Новые реалии и прецедентные факторы молдо-приднестровского урегулирования

Право народов на самоопределение – это цельная категория. Оно или есть, или его нет. Как говориться, нельзя быть немного беременной. Только сам народ может определять уровень, качество и наполнение этого права.

Уважаемые коллеги! С каждым новым днем современный мир все больше и больше начинает испытывать на себе силу фактора народного самоопределения. Более того, уже можно утверждать, что этот фактор становится категорическим императивом в определении конструкции и содержания будущего мироустройства.

В течении последних 20 лет, т.е. уже в период существования ПМР, на политической карте мира появился целый ряд новых государств, которые смогли сконструироваться именно благодаря реализации их народами права на самоопределение и добиться международного признания. В их числе: Восточный Тимор, Эритрея, Словакия, Черногория, Косово.

Совсем недавно к ним присоединились Абхазия и Ю. Осетия. К этим странам можно также добавить Тайвань, Западную Сахару, Турецкую Республику Северный Кипр, Пуэрто-Рико, Палестину.

Пару недель назад в Судане прошел референдум по самоопределению Юга Судана, на которой более 98% населения Южного Судана высказалось в поддержку образования нового государства, официальное провозглашение которого (193) состоится 9 июля этого года.

Чрезвычайно важным является также и озвученная готовность официальных властей таких западных стран как Канада, Великобритания и Бельгия руководствоваться принципом самоопределения народов при предоставлении Квебеку, Северной Ирландии, Шотландии и Фландрии независимости, если население этих регионов в ходе референдума выскажется в поддержку этой идеи.

Наконец, все мы являемся свидетелями поистине судьбоносных событий, когда ярко выраженное активное народное волеизъявление буквально захлестнуло арабский мир: Тунис, Йемен, Египет, Алжир. Везде народ начинает сам определять свою судьбу, свое будущее, т.е. самоопределяться.

Другими словами, право народов на самоопределение, которое зафиксировано в качестве важнейшего принципа международного права в документах ООН, становится ведущим практическим принципом конструирования нового мироустройства.

Особо хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что громогласно о поддержке права народов на самоопределение уже заявили президент США Б. Обама, президент Д. Медведев, премьер В. Путин ( правда пока только в контексте референдума в Судане). В свою очередь сенатор Дж. Керри, бывший кандидат на пост президента США, наблюдавший за суданским референдумом обращаясь к народам африканского контингента заявил, что все народы Африки должны брать пример с Южного Судана.

И вот тут возникает вполне резонный вопрос,- а почему только народы Африки? А не скажем народы Европы и Азии?

Почему косоварам или южносуданцам можно идти путем референдума и через него определять свое будущее политическое устройство, а приднестровскому народу в этом отказано?

Ответ, как говорится, лежит на поверхности. Все опять таки упирается в двойные стандарты, в политические интересы господствующего класса, интересы ведущих стран мира во главе с США и ЕС.

Не случайно, многие ведущие эксперты в области мироустройства со знанием дела утверждают, что одним из главных противоречий современного мира является противоречие между политическим идеализмом и реальной политикой.
Сенсационные разоблачения Дж. Ассанджа вскрыли порочные механизмы и циничную силовую политику США и их союзников. Прежде всего это - полное пренебрежении правами человека, разрыв между моральной риторикой и закулисными манипуляциями, запугиванием неугодных.

Чего стоит только поддержка оказываемая США и ЕС премьеру Косово Х.Тачи, которого обвиняют в преступной деятельности, торговле оружием, массовых убийствах, торговле органами людей. Для них он – не убийца и насильник, а их главная опора в борьбе с уничтожением сербской самобытности и независимой сербской государственности, а посему – неприкасаемый.

Или же возьмите другой пример – разгон воинствующей многотысячной толпы в Минске, которая после окончания президентских выборов, не дожидаясь их результатов попыталась силой захватить власть и даже ворвалась , разбив окна и двери в правительственную резиденцию, и разгон аналогичной антиправительственной демонстрации в Тиране (в Албании, которая является союзницей США, членом НАТО) против режима С. Бериши.

В первом случае – результат этой акции – несколько подбитых глаз и административное задержание отдельных кандидатов в президенты, которые принимали активное участие в попытке захвата власти. Во втором случае 4 человека было убито и несколько десятков ранено.

Но самое интересное как на это все среагировал Запад. В первом случае была поднята международная шумиха и приняты осуждающие власти Белоруссии, резолюции ПАСЕ, ЕС, Госдепартамента США, введены различные санкции.

Во втором случае – тишь, да гладь, как будто не было убитых оппозиционеров.

Кстати говоря, посмотрел бы я как среагировали власти США, если бы многотысячная толпа смяв заграждения Белого Дома ворвалась бы внутрь – Полагаю, что положили бы из автоматов столько нападавших, сколько бы смогли.

Вот все это и называется двойными стандартами.

Именно в этом кроется причина того, что Западное сообщество отказывает приднестровскому народу в его стремлении утвердиться в качестве субъекта международного права в рамках суверенного приднестровского государства.

Говоря о поддержке референдума в Судане со стороны США, ведущий аналитик, Брюссельского политического центра Европы Аманда Пол откровенно пояснила, что если у Вас нет сверхдержавы, которая защитит Вашу независимость, то у нее нет шансов ее получить. Комментировать, я полагаю – излишне.

Однако как бы не пытались сильные мира сего затормозить и остановить этот процесс, по мнению ведущих специалистов в области международного государствоведения, в ближайшие годы на глобальном мировом пространстве могут появиться десятки, если не сотни новых независимых государств.

Что же нового в этом контексте наблюдается на поле молдо-приднестровского урегулирования?

В первую очередь давайте определимся в базовых понятиях.

Нет никакого приднестровского конфликта. Этот термин навязан международному сообществу заинтересованными западными странами. Да и вообще, уже давно нет никакого конфликта. А есть 2 реально существующих государства Молдова и Приднестровье, которые должны урегулировать свои взаимоотношения и определиться как им жить дальше бок о бок через реку Днестр.

Причем, многие эксперты обоснованно считают, что Молдова, ее политическое руководство, уже давно бы отказалось от Приднестровья, ради европейской перспективы, как это сделала Сербия в отношении Черногории, если бы не т.н. высшие стратегические интересы США и ЕС, которые не дают ему это сделать. Буквально на днях эту мысль еще раз озвучил британский эксперт из Лондонского королевского института международных отношений Дж. Шерр, отметивший, что часть молдавской элиты готова пойти на риск «потерять» Приднестровье ради быстрого вступления Молдовы в ЕС.

В этой связи весьма любопытно будет вспомнить как на заре сегодняшней государственности Молдовы лидер Народного Фронта И. Ходырке официально признавал, что исторически Приднестровье никогда не входило в состав самостоятельного ни Румынского, ни Молдавского государства, и потому мол мы на него не претендуем.

Сегодня же дело молдо-приднестровского урегулирования все активнее берет в свои руки ЕС, который явно пытается отодвинуть в сторону ОБСЕ, как неэффективный институт.

Нынешний 2011 год, и об этом можно судить по многим признакам, ЕС и США попытаются сделать решающим в принуждении Приднестровья к т.н. реинтеграции. В частности, бывший представитель ЕС в Молдове К. Мижей заявил, что в 2011 году в урегулировании откроется новое дыхание.

Не случайно, новым представителям ЕС в молдо-приднестровском урегулировании назначен очень опытный политический игрок –бывший министр иностранных дел Словакии М. Лайчак, который будет проводить «европейскую политику умиротворения» и который много лет проработал в кризисных зонах, в частности в Сербии, в момент ее развода с Черногорией, в Боснии и Герцеговине в период принуждения боснийцев, хорватов и сербов к объединенному государству, наконец, в Косово во время его превращения в суверенное государство.

С молдавской стороны ответственным за урегулирование также назначен новый и весьма опытный дипломат, бывший представитель Молдовы в ЕС Е. Карпов. Это Вам не В. Осипов, бывший представитель, молодой и неопытный.

Уже одно это говорит о том, что Запад собирается в ближайшее время взяться очень серьезно и основательно за то, что он называет реинтеграцией, не исключая основательного политического давления как на само Приднестровье, так и на его гарантов: Россию и Украину.

Но давайте попытаемся разобраться в том, что такое реинтеграция? Реинтеграция –это, конечно же, не наш термин, так же как и термин Транснистрия. Это чуждые приднестровскому народу понятия, которые пытаются втиснуть в приднестровское общественное сознание заинтересованные внешние политические игроки.

Напомню Вам, что Приднестровье самоопределилось в составе Советского Союза, когда государства Молдова еще не существовало. Поэтому мы можем только реинтегрироваться в возрожденный Советский Союз, поскольку были его составной частью.

О каком включении Приднестровья в состав нынешней Молдовы вообще может идти речь? О включении на основе закона 2005 года об автономном статусе восточных регионов РМ?

О реинтеграции на основе идеологических конструкций и заявлений зам. председателя Демократической партии Молдовы О. Нантоя, одного из ведущих идеологов нынешнего режима, который заявляет, что в Приднестровье установлен криминальный режим, что приднестровцы, которые не захотят найти своего места в Конституции Молдовы, должны найти свое место в уголовном кодексе РМ, что президент ПМР – государственный преступник, а министра иностранных дел ПМР, когда он приедет в Кишинев в российское посольство, следует арестовать, одеть наручники и судить за узурпацию государственной власти?

О реинтеграции в Молдову, которая сама может вскоре стать частью другого государства – Румынии и которая хочет сохранить за собой постоянный нейтральный статус только на период молдо-приднестровского урегулирования? Кстати на днях на самом высоком уровне было принято решение о том, что все силовые ведомства Молдовы, включая армию, в ближайшее время должны перейти на североатлантические стандарты.

Спрашивается, а почему бы этим, озабоченным реинтеграцией политикам, не спросить сам приднестровский народ – хочет ли он в Молдову?

Ведь при этой, т.н. реинтеграции, Молдова, ее население ничем не поступаются и ничем не жертвуют. Зато практически всем поступается приднестровский народ и его государство.

Основная масса населения Молдовы уже давно «забыло» о том, что рядом существует приднестровское государство. Этот вопрос для них неактуален. Возможно они вспоминают об этом только проезжаю по его территории и глядя в окна автомобиля или поезда.

Приднестровье для него навсегда осталось где-то в прошлом.

Все социологические исследования, проведенные в Молдове в последние годы убедительно подтверждают эту реальность – приднестровский вопрос или приднестровская проблема для них неактуальна и в ряду приоритетов находится где-то на 11-13 местах.

«Присоединяй» к ним Приднестровье, не «присоединяй» – у них остается все тот же уклад жизни, все та же евро- румынская ориентация, все тот же государственный язык, все то же государство – Молдова.

Для приднестровцев же т.н. реинтеграция будет означать насилие над их политической волей и самоопределением, 20 лет вычеркнутых из жизни, перестройку всех координат и сущностных категорий общественной жизни, страшнейший психологический, духовный и личностный стресс, еще похуже чем во времена распада Советского Союза.

Разумеется, все это хорошо понимают в высоких кабинетах ЕС и в американских политико-аналитических центрах, в которых пытаются конструировать нынешние и будущие зоны политического влияния и продвижения. Но что для них – вершителей судеб, интересы и даже жизнь какого-то приднестровского народа, в условиях глобального господства талассократиии?

Им по большому счету плевать даже на саму Россию, которую они низвели до уровня, державы второго ранга и продолжают ее раскачивать и ослаблять, доводя до категории распада.

Именно поэтому, для дальнейшего ослабления России им и понадобилось лишить ее еще и Приднестровья – исконно ментальной территории России, как сегодня говорят идеологи - составной части Русской Земли, лишить ее этого стратегического потенциала.

И вот тут – то мы сталкиваемся с очередным противоречием, противоречием между стремлением России ( по крайней мере декларируемом) к своему возрождению, в том числе глобальному и узкоэгоистическими интересами значительной части сегодняшнего российского политического класса, который смотрит на современный мир, в том числе и на Приднестровье, с точки зрения духа буржуазности и быстрой адаптации к Европе и США. Для таких «рыночных» политиков идея « Русской Земли» или « Русского мира» - это скорее всего просто пустой звук, а подлинная история – набор фактов и событий из запыленного архива, что на практике означает продолжение политики сдачи своих ( российских) позиций по всему спектру проблем, в том числе по Приднестровью.

После возвращения из эмиграции в Россию великий русский философ А. Зиновьев с горечью констатировал, что начиная с М.Горбачева и Б. Ельцина в России наступила Эра великого предательства.

А как еще можно назвать то, что первый президент СССР М.Горбачев будет праздновать свое 80-летие не на Родине – в России, а в Лондоне. Это об очень многом говорит. Причем билеты на это торжество под названием « Человек, который изменил мир» будут стоить до 100 тысяч фунтов стерлингов.

Вот что их, этих «рыночных» политиков, всегда интересовало и интересует больше всего на свете – деньги. Ради этого они готовы пойти и на прямое предательство и на развал собственной страны.

Многие представители сегодняшней интеллектуальной российской элиты считают, что политическое предательство продолжается и в наши дни. Крупнейший современный российский философ и социолог, евразиец А. Дугин в своем недавнем интервью отмечает, что в России построен продажный, проамериканский, либерально- демократический коррупционный режим.

Российские эксперты изучающие феномен Приднестровья по-настоящему бьют тревогу, в свете того, что приднестровская тематика целенаправленно исчезает из повестки дня массовой российской политики, из средств массовой информации, а если и появляется, то часто в весьма искаженном виде.

Население России постепенно начинает забывать, что есть такое Приднестровское государство, что там живут такие же россияне, как они, во многом русские по национальности.

О том, что тональность российской политики на приднестровском направлении несколько меняется можно судить по прошлогоднему высказыванию В. Жириновского, который всегда подавал себя в качестве друга Приднестровья и которого многие специалисты по пиару называют говорящей головой Кремля. Мы не поверили своим ушам когда неожиданно В. Жириновский заговорил совсем на другом языке, языке наших оппонентов – мол, хватит Вам там цепляться за прошлое, давайте договаривайтесь с Молдовой и живите в одном государстве.

Вместе с тем, это вовсе не означает, что Россия открыто, «бросает» Приднестровье. Россия по-прежнему является гарантом мира и безопасности для приднестровцев. Россия по- прежнему оказывает Приднестровью большую экономическую помощь. Россия по-прежнему остается для Приднестровья – единственным благожелательным внешнеполитическим ориентиром. И как знать, если бы не эта помощь России смогло бы приднестровское государство выдержать все невзгоды и внешние давления?

И тем не менее, наделенные властью представители нового российского политического класса, на сегодняшний день, мы подчеркиваем именно на сегодняшний день, одержимы идеей целостности Молдовы и хотят, так сказать, побыстрее выдать Приднестровье замуж, пусть и за нелюбимого, пусть и на условиях приживалки, но зато, в соответствии с нормами западного цивилизованного мира, скажем по условиям Меморандума Меркель-Медведев или еще по каким-либо не афишируемым договоренностям.

Может быть именно поэтому уважаемый нами российский посол в РМ В. Кузьмин в одном из своих последних интервью совершенно неожиданно для нас - приднестровцев сделал некое « сенсационное» открытие – оказывается его личные наблюдения подтверждают результаты социологических исследований, которые говорят о том, что значительная часть населения Приднестровья стремится к реинтеграции ( Нам бы очень хотелось, чтобы господин посол назвал хотя бы одно из этих исследований).

Что это? Искреннее заблуждение? Или все же что-то более знаковое и целенаправленное?

Мы уже отмечали , что даже само слово реинтеграция не воспринимается абсолютным большинством приднестровских граждан. Если же говорить о социологических исследованиях, то все они, в том числе проведенные Центром социальных и политических исследований «Перспектива», демонстрируют совершенно другую картину, более 75% опрошенных приднестровцев ни при каких условиях не хотят никакого объединения с Молдовой. Поэтому не удивительно, что данные слова российского посла уже вызвали резкую реакцию многих общественных движений и патриотических организаций Приднестровья.о то, что официальные российские лица в молдо-приднестровском урегулировании придерживаются позиции равноправия сторон и мирного решения всех возникающих разногласий. Однако большой вопрос, как реализовать данные принципы, ибо интересы сторон урегулирования, кардинально противоположны. Приднестровье видит себя только в качестве независимого суверенного государства, а политическое руководство Молдовы со своими западными союзниками об этом и слышать не хочет.

О каком мирном молдо-приднестровском урегулировании может идти речь, если на всем 20-летнем пути независимости, Приднестровье постоянно испытывают на прочность всевозможными экономическим, финансовыми, таможенными, транспортными, информационными и дипломатическими блокадами. Извините, это отнюдь не мирный путь. Да, это не военный, но это разновидность силового урегулирования в пользу РМ.

Поэтому единственно справедливым, выстраданным и законным для Приднестровья с точки зрения международного права путем, молдо-приднестровского урегулирования является продолжение реализации в полном объеме права приднестровского народа на самоопределение, строительство суверенного государства, права на свой политический выбор.

Похоже это даже понимают наши откровенные недоброжелатели. Так, недавно, румынское издание « Дилемма Вече» комментируя реальности молдо-приднестровского урегулирования, высказало предположение, что лет через 15-20 молдавское общество примет сценарий юридического отделения Приднестровья. Более того, в Кишиневе в настоящее время спешно формируется политическая партия , основной задачей корой станет добиваться отказа от политических последствий пакта « Молотова-Риббентропа», т.е. отказа от Приднестровья. Как говорится – осталось подождать , в историческом контексте, еще чуть – чуть.

Мы не побоимся сказать, что именно с Приднестровья, с приднестровских референдумов 89 – 90-х годов прошлого века, начался новый этап в мировом развитии, в котором именно право народов на самоопределение стало определять политическую картину современного мира.

Совершенно очевидно, что это право нельзя искусственно ранжировать по каким-то там западным лекалам, определяя и взвешивая, сколько его дать тому народу, а сколько другому и вообще – стоит ли его давать этому народу.

Право народов на самоопределение – это цельная категория. Оно или есть, или его нет. Как говориться, нельзя быть немного беременной. Только сам народ может определять уровень, качество и наполнение этого права.

В связи с тем, что это право является важнейшим, основополагающим принципом современного международного права, центральным пунктом Устава ООН, никакие рассуждения о территориальной целостности государства не могут подорвать его сущность и значение. Поэтому, подчеркнем еще раз, территориальная целостность государства Молдовы, никакого отношения не имеет к праву приднестровского народа на самоопределение, а посему не может являться препятствием для его самоопределения.

Права человека, как и права народов всегда были и есть выше, чем права государства. Несмотря на то, что люди населяющие нашу планету достаточно разные как в расовом и национальном отношениях, так и по духовной сущности, тем не менее, согласно Уставу ООН и Всеобщей Декларации Прав Человека – все они имеют равные права.

В силу чего и народы, населяющие нашу Землю должны иметь одни и те же права, а право на самоопределение народов должно стать господствующим правом мироустройства. Это значит, что и подход к урегулированию различных конфликтов, отношений между народами и государствами должен иметь общий знаменатель, исходить, как сказал в свое время президент В. Путин, из одного критерия.

Референдум в Судане в очередной раз продемонстрировал нам, что право на самоопределение выступает той международно-правовой нормой, которая является основой мирного разрешения противоречий и установления добрососедских отношений между еще вчера враждовавшими народами и территориями.

20 лет существования ПМР – это конечно же очень мало в историческом контексте, но это очень много с точки зрения жизни одного поколения. За эти годы в Приднестровье выросло новое поколение людей. Сегодняшнее Приднестровье это во многом другая страна, по сравнении с тем какой она была в 1990 году. Совершенно очевидно, что историю нельзя повернуть назад, хотя как Вы видите, попытки в этом направлении предпринимаются постоянно.

Западные стратеги попытались это сделать на Кипре, но ничего у них из этого не вышло. Как утверждают ответственные за кипрские переговоры, если до весны не будет найдены точки соприкосновения, придется предоставлять независимость и ТРСК.

Почти ничего у них не получилось и при создании искусственного государства Боснии и Герцеговины ( именно к такому результату видимо будут толкать и Приднестровье). Его сегодняшние три различные общины по-прежнему смотрят друг на друга через оптический прицел, что предполагает вероятный сценарий государственного распада.

На днях нас – приднестровцев, несколько обнадежил в контексте применения общего подхода к рассматриваемой проблеме, министр иностранных дел РФ С Лавров. В частности он проинформировал журналистов о том, что Россия с рядом других государств разработала документ о согласовании общих принципов урегулирования конфликтов, который представлен в ЕС. Будем надеяться, что данный документ будет исходить именно из тех постулатов, на которых мы остановились в сегодняшнем докладе.

Приднестровский народ уже дважды проводил референдумы и дважды «квалифицированным большинством» высказывался в поддержку независимого суверенного приднестровского государства – Приднестровской Молдавской Республики.

Отвечая свои западным оппонентам по вопросу Нагорного Карабаха, президент Армении С. Саргасян сказал, что единственным способом урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта является либо признание результатов прошлого референдума, либо проведение нового референдума.

Мы убеждены, что если подобная диллема встанет перед приднестровским народом, он будет готов еще раз проявить свою политическую волю, готов под самым строгим международным контролем высказаться уже окончательно за суверенитет, за независимость Приднестровской Молдавской Республики. А политическое руководство РМ должно проявить гражданскую и политическую мудрость и поступить аналогично тому, как поступил ныне президент Судана Омар Хасан Ахмед аль-Башир – официально признать итоги приднестровского референдума!

Выступление на международной научно-практической
конференции «Научно-техничесий прогресс и развитие
общества», посвященной «Дню Науки» (8.02.2011 г.)

Обсудить