Литератор Иван Голубничий, графоман Георгий Каюров или игры лужковских «патриотов»

Чуть больше года назад на портале ava.md появилась моя критическая статья «Редактор Георгий Каюров (Козий): что и как он развивает в Молдове», где была дана нелицеприятная оценка «художественным» достоинствам «печатного органа нашего поколения» «Наше поколение», главным редактором которого является Георгий Каюров. Статья вызвала неожиданное для меня бурное обсуждение на форуме портала, которое продолжалось около десяти месяцев.

«Камертон, по В. Далю, это «звук, принятый за образцовый, как неизменный, для строю известной ноты». Выбор названия «Камертон» для литературного журнала может означать только одно: редакция ставит своей целью создать образцовое литературное пространство, где царило бы Слово, которое было в начале».
http://www.hrono.ru/text/2010/zem0110.php
Светлана Замлелова,
главный редактор сетевого литературного журнала «Камертон»


«Передо мной книга «Памятью хранимы» русского прозаика Георгия Каюрова, живущего в Молдавии… Написанная живым, ярким и динамичным языком, она являет собой пример того, как русская литературная традиция, обогащённая и преображённая реалиями современности, становится фактором современного исторического процесса — наперекор небескорыстным пессимистическим прогнозам, исходящим из кулуаров либерально-демократического «истэблишмента». Состоящая из небольших повестей и рассказов, книга «Памятью хранимы», прочитывается на одном дыхании от начала до конца.


Персонажи его произведений — и положительные, и не очень — обыкновенные русские люди, ищущие себя в сумерках дикого капитализма. Проза Георгия Каюрова — это подлинный образец русского патриотизма, основывающийся не на декларациях и штампах, а на сознательном, последовательном, и в то же время творчески дерзновенном продолжении традиций, завещанных нам всей нашей великой русской литературой».
http://webkamerton.ru/2010/11/kachestvo-staroj-formy/#comments
Иван Голубничий,
главный редактор газеты «Московский Литератор»,
шеф-редактор журнала «Российский Колокол»,
член редсовета печатного органа нашего поколения «Наше поколение»

«Это была моя первая ночь в собственном доме в качестве
покойницы».
Георгий Каюров,
лауреат Литературной премии им. А.П.Чехова,
повесть «Свидетель» из книги «Памятью хранимы»

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО


Чуть больше года назад на портале ava.md появилась моя критическая статья «Редактор Георгий Каюров (Козий): что и как он развивает в Молдове», где была дана нелицеприятная оценка «художественным» достоинствам «печатного органа нашего поколения» «Наше поколение», главным редактором которого является Георгий Каюров.
Статья вызвала неожиданное для меня бурное обсуждение на форуме портала, которое продолжалось около десяти месяцев. Справедливому осуждению и осмеянию подверглись не только редакторские «новации» Каюрова, но и его абсолютно беспомощное, графоманское творчество. Подробнее смотрите об этом:
http://anti-kajurov.livejournal.com/
http://zhurnal.lib.ru/a/antikajurow/
http://forum.podlinnik.org/viewforum.php?f=32

Заделавшись непонятно каким образом членом Московской городской организации СП России, он с первого же номера журнала принялся печатать «генералитет» своей писательской организации, а вместе с ним молодых, совершенно сырых дебютантов, в глазах которых Георгий мог сойти за писателя. Профессиональные литераторы в Молдове знали Каюрова как автора пяти или шести провалившихся книг. С треском провалился и журнал. Публикации своих произведений, возможно, и радуют чиновных писателей-москвичей, но реально, по данным журналиста Олега Краснова, в киосках продается примерно 25 экземпляров, остальной тираж раздается и рассылается авторам. Однако большая часть каждого номера, подобно книгам Каюрова, идет в макулатуру. Выходит, развивает он не русскую культуру, а молдавскую макулатуру!
Да он и не скрывает этого: « В Молдове у тех, кто читает, нет денег на то, чтобы купить журнал, а у кого есть деньги, те не читают. Вот и приходится раздавать».
http://www.pan.md/news/Kayurov-Tvoi-proizvedeniya-ne-chitayut-ti-ne-pisateli

Так в очередной раз веселит публику Каюров. Не его дайджест плох, а нет в миллионном Кишиневе читателей с деньгами! Есть, Георгий, есть! Но они на фуфло денег не тратят.

А те, кому вы даром свой «продукт» раздаете, может, по бедности, его не для чтения, а для других, больших и малых нужд употребляют. Халява, сэр!

Вообще такая редакторская щедрость настораживает. Сомневаюсь, что деньги московских налогоплательщиков в виде грантов и материальная помощь частному журналу посольства России в Молдове давались для столь широкой благотворительности в течение двух лет! Что-то тут нечисто… Ох, нечисто!

Но чиновных творцов-«патриотов» такое положение дел устраивает. Они же оказывают чрезвычайно своеобразную «помощь соотечественникам», публикуя свои «нетленки», которые не пользуются спросом у москвичей. При этом литературным чиновникам ушлый главред наверняка с пеной у рта доказывает, что их опусы запоем читают в республике. Напрасно участники форума не единожды обращались к «патриотам-благодетелям» с просьбой не поддерживать больше издание, где пышным цветом цветет местная графомания. Ответа не было. Все, что получала русскоязычная общественность, - это подзаборная брань и клевета вперемешку с вопиющим невежеством самого Каюрова на сайте его издания. В отношении меня каюровцы вообще докатились до прямых подлогов, подписывая на своем форуме моим именем письма к Пушкину, Гоголю, Толстому. Такое откровенное жлобство и цинизм по отношению к русским классикам еще поискать надо!

Вновь напомню имена литературных «бояр». Это, в первую очередь, руководитель городской организации СП России
писатель, профессор ВЛАДИМИР ГУСЕВ
а также члены редсовета журнала
писатель и публицист НИКОЛАЙ ПЕРЕЯСЛОВ, помощник мэра Москвы
писатель МИХАИЛ ПОПОВ
поэт ВЛАДИМИР СИЛКИН
поэт, переводчик, публицист ИВАН ГОЛУБНИЧИЙ

Но, в принципе, можно говорить почти обо всех членах правления лужковских писателей- «патриотов», «засветившихся» в убогом издании литературного скомороха. Как и бывший мэр Москвы, они истово декларируют одно, а на деле поступают так, как это выгодно лично им. Примеры совершенно очевидной графомании и в «печатном органе», и в писаниях самого Каюрова они не видят в упор.

Поясню это на примере ровесника нашего графомана литератора Ивана Голубничего. Вся его внешне благополучная судьба сложилась при Лужкове. И он, как говорится, знает до тонкости «маневр». В отличие от своих старших и более осторожных коллег, именно Иван решил «черного кобеля отмыть добела». Хотя народ утверждает, что сие невозможно…

ПОДДЕРЖИ КАЮРОВА, А ТО УПАДЕТ!

Репутация Козия-Алексеева-Каюрова как закоренелого графомана складывалась годами. С юности заваливал он своими опусами журналы, отсылал их на многочисленные конкурсы, в интернете, где сумел, «разместился».Но ничего, кроме насмешек и сожаления, граничащего с презрением, не снискал. Уровень его писаний не позволял ему вступить даже в местный СП.

Приведу статистику его «творческих достижений» в интернете за последние три года и два с лишним месяца.

Издательская система «Литсовет». Всего 1862 читателей, за год – 296.

Литературный портал «Лавровый лист» - 1227 читателей

Проза. ру – 5042 читателей (данные за 13.03.11г.)

Пусть никого не введет в заблуждение большее число читателей на Проза. ру. Тут несколько причин. Во-первых, сервер огромный со множеством сомнительных авторов, располагающих к тому же свободным временем для изучения этого литпространства. Во-вторых, чтобы его заметили, Каюров накатал аж 109 рецензий на произведения других авторов! Воленс-неволенс глянешь, кто рецензент. А многие, уверен, просто заинтересовались полным совпадением псевдонима Юрия Козия с именем народного артиста СССР, прославившимся исполнением роли Ленина в кино, Георгием Каюровым (хорошо хоть, Юрием Гагариным не назвался!). Но как бы там ни было, приведенная посещаемость для прозаика за 38 месяцев – это практически нулевая величина. Пшик!

Причем, на названных мною интернет ресурсах размещены все писания автора, вошедшие в книгу «Памятью хранимы». Но, в отличие от Голубничего, читатели в интернете не поняли и не оценили прозу Каюрова, как «подлинный образец русского патриотизма». Вот недоразвитые! Второго Шукшина не заметили!

У Каюрова был единственный шанс вырваться из литературного небытия: начать издавать собственный журнал и постоянно печатать «нужных» для карьеры людей! Благо, человек он небедный. И пошло, поехало!

Претензии к «московской части» редсовета я уже предъявлял в своей первой статье и повторяться не буду. Добавлю лишь один штрих. О каком «редакторстве» и «пропаганде русской литературы» может идти речь, если в течение одиннадцати (!) месяцев всю российскую детскую литературу на страницах «печатного органа нашего поколения» представляла некая Волкова-Даровских?!

Поиздавав год свое «детище», в котором, естественно, обильно печатался сам, Каюров вообразил, что он – известный писатель. И пора москвичам выводить его на дорогу общероссийской славы. Тем более, что два местных литавторитета, «ветераны пера» Борис Мариан и Александр Милях внушали ему, что он - «ученик Тургенева и Бунина», а «его стиль в традициях В. Шукшина, В. Белова и Веры Галактионовой» (песни у обоих абсолютно разные, но одинаково сладкие).

И вот в марте прошлого года сначала интернет журнал «Камертон», а в апреле «Великоросс» размещают рассказы «тургеневца-шукшинца» «Сладкое детство» и «Вечеря».( Их анализ смотри в материале «Георгий Каюров: кукарача»!
http://forum.podlinnik.org/viewtopic.php?f=32&t=94 ). Оба рассказа из книги «Памятью хранимы».

Но свято оберегая «образцовое литературное пространство», Светлана Замлелова и иже с ней, доступную, по крайней мере, для обыкновенного пользователя статистику не ведут. Видимо, и без нее уверены, что «Камертон» читают миллионы. У куда более «крутого» и зарегистрированного как СМИ «Великороссъ»а (вместо редсовета-партнерство 67 сайтов, но первым в списке стоит «Московский литератор» Голубничего) открытая статистика есть.

12 апреля к рассказам Каюрова появляется первый восторженный комментарий. Потом еще и еще…Тут и «настоящая мужская проза» и «глубокое знание народной жизни» и даже требование «экранизировать»! Иначе говоря, народ приветствует нового Тургенева, плавно переходящего во второго Шукшина! Вот он, желанный миг торжества таланта над бездарью, которая чехвостит Каюрова на форуме ava.md и других сайтах!

Лишь 30 апреля появляется первый критический комментарий. Но он не может помешать долгожданной победе! За месяц - аж 44 посещения! Это триумф! Он означает только одно: у Каюрова непоколебимая репутация графомана! Читатели его знают, но знать не хотят! Откуда восторги в коментах – догадайтесь сами.

Но май все же принес свои плоды. Возникшая вокруг рассказов полемика подняла результат до 181 посещения! Однако в конце мая перепуганные великоросцы критические коменты перестали размещать. Поэтому итог июня вполне закономерен -24 посещения…

Итак, за три месяца – 249 посещений. Это без учета размещения 23 коментов. Причем, уверен, большинство посетителей составили пересмешники. Результат дебюта нового «большого мастера русской прозы» просто ошеломляющий!

«И НА ГРУДИ ЕГО МОГУЧЕЙ ОДНА МЕДАЛЬ КАЗАЛАСЬ КУЧЕЙ…»

На время «Великороссъ» взял паузу с Каюровым. Но Светлана Замлелова продолжала печатать новоиспеченного «творца» на своем «образцовом литературном пространстве». А Иван Голубничий сам в разгар предвыборной парламентской компании
рванул в Кишинев, чтобы морально поддержать Каюрова и его друга и шефа по ХДНП, главного в недавнем прошлом (?) наци республики Юрия Рошку. Обвиненный в предательстве за сговор с коммунистами и выброшенный на политическую помойку, Рошка внезапно возлюбил русскую культуру, чем немало позабавил общественность. (Как известно, ХДНП и шедший в ней под пятым номером в списке Юрий Козий, он же Георгий Каюров, на выборах позорно провалилась – 0,48% голосов!).

Формальным поводом для Голубничего и К. стала презентация его книги переводов «Песнь славянства». Хотя издан сборник в Москве и, кроме белокаменной, презентовать его он мог в любой из славянских стран, что было бы куда естественней Молдовы.

Но это так, к слову. Главное, что встреча неразгибаемого «державника», пламенного русского «патриота» Ивана Голубничего с самым одиозным политиком республики состоялась! Почти 20 лет Рошка проклинал Россию и все русское. Это его партия выступала под лозунгами «Чемодан –вокзал –Россия!», «Иван! Бери шинель, иди домой!»… Это партия Рошки в 2005 году сжигала перед российским посольством государственный флаг России и портреты президента Путина! Того самого Путина, который в 2006 году присвоил Голубничему звание «Заслуженный работник культуры РФ».

Думаю, любой простой гражданин России, зная, что за птица Рошка, отказался бы от общения с ним. От дружеских рукопожатий и фото на память. Но не таков «патриот лужковского разлива»! Что же заставило литератора, а отнюдь не политика, Голубничего забыть все и вся?

Возможную причину по простоте душевной раскрыла автор заметки о его визите.
«Недавно по инициативе Академии художеств в Бухаресте известный знаток славянской культуры и языков, поэт, эссеист и переводчик Думитру M. Ион перевел на румынский язык томик стихов Ивана Голубничего, который был высоко оценен интеллектуальной элитой в Румынии». ( http://www.nashepokolenie.com/56-19-j-mezhdunarodnyj-knizhnyj-salon.html) (Поскольку практика показала, что Каюров и «Великоросс» удаляют невыгодные им материалы, со всех ссылок в статье сняты скрины).

Сами понимаете, Юрию Рошке, совсем недавно признавшему, что Молдова – суверенное государство, а не часть Румынии, не составило никакого труда организовать такой подарок титулованному москвичу. И Голубничему пришлось его отрабатывать. Рука руку моет…

И вот апофеоз!

«В заключение презентации И.Голубничий вручил Г.Каюрову медаль им. А.П.Чехова — за книгу «Памятью хранимые» (так в тексте – прим.В.С.) и за утверждение в своём творчестве традиций классической русской литературы». (http://www.velykoross.ru/972/)

Интересная история получилась с обыкновенной памятной медалью. Ее выпуск был приурочен к 150-летию классика. Но мощным мозговым штурмом литчиновники из Московской городской организации СП России и Союза переводчиков превратили ее в ежегодную премию им. А.П. Чехова. Премию без денежного содержания. То есть медаль – она одновременно премия. И наоборот. Прям готовый сюжет для раннего Чехова!

Не знаю, как вам, но мне это кажется издевательством над памятью величайшего русского писателя! С какой вообще радости городская писательская организация берется за подобные игрища с Чеховым?! Грошовую медальку объявляют премией его имени?! И тщательно скрывают список имен лауреатов, потому что, уверен, – их много! А какие коррупционные возможности открывает эта премия-медаль, чувствуете? (К несчастью, не у одного только Чехова такая судьба: есть многочисленные медали и премии других русских классиков. Не все из них сомнительны, но сомнительных явно больше).

Итак, Голубничий «омедалил» и одновременно «олауреатил» Каюрова. Давайте теперь разберемся, за что.


СОЛОВЬИНАЯ ПЕСНЬ ГОЛУБНИЧЕГО

Но сначала вот о чем. Положительные - вплоть до восторженных- статьи и интервью пишут о Каюрове или его «детище» исключительно члены редсовета этого издания: Александр Милях, Маргарита Сосницкая, Михаил Лупашку. И, конечно, наставник Георгия – Борис Мариан. Иван Голубничий продолжил «славную» традицию.
(Впрочем, одно исключение есть: журналист Наталья Розамирина разразилась хвалебной статьей о вечере «НП» «Автор года», на котором «лучшим публицистом» был назван ее сын Олег Дашевский).Как видите, писательская и журналистская этика, безукоризненны.
Учись, «либерально-демократический «истэблишмент»!

Вообще-то, две основные трели песни Голубничего «Качество «старой» формы» вынесены в эпиграф. Добавлю только одну: «Повести «Свидетель», «Азиатский зигзаг», рассказы «Памятью хранимы», «Выдра», «Макарова семья», «Пасвинок», «Пелагия» и др. являют образцы этих благословенных жанров, позволяющих читателю прожить вместе с героями целую жизнь, иногда на протяжении всего лишь нескольких страниц».

Начну с того, что Иван Голубничий книгу Каюрова прочесть не удосужился! Может, пробежал глазами два рассказа, о которых ниже. И все. Такую книгу «…на одном дыхании от начала до конца» можно только не читать! Или Голубничий – гениальный переводчик с не русского на русский!

Проверьте себя, уважаемые читатели.
«Лицо разравнивалось до крупной ячейки, частокол морщин накладывался на рот, губы, сомкнувшись, втягивались вглубь и что-то там постоянно, едва заметно, поправляли. Веки то замирали, то быстро-быстро мигали, как бы протирая близорукие глаза. Зрачков не было видно. От долгого смотрения на жизнь они размылись в радужке и сизым пятном бегали и застывали, теряясь на пепельных, с желтизной, яблоках".
(«Пелагия»)

«Он походил на отреставрированную корягу. Морщинистое лицо стянулось дулькой к переносице двумя клубками, разделенными прищуром пополам».
(повесть «Азиатский зигзаг»)

«Черты лица молодой, красивой женщины вздрогнули, сбежались и разбежались. Белоснежный сугроб одеяла извился пластикой. Белесой лентой мелькнула рука, изящным движением коснулась кнопки и водворила тишину. Глаза открылись, схватили рассвет в окне, и тут же, едва заметно, сомкнулись брови у переносицы».
( «Все решено» )

Ну, как? «Живо, ярко и динамично»?

Прежде, чем перейти к русскому языку в рассказе «Памятью хранимы», давшему название книги, кратко перескажу сюжет. Невропатолог Михаил, живущий в небольшом поселке, узнав, что беременная жена сбежала от него к маме в миллионный город, действует, как подобает настоящему невропатологу: «Дома Михаил собрал все вещи жены в один тюк и вынес в сад. Там он выдолбил яму и вывалил тюк в нее…Задумавшись на мгновение, Михаил облил вещи соляркой и поджег. Вспыхнувшее пламя опустило темноту и обдало бархатной погибелью огненной стихии(?) и без того горевшее жаром лицо Михаила, припалив пряди челки».

К такому невропатологу я бы никому не советовал обращаться! А вот еще «образцовый», по мнению Голубничего, «великий и могучий» в исполнении Каюрова:

«Беглым взглядом окинув комнаты, Михаил сосредоточился. Неожиданно его охватила тревога, и сразу все вокруг завертелось.
Для начала все складывалось как нельзя хорошо.
Он всегда и везде устраивался комфортно, потому что сам был комфортным.
Он чувствовал тяжесть сердца, исполненного любовью, подогреваемой предательством. В сердце закипало, давило раскаленным грузом и что-то уничтожало.
Часы пробили одиннадцать ночи.
Сон по-хозяйски располагался в комнате, оседая, окутывая.
Расстояние не поддавалось и нарастающая паника содрогала чувства.
-Отдай ее мне,- вырвалось из-под кепки незнакомца свистящее шипение.(попробуйте эти слова «свистяще прошипеть»!)
Ужас накатывал и накатывал, заливая сознание.
Рука слегка дрожала, темным пятном кисти вибрируя в рукаве пальто.
Калитка скрипнула с утренней ленцой и бухнула, соединяя в стройную цепочку мысли».
(«Памятью хранимы»)

Вызывает недоумение и следующее уверенное утверждение Голубничего: «Персонажи его произведений — и положительные, и не очень — обыкновенные русские люди, ищущие себя в сумерках дикого капитализма».Тут и про «русских людей», мягко говоря, сомнительно, и «про сумерки дикого капитализма».

Для удобства привожу оглавление книги с указанием места действия , времени и национальной принадлежности героев.

Повести

"Свидетель"- Западная Украина, дикий капитализм, украинцы
"Азиатский зигзаг"- Узбекистан, советское время, узбеки, азербайджанцы, русский или украинец

Рассказы

Памятью хранимы – Украина, советское время, украинцы или русские
Все решено – Молдавия, неопределенное время, украинцы или русские
Выдра- Украина, дикий капитализм, украинцы или русские
Пока живые- Россия, советское время, русские
Макарова семья- Украина, советское время, украинцы и русские
Виновники от бога – Украина, советское время, украинцы
Пасвинок -Украина, советское время, украинцы и русские
Попользованные - Молдавия, дикий капитализм, украинцы или русские
Сладкое детство- Молдавия, дикий капитализм, украинцы или русские
..не зная, что счастлив – Западная Украина, дикий капитализм, украинцы или русские
Экзамен- Россия, советское время, русские
Мимолетная встреча – Молдавия, неопределенное время и национальная принадлежность
Пелагия- Украина, неопределенное время, украинка
Вечеря- Юг Молдовы, советское время, болгары

Итак, из 16 произведений действие 8-ми происходит в советское время. В том числе, самая большая по объему повесть «Азиатский зигзаг» (анализ см.
http://ava.md/039-russkii-mir-v-moldove/03686-viktor-sundeev-pishet-borisu- marianu.html).
Три рассказа – «вневременные». Только в пяти есть некие намеки на дикий капитализм. Такие вот дела…

Тем не менее, Голубничий «с ученым видом знатока» пишет: «Проза Георгия Каюрова является преемственной по отношению к почвеннической ветви русской советской литературы. Шукшинская интонация отчётливо слышится в его художественном языке. Отличие только в том, что его герои ищут жизненную опору не в стабильной и относительно благополучной атмосфере советского времени, а в жёстких, зачастую страшных реалиях «свободы» и утраты традиционной иерархии нравственных ценностей…» Ай, маладца!!!

Каковы же «страшные реалии» «свободы» у Каюрова? На повести «Свидетель» я остановлюсь позже. Посмотрим на рассказы «шукшинца» из «дикого капитализма», которые так пугают Голубничего.

«Выдра» - случайное знакомство мужчины и женщины, секс, расставание… «Попользованные» - два кореша- бизнесмена устраивают своих жен на работу в бутики друг к другу, чтобы те не мешали им заниматься сексом на стороне. «Сладкое детство» - после развода с женой отец уезжает на две недели в Москву со старшим сыном и не берет с собой маленького Лешика , оставляя его с дурковатой бабкой… «не зная, что счастлив» -дочь с мужем и детьми навещает отца, которого она никогда в жизни не видела, но выясняется, что родитель-алкаш умер.

Вот такие «страшные реалии дикого капитализма»…Ужжасс!

Теперь о «русских». Большинство героев, скорее всего, украинцы, так как действие происходит на Украине. Или в Молдавии, где украинцев традиционно значительно больше русских.

Да и на титульном листе своей первой книги «Ка-Пли» (2003г.), многие произведения из которой перекочевали в «Памятью хранимы», внизу стоит Киев-Кишинев, то есть Каюров рассчитывал на украинского читателя. (Думаю, тогда он мечтал об СП Украины. Но в Киеве русские писатели оказались не столь продвинутыми, как московские «патриоты»).

Кроме украинцев, полноправными героями книги являются узбеки и болгары. Только в двух рассказах точно можно определить русских. Их-то и оценивает бегло Голубничий. (Но в «образцы» они не вошли. «Образцы», как истинный провидец, он определил интуитивно. Еще один «патриотический» удар по «либерально-демократическому «истэблишменту!)

В рассказе «Пока живые» младший сержант Синицын настолько стыдится своей матери- пожилой крестьянки, которая приезжает к нему в учебку, что это вызывает осуждение сослуживцев. После встречи с таким «щепетильным» сыном мать умирает. А Синицын постфактум жалеет о своем поступке.

Хочу спросить у Голубничего: какова причина такой сыновней застенчивости (чтоб не сказать «бесчувственности»? Он что, в элитной учебке службу проходил и к остальным солдатам приезжали матери, разодетые в шелка и золото? Или Синицын – просто бездушный «чурбан»? Этот русский парень…

О втором рассказе Голубничий пишет: «Рассказ «Экзамен» ярко характеризует творчество Георгия Каюрова. Герой рассказа Леонид — молодой человек, судя по всему, благополучный и избалованный женским вниманием, попадает в сложную и неожиданную ситуацию, когда он встречает женщину, в которую влюбляется, «как в романах» — с первого взгляда. И она отвечает ему взаимностью. Всё это происходит в совершенно фантастических условиях, которые, благодаря таланту автора, выглядят в рассказе как чудесное стечение обстоятельств — но, может быть, так и бывает в жизни… И в этот самый счастливый момент в жизни Леонида он узнаёт, что он должен расстаться со своей мечтой. Просто так, без объяснений, навсегда. Что-то должен понять Леонид, к чему-то себя подготовить в будущем… «Может, лучше и правда подрасти сначала?».

Вот как талантливо, по мнению Голубничего, изображено это внезапное чувство: «Они засмотрелись друг на друга, и как бы опомнившись, скоро отрывая взгляд, потупились, перебирая листки. Собственно ничего не произошло. Мир не изменился вдруг. Просто сердце стало что-то весить. Кровь запульсировала согревая. Важность дыхания ощутилась. Захотелось вдохнуть глубже, сокращая разделяющее их расстояние. Как быть? И что же делать?»
Какая мощь, чувствуете?! Куда там классикам до нее!

А вот мой комментарий к этому рассказу из первой статьи: «В «высоконравственном» рассказе «Экзамен» абитуриент Леонид, переспав с Настей, с которой познакомился накануне вечером в клубе, утром идет на экзамен по химии, и там внезапно вспыхивает дикое чувство между ним и молодым экзаменатором Екатериной, которое тоже заканчивается постелью. (Прям «Солнечный удар» Бунина!) Но продолжить роман педагог отказывается, советуя Леониду «сначала подрасти». То есть, к «большому сексу» он пока не готов. Рассказ заканчивается вопросом: «Может, лучше и правда подрасти сначала?»
http://ava.md/039-russkii-mir-v-moldove/03494---redaktor-georgii-kaqrov-kozii-chto-i-kak-on-razvivaet-v-moldove.html

Итак, тема «случайные половые связи», начатая «Выдрой», продолжается в «Экзамене» и углубляется в рассказе «Мимолетная встреча». Есть еще эпизод, где малознакомые герои спариваются, как кролики, в переполненном поезде в повести «Азиатский зигзаг». Четыре литературных клона для одной книги – это перебор? Или, как утверждает Голубничий, «творчески дерзновенное продолжение традиций, завещанных нам всей нашей великой русской литературой»?

Поскольку Голубничий пишет о «шукшинской интонации» у Каюрова, обращусь к его деревенской повести «Свидетель». По форме –это монолог 83-летней крестьянки из украинского села рядом с Румынией. Многодетная мать на нескольких первых страницах умирает, а потом ее душа общается с нами после смерти. Вплоть до захоронения.

Как это согласуется с христианской традицией, опустим, тем более, что автор - воинствующий атеист, изведший немало бумаги на разоблачение религии и критику служителей культа.

Поначалу «вредная старушенция», как она себя называет, изъясняется вполне правдоподобно. Но внезапно впадает в «модернизьм» и начинает рассуждать не как крестьянка, не прочитавшая ни одной книги, а как доморощенная интеллектуалка весьма низкой пробы: «Хорошее напоминание всем в старости, а особенно, когда уже за восемьдесят: об опасности нельзя забывать. Вот его, хорошего настроения, предательская миссия. Прав Юрий, счастье – это душевный комфорт плюс здоровое тело. При душевном комфорте нельзя быть счастливым, если палец болит».

Или: «Понаучивали эскулапов ставить безошибочно диагноз: «Старость».
Еще: «И моя жизнь замелькала передо мной, как светящиеся окна скорого поезда. Яркие картинки жизни соединились в одну страшную по своей логичности линию судьбы.

Подходя к концу жизни, я все чаще думала о любви, счастье, смысле жизни и каждый раз приходила к разным, порою диаметрально противоположным заключениям».

Куда там простым шукшинским старушкам до этой «старушенции», живущей рядом с Европой! Вскоре она вообще дотягивается до героев «Голубого сала» Владимира Сорокина, известного «гуманисьта».

«Сколько раз сама бывала на похоронах и никак не могла понять, что нас всех объединяет, думала –покойник. Надо было умереть, чтоб уразуметь – тупое выражение лица. И еще некоторая доля театральности нас объединяет. Уборная, наверное, единственное место, где не надо хотя бы контролировать мимику своего лица. Вот уж когда мимика лица природно-органично отображает натужную деятельность другого органа нашего организма. Похороны же – это массовка, такой всеобщий огляд, тут даже самый огорченный человек не сможет отогнать от себя мысли, что на него смотрят другие, а значит – позерство, обеспечено».

Уверяю вас, господин Голубничий, Шукшин до такого никогда не додумался бы!
Человеческая скорбь по умершему – это « тупое выражение лица» и «позерство»?! У меня тут слов нет, поэтому воспользуюсь вашими:«подлинный образец русского патриотизма», который «представляет зрелого автора, с прочным личностным стержнем, с устойчивой системой ценностей».

Теперь русский язык «зрелого автора» из повести.

«Тревожные мысли носили меня по комнате от вещи в вещи и окунали в воспоминания.
В окне замелькали силуэты, и в комнату, бубами, начали входить старухи, держа в руке зажженную свечу.
Через четверть часа началась логичная суета. В едином копошении все перемешалось – люди и тени.
Сделав свое дело, женщины расступились, замерев в позах ожидания.
Это была моя первая ночь в качестве покойницы.
…говорили отрывочными монологами какой-нибудь старушенции.
Вот она, обнаженная правда жизни.
Крича и заливаясь слезами, они совсем забыли обо мне, а надо подсуетиться.
Все село ждало в клубе и подтрунивали друг друга, но больше по поводу таза посмеивались.
А мысли совсем взбесились.
(«Свидетель»)
Тут, у кого хочешь, «мысли взбесятся»!

ДАДУТ ЛИ ПРЕМИЮ? ДАДУТ!

После того, как «судьбоносная» статья Голубничего была размещена в «Камертоне» и «Великороссъ»е, Каюров сделал еще две попытки прославиться среди великоросских читателей. Сначала он разместил рассказ «Машка-неуч» и к нему добавились два восторженных комментария. Казалось, что уж теперь-то дело в шляпе!
Вот посещаемость за три месяца: декабрь – 49, январь – 17, февраль – 3. За 90 дней – 69 посещений. Это для автора такого уровня очень много!
Наконец, «Париж в Кишиневе». Февраль – 17, март за две недели – 3.

Приходится констатировать, кто и какие бы песни ни пел о Каюрове, читателя не обманешь. Чем больше проходит времени, тем хуже дела у главреда, лауреата и медаленосца.

Вот что сам он утверждает, имея в виду, конечно, других, а не себя, любимого: «Для писателя писать мало. Надо публиковаться. Надо, чтобы твои произведения читали. Нет публикаций, твои произведения не читают – ты не писатель!
http://www.pan.md/news/Kayurov-Tvoi-proizvedeniya-ne-chitayut-ti-ne-pisateli

Правильно, Георгий, ты не писатель!

Но не все так плохо. Судя по тому, как активно начал печатать Каюров в своем дайджесте членов жюри премии имени Юрия Долгорукова, то премию писатель без читателей получит. А почему бы и нет? «Чеховскую»-то дали! Новый мэр Москвы Собянин просто, боюсь, не успел по времени заняться столь запущенной при Лужкове гуманитарной сферой. И можно еще проскочить!
Так что, вперед, Каюров-Козий!

Обсудить