанию или сессии переговоров официальный статус. Вопрос в том, сумеют ли стороны сблизить свои позиции настолько, чтобы международные посредники и наблюдатели оказались способны помочь им прийти к окончательному согласию, подготовить меры в поддержку принимаемых решений и предоставить необходимые гарантии урегулирования. Иными словами нельзя ставить телегу впереди лошади.

- Какова позиция Российской Федерации по делу Ильи Казака и Эрнеста Варданяна, и какие шаги необходимо предпринять для обеспечения соблюдения прав граждан в приднестровском регионе?

Валерий Кузьмин: Позиция России по вопросу об аресте и осуждении Э.Варданяна заключается в том, что данное решение принято высшей судебной инстанцией Приднестровья, действовавшей как независимый орган судебной власти пусть и непризнанного государства. Комментировать здесь что-то не входит в компетенцию Посольства, однако с учетом молодости осужденного, у которого на свободе остались жена и двое малолетних детей, позволю себе высказать надежду, что приднестровские власти изыщут возможность найти гуманный выход. Что касается дела И.Казака, то судебное разбирательство пока не завершено, и тем более какие-либо комментарии неуместны.

В этой связи полагаю неуместным использовать данные два дела и некоторые другие схожие эпизоды как повод для обвинений одной из сторон конфликта в неуважении прав человека. К моему глубокому сожалению, не только мне, но и общественности хорошо известны факты нарушения прав человека и несовершенства деятельности судебной системы практически по всей территории Республики Молдова, включая Приднестровье. Что же касается разного рода недружественных информационно-пропагандистских кампаний, то международная практика однозначно свидетельствует, что они могут только навредить любому урегулированию.

- Опросы общественного мнения и наблюдения показывают, что значительная часть жителей приднестровского региона желает реинтеграции страны. Как Вы прокомментируете этот факт?

Валерий Кузьмин: Мои личные наблюдения подтверждают результаты опросов общественного мнения, которые говорят о том, что значительная часть населения и Правобережья, и Левобережья желают реинтеграции Республики Молдова. Это тем не менее не означает, что они готовы к такому воссоединению на любых условиях. Причина и корни конфликта хорошо известны – они в проявленном в свое время неуважении к демократическим принципам (которые в Кишиневе сейчас принято называть европейскими) и правам человека (на культурную и этническую самоидентификацию, использование родного языка, в том числе для обучения детей и т.д.), а также в попытках навязать населению Приднестровья чуждые ему понятия, историческую память и т.д. с помощью насилия. В 1990-92 годах это привело к серьезному кровопролитию, и данный факт нельзя просто вычеркнуть из сознания людей. Для того, чтобы раны окончательно затянулись как раз и нужны взаимное уважение и восстановление доверия.

- Каким Вы видите окончательный вариант урегулирования приднестровского конфликта, как и когда он может быть реализован?

Валерий Кузьмин: Окончательный вариант урегулирования, как я уже пытался показать, может быть только итогом движения сторон конфликта навстречу друг другу. Россия готова не только содействовать процессу переговоров, но и гарантировать их согласованные результаты. Ключевыми моментами помимо вышеупомянутых, на наш взгляд, должны стать особый, гарантированный статус Приднестровья в рамках территориально целостной Республики Молдова. Территориальная целостность, однако, как свидетельствует международный опыт, вовсе не означает унитарного характера государственного устройства. Никто же не подвергает сомнению территориальную целостность таких федераций и даже конфедераций как Бразилия, Германия, Индия, Россия, США, Швейцария и т.д. Немаловажно понимать, что именно в процессе урегулирования изменится и формат международного присутствия: нынешняя совместная военная миротворческая операция уступит место гражданской, мирогарантийной. Однако это не является предварительной предпосылкой урегулирования, а будет лишь компонентом окончательного решения. Что касается «страшилок» о том, что «российское военное присутствие» кому-то угрожает, то в принципе их и комментировать не стоит. Скажем, в Приднестровье российские миротворцы однозначно воспринимаются как гарантия не только невозобновления кровопролития, но и справедливого урегулирования вообще. В любом случае военные базы США в Румынии, Болгарии, Косово значительно больше влияют на обстановку в сфере безопасности в районе Юго-восточных Балкан, ибо имеют несравнимо большие масштабы. Я уже не говорю о планах размещения на болгарской и румынской территории элементов американской глобальной ПРО.

Современный мир, в т.ч. с точки зрения обеспечения национальной безопасности государств становится все более интегрированным и глобализированным, что особенно наглядно проявляется на европейском континенте. В этом смысле и соответствующие аспекты приднестровского урегулирования не могут рассматриваться в полном отрыве от проблематики безопасности в Европе.

Ирина Урсу, Info-Prim Neo

Обсудить