Сегодня состоится заседание Политбюро АЕИ-2. Повестка дня расплывчатая…

Материал

Комментарии 17

Войти
  • # gargona
    «Либерально-демократическая сходка» (заседание альянса) думаю будет «очень плодотворной»!!! «Общак» (кредиты и гранты) уже вроде как разделили, «положенцев»(министров и из заместителей) назначили, осталось разобраться, а не слишком ли маленькая дань (налоги и цены), которой обложили бедный народ.
  • # gsvg
    Шайка дранных псов, а не совет алианса. Страна катится в пропасть а они портфели ни как не поделят. По конституции правительство обязана обеспечить достойную жизнь своих граждан. Если оно не способно это зделать оно обязанно подать в отставку как это делают в цивилизованных страннах.
  • # REZERVIST
    Наши, если уж добрались до власти, ее не отдадут. Столько сил и денег стоил прорыв к кормушке! Ну а цивилизованные страны нам примером никогда не были.Мы ведь умнее!
    А народ? А кого из дорвавшихся до власти он вообще интересует?! Нашим избранникам вообще не ведома, как этот народ выживает, да и не интересует их это…
  • # Вик
    Хорошо только людям голосовавшим за партии альянса, им до лампочки рост цен и тарифов.
    Они питаются воздухом, обогреваются сигаретными бычками, заправляют свои авто водой из крана и уже забронировали билеты на декабрь 2012 года до Милана и Лиссабона.
    • # dar Вик
      100%. Они на все согласны только чтоб эти были у власти, только вот как и когда они поедут в Европу? Не доживут с такими ценами и тарифами.
  • # Спиноза
    «И самовар-то у нас электрический, да и сами мы какие-то неискренние...» М.Жванецкий
  • В
    # ВЕН
    Обсуждался очень важный вопрос сколько и каких портфелей предложить комми за избрание президента. Поручили кандидату в президенты пойти и похлопать мордой перед комми, и договориться (хочешь в кресло — сам и договаривайся). Так что прийдктся Лупу получить все что заслужил по полной программе. Думаю что Филат и Гимпу будут с удовольствием наблюдать со стороны за процессом получения Лупу оплеух, жаль что в прямом эфире будет только монолог Лупу с комментариями о том как непристойно вели себя коммунисты.
  • # werty
    и так будем жить дальше- господа в упоении от власти с брезгливостью к народу дружа с ложью и наглостью-и народ все более озлобленный и обварованный с нетерпением ждущий и в то же время боясь своего часа когда можно было бы спросить за все сразу
  • # Башкиров
    — Действовать надо, а вот кричать совершенно не надо.
    Я,
    господа, вот как себе все это представляю. Раз Ипполит
    Матвеевич сказал — дело святое. И, надо полагать, ждать нам
    осталось недолго. Как все это будет происходить, нам и знать не
    надо: на то военные люди есть. А мы часть гражданская — представители городской интеллигенции и купечества. Нам что
    важно? Быть готовыми. Есть у нас что-нибудь? Центр у нас есть?
    Нету. Кто станет во главе города? Никого нет. А это, господа,
    самое главное. Англичане, господа, с большевиками, кажется,
    больше церемониться не будут. Это нам первый признак. Все
    переменится, господа, и очень быстро. Уверяю вас.
    — Ну, в этом мы и не сомневаемся,-сказал Чарушников,
    надуваясь.
    — И прекрасно, что не сомневаетесь. Как ваше мнение,
    господин Кислярский? И ваше, молодые люди?
    Никеша и Владя всем своим видом выразили уверенность в
    быстрой перемене. А Кислярский, понявший со слов главы торговой
    фирмы «Быстроупак», что ему не придется принимать
    непосредственного участия в вооруженных столкновениях,
    обрадованно поддакнул.
    — Что же нам сейчас делать?-нетерпеливо спросил Виктор
    Михайлович.
    — Погодите,-сказал Дядьев,-берите пример со спутника
    господина Воробьянинова. Какая ловкость! Какая осторожность! Вы
    заметили, как он быстро перевел дело на помощь беспризорным?
    Так нужно действовать и нам. Мы только помогаем детям. Итак,
    господа, наметим кандидатуры!
    — Ипполита Матвеевича Воробьянинова мы предлагаем в
    предводители дворянства!-воскликнули молодые люди Никеша и
    Владя. Чар«ушников снисходительно закашлялся.
    — Куда там! Он не меньше чем министром будет. А то и выше
    подымай-в диктаторы!
    — Да что вы, господа,-сказал Дядьев,-предводитель-дело
    десятое! О губернаторе на.м надо думать, а не о предводителе.
    Давайте начнем с губернатора. Я думаю…
    — Господина Дядьева!-восторженно закричал Полесов.-Кому
    же еще взять бразды над всей губернией?
    — Я очень польщен доверием...-- начал Дядьев. Но тут
    выступил внезапно покрасневший Чарушников.
    — Этот вопрос, господа,-- сказал он с надсадой в
    голосе,-следовало бы провентилировать. На Дядьева он старался
    не смотреть. Владелец „Быстроупака“ гордо рассматривал свои
    сапоги, на которые налипли деревянные стружки.
    — Я не возражаю,--вымолвил он,-давайте пробаллотируем.
    Закрытым голосованием или открытым?
    — Нам по-советскому не надо,-обиженно сказал
    Чарушников,-давайте голосовать по-честному,
    по-европейски-закрыто.
    Голосовали бумажками. За Дядьева было подано четыре
    записки. За Чарушникова — две. Кто-то воздержался. По лицу
    Кислярского было видно, что это он. Ему не хотелось портить
    отношений с будущим губернатором, кто бы он ни был.
    Когда трепещущий Полесов огласил результаты честной
    европейской баллотировки, в комнате воцарилось тягостное
    молчание. На Чарушникова старались не смотреть. Неудачливый
    кандидат в губернаторы сидел как оплеванный.
    Елене Станиславовне было очень его жалко. Это она
    голосовала за него.
    Другой голос Чарушников, искушенный в избирательных делах,
    подал за себя сам. Добрая Елена Станиславовна тут же сказала:
    — А городским головой я предлагаю выбрать всетаки мосье
    Чарушникова.
    — Почему же-все-таки?-проговорил великодушный
    губернатор.-- Не все-таки, а именно его и никого другого.
    Общественная деятельность господина Чарушникова нам хорошо
    известна.
    — Просим, просим! — закричали все.
    — Так считать избрание утвержденным? Оплеванный
    Чарушников ожил и даже запротестовал:
    — Нет, нет, господа, я прощу пробаллотировать. Городского
    голову даже скорее нужно баллотировать, чем губернатора. Если
    уж, господа, вы хотите оказать мне доверие, то, пожалуйста,
    очень прошу вас, пробаллотируйте!
    В пустую сахарницу посыпались бумажки.
    — Шесть голосов — за,-- сказал Полесов,-- и один
    воздержался.
    — Поздравляю вас, господин голова!--сказал Кислярский, по
    лицу которого было видно, что воздержался он и на этот
    раз.-Поздравляю вас! Чарушников расцвел.
    — Остается освежиться, ваше превосходительство,-- сказал
    он Дядьеву.-- Слетай-ка, Полесов, в „Октябрь“. Деньги есть?
    Полесов сделал рукой таинственный жест и убежал. Выборы на
    время прервали и продолжали их уже за ужином.
    Попечителем учебного округа наметили бывшего директора
    дворянской гимназии, ныне букиниста, Распопова. Его очень
    хвалили. Только Владя, выпивший три рюмки водки, вдруг
    запротестовал:
    — Его нельзя выбирать. Он мне на выпускном экзамене
    двойку по логике поставил. На Владю набросились.
    — В такой решительный час,-- закричали ему, нельзя
    помышлять о собственном благе! Подумайте об отечестве,
    Владю так быстро сагитировали, что даже он сам голосовал
    за л своего мучителя. Распопов был избран всеми голосами при
    одном воздержавшемся.
    Кислярскому предложили пост председателя биржевого
    комитета. Он против этого не возражал, но при голосовании на
    всякий случай воздержался.
    Перебирая знакомых и родственников, выбрали:
    полицмейстера, заведующего пробирной палатой, акцизного,
    податного и фабричного инспектора; заполнили вакансии окружного
    прокурора, председателя, секретаря и членов суда; наметили
    председателей земской и купеческой управы, попечительства о
    детях и, наконец, мещанской управы. Елену Станиславовну выбрали
    попечительницей обществ „Капля молока“ и „Белый цветок“. Никешу
    и Владю назначили, за их молодостью, чиновниками для особых
    поручений при губернаторе.
    — Паз-звольте!-воскликнул вдруг Чарушников.Губернатору
    целых два чиновника! А мне?
    — Городскому голове,-- мягко сказал губернатор,--
    чиновников для особых поручений не полагается по штату.
    — Ну, тогда секретаря.
    Дядьев согласился. Оживилась и Елена Станиславовна.
    — Нельзя ли,-сказала она робея,-тут у меня есть один
    молодой человек, очень милый и воспитанный мальчик. Сын мадам
    Черкесовой… Очень, очень милый, очень способный… Он
    безработный сейчас. На бирже труда состоит. У него есть даже
    билет. Его обещали на днях устроить в союз… Не сможете ли вы
    взять его к себе? Мать будет очень благодарна.
    — Пожалуй, можно будет,-- милостиво сказал
    Чарушников,-как вы смотрите на это, господа? Ладно. В общем, я
    думаю, удастся.
    — Что ж,-заметил Дядьев,-кажется, в общих чертах… все?
    Все как будто?
    — А я?-раздался вдруг тонкий, волнующийся голос.
    Все обернулись. В углу, возле попугая, стоял вконец
    расстроенный Полесов. У Виктора Михайловича на черных веках
    закипали слезы. Всем стало очень совестно. Гости вспомнили
    вдруг, что пьют водку Полесова и что он вообще один из главных
    организаторов старгородского отделения „Меча и орала“.
    Елена Станиславовна схватилась за виски и испуганно
    вскрикнула.
    — Виктор Михайлович! — застонали все.-- Голубчик! Милый!
    Ну, как вам не стыдно? Ну, чего вы стали в углу? Идите сюда
    сейчас же!
    Полесов приблизился. Он страдал. Он не ждал от товарищей
    по мечу и оралу такой черствости. Елена Станиславовна не
    вытерпела.
    — Господа,-сказала она,-это ужасно! Как вы могли забыть
    дорогого всем нам Виктора Михайловича?
    Она поднялась и поцеловала слесаря-аристократа в
    закопченный лоб.
    — Неужели же, господа, Виктор Михайлович не сможет быть
    достойным попечителем учебного округа или полицмейстером?
    — А, Виктор Михайлович?-спросил губернатор.-- Хотите быть
    попечителем?
    — Ну, конечно же, он будет прекрасным, гуманным
    попечителем!-поддержал городской голова, глотая грибок и
    морщась.
    — А Распо-опов?-- обидчиво протянул Виктор Михайлович.--
    Вы же уже назначили Распопова?
    — Да, в самом деле, куда девать Распопова?
    — В брандмейстеры, что ли?..
    — В брандмейстеры!-заволновался вдруг Виктор Михайлович.
    Перед ним мгновенно возникли пожарные колесницы, блеск огней, звуки труб н барабанная дробь. Засверкали топоры, закачались факелы, земля разверзлась, и вороные драконы
    понесли его на пожар городского театра.
    — Брандмейстером? Я хочу быть брандмейстером!
    — Ну, вот и отлично! Поздравляю вас. Отныне вы
    брандмейстер.
  • # гражданин
    ДА ЗДРАВСТВУЮТ НОВЫЕ ДОСРОЧНЫЕ ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 2011 ГОДА НАКОНЕЦ ТО И Я СМОГУ ПРОГОЛОСОВАТЬ ЗА ПАРТИЮ СТАБИЛЬНОСТИ ТО ЕСТЬ ЗА КОММУНИСТОВ!!!
  • «Они сошлись: земля и камень, Стихи и проза, Лёд и пламень» Потом, к сожалению, последовал выстрел… Выстрел, в котором был убит Ленский, «Поклонник Канта и поэт»… Кому из выстроившихся спасителей Отечества придётся лечь на плаху небытия? Филату ли? Да вы что? Он, отчаянный, даже в самых кошмарных снах, не может себе представить, как какая-то выскочка, тип Гимпу, подойдёт к спрятанным им грандовским мешкам с деньгами и начнёт задавать эдакие неудобные вопросы. Мол, Влад, ты меня понимаешь, но, ради европейской интеграции, не хитри и поделись с товарищами по осчастливеннию народа! Гимпу ли лечь на плаху небытия? Ребята, Гимпу на то и гимпу, что он, кроме «журист», очень колючее существо! Он же, хитрюга, знает, что Филат ворует, и, когда воровство Филата достигнет наглости не делёжки с сотоварищами по борьбе с народной бедностью, вот тогда он и выстрелит… Лупу ли лечь? Если Лупу ляжет, то куда деть красавца Плахотнюка? Народ, встань! И смотри, что творится!
  • Е
    # Елена
    «Совет в Филях»...!
    • # OREST Елена
      Нет, скорее похоже на Беловежскую Пущу...!
      • Е
        # Елена OREST
        Мой муж тоже так сказал, как Вы. Но я считаю, что с Беловежской пущи начался официальный развал СССР, когда 3 престарелых импотента решили у Горбачёва власть отобрать. А наши уже вроде и отобрали власть, и страну развалили, практически…
  • # Молдаванин
    Какое Правительство? Наше правительство в Нью-Йорке (штаб-квартира МВФ) вот они приедут и все расставят по своим местам, и состав и бюджет и и «благосостояние народа», налоговую и ценовую политику (чтоб не жирел народ и страна, не дай Боже, не процветала). Обсудят и доведут директивно сколько кому откат сделать от грантов и кредитов. Короче много вопросов решат янки здесь, но самый главный вопрос — как лучше простерилизовать печатаемые частным станком зеленненкие на действительный товар для «счатья граждан Дяди Сэма», что бы там было все спокойно.
  • # НАТАЛЬЯ
    Да, Лоретта Хандрабура быстро карьеру делает. От независимого кандидата в муниципальном Совете до зам.министра просвещения. И это в течение двух с половиной лет. Шустра мать…
  • # школьник
    Оказывается- то прав тот дилетант, который когда то высказал несуразную мысль, что и кухарка может управлять государством, а пироги печь сапожник!