Михаил Визитиу: Молдова - Румыния:Реквием по замороженному времени. Часть 2

Складывается впечатление, что если дело в Молдове и дальше пойдет в таком же, на мой взгляд, совершенно ущербном и пагубном, идеологическом ключе, то скоро и сам молдавский господарь Штефан чем Марэ будет «зачислен» в лидеры какой-нибудь партии «национал-либерального толка», а российского императора Петра Великого объявят «сочувствующим» социал-демократическому движению.

Отправив первую часть этого материала для публикации, я планировал, что во второй его части предложу порталу AVA.MD открыть дискуссионную площадку для обсуждения вопроса о том, какое место может и должна занять наша страна в окружающем её геополитическом пространстве, чтобы постоянно находиться в комфортном и безопасном окружении добрых соседей и хороших друзей.

Однако, где-то в самой глубине души, на подсознательном уровне, я испытывал некоторые смутные сомнения и даже опасения относительно того, что кое-кто из моих оппонентов могут воспринять написанное мною, не слишком глубоко вникнув в его суть, как некую завуалированную попытку продвижения унионистских идей.

В самом деле, я давно уже заметил, что каждый раз, когда кто-то в нашей стране заводит речь о необходимости возвращения молдавско-румынских отношений в нормальное, взаимовыгодное, прагматичное русло, как и положено быть между двумя соседними европейскими государствами с близкими духовными и нравственными ценностями, обязательно находятся отдельные, не в меру «бдительные» люди, которые усматривают в этом какой-то подвох «с унионистским оттенком», пускают в ход либо «страшилки» о грядущем объединения Молдовы с Румынией, либо о злонамеренных «проделках» врагов России.

Полагаю, что это в значительной мере является прямым следствием того, чему многих из нас учили в недавнем прошлом, заставив видеть и воспринимать окружающую нас действительность только в бело-чёрных тонах: или ты враг России и друг Румынии, или ты враг Румынии и друг России. Какого-либо третьего, компромиссного, цивилизованного варианта при этом не существовало.

Это так глубоко внедрилось в сознание, въелось в души многих моих сограждан, что и сегодня они всё ещё никак не могут смотреть на мир широко открытыми глазами, сняв надетые на них в своё время идеологические шоры.

Как и прежде, одна часть их продолжают твердить, что любой, кто предлагает Молдове идти на сближение с Румынией, способствует этим отдалению её от нашего Великого восточного соседа – России.

Другая же часть моих сограждан не менее непримиримо набрасывается с горячими упреками на тех, кто искренне стремится укреплять и развивать отношения дружбы и сотрудничества с Россией (переживающие сегодня далеко не лучшие времена), без тени сомнения навешивая на них ярлыки «русофонов», «румынофобов» или же, вспомнив лихие девяностые годы, называя их «манкуртами», а то и чем похуже.

Такое ошибочное, по моему глубокому убеждению, восприятие современных политических и общественных реалий является прямым результатом новой волны беспрецедентной политизации всех без исключения сфер нашей жизни на протяжении последних полутора лет.

Любой разговор между нашими гражданами сегодня, будь то в общественном транспорте, в магазине, в любом другом публичном месте, вполне мирно начинается с рассуждений о капризах погоды, но заканчивается, как правило, словесным «мордобоем», как только речь заходит о России, Румынии, Евросоюзе, США, НАТО, то есть о тех, кого одна часть общества считает нашими друзьями, а другая - врагами.

Складывается впечатление, что если дело в Молдове и дальше пойдет в таком же, на мой взгляд, совершенно ущербном и пагубном, идеологическом ключе, то скоро и сам молдавский господарь Штефан чем Марэ будет «зачислен» в лидеры какой-нибудь партии «национал-либерального толка», а российского императора Петра Великого объявят «сочувствующим» социал-демократическому движению.

Прошу, конечно, не считать эти мои слова намеком на какие-либо конкретные молдавские партии, но, согласитесь, они весьма точно отражают происходящие сегодня в нашей стране процессы в сфере политики, идеологии и общественной морали.

Мы, граждане постсоветской Молдовы, никак не можем (или просто не хотим?) вытравить из себя до конца, с одной стороны, укоренившееся в наших душах и сознании раболепие перед Востоком, а с другой - точно такое же раболепие перед Румынией и призрачными западными «ценностями» и «принципами», истинного значения которых мы зачастую не понимаем, практической пользы от применения которых в нашей стране до сих нигде и ни в чём не увидели и не ощутили.

Поэтому мы никак не можем избавиться и от порочного от начала до конца убеждения в том, что Молдова может двигаться только в одном единственном направлении – или в сторону Румынии и ЕС, естественно, только с Румынией и ЕС, или в сторону России и СНГ, также только с Россией и СНГ, но никоим образом не одновременно в обоих этих направлениях, вместе с Россией и Румынией, ЕС и СНГ, используя помощь, поддержку, преференции и преимущества и тех, и других.

Поэтому, провозглашая движение вперед, наша страна, на самом деле, либо стоит на месте, либо вообще движется назад.

Яркий тому пример – разыгранная в Кишинёве после парламентских выборов 28 ноября 2010 года «российско-европейско-румынская комедия» с созданием в Молдове правящей коалиции.

На протяжении целого месяца, пока шли переговоры между лидерами прошедших в парламент по итогам этих выборов партий, в Молдове не нашлось ни одного ответственного и здравомыслящего политика, ни одного авторитетного деятеля общенационального масштаба, который решительно остановил бы этот «цирк» и прямо указал бы всем нынешним парламентариям, насколько мелочными, циничными и комичными они выглядят в глазах общества.

Никому из тех уважаемых «больших людей», кого мы считаем «совестью нации», почему-то не хватило государственной мудрости, прозорливости и смелости, личной решимости для того, чтобы остановить европейцев, румын, россиян, американцев, да и самих себя тоже, чтобы перестать метаться в поисках поддержки между Брюсселем, Бухарестом и Москвой…

Вот почему львиная доля вины за то, что молдавское общество по-прежнему остаётся политизированным до мозга костей, ложится на наших доморощенных аборигенов-политиков, доведших своим меркантильным провинциальным мышлением страну и народ до приступов политической и экономической «белой горячки».

Впрочем, не меньшая доля вины ложится и на их трубадуров из местного политологического сообщества, которые своими субъективными «анализами» и «прогнозами» постоянно вносят такую сумятицу в головы молдавских граждан, что они уже стали со страхом и подозрением оглядываться даже на соседей по лестничной площадке, как это было в приснопамятные времена Ежова и Берии.

Не исключаю, что кое-кому их моих сограждан может показаться, что все сказанное мною выше не имеет никакого отношения к проблеме молдавско-румынского сотрудничества на общечеловеческом уровне.

Это не так. Имеет! Причем самое непосредственное. Потому что всё прошедшее после 1990 года время, начиная с «цветочных мостов» через Прут и до памятного момента снятия колючей проволоки на границе между нашими государствами, своего рода «колючей проволокой» политизации и ненавистничества по отношению друг к другу обрастали наши духовные и межчеловеческие отношения.

Оттуда, из-за Прута, нам постоянно вдалбливали, что мы «большевики», что мы ни на что не способны. С других же берегов нам рисовали нам страшный образ румын с исключительно «жандармскими» чертами лица.
Теперь позволю себе сказать пару слов о главном.

Во-первых, спешу разочаровать тех, кто увидел в первой части моей публикации «завуалированный унионизм», я никогда не был сторонником так называемого «унионизма» в любом его проявлении.

Во-вторых, я считаю, что в Молдове «унионизма», как такого, нет в принципе.

Я согласен в этом вопросе с позицией руководителя портала AVA.MD Виталием Андриевским, написавшим уже об идее унионизма в Молдове.

Добавлю только, что у нас есть примитивная, пещерная идеология «объединения с Румынией», упорно продвигаемая некоторыми маргиналами от политики с таким же пещерным мышлением, возведенная ими в ранг чуть ли не собственного «политического кредо».

Скажу больше: я решительно против и всех тех «унионистских тенденций», которыми сегодня явно сегодня попахивает из Единой Европы.

Почему именно унионистских? Я могу ошибаться, не скрою, мне даже очень хотелось бы ошибиться в этом своем предположении, но то, что происходит сегодня вокруг необдуманного, на мой взгляд, нерационального и ошибочного расширения ЕС тоже есть своего рода унионизм, только в другом измерении и подаваемый всем нам под другим, более «пикантным» соусом.

Европейский унионизм, называемый большинством граждан более современным определением - «европейская интеграция», вряд ли преследует свой целью намерение облагодетельствовать и осчастливить целые народы и поколения даже в очень отдаленной перспективе.

Боюсь, что наступлю на больную мозоль «еврооптимистам», но я не совсем уверен в том, что в один далеко не прекрасный день этот искусственно взращиваемый «колос на глиняных ногах» (если он будет расти такими же темпами и строиться такими же методами) не рухнет, словно карточный домик.

Поэтому и отношу себя к той категории людей, которым в Объединённой Европе достаточно обоснованно приклеили ярлык «евроскептиков».

Хотя об евроскептицизме и обо всем, что с ним связано, можно говорить до бесконечности, к сожалению ли, к счастью ли, но эта категория граждан сегодня пока что в меньшинстве.

Как знать, не превратится ли она со временем в подавляющее большинство, которому надоест надрываться и вечно «поднимать из руин» изначально нежизнеспособные экономики Румынии, Косово, Албании, Болгарии, а в перспективе еще и Молдовы, и многих-многих других стран, которые беспомощно глядят в сторону Брюсселя и то и дело протягивают руку за «европодаяниями», словно попрошайки с кишиневских улиц…

Обсудить