История Молдовы для детей и взрослых. Часть 6. Время смуты

Александр Добрый умер 1 января 1432 г., и в Молдове началась феодальная смута. Источником её было крупное боярство, которое так обласкал старый господарь. Бояре желали стать полными хозяевами в своих вотчинах, сильная власть господаря им начала мешать.

Во всей Европе феодалы обладали налоговым и судебным иммунитетом. Это значило, что короли не могли собирать налоги в их владениях, и владелец был единственным судьёй для своих людей: жаловаться в королевский суд они не могли. В Молдове правом иммунитета, да и то ограниченным, обладали только монастыри. Бояре мечтали о таких же правах, какими обладали польские и венгерские магнаты, а для этого им нужен был слабый господарь. Конечно, это ослабило бы оборону страны, но в этом деле бояре рассчитывали на польскую или венгерскую подмогу.

Положение осложнялось ещё и тем, что в Молдове не было закона о престолонаследии. Все члены семейства Мушатинов были равноправными кандидатами на престол, разницы не было не только между старшими и младшими, но даже между законными и внебрачными потомками господарей. Даже вымышленное родство с династией было достаточным поводом для создания боярской партии вокруг претендента. Поэтому, в частности, так тяжело установить даже генеалогию Мушатинов: до сих пор она известна в нескольких вариантах, а одни и те же господари носят в ней разные номера .

Целых 25 лет страну раздирали феодальные усобицы. Претенденты приводили с собой то польское, то венгерское, то мунтянское войско. В 1436–1444 гг. Молдова была расколота на две половины: Верхней Страной (Цара де Сус) правил Илиаш, старший сын Александра Доброго, а Нижней Страной (Цара де Жос) — его брат Штефан II. Илиаш в 1436 г. уступил Польше Шепеницкую землю (близ нынешних Черновиц) и обязался платить дань. Пётр II в 1448 г. вернул эту область, зато уступил Килию, в которой встал венгерско-мунтянский гарнизон. Соседи перестали считаться с господарями. Новый польский король Казимир IV Ягеллончик несколько раз пытался либо захватить Молдову, либо посадить на её престол какого-нибудь надёжного литовца; эти планы срывались в последний момент — из-за проблем на другом конце Польши.

Именно в этот момент Османская империя почувствовала себя достаточно сильной, чтобы овладеть Молдовой. Султан Мехмед II, покоритель Константинополя, потребовал от очередного слабого господаря Петра III Арона уплаты дани. Господарь и боярская дума были вынуждены платить: обескровленная страна не могла обороняться. С 1456 г. Молдова стала данником Османов.

Такое-то наследство принял год спустя Великий Воевода.

Борьба сыновей Александра Доброго

В истории найдётся немного династий, представители который в продолжение относительно короткого промежутка времени совершили столько преступлений, напоминающих античные трагедии или драмы Шекспира, сколько их было среди потомков Александру Доброго. Среди пяти сыновей Александру, по очереди восседавших на молдавском троне, ни один не умер естественной смертью. За 25 лет сменилось 7 господарей, и все, ведя борьбу за наследство Александру, были умерщвлены. 25 лет в Молдавии разыгрывалась междоусобная война. Сформировавшаяся в период господства Александру Доброго феодальная монархия с относительно сильной властью господаря стала уже неудобна для крупных бояр. Они стали достаточно сильны, чтобы покушаться на захват полной власти в государстве. В господаре же они видели послушную себе марионетку. Поделённые на борющиеся группировки, поддерживали то одного, то другого из претендентов на трон, не считаясь с тем фактом, что внутренняя война вела Молдавию к экономическому и политическому упадку.
Сперальский З. Молдавские авантюры. Пер. с польск. и примеч. Н. Малютиной-Конколь. Бельцы, 2001. С. 23.

Битва при Лолонь между Илиашем и Штефаном II

Пока всё это происходило, в том же году покинул этот свет Александр, воевода Молдавский <…>. Началась между двумя его сыновьями, Илиашем и Стефаном или Стечко, родными братьями от разных матерей, жестокая борьба за то, кто из них должен наследовать господарство. Однако, поскольку Илиаш был и старше, и ещё при жизни отца предназначен к власти, то он овладел всей страной Волошской , брата Стефана изгнал, а мать его велел утопить. Стефан же, бежав от преследования брата и укрывшись у горцев, вскоре склонил их на свою сторону (поскольку умом он был силён); потом же, получив помощь от императора турецкого, вернулся в Волощину. Когда Илиаш воевода узнал об этом от своих шпионов, он собрал всё войско и вышел против него с оружием, в надежде, что легко победит противника, опирающегося лишь на чуждую поддержку. Но волохи, по их мнению, происходящие от италийцев и занявшие самые плодородные земли славян, от природы хитрые, распознав в Илиаше разум ограниченный и вздорный, отвернулись от него и обратились к Стефану, надеясь (ибо в природе людей предпочитать новое старому), что он лучше будет управлять государством. Итак, когда они вывели войска и начали битву, длившуюся целый день, Илиаш, покинутый своими, едва спасся бегством, а его войско, кроме немногочисленных сторонников, которые, боясь Стефана, бежали с Илиашем, перешло на сторону этого Стефана, и его, как ужа зрелого и дальновидного, признало своим господарем и князем. А Илиаш, боясь, чтобы Стефан не отомстил за смерть своей матери ему, или его жене и детям, не чувствуя себя в безопасности нигде среди своих, вместе с женой и детьми бежал от ненависти победителя в Польшу, к королю Владиславу…»
Длугош Ян. Польская история в 12 книгах. Франкфурт, 1711. Кн. XI. 640c–641a.

Длугош о смерти Алексэндрела и воцарении Петра Арона

Александр, сын Стефана , достигнув с помощью Казимира, короля Польского, господарства Волошского, сразу же полностью предался излишествам, пьянству и распутству, так что в конце концов был отравлен теми, у кого, как говорили, он опозорил жён и дочерей. На его место был избран Пётр, какой-то волошин, который вроде как был побочным сыном Александра [Доброго — Л. М.]. Казимир, король Польский, намеревался изгнать его из столицы, а посадить в ней некоего литвина , но, занятый войной в Пруссии, не мог довести до конца это намерение, и напротив, уступив усиленным просьбам и посольствам названного Петра, утвердил его на господарстве Волошском.

Длугош Ян. Польская история в 12 книгах. Том V. Краков, 1870. Кн. XII. С. 200–201.

Решение Петра Арона и боярской думы об уплате дани Османам

Мы, Пётр воевода, божиею милостию господарь Земли Молдавской, вместе со всеми панами нашей молдавской думы и с нашим митрополитом кир Феоктистом и со всеми панами, от великого до малого, посоветовались и подробно обсудили притеснения и погибель, угрожающие нашей стране со всех сторон, и в особенности со стороны турок, которые грабили и грабят ее столько раз и требуют от нас дань в размере двух тысяч угорских золотых.

Мы не обязаны им платить. Но и защищаться нет возможности, ибо ниоткуда не имеем ни поддержки, ни помощи, как прежде имели наши предшественники. А если мы им не дадим (дань.– Сост.), они сами возьмут, как брали до сих пор жён и детей наших братьев.

Поэтому мы все совместно решили, ради устранения беды, и по нашей возможности склонить головы наши перед погаными , собрать (деньги.– Сост.) и платить им ради укрощения их до тех пор, пока не найдём союзников, таких, какие имелись у наших предшественников.

Того ради, все мы, посоветовавшись, совместно попросили нашего боярина пана Михаила Логофета направиться к туркам для устранения беды и установления… мира, чтобы больше наша страна не разорялась. Если ему удастся добиться меньшей дани, будет хорошо. А если не удастся их уговорить и преуспеть, пусть отдаст те две тысячи угорских золотых, дабы мы пребывали в мире, а наша страна не разорялась.

Хрестоматия по истории Молдавской ССР: Часть 1. Для 7–8 классов / Под ред. Д. М. Драгнева. — Кишинёв: Лумина, 1986. С. 30–31.

Обсудить