Материалы четвертого «круглого стола» из серии «ПКРМ во власти и в оппозиции»

24 февраля 2011 года в конференц-зале Информационно-аналитического портала AVA.MD состоялся четвертый – заключительный – «круглый стол» из серии «ПКРМ во власти и в оппозиции», организованный «AVA.MD» и «Transform-Moldova», в ходе которого по теме «ПКРМ в оппозиции. От партии власти к Партии социального марша» выступили с докладами Владимир Воронин, Юрий Мунтян, Константин Старыш, Эдуард Мушук, Дмитрий Каврук, а также представители экспертной среды – политологи Виталий Андриевский, Богдан Цырдя, Владимир Букарский, Виктор Гурэу.

Модераторам четвертого «круглого стола» был Николай Цвятков.

В представленных на обсуждение участникам четвертого «круглого стола» интересных и содержательных докладах были рассмотрены вопросы, касающиеся новой стратегии сопротивления ПКРМ «Молдавский проект» и «Социальный марш»; новой идеологии стратегического партнерства Молдовы с Россией в плане постсоветской интеграции; отношения РМ и ЕС: вместо интеграции - европейские свободы и модернизация; новые внешнеполитические и внутриполитические вызовы (сворачивание демократических институтов в Молдове, узурпация власти, десуверенизация, консервативная реакция в социальной сфере и реставрация репрессивной монетаристской модели экономики, внешнее управление) и поиск адекватной стратегии ПКРМ.

Открывая заседание четвертого «круглого стола», руководитель Информационно-аналитического портала AVA.MD политолог Виталий Андриевский отметил, что идея о проведении такого рода самоотчета Партии коммунистов перед обществом оказалась правильной и способствовала лучшему пониманию различных аспектов деятельности ПКРМ как во время её нахождения во власти, так и после перехода в оппозицию, которые ранее были либо плохо освещены, либо вообще не нашли своего отражения в СМИ.

Недостаточная информированность общества о том, что, почему и как делала ПКРМ, находясь во власти, а также о том, как она ведет себя в оппозиции, сказал Виталий Андриевский, способствовали появлению различных мифов, вымыслов и домыслов, что в определенной степени создавало искаженное представление об истинных планах, действиях и свершениях Партии коммунистов, снижало к ней доверие.

Теперь же, когда на состоявшихся «круглых столах» сами коммунисты честно и откровенно рассказали о том, как они действовали, почему принимали те или иные решения, по какой причине не всё задуманное у них получилось, что они намерены делать дальше, а СМИ достаточно подробно информировали об этом население страны, многие люди получили возможность объективно оценить всё то, что было сделано за восемь лет правления ПКРМ.

Виталий Андриевский в качестве несомненных, по его мнению, достижений Партии коммунистов назвал остановку ею в период пребывания во власти в 2001 – 2008 г.г. процесса демодернизации Молдовы, обеспечение стране выхода к морю, ликвидацию организованной преступности, введение страховой медицины, успешное погашение внешнего долга и начало погашения внутреннего долга государства, проведение либеральных реформ в экономике, широкое внедрение в молдавских школах Интернета, прорыв в сфере информационных технологий, реформирование и упорядочение работы Академии наук Республики Молдова.

В то же время, отметил Виталий Андриевский, перейти к практической модернизации Молдовы Партия коммунистов по ряду причин объективного и субъективного характера не смогла.

Что же касается евроинтеграции Молдовы, то её процесс, активированный и поддерживаемый ПКРМ, был осложнен тем, что ведущие политические силы в структурах ЕС в настоящее время зачастую трактуют её применительно к постсоветским государствам исключительно в контексте русофобии.

Высказав мнение, что ПКРМ в период своего нахождения во власти не всегда проявляла желание дискутировать с гражданским обществом по вопросам, касающимся выработки планов развития страны, Виталий Андриевский особо подчеркнул, что работа коммунистических и прокоммунистических СМИ была и остаётся, по большей части, на крайне невысоком уровне. Им свойственно стремление к восхвалению руководства ПКРМ, замалчиванию его промахов и недостатков.

Это видно хотя бы по тому, что даже сейчас, при освещении проходящих «круглых столов», эти СМИ старательно обходят «острые углы», умалчивают о критике по адресу ПКРМ и её руководства, что, естественно, не способствует развитию честной и заинтересованной дискуссии между ПКРМ и гражданским обществом по наиболее актуальным проблемам.

Взявшие затем слово основные докладчики не обошли молчанием критику со стороны Виталия Андриевского и постарались в своих выступлениях коснуться затронутых им тем и дать им своё толкование.

Выступление депутата парламента Юрия Мунтян

Уважаемые дамы и господа,

Завтра, 25 февраля, исполняется ровно 10 лет со дня прихода ПКРМ к власти. Впервые Партия коммунистов в европейской истории пришла к власти парламентским путем. И это произошло у нас, в Молдове. Впервые в постсоветской истории коммунисты добились власти. Кстати, именно в Молдове в силу самых разных причин, которые мы можем и, конечно, оцениваем по разному, новейшая история являет миру самые неожиданные феномены. Кто-то говорит об особых традициях, кто-то - об особым образом перекрещивающихся «силовых линиях», кто-то - об очередном цикле геополитических противоречий, кто-то - о слишком тесном переплетении и преимущественной роли политики во взаимодействии последней с экономикой в силу ограниченности ресурсов, а иные - обвиняют темные силы и низкий уровень национального самосознания и так далее. Не исключено, что каждый, по-своему прав, но факт остается фактом в Молдове очень многое в последние годы происходит впервые в новейшей истории не только Европы, но и Азии.

Это очень знаменательная веха в нашей партийной и государственной биографии и этот наш юбилей мы, как вы уже заметили, используем в самой максимальной степени. И не только для того, чтобы поностальгировать о наших прошлых удачах. Но и для того, чтобы оценить системные итоги той первой победы и всех последующих наших парламентских успехов для Республики Молдова, для ее государственности, экономического развития, социальной сферы. Прошло 10 лет, а наша партия все еще предельно активна, за ней почти половина избирателей страны. Обратите внимание, сегодня многие пишут и говорят о том, что ПКРМ на закате, что тренд развития этой партии идет по нисходящей. Обращу ваше внимание, что тоже самое нам обещали и в 2005, и в 2009 году. Помните, как после неудачных местных выборов 2007 года нам обещали провал, тогда тоже писали о нисходящем тренде, а мы набрали аж 60 мандатов?

Я это говорю сейчас в том числе и потому, что на самом деле ситуация выглядит несколько иначе. Особенно, если не только оценивать рейтинг партии по депутатским мандатам, а по тысячам избирателей, проголосовавших за нас. И эту сугубо статистическую сторону мы должны всегда иметь в виду, чтобы не поддаваться панике, чтобы не становиться легкой добычей политических спекулянтов. Да, мы проиграли выборы. Если в суровое и бескомпромиссное слово «проиграли» включить не только электоральные данные, но и тот факт, что мы не смогли остановить фальсификации результатов и подкуп наших сторонников. Не смогли остановить, значит – проиграли! Но, при всем при этом, не нужно посыпать голову пеплом. В условиях суровой предвыборной драки мы на самом деле ухудшили свой результат (в сравнении с 29 июля) всего лишь на 29 тысяч голосов, то есть на полтора процента, что укладывается в стандартную статистическую погрешность. Это измененный кодекс отнял у нас целых 4 мандата. При таких колебаниях процентов ни в коем случае нельзя говорить об отрицательном тренде. Можно говорить о том, что мы где-то недоработали, что-то упустили, ошиблись, недооценили, но о том, что мы выходим из политической моды говорить нельзя.

И тут давайте попытаемся вспомнить какие темы и вопросы формировали политическую повестку дня в нашей стране на протяжении последних 10 лет. Вспомним наиболее значимые: «Европейская интеграция», «От стабилизации к модернизации», «Регуляторная реформа» известная как «Гильотина», «Налоговая амнистия», «Легализация капитала», «Нулевая ставка на реинвестируемый доход», «Национальная стратегия развития», «Частно-государственное партнерство», «Интеграционная открытость», «Социальная реконструкция», «Молдавский проект», «Программа 40 городов» и многие другие. Авторами всего этого, без ложной скромности и пошлого кокетства, были коммунисты. При этом их творческий потенциал не зависел от бизнес и медиа-планов новостных каналов, был одинаково мощным и порывистым и вместе с тем системным как во власти, так и в оппозиции. Оппозиции, к которой нынешняя власть относится отнюдь не как непременному атрибуту демократии, а как к угрозе национальной безопасности подлежащей тотальному уничтожению.

Назовите мне хотя бы одну политическую партию в Молдове, которая пройдя через власть, не просто выжила бы в такой оппозиции, но при этом росла бы и усиливалась, и даже формировала бы повестку дня как государственных институтов, так и, по существу, всей внеинституциональной политической практики страны, включая, акции прямого действия, сообщая им новое качество и становясь партией подлинно общенационального социального марша.

А что же остальные политические «игроки» или как их сейчас принято называть «актеры», что они дали Молдове в смысле социально-экономической и/или политической тематики кроме проклятого «Jos comuniştii»? Вспомним хотя бы что-то, что было бы озвучено ими впервые, что не было бы «пережевыванием» того о чем уже говорили коммунисты или того о чем нам не пришлось сожалеть во время их катастрофического политического дебюта в 90-е годы? Вот вам и первый ответ!

И эта одна из основных причин, по которым ПКРМ, невзирая на сумасшедший прессинг, отсутствие финансирования, произвол, фальсификации, подкуп остается самой мощной партией в стране, политической силой общенационального значения. Партией, которая смогла выиграть политическую битву в крупнейших городах, но проиграла ее в сельской местности. Заметьте при этом, ПКРМ улучшила свой электоральный результат как в абсолютном, так и относительном выражении не только в Кишиневе и Бельцах, но в еще почти 20 городах страны (для справки: это – почти половина всех городов Молдовы), то есть в тех населенных пунктах, которые, по определению, играют роль местных полюсов развития, где сосредоточена львиная доля местной экономической активности и где население, как правило, менее уязвимо с материальной точки зрения, поскольку располагает большим выбором в хозяйственном обороте и, конечно же, более информировано.

Так или иначе, мы стали партией, которая за прошедшие полтора года в оппозиции, смогла сохранить свой кадровый, моральный и политический ресурс. И еще одно важное наблюдение – мы стали партией, в которой серьезнейшим образом изменяется возрастная структура вступающих в наши ряды людей. И это обстоятельство остается самым неизученным и темным вопросом нашей текущей партийной работы.

На этой стороне дела я бы хотел остановиться подробней. Статистка более чем интересна. При относительной стабильности роста партийных рядов как во время пребывания у власти, так и в оппозиции, мы наблюдаем очень любопытные явления. Особенно, если мы посмотрим на возрастную структуру вступающих в нашу партию. Есть ли тут какие-то закономерности? Да, есть.

Во-первых, год от года среди вступающих в ряды нашей партии снижается удельный вес людей в возрасте от 51 до 60 лет. Если в 2001 году число людей этой возрастной группы составляло 19 процентов от вступивших, то с каждым годом численность этой предпенсионной категории все время снижается. В 2010 году к нам в партию вступило всего лишь 12 процентов людей этой возрастной группы (от всех остальных возрастных категорий вступающих в ПКРМ). То есть на 7 процентных пунктов меньше, чем в 2001 году. Странно, но при явно-увеличивающейся доле пожилого населения в демографическом балансе нашего общества именно оно наименее активно вступают в нашу партию. В возрастной группе – от 60 лет и старше – во все прошедшие десять лет вступало в среднем от 4,8 в 2001 году до 3,8 процентов в 2010 году. Тут можно было бы говорить о консерватизме людей этой возрастной группы. Но эта теория никак не соответствует практике. А практика говорит лишь о том, что мы, видимо, наивно полагаем, что чуть ли не все старшее поколение является не только сторонниками ПКРМ, но и чуть ли не поголовно вступает в нашу партию. А это вовсе не так. И этот показатель говорит о том, что мы напрасно наивно верим в популярность наших идей среди этой категории граждан. Между прочим, именно эта категория преподнесла в сельской местности нам неожиданные сюрпризы, проголосовав за партии власти и в первую очередь за ЛДПМ.

Наиболее стабильна возрастная группа от 31 до 40 лет. Начиная с 2001 года, и по 2010 год эта возрастная категория колеблется вокруг 22 -23 % от остальных возрастных категорий, вступающих к нам в партию. Тут нет ни роста, ни падения, как в случае с предпенсионной и пенсионной возрастной категорией.

И самое любопытное - на «закуску». Догадайтесь, какая возрастная часть общества самым активным образом в последние годы вступает в ряды Партии коммунистов? Кто нам обеспечивает из года в год статистику роста? В самые плохие 2009 и 2010 годы резко возросла доля тех, кто вступает в ПКРМ, будучи в возрасте от 18 до 30 лет. Всего 22% их было в 2002 году. Примерно столько же, сколько и остальных возрастных категорий – сорокалетних, и тех, которым от 51 до 60 лет.
Но буквально с каждым годом удельный вес этой группы постоянно и неуклонно растет. В последние два года их удельный вес поднялся на 20 процентных пунктов, достигнув 43,7 % в 2009 году и 42,5% в 2010 году.

Согласитесь, весьма парадоксальная тенденция. С одной стороны, непримиримая борьба власти с оппозицией, а с другой стороны поэтапное, а с переходом в оппозицию – резкое и стремительное омоложение вступающих в партию. Вот вам и партия «шамкающих ртов». В партию в буквальном смысле рвется молодежь. Именно, молодежь – это та самая категория, которая дает не просто положительную, а мощно растущую динамику приема в ряды ПКРМ, которая вступает в нашу партию, для того, чтобы в ней бороться (для справки: 28 ноября 2010 года из 27 избирательных участков страны, где голосовали студенты, на 16 участках, то есть на 60% из 27 участков, ПКРМ получила больше голосов, чем 5 апреля 2009 года).

Уважаемые коллеги,

Всем нам совершенно очевидно, что мы находимся сейчас на важнейшем рубеже нашей партийной биографии. В этом году Партия коммунистов, которая объединяет, по-крайней мере, три поколения граждан Молдовы достигает своего совершеннолетия. Нам в этом году – 18. Согласитесь, очень нежный возраст для партии, которая воплощает, практически, всю организованную, и не только парламентскую оппозицию, но и становится одним из важнейших общественных гарантов сохранения суверенитета и демократического вектора развития страны. И в этой связи, для нас, как никогда, важна поддержка и, по возможности, бескорыстная помощь гражданского общества, которое здесь, по счастью, достаточно широко представлено. Новые обстоятельства, как обычно диктуют новые требования не только для политических актеров, но и для всех тех, кто их формируют или иным образом влияет на них, играя при этом далеко не последнюю роль в создании и развитии не только, собственно, политического, но и социального контекста.

Спасибо за внимание.


Выступление депутата парламента РМ Константина Старыша

Наблюдая, в том числе, и за этими круглыми столами, легко проследить тенденцию оценивать деятельность Партии коммунистов по самому большому, по гамбургскому счету. Не в сравнении с другими партиями, другими вариантами правлений, которых мы за 20-летнюю историю независимости, видели немало, а по каким-то – совершенно иным критериям.

Каковые критерии столь же обширны и разнообразны, как и претензии, предъявляемые к молдавским коммунистам. От соответствия ПКРМ некоему, никому не ведомому, непостижимому коммунистическому идеалу в повседневной политической и государственной работе, до мельчайших, технических подробностей этой работы. При этом Партию коммунистов всегда пытались поставить в позу априори виноватой, оправдывающейся, требуя от нее униженного покаяния – за сталинские репрессии, маоистскую культурную революцию, диктатуру Чаушеску. От Партии коммунистов по сей день требуют некоего реформирования. Причем требуют не только и не столько политологи-теоретики, но и практикующие политики, выстроившие собственные партии по принципу воровской шайки или тоталитарной секты, прикрывая голый срам благозвучными названиями, как фиговым листком.

Реформирования требуют те, кто, разумеется, не удосужился, а скорее – попросту не смог осилить новую программу партии, пряча за трескучей осуждающей риторикой, интеллектуальную капитуляцию перед документом, гармонично вписавшим коммунистический бренд и коммунистические идеалы в политэкономические реалии 21-го века. И разве соответствие историческому контексту и изменившимся общественным обстоятельствам не обозначает реформирования? Не самой даже партии, - это происходит автоматически, - а всего учения, всего теоретического наследия этой, одной из наиболее интересных и богатых мировых политических традиций. Говорю об этом лишь для того, чтобы продемонстрировать, как часто грешили и грешат несостоятельностью, оценки, становившиеся результатом чрезвычайно пристального и весьма нелояльного внимания к деятельности ПКРМ. Пусть даже они являлись всего лишь результатом классического столкновения примитивного со сложным. Почитатели блатняка не любят рок-н-ролл просто потому, что его не понимают.

С другой стороны это не удивительно, поскольку, разумеется, по совершенно иным причинам, именно так, невероятно требовательно, по абсолютной, а не относительной шкале всегда была склонна оценивать себя и сама ПКРМ.
Даже в мелочах, которые, казалось бы, не имеют прямого отношения к политике. Аксиомы. Политический процесс – есть процесс творческий.

Грамматические ошибки не менее ужасны, чем политические. Форма не менее важна, чем содержание, поскольку сама по себе способна порождать новые, в том числе - политические смыслы. Действия обуславливаются идеями, средства – целями, а не наоборот. Задачи формулируются в зависимости от сверхзадач. Текущие проблемы не должны заслонять перспективы. Как это было непохоже на обреченный бег по замкнутому кругу под плаксивые причитания очередных руководителей «Что же нам все-таки делать со страной?» И, кстати, то, что они делали с нашей, еще не совершеннолетней страной вполне подпадало под некоторые, неуважаемые в колониях строгого режима, статьи Уголовного Кодекса. Оказалось – все просто: не «со страной», а саму страну надо делать. Рискну предположить, что успех ПКРМ, начиная с 2001 года и по сегодняшний день обуславливается именно тем, что в массовом общественном сознании именно эта партия воспринимается как основная государствообразующая сила. По моему личному опыту общения с избирателями, так считают даже те, кто не голосовал за ПКРМ. Именно отсюда проистекает и та колоссальная ответственность, которую совершенно добровольно взвалила на себя Партия коммунистов. Отсюда и главная претензия со стороны общества, увы, небезосновательно опасающегося регресса молдавского суверенитета: как же вы могли отдать власть, когда можно было этого избежать.

История не приемлет сослагательного наклонения. А вот если бы обойтись пожестче с зачинщиками апрельских погромов…. А вот если бы купить золотой голос... Все правильно. Можно было бы – и пожестче, и купить. Но разве было бы в таком случае ощущение полной легитимности полученной таким путем власти? Да, это, может быть, излишняя щепетильность, чрезмерное чистоплюйство, но здесь важно не только формальное подчинение закону, но и моральное право говорить и действовать от имени общества Республики Молдова.

Кроме того, честно признаюсь: в ПКРМ всегда было мощное творческое интеллектуальное начало, но за годы пребывания у власти появились многочисленные бюрократические концы. Налипло. Очень многие товарищи – и в исполнительной власти, и на местах стали подзабывать, что, даже будучи правящей партией, ПКРМ действует в условиях конкурентной демократии, политического плюрализма и принялись воспроизводить гнилую схему КПСС, сращивая, часто только в своем сознании партийные структуры с государственными. Естественно – не в интересах государства, и даже – не в интересах партии, а скорее – в собственных шкурных интересах. И проблема даже не столько в том, что это сильно портило имидж партии в глазах населения, сколько в том, что делало неизбежным антагонистическое противоречие между творческим началом в ПКРМ и гнилыми бюрократическими концами. Как неизбежно противоречие между бойцом, рискующим жизнью на передовой и жиреющей тыловой крысой или наживающимся на войне маркитантом.

Исполненный достоинства, демократичный, отметающий любые обвинения в тоталитаризме уход ПКРМ в оппозицию, в результате которого эти концы сами собой отвалились, позволил это противоречие устранить. А – устранив – взглянуть на самих себя со стороны. Именно поэтому ПКРМ самостоятельно, без внешнего нажима организовала чуть более года назад целую серию круглых столов, где, с участием представителей экспертного сообщества, наиболее последовательных и жестких своих критиков, провела скрупулезный и тщательный разбор полетов, отчитавшись за все хорошее, отчитав себя за допущенные ошибки. Может быть, кто-то еще делал нечто подобное? Нет, поскольку на такое способна только очень сильная и главное – уверенная в своих силах партия. Поскольку без этого нельзя было двигаться дальше. А впереди было главное.

Инициация «Молдавского проекта» устранила и появившееся с какого-то момента ощущение застоя, стагнации, если угодно - скуки, являющейся врагом всего живого, динамичного, настоящего. «Молдавский проект» продемонстрировал, что Партии коммунистов есть, что предложить обществу. Не пресловутому гражданскому обществу грантогрызов, экспертно оценивающих ситуацию в интересах спонсоров, как один восторженно поддержавших апрельские погромы, не испытавших ни ответственности власти, ни тягот оппозиции. А – впрочем – и для них тоже, поскольку и они – часть такого разнообразного по своим политическим предпочтениям, социальной и этнической принадлежности, молдавского общества, которому «Молдавским проектом» было предложено нечто нематериальное, но именно в силу этого обладающее невероятной созидательной силой. Молдавскому обществу была предложена мечта. Мечта о том, какой бы любой гражданин Молдовы хотел видеть свою Родину. И представлен «Молдавский проект» был не в виде скучной и не обязательной к исполнению программы. И не было в нем этих извечных и тоже не обязательных ««усилить», «углубить», «ускорить». Это был манифест, голая эмоция, чистый адреналин, драйв. И была в нем вера в возможность рукотворного чуда. И стояла за этой, предельно абстрактной категорией историческая реальность, все 650 лет существования Молдавского государства – дата, которая сама по себе является настоящим чудом. И случались за эту многовековую историю такие события, когда, казалось бы, у Молдовы не было ни единого шанса сохраниться в качестве государства, в качестве народа. Но это всякий раз происходило, поскольку именно иррациональная сила мечты, веры позволяла многонациональному, талантливому народу Молдовы мобилизовать скрытые резервы для дерзкого рывка вперед, в будущее.

И все помнят, что тут началось. Вначале инициативу «Молдавского проекта» попросту замалчивали. Возможно, потому, что ее не совсем поняло наше гражданское общество, а возможно – потому, что, напротив, поняло ее слишком хорошо. Затем заговорили о предвыборных «мыльных пузырях» Партии коммунистов, о начале предвыборной кампании ПКРМ. За рамками этих оценок осталось то безусловное новаторство, которое содержал в себе «Молдавский проект». Фактически это было предложение модернизации всей системы взаимоотношений политиков и общества. Ведь наполнить «Молдавский проект» конкретным содержанием предлагалось самому обществу, равно как и обеспечить прямой демократический контроль над тем, как реализуются его чаянья, надежды и установки. И все это предлагалось сделать не через партийную вертикаль, а через горизонтальную общественную структуру нового типа – внепартийный «Социальный марш».

И, разумеется, ПКРМ как автор и инициатор этой идеи извлекла из нее определенные политические дивиденды. Ей, прежде всего, удалось преодолеть карму партии, которая пользуется электоральной поддержкой, но не пользуется поддержкой общественной. За ПКРМ до тех пор было принято голосовать, но открыто в этом признаваться было уже вроде бы как не принято. Социальные марши радикально изменили эту ситуацию. Вначале – привычно робкие апрельские пикеты, а затем – массовые выступления, вошедшие в историю как «Красный май». Массовые, демонстрации 1 и 9 мая в Кишиневе, манифестации в крупнейших городах Молдовы поставили под красные знамена десятки тысяч людей. В ходе этих акций, кстати, произошла чрезвычайно важное, знаковое для ПКРМ событие: впервые за 20 лет на центральной кишиневской площади собрались люди под красными знаменами, которые имя собственной страны скандировали в знак протеста против действий новых руководителей. Да, в огромное мере это стало и результатом того шока, который испытало молдавское общество от действий новой власти, того унижения, на которое власть обрекла общество. Однако, именно благодаря социальному маршу удалось канализировать этот протест, придать ему жизнеутверждающую форму и позитивное содержание. Люди протестовали не столько против, сколько – за. За свою страну, за ее будущее.

И как это было не похоже на разрушительные, в том числе – в прямом смысле протесты, случившиеся всего лишь год назад. Выяснилось вдруг, что можно протестовать и по-другому. И это значит, что «Молдавский проект» - пусть на какое-то время, но изменил общественный климат в стране. Проигрыш власти на казалось бы уже выигранном референдуме стал одним из результатов социальных маршей. И сегодня, когда во власть вернулись не только те же люди, но и тот же унизительный стиль отношений с обществом, возникает вопрос – как продолжить это позитивное общественное движение? На этот вопрос, думаю, должно ответить само общество. Ну а красными флагами мы его обеспечим.

Выступление депутата парламента РМ Дмитрия Коврука

Уважаемые коллеги,

Тема моего выступления: «Молдова в координатах ЕС и СНГ, политика интеграционной открытости. Опыт ПКРМ и новые предложения».

Это, пожалуй, одна из наиболее остро критикуемых оппонентами политик Партии коммунистов во время пребывания у власти. Партию коммунистов подозревали в том, что она «продаст» Молдову России, затем, что она поссорила Молдову с Россией, не вышла из ГУАМ и не подписала меморандум Козака. Когда ПКРМ объявила о европейской интеграции (а это, напомню, произошло в 2002 году), ее с самого начала обвинили в неискренности. И из этих утверждений формируется магистральный поток критики: Партия коммунистов – непоследовательна, поэтому отношения Молдовы во время ее правления были плохи со всеми.

Для того, чтобы разобрать этот клубок претензий к Партии коммунистов и понять, в чем на самом деле заключается суть геополитической философии этой партии, нужно определить несколько логик, в рамках которых в Восточной Европе происходят интеграционные и дезинтеграционные процессы, а затем перейти к тому, как их воспринимают внутри Партии коммунистов.

Первая логика, и логика пока господствующая – это логика конфронтации Востока и Запада. С Запада, а если точнее, из администрации США, она выглядит как экспорт демократии, помощь в освобождении от тоталитарного коммунистического прошлого обществ постсоветских государств и государств-участниц Варшавского договора. В России эта конфронтация видится как сопротивление установившемуся после крушения СССР однополярному миру, сопротивление политике захвата контроля над энергоресурсами всего мира со стороны США, отпор попыткам внутреннего подрыва суверенитетов постсоветских стран.

Европейский союз не имеет общей и единой внешней дипломатии, но если очень сильно упрощать, то он занимает промежуточное положение, хотя сегодня европейский истеблишмент больше склоняется к американскому видению, и чем дальше на восток ЕС, тем сильнее. Хотя и в Европе - в том числе, и во власти - слышны и отчетливые антиамериканские голоса, о чем, например, свидетельствуют очень непростые попытки внедрения американских планов по наращиванию количества объектов НАТО на европейском континенте.

Вторая логика – это логика сотрудничества Запада и России. Она конечно, намного более слабая, но все же имеет несколько важных составляющих, которые внушают определенные надежды. Первая – это сотрудничество по линии Россия – НАТО, попытка реформирования целей и задач Североатлантического альянса, гибкая тактика России, которая готова согласиться с тем, что снятие напряженности возможно, если НАТО будет переориентировано на борьбу с терроризмом и другими угрозами, и если Россия убедится, что она не видится потенциальным противником, которого «на всякий случай» окружают со всех сторон военными базами и новыми элементами противоракетной обороны. Второй элемент – конструктивные отношения России с несколькими ведущими странами ЕС, прагматический подход в вопросах энергетического сотрудничества и поставок энергоресурсов, а также сотрудничество в области разработки новой системы безопасности в Европе с активным и полномасштабным участием России.

Эти две логики – то основное, что есть у восточноевропейских стран для выстраивания своей внешней политики. Как мы знаем, большая часть из государств - та, что вошла в ЕС, сделала это по лекалам США. Они крайне радикально осудили своей коммунистическое прошлое, нарочито агрессивно ведут себя в отношении России и перешли к рынку и демократии праволиберального толка.

Несмотря на известные конфликты в отношениях с Россией, Белоруссия тоже остается в рамках этой конфронтационной логики, но с прямо обратным знаком. Запад воспринимается как скорее угроза белорусскому суверенитету и белорусскому пути развития.

Молдова и Украина – два восточноевропейских государства, которые не идут по накатанным рельсам логики конфронтации. Но и логика сотрудничества не устоялась настолько, чтобы можно было с уверенностью сказать, что с этого пути они не сойдут.

В Молдове сознательным, а не вынужденным адептом сотрудничества, из парламентских партий выступает только и исключительно только Партия коммунистов. В ее терминологии реализация внешнеполитической идеи места Молдовы в диалоге Востока и Запада получил название интеграционной открытости. И то, что Молдову критикуют и за недостаточно слепую любовь к Западу, и за порой сложные отношения с Россией – лучшее тому свидетельство.

Почему Партия коммунистов не только не хочет, но и неспособна придерживаться логики конфронтации на стороне ни Запада, ни России?

Начнем с России.

Во-первых, Партия коммунистов – левая партия. Это значит, что Партия коммунистов никогда не согласится с тем, что советский опыт был исключительно негативным и тоталитарным. Наоборот, Партия коммунистов настаивает на том, что советский опыт – это уникальный опыт модернизации, который к тому же имеет вполне западные корни. Для Молдовы советский период был временем создания современного индустриального общества с экономическим хозяйством и социальной структурой, вполне отвечающей духу времени и уровню развитых стран некоммунистического лагеря. Критикуя недемократическую однопартийную систему и враждебную им идеологию правые почему-то совершенно не обращают внимание на этот факт, несмотря на то, что настоящее Молдовы – несопоставимо, сокрушительно хуже того, что было в осуждаемом прошлом.

Во-вторых, ПКРМ никогда не согласится с тем, что неолиберальный путь человечества – это «конец истории» и венец демократии. Наоборот, как и в других демократических левых партиях, в ПКРМ существует отчетливое течение критики кризиса демократии в западных странах.

В третьих, Партия коммунистов никогда не возьмет на вооружение антироссийскую риторику не только из-за таких очевидных вещей, как абсолютная важность для Молдовы рынков сбыта СНГ и России, и зависимость от российских энергоресурсов, но и потому что как левая партия ПКРМ – партия интернационалистов.

И, наконец, самое главное – путь антироссийской политики - это путь отторжения Приднестровья, без которого независимая Молдова попросту невозможна.

К тому же, против логики конфронтации существует один очень хороший аргумент, который появился вместе с началом международного финансового кризиса. Чем сопровождается принятие черно-белого видения внешней политики с точки зрения государственного строительства? В первую очередь, резким снижением суверенитета. Государства, избравшие Россию в качестве ужасного и могущественного монстра, стремились максимально отгородиться от нее зонтиком НАТО, передавая этой организации множество своих суверенных государственных институтов. Во вторую очередь, страны, которые пошли по этому пути, с полным основанием рассчитывали на то, что падение в объятья американского «ястребиного» видения исторического процесса обеспечит им гораздо более быстрое вступление в европейские структуры, мощную дипломатическую помощь и широкий доступ к западным деньгам и фондам. О том, что такие намерения оправдались, но одновременно и не достигли своей цели, хорошо иллюстрирует пример Румынии и стран Прибалтики, которые во время первого же серьезного экономического кризиса продемонстрировали полную несостоятельность модели такой добровольной зависимости. Желание удобно пристроиться под крылом могущественного покровителя без того, чтобы взять на себя всю полноту ответственности за строительство национальной экономики оказалось ни чем иным, как бесполезным и опасным паразитированием.

С другой стороны, Партия коммунистов не готова и встать на путь конфронтации к Западу. ПКРМ - демократическая партия ( и это часто ей тоже ставится в вину). А значит, она не может становиться на путь изоляции от процессов глобализации и построения логики осажденной крепости на пути распространения американского империализма и неоколониализма с внедрением жестких и антидемократических рычагов контроля над «внутренними врагами» и пособниками США в лице оппозиции и гражданского общества.

Критический опыт в отношении западных двойных стандартов и нелояльного участия западных ястребов в политической жизни Республики Молдова не изменил установки ПКРМ на политическую конкуренцию. Хотя нельзя не признать, что состояние молдавского общества, экономическое положение, состояние институтов власти, специфическое отношение к Молдове Румынии и нерешенный приднестровский конфликт поставили ПКРМ в такое положение, что неприменение практик властной вертикали, максимально ускоренного внедрения единого решения и других как бы не очень демократических методов управления могли бы закончиться для Молдовы переходом в статус failed state.

Да, демократичная партия ПКРМ объявила курс на европейскую интеграцию, но с совершенно иным содержанием, чем у тех правых, кто сегодня находится у власти. Для правых партий европейская интеграция - это либо ширма для унионизма, либо – попытка паразитирования в обмен на остатки политического и экономического суверенитета. Для ПКРМ евроинтеграция - это развитие демократических ценностей и стандартов внутри Молдовы, это в первую очередь внутренний стимул развития. Кстати говоря, Концепция национальной политики, разработанная ПКРМ и максимально учитывающая многонациональный и поликультурный характер молдавского общества, была высоко оценена профильными западными структурами.

Общее отношение к противопоставлению Востока и Запада Марк Ткачук как-то охарактеризовал так: «мы не хотим быть швом в подмышке восточноевропейского пиджака, который трещит и расходится во время резких движений».

Итак, почему опыт ПКРМ во внешней политике был таким непростым и даже внешне непоследовательным? В первую очередь, потому что, к сожалению, ценности этой партии вступали в противоречие с далеко не идеальными геополитическими обстоятельствами, хотя эти ценности и соответствовали желаниям абсолютного большинства молдавского многонационального народа. Если принять господствующие правила игры и просто «получать удовольствие во время изнасилования», то нужно было бы действительно определиться с тем, кто твой враг, и выбрать того, кто больше заплатит за молдавский суверенитет, экономическую самостоятельность и даже целостность страны.

Другой путь – более сложный – но единственно верный. Не изменять себе. Пробираться сквозь геополитическую конъюнктуру и не забывать о пункте назначения: европейской общество и европейские свободы, суверенитет и целостность страны, стратегическое партнерство с Россией.

За последний год Партия коммунистов сформулировала по этому поводу новое предложение: политическая интеграция на постсоветском пространстве. В своем интервью агентству Итар-Тасс Владимир Воронин выдвинул три тезиса Партии коммунистов. Первый. Молдова – европейская страна по самому факту своего географического местоположения и по факту 650 лет нашей непрерывной истории. Но никто сегодня не даст ответа на вопрос, когда именно войдет Республика Молдова в ЕС и войдет ли вообще. Поэтому необходимо сконцентрироваться на более утилитарных вопросах: получении четырех европейских свобод и внутренней демократизации. При этом, как сказал Владимир Воронин, «Молдова - не участник однополюсных «санитарных кордонов», а место умножения ресурсов европейских свобод и свобод постсоветской интеграции».

Второй тезис. Молдова должна быть участником политической, правовой, экономической и культурно-гуманитарной интеграции на постсоветском пространстве, проводником идеи модернизации пространства СНГ. «Мы должны ясно и четко объявить о новом интеграционном проекте, заявить о его целях, обговорить этапы, расписать до деталей дорожную карту. В этом контексте мы рассматриваем проект Таможенного союза в качестве начального и принципиального этапа в реализации инициативы по модернизации пространства СНГ», сказал Воронин. По его словам, «Евразийское гражданское общество, которое будет защищать наши ценности и перспективные цели – это необходимость, это веление времени, это вернейший способ восстановить свое цивилизационное достоинство, избавить наше общество от каиновой печати вторичности, второсортности и периферийности».

Тезис третий. ПКРМ намерена решительно добиваться международного признания за нашей страной статуса постоянного нейтралитета. Этот принцип в преломлении к разрешению приднестровской проблемы – еще один важнейший пункт в развитии стратегического партнерства Молдовы и России. Полная демилитаризация сторон в конфликте, укрепление доверия между населением обоих берегов Днестра на основе ясного и четкого плана восстановления гражданского единства – это настоящий путь к укреплению безопасности, а не скучные политинформации о миротворческой миссии НАТО.

Еще раз повторюсь: такие ценности исповедует подавляющее большинство молдавского народа. Поэтому как бы не была сложна мировая конъюнктура, очевидно, что Партия коммунистов готова терпеливо и последовательно двигаться по этому пути. Ну что же, настоящие пути в истории легкими не бывают.

Выступление депутата парламента РМ Эдуарда Мушука. Тема «Новые внешнеполитические и внутриполитические вызовы»

Перед тем, как перейти непосредственно к теме моего доклада, обозначил бы один из определяющих моментов для идентификации и оценки новых вызовов для Республики Молдова как во внутреннем плане так и исходя из международной и региональной коньюнктуры, относящегося к Молдове внешнеполитического контекста.

На мой взгляд, несмотря на наличие определенных критических оценок, довольно предметно и объективно проанализировал и спрогнозировал развитие ситуации на пост-советском пространстве Самюэль Хантингтон в своей нашумевшей книге «Столкновение Цивилизаций» изданной еще в 1996 году. (В этой связи мой доклад можно переименовать в новые – старые внешнеполитические и внутриполитические вызовы.)

Если вы обратили внимание, линия разлома «цивилизационных плит» по Хантингтону проходит как раз по территории Республики Молдова. При этом, насколько представляется возможным в основном согласиться с анализом вышеупомянутого специалиста, настолько можно и не согласиться с его выводами.

На самом деле, наличие представителей различных культур и этнических групп, присутствие как западного, так и восточного (православного, советского) взглядов на жизнь могут являться не только факторами разрыва, столкновений и конфликтов, но и основанием для взаимодействия, синтеза и развития. В этой ситуации действительно все зависит от нас самих.

Исходя из вышеизложенного, можно смело утверждать, что основные проблемы Республики Молдова остались теми же, что и 15 - 20 лет назад - сохранение и консолидация государственности РМ, национального суверенитета, идентичности и территориальной целостности, построение справедливого социального государства). В этой связи поменялись лишь определенные аспекты в международном плане, актеры и методы.

Для разрешения указаных проблем нашей стране, в том числе, необходимо найти свое место в культурном и цивизизационном плане в рамках происходящих процессов в восточной Европе.

В этом контексте, основным внешнеполитическим вызовом для РМ, на мой взгляд, является идентификация и продвижение такой внешней политики, которая позволит прочно занять и использовать все преимущества своего географического положения между Западом и Востоком, между ЕС и СНГ, если позволите между Европой и Россией. При этом не потеряв своей независимости и суверенитета, не расстворившись бесследно в глубинах нарождающейся европейской политической структуры или других международных организаций, не потеряв молдавской идентичности, культуры и языка, полиэтнического характера нашего общества.

Основным внутриполитическим вызовом для Молдовы, думаю, является завершение построения основ суверенного демократического государства, восстановление территориальной целостности страны на базе общепринятой концепции, если разрешите, национальной идеи, которая позволит объединить общество, сформировать современную молдавскую гражданскую нацию. Каждый житель страны, независимо в какой часте страны или на какой стороне Днестра он проживает, представителем какой этнической группы является, должен почуствовать себя в полной мере гражданином РМ, важной составляющей единого государства.

В частности отмечу, что ПКРМ сделала первый и важный шаг в этой связи, предложив обществу «Молдавский Проект».
Основной угрозой в достижении поставленных целей является политика соседней Румынии и, к сожалению, части политического класса Молдовы, направленные на ликвидацию государственности РМ, подмену ее национальной идентичности, исторического права на самобытность и самостоятельное развитие.

Примеров и доказательств этому можно привести великое множество:
- заявление Президента Румынии Бэсеску о том, что за Прутом живут 4 миллиона румын, что Бессарабия без Приднестровья воссоединится в среднесрочной перспективе с Румынией;
- форсирование выдачи румынских паспортов молдавским гражданам вопреки критической позиции Европейского Союза;
- действия внешнеполитического ведомтсва Румынии в случаях категорического отказа от подписания базового политического договора, о делимитации границ, непризнание существования молдавской идентичности, культуры и языка.
И это далеко не все.

Сожаление вызывает тот факт, что эта политика соседней Румынии находит поддержку у части политической элиты Республики Молдова.

Несмотря на то, что большинство граждан РМ идентифицируют себя как молдаване, мы наблюдали не совсем нормальную ситуацию в бытность АИЕ-1, когда первые лица страны (И.О. Президента РМ и Председатель Парламента, Премьер Министр и большинство министров, некоторые лидеры парламентских фракций, а также мэр столицы) являлись частью малочисленной группы идентифицирующей себя как румыны, являясь к тому-же и гражданами самой Румынии. При этом навязывая свое видение большинству граждан они стремились реализовать антидемократическую и антиевропейскую формулу власти – диктатуру меньшинства.

И здесь примеров более чем достаточно:
- Подписание Михая Гимпу секретной декларации совместно с Траяном Бэсеску о придвижении в международном плане «румынской культуры и цивилизации», подписание им антиконституционного указа о дне 28 июня, его-же заявление о непраздновании 9 Мая и отказ от участия в Параде Победы, вручение «железных» крестов ветеранам ВОВ;
- Заявление Влада Филата о том, что « мы должны вернуться к изучению нашей настоящей истории – истории румын»;
- Заявление лидера фракции ЛДПМ Михая Годи, что Иона Антоанеску можно сравнить в историческом плане с Теодором Рузвельтом;
- Прославление Дорином Киртоакэ того же Антоанеску в муниципальной газете Капитала и название одной из улиц муниципия Кишинев в его честь.

Этот список можно продолжить еще на добрые пару страниц, но хотелось бы в рамках настоящего доклада обозначить еще один аспект – это перманентные попытки лидеров АИЕ отказаться от действующей Конституции и статуса суверенного нейтрального государства Республики Молдова.

Вспомним инициативу АИЕ-1 от 9 Марта 2010 года об организации референдума с целью принятия новой конституции или утвержденную АИЕ-2 программу правительства с включением пункта о разработки и утверждении новой конституции в январе 2011 года.

Также показательным является неутверждение бюджета со ссылкой на остутстствие решения МВФ и формирование совместной постоянной молдо-румынской межпарламентской комиссии по европейской интеграции со слушаниями в румынском сената о ходе реализации этого самого процесса. На лицо подмена понятий – бюджет утверждает не Правительство РМ, а международная организация; о деятельности властей РМ отчитываются не перед национальным представительным органом, а перед парламентом соседней страны.

В этой связи можно добавить и подготовку всеобъемлющего договора о полномасштабном военном сотрудничестве Республики Молдова с Румынией о подписании которого были принято решение недавно после визита главы комитета по внешней политике Сената Румынии г-на Титуса Корлэцяна.

Как все это вяжется с сохранением нейтрального статуса нашего государства и заявленным приоритетом – разрешение приднестровского конфликта и восстановление территориальной целостности, непонятно.
На самом деле, налицо реальный вектор движения, который продвигает АИЕ – ликвидация независимого государства РМ и воссоединение Бессарабии с Румынией.

Исходя из вышеизложенного можно констатировать следующее.

К сожалению, из списка влиятельных партий представленных в Парламенте, сегодня только ПКРМ является той политической силой для которой государственность нашей страны является аксиомой. Также, практически только для ПКРМ - суверенный, демократический и социальных характер политического устройства Молдовы является непреложной истиной.

Именно ПКРМ воспринимает полиэтничность Молдовы не как проблему, а как богатство и преимущество РМ, что позволяет нам пойти не по пессимистическому сценарию того-же Хантингтона, а реализовать совершенно иную, позитивную идею на основе сотрудничества, синтеза и развития.

Поэтому со всей очевидностью можно утверждать, что роль ПКРМ в контексте обсуждаемых внешнеполитических и внутреполитических вызовов трудно переоценить. Именно от нас общество ждет четкой идеи и программы действий, решительных шагов в этом направлении в ритме «Социального Марша» и мы не имеем права не оправдать ожидания подавляющего большинства наших граждан.

Депутат парламента, лидер ПКРМ Владимир Воронин, который должен был выступить со своим докладом после Эдуарда Мушука, предложил, чтобы участники «круглого стола» вначале смогли обсудить прослушанные доклады, высказали своё мнение по обсуждаемым проблемам, после чего выступит он сам, подведя итог всем четырем заседаниям.

Взявший затем слово экономический эксперт Виссарион Чешуев сказал, что было бы не совсем правильным утверждать, что ПКРМ не вела диалога с гражданским обществом, либо не считалась с его мнением. На самом деле, представители гражданского общества присутствовали во всей системе государственного управления, общественные советы были при правительстве, отдельных министерствах и ведомствах.


Другое дело, отметил Виссарион Чешуев, что из себя представляет в настоящее время то, что мы называем гражданским обществом – в стране действует около 7 тысяч различных неправительственных организаций, большинство из которых существует на средства различных западных и румынских фондов, а потому выражает и продвигает не национальный интерес, а интересы внешних сил, на содержании у которых находятся.

Его поддержал Марк Ткачук, по словам которого, большинство тех структур, финансируемых из-за рубежа, которые выдавали себя за представителей гражданского общества, таковы не являлись по определению и, несмотря на искреннее желание ПКРМ предметно работать с ними, к такого рода деятельности не имели никакого желания.

ПКРМ, по словам Марка Ткачука, не только не препятствовала деятельности всех этих НПО и их представителей, но и поддерживала многие из этих структур, даже в том случае, если они вели себя по отношению к ней некорректно.

Тем не менее, именно эти структуры обвинили ПКРМ в событиях 7 апреля 2009 года, показав, что так называемое «гражданское общество» в Молдове в виде различных «грантоедов», таковым, на самом деле, не является.

Политолог Богдан Цырдя высказал обеспокоенность теми процессами в ПКРМ и вокруг неё, которые, по его мнению, ведут к ослаблению партии.

Отметив, что только ПКРМ является единственной партией в Молдове, твердо стоящей на позиции защиты молдавской государственности, Богдан Цырдя сказал, что в случае окончательного разрушения этой партии нависнет смертельная опасность и над независимой и суверенной государственностью Республики Молдова, так как практически все другие партии либо вообще не признают и не уважают государственность Молдовы, либо занимают в этом вопросе нечеткую позицию.

Политолог Владимир Букарский выразил тревогу по поводу того, что в настоящее время в Молдове, в деятельности правящего Альянса «За европейскую интеграцию» - 2 наблюдается крайне опасная тенденция к пересмотру ранее подписанных Кишинёвом международных договоров и соглашений, в том числе и касающихся Приднестровского урегулирования.

И Богдан Цырдя, и Владимир Букарский высказали мнение о том, что ПКРМ в настоящее время ещё в недостаточной степени мобилизует общество на борьбу с теми политическими силами в Молдове, которые развернули тотальное наступление на политические и социальные права народа, ставят под сомнение даже само сохранение молдавской независимой и суверенной государственности.

Заключительное слово Председателя ПКРМ Владимира ВОРОНИНА на круглом столе «ПКРМ во власти и в оппозиции»

Откровенно говоря, когда мы планировали свое участие в работе этих круглых столов, у меня была масса сомнений. Казалось это все каким-то неуместным, не соответствующим что ли всей нынешней общественной атмосфере. Взлетают тарифа, цены, новая власть по поводу и без повода устраивает публичный междусобойчик, а коммунистическая оппозиция в это время предается мемуарам, вспоминает свои былые победы. Но работа всех четырех круглых столов, которые организовали AVA.md и Transform-Moldova, опровергли этот изначальный скепсис. Действительно, серьезной политической партии нельзя, просто невозможно двигаться дальше, не оценив всего пройденного пути, с его успехами и неудачами, с его просчетами и достижениями.

Конечно же, обсуждение это было не до конца последовательным, мы не добрались до ответов на самые коренные вопросы. Мои коллеги по партии, участвовавшие в работе круглых столов, больший акцент делали на позитивных аспектах своей политической работы и борьбы. Представители экспертного сообщества преимущественно отмечали негативные стороны нашего пребывания во власти и теперешней борьбы в оппозиции и требовали от моих коллег большей самокритичности.
Я вам скажу, что эти минусы пока неизбежны.

В первую очередь потому, что те из моих соратников, которые выступали тут с докладами, относятся к числу действительно предельно инициативных, результативных и преданных представителей Партии коммунистов. Им незачем посыпать голову пеплом. К своему делу они всегда относились страстно и предельно честно. Парадокс в том, что именно они всегда находились под прицелом общественной критики, хотя, объективности ради, следовало бы критиковать совершенно иных наших представителей. Тех, которые сегодня украсили своим присутствием другие политические партии.

А, кроме того, есть еще одно немаловажное обстоятельство, которое не создает должной искренней атмосферы. Сами представители гражданского общества должны относиться к себе критичнее. Если уж вы взялись быть третейским гласом общественного мнения, то начните с себя. Расскажите и нам – бывшей власти – где, когда, сколько раз мы отвергали ваши прогрессивные идеи, концепции, прорывные проекты? Или мы должны были с благодарностью, утирая слезы, читать следующие пассажи:

«Что кроме неуважения к морали, закону, человеческому достоинству могут посеять в неокрепших душах молодёжи такие и многие другие (всё не перечислишь) поведенческие примеры «коммунистов» Воронина, Додона и Ткачука?»,

Или вот еще кусочек:

«Своими загребущими руками воронины и додоны всё тянули под себя»,

Еще один пример:

«Но при этом надо учитывать, что руководящий костяк партии, особенно те люди, которые реально руководят партией и страной (Владимир Воронин, Марк Ткачук, Игорь Додон, Олег Рейдман), не имеют четко выраженных политических симпатий и антипатий. «Любовь к России» - это пиар-ход, который сегодня может обеспечить власти симпатии части общества и помощь России».

Еще одна цитата:

«Прогнозируя будущее поведение группы Воронина-Ткачука-Додона-Рейдмана, необходимо со всей определенностью сказать, что выбирая между ЕС, США с одной стороны и Россией с другой, они однозначно сделают свой выбор в пользу ЕС и США».

И последнее:

«Мы же хотим видеть нашу Молдову сильной, конкурентоспособной и поэтому желали смены столь неэффективной власти додонов и ткачуков. События, произошедшие 7 апреля в центре города, явились следствием восьмилетней «политики» подобных «деятелей».

Это, кстати говоря, самые безобидные из примеров, почерпнутые на одном из чрезвычайно оппозиционных в период правления ПКРМ сайтов, на AVA.md.

Но….никаких обид. Право судить и оценивать именно таким образом нас – тогдашнюю власть - никто ни у кого не отбирает. Но, согласитесь, что вряд ли подобная критика была рассчитана на то, чтобы помочь ПКРМ, вряд ли она была рассчитана и на то, чтобы вскрыть объективные трудности и сложности, перед которыми стояла тогдашняя партия власти.

И тот факт, что теперь мы вместе работаем над ошибками Партии коммунистов, и в то же время вместе стараемся оценить плюсы коммунистического правления, говорят о том, что и вы – представители гражданского общества - были далеко не во всем правы. Наверное, это также следует признать публично и открыто. И вот тогда-то наш диалог действительно станет гораздо более эффективным и продуктивным.

Я говорю не только о присутствующих, я говорю обо всем спектре гражданского общества. Кто первый возвел стену непонимания между властью и гражданским обществом? – уже поздно вспоминать. Но то, что, вопреки власти или благодаря власти, те люди, которые именуют себя гражданским обществом и говорят от его имени, ничего этому обществу не предложили – факт. Не обижайтесь, но это так.

Но теперь важно другое. Важно то, что и Партия коммунистов, и вы – известные и признанные борцы с «воронинским режимом» - сегодня говорим не только о прошлом. Мы сегодня говорим о будущем, и говорим мы о нем с позиций важнейшей инициативной задачи – задачи модернизации Республики Молдова. И тут у нас действительно не мало оснований для поэтапной выработки консолидированной, общей позиции, которая бы, в конечном счете, принадлежала не отдельной партии, скажем, Партии коммунистов, а всему молдавскому обществу. Позиции, с которой всем нам вместе следует двигаться дальше, вперед, превращая ее в основной фактор молдавской политической жизни. Мне бы хотелось верить, что мы, наконец, наверстаем время, упущенное в период, как теперь все мы убедились искусственных и беспочвенных разногласий.

Я приглашаю присутствующих тут коллег на конференцию, посвященную именно этой теме, теме «модернизации Молдовы», приглашаю выступить с обстоятельными докладами. Конференция пройдет в субботу и она, на мой взгляд, должна стать комфортной площадкой для того самого конструктивизма, дефицит которого столь остро ощущается в нашем обществе.

Еще раз хотел бы поблагодарить организаторов этих круглых столов. Мы вместе проделали интересную и очень полезную работу. Ну а тот факт, что порой мы проявляли горячность, свидетельствует лишь о том, что мы неравнодушны, и неравнодушны, в первую очередь, к судьбе своей страны, к Республике Молдова.




Обсудить