Материалы первого круглого стола из серии «ПКРМ у власти и в оппозиции»

День первый: «25 февраля 2001 года. Ожидания общества и экспертной среды» Доклады Владимира Воронина, Вадима Мишина, Олега Рейдмана и Зураба Тодуа

21 февраля 2011 года в конференц-зале Информационно-аналитического портала AVA.MD в Кишинёве состоялось первое из запланированной серии «круглых столов» под общим девизом «ПКРМ у власти и в оппозиции» заседание, в котором приняли участие лидер Партии коммунистов, экс-президент Владимир Воронин и его соратники по партии Марк Ткачук, Вадим Мишин, Олег Рейдман, Зураб Тодуа, Константин Старыш, а также представители местного политологического сообщества – Виктор Боршевич, Богдан Цырдя, Эдуард Волков, Иван Грек, Виктор Гурэу, корреспонденты многих молдавских телеканалов и газет.

Открывая работу заседания, руководитель Информационно-аналитического портала AVA.MD политолог Виталий Андриевский сообщил, что по инициативе портала проводятся презентации книг, «круглые столы», конференции посвященные двадцатилетию провозглашения независимости Республики Молдова. В их числе и круглые столы «ПКРМ у власти и в оппозиции»

Четыре «круглых стола» будут проведены 21, 22, 23 и 24 февраля 2011 года в в конференц-зале портала AVA.MD, а в субботу, 26 февраля 2011 года состоится расширенное заседание – конференция, посвященная модернизации ПКРМ и Молдовы, с приглашением на неё представителей других политических партий и гражданского общества страны, а также иностранных гостей.

Главной целью проводимых «круглых столов» Виталий Андриевский назвал изучение и глубокое осмысление эволюции ПКРМ, прошедшей нелегкий путь из оппозиции во власть, где она пребывала восемь лет, а в настоящее время, находясь снова в оппозиции, готовящейся к возвращению себе роли правящей партии.Андриевский призвал вести открытую и честную дискуссию, обсуждая как достижения ПКРМ, так и просчеты и ошибки этой партии.

Взявший затем слово модератор первого «круглого стола» Виктор Боршевич особо подчеркнул, что опыт прихода ПКРМ во власть сугубо демократическим путем и управления ею страной на протяжении восьми лет, не прибегая при этом к ограничению демократических прав и свобод, проводя либеральные реформы при сохранении социальной ориентации, с большим вниманием изучается и на Западе, и на Востоке, в том числе в Китае, где он до недавнего времени работал молдавским послом.

Участники первого «круглого стола» выслушали и обсудили доклады по теме «25 февраля 2001 года. Ожидания общества и экспертной среды», с которыми выступили Владимир Воронин, Вадим Мишин, Олег Рейдман и Зураб Тодуа, которые подробно осветили проблемы, с которыми Партия коммунистов столкнулась в период своего создания, нахождения в оппозиции, а затем в борьбе за приход к власти на досрочных парламентских выборах в 2001 году.

Публикуем основные доклады, прозвучавшие на первом «круглом столе»:

Выступление Председателя ПКРМ Владимира Воронина

Уважаемые друзья,коллеги!

Я благодарен организаторам из AVA.md и неправительственной организации Transfom-Moldova за саму идею организации этой серии круглых столов, приуроченных к 10-летию первой парламентской победы молдавских коммунистов.

Но мне, откровенно говоря, очень бы не хотелось, чтобы сегодняшнее возвращение к тем событиям происходило в мемуарно-историческом ключе. Да, несомненно, очень важно, что 25 февраля 2001 года впервые в постсоветской истории коммунисты доказали, что они, вопреки всем прогнозам, способны приходить к власти. Очень и очень важно, что коммунисты тогда впервые доказали, что они умеют приходить к власти демократическим способом. Кажется, в этом вопросе мы тогда поставили мировой рекорд. Важно и то, что мы еще два раза – 5 марта 2005 года и 5 апреля 2009 – демонстрировали свою способность выигрывать выборы, которые все международные наблюдатели признавали демократическими. Но, согласитесь, все эти особенности - уникальные и знаковые – в большей части интересны лишь политологам и историкам. Они совершенно не занимают внимания большинства людей, которые, отдавая свои голоса на выборах, меньше всего озабочены этими доктринальными обстоятельствами. Их интересует в первую очередь реальный результат правления – политический, социальный и экономический, отраженный в их благосостоянии, в их качестве жизни. И тот факт, что, спустя десять лет после той знаковой победы, Партия коммунистов Республики Молдова остается самой мощной и самой авторитетной парламентской силой, является самым зримым результатом нашей политической борьбы, самым достоверным аргументом политического и управленческого успеха.

Мои коллеги – и сегодня, и завтра в рамках этих круглых столов – подробно проанализируют все аспекты нашей практической работы и во власти, и в оппозиции. Они расскажут о том, какой была Молдова в 2001 и какой мы оставили страну в 2009, какие реформы мы предприняли, на каких направлениях были поистине первопроходцами и новаторами. Они расскажут и о том, как ПКРМ переходила в оппозицию и форматировала уже в этом качестве масштабный очаг общественного и политического сопротивления. Я же хотел бы сосредоточить свое внимание на будущем, на будущем Партии коммунистов и ее потенциальном месте в молдавской политической системе. Это, быть может, слишком уж обобщенное и тезисное представление, но, тем не менее, оно во многом основывается на политическом опыте той нашей первой победы и всего того, что за ней последовало.

Уже в 2001 году Партия коммунистов приходила к власти далеко не только и не столько как партия ностальгии. Хотя, наверное, это обстоятельство десять лет назад еще являлось определенным и даже значительным если не политическим, то психологическим фактором. Но в первую очередь в нашей партии – и избиратели, и мы сами - уже видели партию социальной надежды, партию, способную смотреть в завтрашний день, партию, отвечающую за день грядущий, а не за прошлое.

И я убежден, что именно эта принципиальная нацеленность на решение задач будущего времени, способность и желание смотреть вперед позволило ПКРМ найти верные инструменты решения острых, сиюминутных, безотлагательных проблем. Мы отбросили либерально-монетаристские схемы и взяли на вооружение инструменты и стимулы расширения платежеспособного спроса – то есть намеренного повышения зарплат, пенсий, стипендий, инвестиций в человека, в образование, в науку. И сделали это вовсе не от того, что в теоретическом штабе нашей партии находились идейные сторонники теорий Кейнса или Стиглица. Кажется, что в то время среди наших коллег мало кто предполагал, что мы действуем по какой-то теории, что мы «говорим прозой». Просто сама наша политическая мотивация, устремленная в будущее, в реконструкцию, в развитие предполагала выбор именно таких экономических средств, а заодно и поиск действительно научно-обоснованных моделей, а не навязанных нам моделей физиологического выживания.

Знаете, это, наверное, и было самым важным и самым фундаментальным изменением в характере политической обстановки. Согласитесь, до 2001 года в Молдове в значительной степени доминировала атмосфера реставрации, нацеленности на некое прошлое – прошлое межвоенного периода, на какое-то испытанное временем «светлого капиталистического вчера». Любое же стратегическое планирование, желание увидеть самостоятельное будущее Молдовы вне этих схем – уже считалось недопустимым признаком тоталитарного мышления. Но именно мы не побоялись развернуть Молдову лицом к будущему, поставить ее перед решением пусть невообразимо сложных, но предельно актуальных задач. Именно мы привнесли в молдавскую политику фактор будущего времени, фактор государственной инициативы, проектности. Пусть нас нещадно и порой справедливо критиковали за такую инициативность, за различные стратегии и планы, которые мы предлагали обществу. Но, согласитесь, в абсолютном большинстве случаев альтернативой им служили не другие планы, более продуманные и взвешенные, а полная интеллектуальная капитуляция перед будущим, творческая и идейная пустота, остутствие планов и стратегий.

Этот политический почерк навсегда закрепил за нами имидж инициативной, проектно-ориентированной партии, которая, в отличие от других партий, способна видеть цели и смысл государственного и социального развития. Я полагаю, что такая проектность политического мышления оказалось, пожалуй, одним из самых серьезных признаков идентичности нашей организации, причем ее коммунистической идентичности. Эта черта стала, в этом смысле, более значимой, узнаваемой, нежели цвет нашего политического знамени и самого названия нашей организации. Эта особенность была и остается самым принципиальным нашим отличием от всех тех политических организаций, которые жили и живут во имя дня сегодняшнего или с умилением видят свой идеал в Бессарабии времен Антонеску.

Я убежден, что именно стремление Партии коммунистов жить, действовать, работать во имя будущего Молдовы и сегодня остается самым глубоким основанием общественного доверия к нашей политической организации. Как бы нас не критиковали наши оппоненты, как бы мы сами себя не критиковали, но только этот подход позволил нам не просто вести наступательную социальную политику, но и провести реформы, которые, казалось, вообще не по карману для бедной страны, лишенной ресурсов. Я говорю и о нашем - беспрецедентном на тот момент - решении о поэтапном возвращении вкладов населению, и о реформе науки, и полной перелицовке законодательства в сфере информационных технологий, и о самостоятельной реализации серьезных инфраструктурных проектов, таких как строительство порта на Дунае или тотальная газификация страны. Я говорю и о нашей способности даже в условиях теперешней оппозиции не только рефлекторно критиковать власть, но и выдвигать смелые и оптимистичные инициативы, такие как «Молдавский проект».

Нравится кому-то или нет, но для общества – мы теперь не просто Партия коммунистов, не просто там какая-то там левая партия, мы инстинктивно, что называется «кожей», ассоциируемся в первую очередь с партией, которая живет перспективными, долговременными, стратегическими интересами общества. Такая расстановка акцентов и приоритетов во времени, если хотите, автоматически превращает нас в партию, которая думает в первую очередь о тех, кто еще мал и слаб, равно как и о тех, кто рано или поздно не сможет сам себя всесторонне и полноценно защитить, я говорю о детях, молодежи, пенсионерах, инвалидах. Именно эта логика, основанная на служении долговременной общенациональной перспективе, действительно заставляет нашу партию быть партией социальной справедливости, нацеленной на социальные инвестиции, на проектирование отложенных во времени позитивных социальных эффектов. Именно эта логика, вопреки гнетущей и бесперспективной реальности, заставляет нас быть оптимистической партией молдавской государственности.
И сейчас, когда в молдавской политике вновь утвердился прямо противоположный подход, исключивший все формы будущего времени из повестки дня государственного управления, мы видим, что это дает только глубочайший негативный эффект. И никакие гранты, никакие внешние масштабные финансовые вливания не способны, оказывается, поддержать на плаву систему, которая пытается жить за счет будущего, а не во имя будущего.

Мой вывод однозначен и категоричен. Можно сколько угодно апеллировать к своим политическим программам, социалистическому, социал-демократическому или коммунистическому названию своей организации, но, если партия действует по лекалам прошлого или не стремится обогнать текущую идейную конъюнктуру, то никогда в ней не увидят ни малейших признаков верности идеям социальной справедливости, солидарности, гуманизма. Эта партия не получит ни долговременной электоральной, ни моральной поддержки и обречена на поражение. Если партия не стремится всю свою энергию посвятить будущему, то она не в силах быть эффективной, прагматичной и ответственной силой сегодняшнего дня. И только та политическая сила, которая действует под диктовку будущего, которая не боится строить смелые, оригинальные и амбициозные планы суверенного развития, может претендовать на политический и управленческий успех. И как бы ни были сложны обстоятельства текущей политической борьбы, сколь бы ни было тяжко следовать этому принципу на практике, в условиях жесткой оппозиции, но у Партии коммунистов нет иного выхода. И, кажется, нет иного выхода у самой Республики Молдова.

Благодарю за внимание.

Выступление депутата Парламента РМ Вадима Мишина.

Уважаемые коллеги!

Начиная с 1999 г. в Республике Молдова многократно говорилось о кризисе власти, который происходил на фоне ухудшающейся экономической ситуации и усиливающемся конфликте между Президентом и Парламентом.
За этот период имели место два затяжных правительственных кризиса, сменилось два правительства. Причиной этого явилось разногласие между исполнительной и законодательной ветвями власти, а также непримиримая позиция П.Лучинского, объявившего войну высшему законодательному органу Республики, требуя для себя дополнительных властных полномочий и превращения Молдовы в государство с президентской формой правления.

Президент инициировал референдум относительно перехода республики к президентской форме правления, который был проведен одновременно с местными выборами 23 мая 2000 года.

Честно говоря, с высоты сегодняшнего дня, можно с большой долей уверенности сказать, что если бы всенародные выборы президента состоялись, как и планировалось, в декабре 2000-го года, то президентом был бы тоже Владимир Воронин. Скорее всего, он победил бы уже в первом туре. Я думаю с этим согласятся сегодня большинство экспертов.

Но, несмотря на это ПКРМ и тогда, и сейчас считает что парламентская форма правления является самой демократичной и более оптимальной для нашей страны. И в этом отношении партия всегда занимала четкую и последовательную позицию.
К счастью, тогда, в 2000 году, Парламент ответил адекватно, провёл конституционную реформу и провозгласил в стране переход к парламентской республике.

Именно конституционная реформа от 5 июля 2000 года о переходе к парламентской форме правления оказала позитивное влияние на развитие демократических институтов политической системы Республики Молдова. Хочу напомнить что эта реформа была поддерженна Парламентской Ассамблей Совета Европы и другими международными парламентскими организациями.

Вопрос конституционной реформы широко обсуждался основными политическими формированиями страны. Представители всех парламентских фракций отметили, что данные инициативы были продиктованы необходимостью совершенствования отношений между ветвями государственной власти путем четкого разграничения компетенций.

Однако, в создавшейся политической обстановке в июле 2000 г. оказалось невозможным избрание президента страны парламентом в соответствии с парламентской процедурой и в сроки, установленные действующим законодательством, поскольку не было четкого и стабильного парламентского большинства. Это хочу подчеркнуть особо, в этой ситуации 30 декабря 2000 года президент Республики Молдова П. Лучинский принял решение о роспуске Парламента XIV созыва и назначил дату проведения новых парламентских выборов – 25 февраля 2001 года.

В досрочных парламентских выборах 2001 года участвовали 26 формирований. Только три политических формирования преодолели избирательный порог и были представлены в Парламенте РМ XV-го созыва.
Из этих трех: Партия Коммунистов Республики Молдова набрала 50,7 %; избирательный Блок «Альянс Брагиша» – 13,36 %; Христианско-демократическая народная партия – 8,24 %. Таким образом, из 101 депутатских мандата партия Коммунистов получила 71 мандат, Альянс Брагиш – 19 и Христианско-демократическая народная партия – 11.
В результате Партия Коммунистов сформировала парламентское большинство. В то время, Молдова оказалось единственной европейской страной, где компартия стала правящей, прийдя к власти демократическим путем. Она также стала единственной из стран СНГ, где полупрезидентская республика сменилась на переход к парламентской форме правления. Конституционная реформа 2000 года в Молдове отнюдь не сводилась к изменению порядка выборов Президента, как утверждают сегодня некоторые так называемые эксперты и политологи. Она имела комплексный характер, затронув раздел III Конституции «Публичные власти» (главы IV «Парламент», V «Конституционный Суд», раздел VI «Пересмотр Конституции».)

Все изменения Конституции можно сгруппировать по следующим основаниям:
а) изменения, затронувшие конституционный статус главы государства;
б) изменения конституционно-правового положения Правительства Молдовы;
в) изменения, затронувшие конституционный статус Парламента;
г) изменения затронувшие конституционно-правовое положение органов прокуратуры и дополнившие полномочия Конституционного Суда РМ.

При этом ПКРМ, располагая конституционным большинством в парламенте, взяла на себя полную ответственность за управление страной. Только после 2001 года в Молдове наступила стабильность в политической системе, а Правительство (Тарлева) непрерывно и эффективно исполняло свои обязанности на протяжении всех 4 лет функционирования Парламента XV-го созыва и даже больше.

Следует заметить что конституционная реформа 2000 года, в следствии которой Молдова стала Республикой с переходом к Парламентской форме правления, а также досрочные выборы 2001 года не были капризом какой либо партии, а сама жизнь и политическо-социальная обстановка в стране показали что нужно менять форму правления и выбирать президента страны в Парламенте.

Ученые спорят о плюсах и минусах каждой формы выбора президента. Далее я приведу некоторые аргументы в пользу процедуры избрания Президента Республики Молдова Парламентом.

И так, при избрании Президента народом выделяются следующие негативные моменты:

1. Сложность принятия согласованных решений. То есть нередки случаи, когда президент избранный народом и парламент не могут договориться и конфликтуют с поводом и без него. Эта ситуация была в прошлом и в нашей стране, до изменения формы правления, такая же ситуация сейчас наблюдается в Украине.

2. Когда президент избирается народом посредством всеобщего голосования, политическая платформа того или иного кандидата имеет незначительную роль поскольку на первый план выступают харизма кандидата, его ораторские способности, то как он одет, и так далее.

3. Высокая степень манипулируемости общественным мнением со стороны профессиональных политиков, что иногда позволяет победить на выборах не мудрым лидерам, а демагогам; не конкретным обоснованным политическим платформам, а не чем не закрепленным обещаниям;

4. Большой разброс мнений, что мешает выработке решений.

В то же время, при избрании президента парламентом существуют следующие плюсы:
- реальная возможность избежания противостояния между Президентом и Парламентом, поскольку, президент избранный квалифицированным большинством в Парламенте придерживается тех же политических убеждений;
- положения политической программы партии или партий проголосовавших за Президента Республики Молдова, могут реально выполняться;
- гарантирует стабильность правительства;
- в отношениях Парламент – президент устанавливается определенная система сдерживания;
- устанавливается реальная ответственность президента перед парламентом, который его избрал, в том числе отстранение его от должности в случае неисполнения им своих обязанностей.

Согласно ст.77 Конституции нашей страны, президент выступает в качестве объединяющего начала, своеобразного стержня государственности и её гаранта. Отношение Президента с Парламентом вписываются в своеобразную систему сдержек и противовесов. Она устанавливает такие положения, при которых, как президент, так и Парламент, сдерживают друг друга от действий, которых могли бы противоречить интересам общества и государства. Наверное, без таких взаимных сдержек система власти была бы более уязвимой и могла приводить к возможности злоупотребления.

Исходя из вышеизложенного, вытекает что, на данный момент, положения Конституции Республики Молдова, в этой части не нуждаются в изменении. Конечно, конституционная реформа 2000 года была проведена не до конца, существуют некоторые нормы Конституции которые могут быть улучшенны, но только в смысле укрепления парламентской формы правления.

Большинство юристов считают, что высказывания некоторых политиков, что не сегодня то завтра или послезавтра президент будет избран без политического диалога с коммунистами, не соответствуют конституционным нормам, так как в соответствии со ст.78 аб.(4), „если и после повторных выборов Президент Республики Молдова не избран, действующий Президент распускает Парламент и назначает дату выборов нового Парламента”.

Если судить по примеру США, одной из самых демократических стран мира, поправки в Конституцию не могут вноситься под какую-либо политическую партию или интересы узкого круга людей. Поправки в Конституцию должны вноситься очень редко, исключительно в интересах всего общества и должны быть качественными и хорошо обоснованными. А еще, что немаловажно, поправки не должны подрывать основы государственности.

Законодательно оформляя и закрепляя общественные отношения, отвечающие коренным потребностям и интересам господствующих классов или всего общества, конституция выступает в качестве мощного рычага внутриполитической стабильности государства, устойчивого функционирования его властных структур.

В отличие от обычных законов, Основной закон государства характеризуется стабильностью и долговечностью. Эти качества конституции обусловлены двумя обстоятельствами. Во-первых, в силу абстрактного содержания ее положений она не подвержена постоянным изменения. Во-вторых, жесткая процедура по внесению в нее изменений и дополнений служит гарантом ее жизнеспособности и долговечности. Таким образом, все другие законы и правовые предписания властных структур государства должны соответствовать конституции - их правовой основе. Те из них, которые противоречат конституционным принципам и нормам, подлежат отмене.

Стабильность конституции - важнейшее условие режима законности, устойчивости всей правовой системы и организации государственной власти, определенности отношений между личностью и государством.

Стабильность Конституции и, созданной на ее основе всей правовой системы, является условием предсказуемости экономической, социальной и политической жизни. Поэтому снятие политических и социальных противоречий должно осуществляться, как правило, не через замену Конституции, а через ее интерпретацию и толкование.

Например, Конституция США -- лаконичный документ (насчитывает 7 статей). Но, ее статьи объемнее статей современных конституций и, в действительности, являются разделами (с точки зрения сегодняшнего понимания структуры конституции). Конституция США - жесткая конституция. Поправки к ней могут быть приняты 2/3 членов обеих палат высшего законодательного органа - конгресса - либо специальным конвентом, созванным по инициативе 2/3 штатов (случаев такого созыва не было). Они подлежат ратификации (утверждению) законодательными собраниями 3/4 штатов либо 3/4 конвента штатов, созванных по решению федерального конгресса.

В результате этого, несмотря на то, что в США попеременно менялись руководящие политические партии и эта страна пережила великую депрессию и другие социальные потрясения за два с половиной столетия, принято лишь 27 поправок. Единичные поправки не имеют принципиального значения, так как посвящены сравнительно частным вопросам, некоторые вводят, а затем отменяют какие-либо положения.

Конституция Республики Молдова, как и все остальные конституции стран СНГ, подготовлены на основе европейского опыта, поэтому свободны от явных идеологических перегрузок. В конституционных текстах зафиксирован плюрализм мнений, свобода совести, многообразие политических институтов. Ни одна партийная идеология не может устанавливаться в качестве обязательной для всех граждан. Такая постановка проблемы спасает государство от кризисов в период смены власти.

Что же происходит у нас? Если проанализировать действующую Конституцию становиться очевидным, что большинство его норм полностью соответствуют требованиям международных актов и Европейской Конвенции по Правам Человека. То есть, какие еще изменения можно внести во Второй Раздел Конституции Республики Молдова регламентирующий Основные права, свободы и обязанности если он и так соответствует международным нормам?
Интерес Альянса за Европейскую Интеграцию сугубо политический, они хотят переделать Конституцию под себя, под свои политические амбиции и узкие интересы, для достижения единственной цели - удержать власть любой ценой.
Перед тем как вносить какие-либо изменения в Конституцию, надо прежде всего определить какие положения Основного закона не соответствуют реальности.

Совершено очевидно, что лица продвигающие изменение Конституции не проводили никакого серьёзного анализа положений действующей Конституции и явно не смогут обосновать с юридической точки зрения их порыв, поскольку мотивы этой авантюры строго политические.

Единственные положения, которые Альянс хочет изменить под себя, исключительно из персональных амбиций и ради удержания власти любой ценой, это положения раздела III которые регламентируют принципы и процедуру формирования ветвей власти.

Этот раздел регламентирует все публичные власти (формирование парламента, правительства, выборы президента, публичное управление т.д.), но их интересует внести изменения лишь в главу V, которая предусматривает общие положения, роль, функции президента страны и процедуру его избрания.

Поскольку, им не хватает голосов для избрания президента Республики Молдова, представители альянса решили поиграть в демократию и, либо изменить, либо принять новую Конституцию. Следует отметить, что высказывания определенных представителей Альянса настолько противоречивы, что создаётся впечатление, что они сами толком не знают чего хотят.
Некоторые юристы, которые провозгласили себя большими специалистами конституционного права, несмотря на абсурдность идеи, продвигают её под лозунгом „во имя национального интереса”.

Но следует напомнить, что ни в одной цивилизованной стране не изменяют, и тем более не принимают новую конституцию, для того чтобы удержать власть в своих руках. В большинстве европейских странах закрепленна именно парламентская форма правления и никому в голову не приходит менять её коньюкктурно, в угоду узко партийным интерессам какой-либо партии или группы политиков.

То есть, единственное, что должен и может сделать альянс во имя национального интереса это назначить дату выборов Президента РМ, сесть за стол переговоров с ПКРМ и поддержать нейтрального кандидата, который бы соответствовал юридическим и моральным требованиям для исполнении функций должности Президента Республики Молдова, который сплотил бы всё молдавское общество и был бы Президентом всех граждан нашей страны.


Выступление депутата Олега Рейдмана

Уважаемые коллеги!

25 февраля 2001 года, день прихода Партии Коммунистов Республики Молдова во власть был моментом с одной стороны закономерным, а с другой стороны наполненным противоречиями. В моем выступлении предлагается взглянуть и на эту закономерность , и на эти противоречия в экономическом, скорее в политэкономическом аспекте.

Ясно, что в Молдове в это время все еще шел процесс смены общественной формации, и как при любом таком процессе в него были вовлечены социальные группы, являющиеся сторонниками прежнего уклада жизни, и, конечно, ярые критики прежнего уклада. Эти две большие социальные группы делились на ряд подгрупп, различавшиеся мотивами своих предпочтений.

Но, пожалуй, одно их в значительной степени к тому времени объединяло: сознание того, что кавалерийским наскоком этот процесс смены не преодолеть. Им было понятно, что методы и средства, предпринятые властью независимой Молдовы за предшествовавшие 2001-му году десять лет, разрушили Молдову, как субъект хозяйства, если хотите, как экономическую единицу. Отсутствие в практике тогдашней власти, хоть какой-то последовательности, кроме следования внешним, например, МВФ рекомендациям, отсутствие хоть в малой степени проектного построения политических программ, на фоне клановости, кумовства в распределении, скажем так, возможностей, преступность, отнимающая то, что с большим трудом удавалось заработать или сохранить, привело к сокрушительным для национального хозяйства результатам.

В первую очередь национальное хозяйство (применим такой термин) оказалось резко декапитализированным. Ясно как божий день, что весь национальный капитал в виде основных средств предприятий, в условиях, когда он не функционирует, не приносит дохода, - резко обесценился и представлял интерес только как недвижимость, а то и как городские территории, на которых эта недвижимость расположена.

Поэтому процесс разгосударствления, затеянный как политический процесс создания собственника (вспомним советскую цель «создание и воспитание нового человека») быстро оставил этого потенциального собственника как без реальной части собственности, так и без дохода, ранее извлекаемого рядовыми людьми на собственности государственной. Предприятия продавались за цены, меньшие в разы, чем запасы материалов и готовой продукции, сохранявшиеся на них. Как следствие, затраты на приобретение ловкими «прихватизаторами» быстро окупались распродажей запасов, сдачей в металлолом демонтированного оборудования и оснастки, предприятия закрывались, территории «столбились» за никому неизвестными оффшорными инвесторами. Скажите, где вся богатейшая на весь СССР, к примеру, стройиндустрия? Все это происходило на глазах людей, годами вырабатывавшими на этих предприятиях хоть что-то полезное. Этих людей выталкивали на блошиные рынки или в «челноки», или вообще выбрасывали на обочину жизни.

В агросекторе печально известная программа «Пэмынт» таким же образом привела к полной декапитализации сельского хозяйства, повальной утрате технологичности агроструктур, почти крепостной зависимости крестьян от оборотистых т.н. «лидеров», - бывших председателей колхозов, главных агрономов и пр. Сельское хозяйство не получало инвестиций, переходило в основном на производство однолетних, корчевались сады и виноградники, выслужившие свой срок, территория распахивалась в стремлении получить объем однолетних без повышения урожайности. По животноводству как Мамай прошелся: скот забивали на мясо в целях получения хоть каких-то оборотных средств, животноводческие помещения по-тихому разбирали и тащили на подворья, оросительные системы также разносили по дворам. Так на селе формировался «реальный собственник». На полях вновь, как из фильмов про 20-е годы, появились конные плуги с одним лемехом, а кое-где и соха, царапавшая богатейший молдавский чернозем ради трех-четырех сотен килограмм кукурузы для домашних нужд этого самого собственника. Внутреннему рынку не хватало продуктов собственного производства, и на него хлынул поток импорта, забивая поры спроса, через которые дышало национальное производство потребительских товаров.

В этих условиях банковский сектор не видел возможности кредитовать инвестиционные проекты, кредиты становились все короче, ставки все выше, раскручивая рост цен.

А зарплату, пенсии платили натурой, при этом в отсутствие альтернативы цену на эту натуру задирали выше всех возможностей покупателей. В конце 2000 года задолженность по оплате труда составляла 84 млн леев, при этом госбюджет должен был людям 21 млн леев.

Отсюда пошли взаимные неплатежи, расцвел бартер, по ценам, неизвестно откуда взятым и дошло до взаимозачетов, в том числе с государством, в т.ч. и по налогам. Страна, общество, нация находились на грани дефолта: общий внешний долг превышал 120% ВВП, а государственный составлял около 80% ВВП. Угроза внешнего управления, утраты независимости была более, чем реальной. Диктат МВФ над правительством практически был абсолютным, вспомним хотя бы введение пресловутой предотгрузочной инспекции. Это было первой попыткой отстранения с дальнейшим устранением таможни – государственного института, атрибута государственности.
Все, что сказано выше – это не художественная проза, так было в конце 90-х, начале 2000-х.

Утрата обществом перспективы, человеком веры в завтрашний день объективно заставили их обратиться при политическом выборе к своему прошлому опыту. А что в прошлом опыте? Там значимые по целям, масштабные по планам, организованные и скоординированные по секторам, отраслям и по ресурсам проекты коммунистов в интересах людей.

Коммунисты Молдовы используя метод объективной, научной оценки действительности, предлагая программу с реально измеряемыми и контролируемыми параметрами, составленную программно-целевым методом предложили перспективу понятную людям, отвечающую их заботам.
И коммунисты получили вотум доверия.

И тут перед коммунистами Молдовы во весь рост стал вопрос о методах, условиях и способах, ресурсах и стимулах.

Оппоненты и критики оставляли ПКРМ во власти от трех до шести месяцев, и надо признать, что возможно так и случилось бы, если бы коммунисты Молдовы принялись бы за дело, вооружившись догмами начала прошлого века, по-старому, по-советски, по КПСС-ному.

Из всей прошлой практики ПКРМ сохранила только цели: в экономической области цели проектного устойчивого развития, роста государственных доходов и доходов граждан, участие государства в инвестициях (по-старому госкапитальные вложения), добавив к ним цели совершенствования условий активной экономической деятельности граждан, мобилизация государственных ресурсов на инвестициях в здоровье, знания граждан, в науку и инновации.

Прежде всего, ПКРМ решительно взяла курс на демократизацию экономической жизни, на либерализацию (в смысле освобождение) экономических агентов от чиновничьего произвола, подменяющего собой функционирующий Закон. Работа эта бесконечная и не потому, что бесполезная, а потому что в этом деле нет предела совершенству.
Я процитирую слова Председателя ПКРМ, Президента РМ В.Н.Воронина, сказанные им в апреле 2002 года, через год после победы на выборах на встрече с представителями бизнеса: «Власть, в значительной степени по настоянию руководства ПКРМ, предпринимает шаги по реализации тех решений и предложений, которые мы с Вами обсуждали на предвыборных встречах и сразу после выборов в прошлом феврале. (Облегчённый доступ к началу своего дела – регистрация; сокращение лицензирования и авторизаций; Оптимизация и упорядочение контроля)

Однако, сохраняется беспокойство относительно того, действенные ли эти шаги, не являются ли они демонстрацией активности, декорацией движения навстречу.

Это беспокойство вызвано тем, что меры, предпринимаемые властями, ими же самими и разработаны. Они не подвергались экспертной оценке, реакции не прогнозировались, никакие мнения, кроме умозрительных заключений представителей власти, в расчёт не принимались...

Своё участие я вижу во властной поддержке реализации всего конструктивного и продуктивного, что может возникнуть у непосредственных участников процессов при диалоге со структурами, представляющими власть….

Этого можно достичь только творчеством представителей гражданских структур в диалоге с властью.

Я, по-прежнему, считаю, что люди, развивающие своё дело в нашей стране, при всех обстоятельствах, заставляющих их изворачиваться, хитрить, строить сложнейшие схемы «планирования», как вы говорите, налогов, не меньше, а порой и больше патриоты Молдовы, чем многие политики и функционеры разных партий и властных структур.

Я убежден, что каждый из Вас, способен «решать» и «решает» свои проблемы с нашей властью. То, как это делается, чаще всего не Ваша вина, а Ваша беда. Но я не менее убеждён и в том, что Вам уже невмоготу эти «решения».

Сломить это положение возможно только законо- и нормотворчеством на основе здравого смысла, на основе разработки и соблюдения таких правил и ограничений, соблюдение которых будет если не приятно, то по крайней мере осмысленно, не будет вызывать внутреннего протеста». (Конец цитаты 2002 года)

При таком подходе логичными выглядят результаты:

Показатель

1999

2000

2001

2002

2003

2008

ВВП млн. леев номинальный

12322

16020

19052

22586

27297

62840

ВВП на душу населения USD

321

354

408

459

543

1694

ВВП темп роста

-3,4

2,1

6,1

7,8

6,3

162,9 к 2000

Личный располагаемый доход в месяц, леев

133

186

241

322

422

1186

Реальный доход располагаемый, темп роста,%

-18,7

6,1

17,7

26,5

17,4

Ежегодно +15-17%

Индекс цен потребительских

139

131

110

105,2

111,6

Индекс цен производственных

144

128,5

112,3

104,7

109,2

Уровень безработицы, % (ВОТ)

11,1

8,5

7,3

6,8

7,9

6,3

Рост реальной зарплаты, %

-17

12

19

24

18

9 к 2007

Внутренний гос. долг (% от ВВП)

15,5

12,6

12,6

12,5

10,7

Внешний гос. долг (% от ВВП)

65,9

79,3

64,5

59,4

51,5

13,9/2009

Обменный курс среднегодовой MDL\$

10,52

12,43

12,87

13,57

13,92

Задолженность по оплате труда практически исчезла с повестки дня уже в конце 2002 года, начали индексироваться вклады населения, замороженные в Сбербанке.

ПКРМ твердо и неукоснительно держала курс на демократизацию экономики, на стимулирование общественного спроса. Постоянным был курс на устранение практики предоставления налоговых льгот отдельным предприятиям и замены этой практики стимулами, предлаганмыми отдельным секторам и экономике в целом. Налоги регулярно снижались, пока в 2007 году налог на прибыль предприятий, нераспределенную владельцам не стал нулевым. При этом поступления в государственный и консолидированный бюджет росли высокими темпами, так, что в 2008 году его уровень более, чем в пять раз превысил уровень 2000-го года. В 2008 году как говорят выстрелили результаты такой последовательной политики и в деле инвестиций, - они превысили 800 млн долларов.
Можно смело сделать вывод о том, что доверие между властью и бизнесом возникло и укреплялось.

Молдавские коммунисты далеки от того, чтобы видеть все в розовом свете, но и не замечать очевидного и не отмечать тенденций, мы не считаем профессиональным и правильным. Однако, политика в управлении экономикой не ограничивается только заявлением целей, она требует конкретных управляющих воздействий, текущих корректировок, последовательности и политической воли. В качестве примера приведу цитату из беседы Президента Воронина с Правительством в 2004 году:

«…Что же вызывает беспокойство? Почему существует неудовлетворённость? Где центры «раздражений», не позволяющие в полной мере гордиться сделанным? Они, эти центры, в первую очередь здесь в Правительстве. Каковы они, в чем выражаются и как проявляются? Прежде всего и главное это то, что Правительство выглядит как набор, который состоит из элементов от разных комплектов конструкторов ЛЕГО. Из этого набора не удается сложить единого рисунка….

К сожалению, даже Программа деятельности Правительства не явилась объединяющим усилия документом. Самым важным является то, что весь состав Правительства, за редким исключением, не осознал и не научился принимать управленческие решения и нести за них ответственность…. Основным инструментом Правительства, которым оно влияет на жизнь страны является ДОКУМЕНТ: Постановление Правительства, Распоряжение, Закон, принятый по его инициативе. Очень большие претензии необходимо предъявить именно к качеству подготовки ДОКУМЕНТА. Его нельзя готовить и принимать, «глядя в потолок». Надо помнить, что по этому ДОКУМЕНТУ будет жить вся страна: каждый человек, каждое предприятие и организация, само Правительство в конце концов… Как правило, пока ваши документы носят характер реагирования на проявления.

В процесс подготовки документов чаще всего не включены этапы глубокого изучения, анализа причин, вызывающих необходимость его принятия и моделирования последствий. Поэтому этих документов очень много, они часто корректируются и создаётся впечатление суеты в действиях правительства. Другое негативное качество процесса подготовки заключается в игнорировании базовых теоретических основ, т.е. просто в недостатке знаний и в нежелании их привлекать и использовать.

Отсюда в документы Правительства просачиваются такие «теоретические открытия», как «аренда оборотных средств» в сельском хозяйстве, как освобождение от НДС на импорт для отдельных экономических агентов, как объединение в одном юридическом лице первичной и госпитальной медицины в районах при медицинском страховании, как непокрытые финансовыми источниками громкие программы типа «Дороги –ХХ1 век»? как предложения кредитоваться в НБМ беспроцентно. Подобных «открытий» в документах Правительства более, чем достаточно, эти я привел не для того, чтоб кого-то конкретно выделить, все члены Правительства грешат этим. Третье негативное качество процесса подготовки документов Правительства заключается в том, что Вам кажется, что объективная реальность подчиняется вашим решениям, что объективными явлениями можно административно править, а не управлять процессами на основе познания объективной реальности.

В первую очередь этим грешат Вице-Премьр-Министры. Когда перед ними обозначается проблема и ставится задача, они стараются в первую очередь отрапортовать, отписаться, снять с контроля. Поэтому к проблемам приходится возвращаться неоднократно. Такой пример заразителен и для Министров и далее по всей бюрократической лестнице вниз. Теперь несколько слов о бюрократических хитростях.

Во-первых должен вам сказать, что они не проходят незамеченными, а во-вторых в них просматриваются либо ведомственный или личный интерес, либо неумение решить проблему, либо желание уйти от ответственности. Таких примеров очень много. О функциональности Правительства. Я обращаюсь к присутствующим с очень жестким и настойчивым требованием. Не забывайте, что мы все существуем на средства налогоплательщиков. Наша генеральная функция обеспечить им, а также всем гражданам квалифицированное оказание услуг по государственному управлению, соответствующую уровню нашего развития, а еще лучше превышающую этот уровень. Если мы создаем и включаем в состав Правительства Министерство или Департамент, Службу или Агентство, то делаем это для того, чтоб покрыть услугой государственного управления и регулирования определённый пласт жизненных проблем и общественных отношений. Недопустимо со временем под демагогическими предлогами произвольно ни расширять свои функции , ни сокращать их, ни изменять.

Другой пример, - политика государства в области экономического роста заключается в создании благоприятных условий для экономических агентов, для малого и среднего бизнеса, т.к. они и только они этот рост и могут обеспечить. Для облегчения доступа их к развитию деятельности мы создали Лицензионную палату…. А в Правительстве продолжается постоянная свара, постоянные попытки выхолостить решение, неискоренимо желание тянуть одеяло на себя…. На деле постоянно приходится удерживать ситуацию от выхолащивания решения вместо совершенствования механизма….

Третий пример: Экологи решили, что могут выдвигать требования «с потолка» без всяких ограничений…. А я хочу напомнить вам вывод одного из наиболее внимательных исследователей взаимосвязи населения, экономического развития и загрязнения окружающей среды Вильфреда Бекермэна из Оксфорда: «…существует ясное доказательство того, что … в конце концов самый лучший – и, возможно, единственный - способ улучшить состояние окружающей среды для большинства стран – стать богаче.» …Министерство экологии, каждый его сотрудник и инспектор должны знать, что существует Экономическая теория окружающей среды и инструменты этой теории позволяют говорить об экономической эффективности экологических требований, теория эта в целом требует компромиссных решений между добавленной стоимостью и дополнительным вредом». (Конец цитаты)

Представляя Вашему вниманию это сообщение, мне кажется важным то обстоятельство, что в практике управления экономикой ПКРМ не была замшелым проводником давно отживших идей и методов, но была последовательной в достижении цели, единственно достойной для любой политической силы, управляющей государством – цели устойчивого экономического роста для пользы и благополучия своих граждан. Все ли получилось? Коммунисты никогда этого не утверждали. Были ли ошибки, промедления, бюрократические извращения? Были, и этого никто из коммунистов никогда не отрицал.

Стали ли люди, наши граждане за время нахождения ПКРМ во власти жить лучше, увереннее, - любая статистика динамики уровня жизни и международные оценки финансовой устойчивости, экономических свобод это решительно подтверждают. Заплачено ли за это ограничением прав и свобод, идеологическим насилием, искоренением инакомыслия, ни в малейшей степени. Удовлетворяли ли общество темпы улучшения жизни, темпы развития, - нет. А где-то, может, прозвучала удовлетворенность ПКРМ этими темпами? Нет, никогда. И в этом Партия коммунистов Республики Молдова едина с народом Молдовы. Именно поэтому Цели этой ПКРМ никогда не изменяла и не изменит.

Спасибо за внимание.


Выступление депутата Зураба Тодуа

Уважаемые коллеги!

Победа на парламентских выборах 2001 г. Партии коммунистов (ПКРМ) вызвала недоумение, и шок у большей части политического сообщества страны, особенно праволиберальной ориентации. Дело в том, что такой вариант исхода выборов ими даже не рассматривался. Максимум что допускали все без исключения политологи и эксперты для ПКРМ – это повторение успеха 1998 г. – 40 депутатов в парламенте. Все были уверены, что победу одержат партии либерального толка.

Не меньшее удивление известие о победе коммунистов в Молдове вызвало и за ее пределами. Эта новость носила поистине сенсационный характер. Считалось, что после распада Восточного блока и Советского союза в 1991 году это невозможно по определению.

Большинство экспертов и наблюдателей оценили этот факт как случайность, недоразумение, некий «вывих» политический системы страны и стали ожидать быстрого банкротства, поражения и полного провала Партии коммунистов.

Недоброжелатели и оппоненты пугали общество тем, что произойдет:
- национализация всех основных предприятий;
- отмена частной собственности;
- возврат к социализму советского образца.
- сведение счетов с неугодными лицами.

Конечно в первую очередь за этими «прогнозами» крылись опасения и страх расследования злоупотреблений 90-х гг., когда было разграблено национальное достояние страны, появились первые миллионеры, которые, как правило, в недавнем прошлом занимали различные посты в правительстве, парламенте, президентском аппарате.

В 2001 году Партия коммунистов одержала абсолютную победу, получив 71 место в парламенте. В этой ситуации ПКРМ, если бы руководствовалась корыстными, властолюбивыми целями, подобно АЕИ в 2009-2010 гг., могла бы сделать все, что угодно: сменить политический строй, избрать пожизненного президента, изменить по своему усмотрению Конституцию, запретить партии, которые ее не устраивали и т.д. Ничего подобного не произошло и не могло произойти, потому что партией руководили ответственные люди, не мечтающие о власти авантюристы.

Те, кто ожидал экономического апокалипсиса, политических расправ, возврата в прошлое - просчитались. Основу подхода ПКРМ в экономике и политике составил выверенный прагматизм.

Во-первых, ПКРМ не пошло по пути создания партийного правительства. Многие министры и чиновники прежнего правительства сохранили свои посты. Прежде всего, ценились профессиональные качества.

Во-вторых, в течение нескольких месяцев был наведен порядок в финансовой сфере. Был установлен контроль над государственной казной. От финансовых потоков отлучены сомнительные личности и малопонятные субъекты, которые распоряжались государственными средствами. Как только навели порядок, сразу нашлись деньги на выплату зарплат, пенсий, пособий, стипендий. Стали погашаться задолженности по выплатам. Напомню, что до прихода к власти ПКРМ некоторые категории граждан не получали свои законные деньги – зарплаты, пенсии, стипендии, пособия за 1998 и 1999 годы!

Боле того, новая власть нашла возможность для повышения зарплат и пенсий пусть поначалу и небольшого. Те кто, сегодня готов позубоскалить по этому поводу, или склонен принизить значение этих достижений, пусть сравнит итоги первого года пребывания у власти ПКРМ с итогами полутора лет правления Альянса. В частности, ту вакханалию с ростом цен, тарифов, и одновременным снижением уровня жизни людей, которые мы наблюдаем в течение всего этого времени, особенно после повторного пришествия АЕИ к власти.

В-третьих, был продолжен процесс либеральных реформ, в частности продолжилась приватизация. Одновременно были прекращены экономические войны между кланами.

В-четвертых, Молдова продолжила конструктивное сотрудничество с международными финансовыми организациями, однако отказалось от бездумного заимствования. Впрочем, тогда и МВФ, Мировой банк и другие приостановили свои программы в Молдове (в 2006 г. МВФ вернулся, но работал уже на условиях официального Кишинева в интересах страны и общества).

В-пятых, прагматизм и профессиональный подход стал преобладать и во внешней политике. Вместо ожидаемой оппонентами изоляции Молдовы, последовало развитие сотрудничества и с Западом и с Востоком.

Итоги первого года.

Был восстановлен порядок в органах власти, установлена жесткая финансовая дисциплина, прекратились борьба между ветвями власти и политическими кланами.

Был нанесен удар по теневой экономике, кумовству и коррупции.

В страну вернулась политическая стабильность, которая самым благотворным образом сказалась на социально-политическом положении страны.

Постепенно стало восстанавливаться доверие к власти.

Главный результат: при отсутствии внешнего финансирования и инвестиций, несовершенстве законодательства, наличии крупного внешнего долга, который остался в наследство от прежних, либеральных властей, ПКРМ в течение первого года сумели добиться впечатляющих успехов.

Рост ВВП в 2001 г. составил 4 %.
Экономический рост – 5 %.
Рост в промышленности – от 10-20 до 60 %.
В сельском хозяйстве производство зерна выросло на 44 %, сахарной свеклы на 10 %, фруктов на 23 %.
Инфляцию удалось сдержать на уровне 1 %.
Началась программа газификации всей страны (в 2001 г. было газифицировано 7 % населенных пунктов РМ, в 2009 г – 94 %; за полтора года пребывания у власти АЕИ – не было газифицировано ни одного населенного пункта!)
После прихода к власти ПКРМ оживился малый и средний бизнес.
Увеличился объем внешней торговли.
В социальной сфере – на 20 % были снижены цены на хлебобулочные изделия. Удалось понизить цены на коммунальные услуги.
В течение года пенсии были повышены на 61,4 %. Правительство полностью рассчиталось с задолженностью перед пенсионерами. Среднемесячная зарплата была повышена на 30 %. , в том числе на 20 % учителям и стипендии студентам.

И это притом, что на обслуживание внешнего долга руководство Молдовы вынуждено было направить в 2001 г. 40 % всех бюджетных поступлений, а в 2002 г. – 75 %.

Без преувеличения можно сказать, что в 2001 году Молдова стала на путь экономического и социального возрождения.

Коммунисты шли на выборы с программой, которую оппоненты называли популистской и несбыточной. ПКРМ намеревалась:
- восстановить реальный сектор экономики;
- повысить собираемость налогов;
- пресечь контрабанду нефтепродуктами, алкоголем и табаком;
- установить государственный контроль над ценами на энергоресурсы;
- развернуть борьбу с коррупцией;
- сократить госаппарат и расходы на его содержание.
- восстановить социальные обязательства государства перед населением.
Практически все пункты программы были выполнены в течение 2001-2005 гг.
С 2001 г. экономика Молдовы стала расти с темпами 6-7 % в год.
За 4 года ВВП Молдовы был удвоен. Консолидированный бюджет вырос с 330 млн. долларов в 2002 году до 1 млрд. в 2005 г.

Объем промышленной продукции увеличился в 2, 5 раза, сельскохозяйственной – в полтора раза, (в частности производство вина удвоилось и составило в 2004 г. – 19 млн. декалитров).

Число промышленных предприятий выросло с 1897 в 2000 г. до 2615 в 2004 г.

Произошел настоящий прорыв в социальной политике. К 2004 году численность населения, доходы которых были ниже прожиточного минимума, сократилась с 60 % в 2001году, до 30 %.

Находясь у власти, ПКРМ провела реформу науки и здравоохранения, налоговую амнистию ликвидировала организованную преступность.

Ярким показателем успешности политики Партии коммунистов является демографическое положение в Молдове. За годы правления ПКРМ демографический кризис, который разразился в середине 90-х годов, прекратился. В 2004-2006 гг. число родившихся стало опережать число умерших.

Характерно, что в 2009 г. сразу после прихода к власти АЕИ в Молдову демографический кризис вернулся. Этот, а также другие факты, свидетельствующие против АЕИ, не затушевать никакими бодрыми реляциями о мнимых успехах и выдуманных достижениях.

Главные выводы и уроки

1. Можно навести порядок в стране если у власти находится профессиональная патриотично настроенная команда, которая самостоятельна в своих действиях и руководствуется не советами МВФ и Ко, а интересами общества и государства. При этом вовсе не обязательно брать кредиты. Решать проблемы страны можно, опираясь на внутренние ресурсы и резервы, а также за счет грамотного менеджмента.

2. Пример пребывания у власти ПКРМ показывает, что реформы не обязательно сопровождаются палением уровня жизни и ростом цен.

3. Либеральны преобразования и подходы могут быть лекарством, при соответствующем государственном подходе, и настоящим ядом, если государство устраняется от регулирования в этой сфере.

4. ПКРМ может не только побеждать на выборах, но и успешно управлять государством и обществом. 2001-2005 гг. были первым успешным периодом в истории современной Молдовы.

5. Партия коммунистов стала первой политической силой, которая попыталась по настоящему решить приднестровский конфликт.

6. ПКРМ продемонстрировала отсутствие догматизма, готовность и способность к творческому подходу в идеологии и практике.

7. ПКРМ не только практически, но и теоретически осмыслила и проанализировала свой опыт, что впоследствии нашло отражение в новой программе партии. Наследие и опыт ПКРМ вызывает огромный интерес во всем мире.

Стоит ли удивляться тому, что на парламентских выборах в 2005 г. ПКРМ снова одержала убедительную победу?

История пребывания ПКРМ у власти разительно отличается оттого, что мы наблюдаем в настоящее время. В очередной раз подтвердилась поразительная закономерность: как только в той или иной стране правительство перестает критически воспринимать рекомендации МВФ, как только начинает относиться к ним, как к догме, не подлежащей пересмотру, немедленно начинается падение уровня жизни населения, рост цен и тарифов, рост инфляции и т.д. И что любопытно, зарубежные «эксперты» и «специалисты» наперебой хвалят такое правительство за «смелость» в реформах и «выдающиеся успехи». Точно так же как в 90-е расхваливали руководство России (Б. Ельцина, А. Чубайса, Е. Гайдара), Киргизию и Грузию.

Сегодня МВФ и европейские чиновники в восторге от успехов «реформ» Альянса.

На основе опыта всех без исключения (!) стран - бывших республик СССР, в том числе и Молдовы 90-х годов, а также Восточной Европы ответственно заявляю: не наступит стабильности в экономической и социально-политической жизни Молдовы до тех пор, пока руководство страны действует по указаниям извне и влезает в долговую кабалу.

Пример ПКРМ 2001-2005 гг. убедительно свидетельствует: есть иной, нормальный путь, при условии, что власть руководствуется интересами народа и страны, а не корыстью, амбициями, и советами из-за рубежа.

Обсудить