ПЕЧАЛЬНО Я ГЛЯЖУ НА НАШЕ ПОКОЛЕНЬЕ*

Я не хотел писать о Георгии Каюрове и о его журнале «Наше поколение». Потому что не о чем. Ну, не может человек писать, такое бывает. И никто в этом не виноват. Может быть, он хорошо рисует или поёт тенором.

"Презрительно взглянув на спутника, у Наденьки снова испортилось настроение."

"Детское выражение придавало ему округлое лицо ..."

Выражение, простите, чего?

(«НП» №1 за 2011 год, рассказ Георгия Каюрова «Париж в Кишинёве», стр. 17, 25)

Вы не подумайте, что таких ляпов только два, это я берегу ваше время. Журнал выходит третий год, и образцы стиля Каюрова – проза, стихи, редакторские послания - есть в каждом номере.

«В литературе всем места хватит, но это не безграничное пространство. На это рассчитывать начинающему автору – ошибочное мнение и даже вредное для талантливого автора. Литературное пространство ограничено численностью читателей. Если не воспитывать читателя посредством хорошей литературы, то графомания поглотит его как индивидуума, как общество в целом. Тогда наступит крах талантливой литературе и крах писателю.» (НП №1 за 2009 год, «Статья редактора», стр. 5)

Письмо к учёному соседу ...

То, что я сейчас пишу, это не литературная критика. Тексты Каюрова не литература, тут аттестатом о среднем образовании не пахнет. И о чём тут писать?

Человек вправе быть каким угодно - может думать, что он писатель, альпинист, шахматист. В этом не было бы ничего плохого, если бы Георгий осознавал границы своего дарования и, оставаясь издателем, уступил бы место редактора другому человеку.

Бывает забавно наблюдать, как человек, не способный написать школьное сочинение, даёт мастер-классы молодым авторам, проводит мероприятия в университетах и школах, определяет автора года, приглашает послов соседних государств ... сорок тысяч одних курьеров ...

Однако, каковы же литературные вкусы и пристрастия редактора Каюрова, какие тексты он публикует?

Я буду Каем,
Ты будешь Гердой,
И я буду гладить
Тебя на пригорке,
На снежном покрове,
По голым лодыжкам.
Не бойся инцеста,
Бойся аборта.

(НП №10 за 2009 год, стр 84)

МЕЧТАТЕЛЬНОЕ

Сколько сук
Завистливых плодиться будет,
На и так уже грешной земле?!
Люди, люди, опомнитесь,
Люди!
Я не отдам свой
Счастливый билет.
В вечность
Путь мой бронзой
Звенит,
Слышите, звон какой, а?
Маяковский,
Есенин,
Прошу меня извинить,
За вторжение в ваши
Покои!

(НП №5 за 2010, стр. 93)

Я сознательно не называю имён авторов, поскольку это совсем молодые люди.

Начинающих авторов нельзя просто публиковать, ими нужно заниматься. Незаслуженные публикации скорее калечат, чем растят. А заниматься молодыми должен тот, кто умеет это делать. И нельзя в литературном журнале выделять площадь для десятков школьников, лицеистов и студентов. Это убивает идею журнала.

Нужен всё же в журнале человек, способный отличать плохое от хорошего. Говорить о чём-то более сложном - о концепции журнала, о серьёзной критической работе – уже не приходится.

Ещё несколько простых замечаний. В Кишинёве нельзя издавать литературный журнал ежемесячно. Тут просто нет такого количества сколько-нибудь качественных текстов.

В последнем номере НП, как обычно, больше половины площади занимают произведения российских авторов, иногда довольно средних. Помилуйте, есть сайт «Журнальный зал», где можно читать примерно сорок литературных журналов. Легко заполнить номер московскими писателями, но к местному литературному процессу это никакого отношения не имеет.

Так вот, если из журнала НП убрать московских авторов, кишинёвских школьников, а также тексты самого издателя и многие десятки его изображений, то можно было бы выпускать один-два номера в год. А если убрать откровенно слабые тексты, то ... ещё реже.

О журнале уже писали много - Александр Тхоров, Виктор Сундеев, другие литераторы. Хорошо писали – обстоятельно, убедительно, умно. Но, как видите, никаких изменений не произошло. Тигры уважают слонов и носорогов, клопы не уважают никого.

Я верю, что Каюров сумеет найти деньги на журнал. Будет обивать пороги посольств, союзов писателей, найдёт деньги и сможет издавать НП ещё многие годы. Разумеется, этих денег не получат те, кто действительно мог бы заниматься делом, однако это отдельная тема. Но что журнал станет другим, я не верю.

Казалось бы, что плохого – человек делает русскоязычный журнал, радоваться надо. Ведь журналы нужны, больше того - очень нужны. А не получается радоваться, потому что на деле журнала нет - журнал не выполняет общественной роли литературного журнала. Есть только муляж, имитация.

*Памяти Александра Тхорова.

Обсудить