Чешуев: Тарифная вседозволенность

Одним из наиболее существенных факторов, резко ухудшаюших покупательную способность населения Молдовы являются непомерные даже по европейским нормативам тарифы на электроэнергию, газ, теплоэнергию, услуги фиксированной и мобильной связи, интернет и кабельное телевидение.

Кроме того, этот вид затрат, составляя от 20% до 40% в структуре себестоимости производства товаров и услуг полностью обесценивает инвестиционные преимущества от почти бросовой стоимости в Молдове рабочей силы.В структуре себестоимомости молдавской продукции доля зарплаты составляет от 15%до 25% при европейском уровне в 45-65%%. В таких ситуациях рекомендуется финансово-экономический анализ предвосхитить изучением организационно-правовых аспектов проблемы.

В 1997-1998г.г. все полномочия в определении тарифов и отпускных цен на эти продукты и услуги, лицензирование и мониторинг этих видов деятельности были закреплены за специализированными государственными агенствами с одновременным освобождением Правительства от решающих полномочий и ответственности за разработку и утверждение размеров и уровней тарифов и отпускных цен на эти продукты и услуги.
.
Национальное Агенство по Регулированию в Энергетике(ANRE) было создано в 1977г.
по постановлению Правительства № 767 в качестве независимого органа управления,
регламентирующего коммерческую и экономическую деятельность в электроэнергетическом секторе, снабжении природным газом и нефтепродуктами посредством предоставления лицензий, осуществления адекватной тарифной политики и защиты прав потребителей.

16 января 1998г. Правительство своим постановлением № 41 наделило ANRE исключительными полномочиями в области установления тарифов на потреблённые электроэнергию, газ и нефтепродукты.

ANRE осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом об энергетике №1525-ХIII
от 19.02.1998г, которым определён полностью хозрасчётный (коммерческий) характер финансирования деятельности Агенства, однако не определён статус его работников, являются они госслужащими или нет, не определены взаимоотношения с госбюджетом, нет указания на необходимость отчисления части поступлений как обьекта госсобственности.

В декабре 2007г. в данный Закон были внесены незначительные изменения обязывающие данное Агенство разрабатывать методологию расчёта предельного уровня тарифов.
17 декабря 2009г. данный Закон был дополнен Статьями 4-1, 4-2,4-3, которые детально
описывают порядок формирования бюджета Агенства в форме платы в размере 0,15% от:-
оценочных обьёмов электроэнергии без указания на её характер-импортируемая или произведённая;
-импортируемых обьёмов природного газа;
-импортируемых обьёмов нефтепродуктов и сжиженного газа , также без указания вида цен-
оптовых или отпускных(розничных).

Кроме того, Агенству этими «оперативными» изменениями разрешено оставлять на своих счетах неиспользованные средства, получать кредиты в коммерческих банках. При этом обойдены молчанием такие важные аспекты как предельные уровни затрат на содержание аппарата Агенства, полномочия в обеспечении залога под коммерческие кредиты, ограничения по видам затрат и другие лимиты, необходимые для регулирования доходов и расходов госучереждения.

Этими дополнениями Парламенту предоставлено право назначать, по представлению Президента, Генерального директора Агенства сроком на 6 лет и четырёх директоров сроком на 2 и 4 года по представлению профильной парламентской комисси, несмотря на то, что подобные комиссии не являются юридическими лицами и не могут иметь обособленных прав. В тоже время в законе обойдён молчанием такой важный вопрос как порядок утверждения Регламента Агенства.

В 2008г. Регламент Агенства был утверждён постановлением Правительства №1511 от 31.12.2008, однако законом такие полномочия Правительству не делегированны.

Таким образом оформилась правовая неразбериха-поведомственность и Правительству и Парламенту. Эта «мутная» ситуация способна породить одно- безответственность и бесконтрольность, а не автономность и независимость. Последствия этого, как говорится, налицо- вместо защиты прав потребителей и обеспечение макроэкономической стабильности государства, имеются отчётливые признаки фактического подчинения деятельности Агенства интересам экономических агентов и его участия в картельном сговоре с операторами, например, рынка нефтепродуктов. И это не преувеличение, вот одно из многих свидетельств.

Известно, что отпускные цены формируются в прямой завистимояти от мировых цен на нефть. По данным отчёта этого Агенства за 2009г. среднегодовой уровень мировых цен на нефть составлял 62,3 долл. за баррель. Но уже в отчёте за 9 мес.2010 утверждается , что эта цифра составляла всего 58,7 долл. за баррель. Далее в этом же отчёте указана среднегодовая цена в 2010г. на уровне 78,1долл., с ростом на 34,7%. Таким образом авторы отчёта пытаются «аргументировать» рост в 2010г. цен на бензин на 29,4% и на солярку на 32,7% в долларовом исчислении. В действительности среднегодовая мировая цена на нефть в 2010г. составила лишь 70,1долл. за баррель, что легко исчисляется на основе данных из этого же отчёта.Тогда в сравнении с реальным показателем 2009г.(62.3долл.) рост в 2010г. составил лишь 12,5%!

Разница, 34,7%-12,5%= 22,5 процентных пункта и определяет степень наплевательства на всех и вся дружной компанией в лице поставщиков, госрегуляторов, антимонополистов и реализаторов нефтепродуктов. .Подобные примеры характерны и для рынков сжиженного и природного газа, электроэнергии.

И не надо быть политиком или экономистом, чтобы сделать печальный вывод:- Агенство по регулированию в сфере энергетики фактически способствовует и покрывает необоснованное, незаконное повышение цен на нефтепродукты, что вкупе с волюнтаристским обесцениванием нацвалюты другим «защитником интересов» населения Нацбанком и спровоцировало бепрецедентный за последние 5 лет рост цен на потребительском рынке Молдовы в 2010-2011г.г., существенно увеличило себестоимость отечественной продукции, ухудшило её конкурентноспособность.

«Нарисованный» подобной политикой Агенства рост выручки операторов рынков энергоносителей прямо обуславливает и «законный» рост доходов самого Агенства и зарплаты его служащих, которая составляет по устной (письменные отчёты об исполнении бюджета не публикуются) информации Гендиректора около 70% от годового бюджета.

Если в 2007г. бюджет Агенства составлял около 11млн. лей, то на 2011г. утверждены более 15 млн.лей. при 41 его служащих, т.е. плановые ежемесячные расходы на зарплату одного занятого составят в этом году около 21,3 тыс.лей. Вместе с тем обьём их работы годами не увеличивается, никаких героических усилий по сдерживанию в интересах населения и экономических агентов монополистической алчности и ценового шантажа операторов никак не просматривается Число лицензированных операторов за последние 5-7 лет почти не изменилось , а обьёмы импорта и потребления газа, электроэнергии, нефтепродуктов растут или снижаются незначительно.На этом рынке в последние 10 лет прочно утвердились 6 (из 111 лицензированных) основных операторов-монополистов, которые обеспечивают его покрытие более чем на 90%.

Для сравнения укажем, что расходы на содержание персонала абсолютно всех министерств, в расчёте на одного служащего, во много раз меньше, зарплата которых в большинстве случаев не превышает со всеми надбавками 3-4 тыс.лей. Вот так и рождаются «самые равные» среди равных, так вызревают гроздья социального гнева.

Всё это вынуждает констатировать, что Агенство по регулированию в сфере энергетики по сути превращёно в подобие «неприкасаемой», неподконтрольной обществу,не имеющий обязательств по пополнению доходной части госбюджета и не подверженной бизнесс -рискам коммерческой структуры, наделённой вместе с тем всеми преимуществами государственной службы. .

Можно предположить, что эта система работы была введена в 1997-1998 г.г.и «усовершенствованна» в конце 2009г. для избавления Правительства от ответственности и критики со стороны общества за тарифную политику, платой при этом, за «моральные издержки» и стал перевод на чисто коммерческую, в принципе не совместимую со спецификой госслужбы, основу работы регуляторных государственных органов под благовидным предлогом автономности, независимости и защиты их от коррупции. На самом же деле хозрасчёт, самофинансирование в госуправлении, при выполнении общественно значимых, регуляторных функций лишь легализует, как видим, этот разрушительный феномен.

Изложенное в полной мере относится и к другому регулирующему органу- Агенству по
регламентированию в сфере телекоммуникаций и информационных технологий. Нормативная база, система отчётности, полномочия в своей сфере у него такие же, за исключением того, что данное агенство мирится с методологией расчёта тарифов на телефонную связь, утверждённой самим обьектом регулирования-АО «Молдтелеком», несмотря на то, что подобные полномочия соответствующим законом закреплены исключительно за Агенством.

Именно это обстоятельство позволило данному АО в январе т.г. обьявить о так называемой ребалансировке тарифов:-увеличении в несколько раз стоимости переговоров по стационарной местной телефонной связи и некоторого снижения стоимости международных переговоров. В результате таких операций конечная прибыль не уменьшается и не увеличивается и было заявлено, что упорядочение тарифов не преследует меркантильных целей.

Однако далее руководители АО «Молдтелеком» стали себе противоречить и заявлять, что в действительности предприятие терпит убытки и необходимо повышать тарифы, при этом обходя молчанием перечисление в бюджет государства в 2007г. около 180 млн.лей только дивидендов, обеспечение в 2010г.прибыльности в сумме 384млн.лей и т.п.

Другими словами, данное АО, которое обеспечивает 99% всех услуг стационарной телефонной связи и являясь на 100% госсобственностью, воспользовалось «коммерческой» методологией существующего регуляторного законодательства для самовольного обьявления о значительном , в разы, повышении тарифов на услуги стационарной телефонной связи. При этом было проигнорированно положение Ст.9 Закона «Об электронных коммуникациях» от 15.11.2007г. о том , что правом и ответственностью в регулировании тарифов в этой сфере наделяется лишь Агенство, по согласованию с Правительством.

Возможную критику в свой адрес по этому поводу Агенство предвосхитило публикацией на своём интернет- сайте информации от 03.02.2011г. о том, что обьявленная АО «Молдтелеком» программа упорядочения тарифов исключит перекрёстное субвенционирование услуг данного поставщика, будет способствовать улучшению, совершенствованию и т.п. Агенство также подчеркнуло, что оно рассмотрело данную программу АО и считает её необходимой и приемлемой, что всё это лишь продолжение утверждённой Правительством многолетней программы ребалансировки и упорядочения тарифов. Однако не сообщается был ли вопрос рассмотрен в официальном порядке, как того требует закон, на заседании Административного Совета Агенства, был ли проведён аудит, встречный контроль и другие надзорные мероприятия по представленным расчётам..

В данном Агенстве работают 51 служащий, . на 2010г. его фактические доходы и расходы составили 14317.1тыс.лей и 11774тыс.лей, при плане в 15996 тыс.лей, очевидно, что ежемесячная зарплата его служащих также исчисляется десятками тысяч лей.Как говорится, чудеса да и только!

Обобщая изложенное необходимо признать, что сложившаяся система государственного регулирования и надзора на рынках услуг и продуктов естесственных монополий имеет выраженный антинародный характер и представляет серьёзную угрозу экономической безопасности Молдовы, вследствии абсолютной нетранспарентности,изредка маскируемой т.н. общественными слушаниями по вопросам тарифной политики, предоставления неограниченных важнейших полномочий узкому кругу лиц, но выведенных из-под общественного контроля.

В результате этого тарифы и цены на газ, тепло, нефтепродукты и электроэнергию превратились в подлинное бедствие для подавляющего числа граждан, стали решающей причиной исхода населения, угнетающим фактором в бизнесс среде. Прямо влияя на ценообразование абсолютно всех товаров и услуг, производимых и реализуемых на рынке Молдовы, они обусловили их рекордное по большинству наименований значение в сравнении со среднеевропейскими на однотипные товары и услуги.

Госорганы призванные защищать прежде всего права потребителей, как свидельствуют приведённые и другие факты, в лице соответствующих Агенств, вместо принципиального
и постоянного противодействия во многом субьективному повышению поставщиками цен и тарифов на свои услуги и продукты фактически ему потворствуют, поощряют к получению прибыли не за счёт увеличения обьёмов и качества продуктов и услуг, а за счёт постоянного повышения цен, что губительно в конечном счёте для всех, и для поставщиков и для потребителей;.

Столь невесёлая картина обязывает:

Во-первых, признать, что перевод в 1997-1998г.г. на хозрасчёт и самофинансирование органов госрегулирования является наиболее фундаментальной причиной сложившихся в экономике диспропорций и искажений, неспособных обеспечить обьективность, аргументированность и справедливость в ценообразовании, так как зависимость таких органов от денежных отчислений в их пользу субьектами регулирования полностью ликвидирует декларируемую автономность и независимость госрегуляторов.

Во-вторых, необходимо строго учитывать тот факт, что по своей природе тарифы на продукты и услуги естесственных монополистов не являются и не могут являтся рыночными ценами, т.е. результатом взаимодействия спроса и предложения на открытом рынке, а есть до цены договорные,т.е. определяемые в ходе прямых переговоров между двумя сторонами-поставщиком и потребителем. Поэтому исключение из процедуры формирования тарифов одной из сторон:- или поставщика(практика административной экономики) или потребителя (опыт монополистического, государственного капитализма)приводит только к односторонним преимуществам бюрократии, быстро присваивающей себе прерогативы стороны переговоров, ведёт к разбалансированию экономики, укреплению ценового шантажа и забвению проблем укрепления покупательной способности населения.

В третьих, в связи с полной ответственностью только Правительства за динамику цен, уровень инфляции и состояние инвестиционного климата в национальной экономике в целом, решающими полномочиями в установлении тарифов на услуги и товары естесственных монополистов-одного из главных ценообразующих факторов- не может не обладать также только Правительство. При этом процедура разработки предложений по их изменению должна в обязательном порядке предусматривать проведение переговоров и консультаций поставщиков с одной стороны и потребителей в лице полномочных представителей профсоюзов и патронатов с другой стороны, обладающих представительскими правами в соответствии с законодательством.

В четвёртых, предметом подобных переговоров должны быть не только конечные цифровые показатели, но и тексты методологий, инструкций о порядке инициирования изменений, учёта различных факторов, влияющих на расчётные пределы тарифов.

Эти концептуального характера констатации требуют внесения соответствующих
изменений в действующее законодательство. При этом исходить, видимо, надо из следующего:

- недопустимости радикальных изменений, вплоть до упразднения существующих и создания новых госорганов так как при этом негативные последствия всегда перевешивают позитивные;

- для сохранения кадрового потенциала и накопленного опыта работы необходима реформа эволюционного типа, с сохранением существующего разделения госрегуляторов по специализации, некоторым сокращением персонала, но с передачей финальных, решающих полномочий в утверждении тарифов Правительству;

-необходимости ликвидации двойного подчинения госрегуляторов в пользу Правительства, устранения коммерческих начал в их деятельности, перехода на систему найма и оплаты в соответствии с законодательством о госслужбе и оплате труда госслужащих, взимание всех плат, госпошлин, штрафных санкций только в пользу госбюджета;

- лояльная конкуренция и справедливое ценообразование невозможны при существующих в законодательстве о рынке нефтепродуктов ограничениях на импорт, хранение и реализацию этих энергоносителей представителями мелкого и среднего бизнесса.

Без реализации изложенного сложившуюся тарифную вседозволенность вряд ли можно остановить.

.






Обсудить