Выборы не местного значения

Кандидат от ПКРМ, которая на последних парламентских выборах получила в Кишиневе почти столько же голосов, сколько либеральные демократы и либералы вместе взятые, во второй тур выходит наверняка. При определенных обстоятельствах — сильный собственный кандидат, активная кампания, слабые противники — ПКРМ может провести своего человека в кресло кишиневского градоначальника даже с первого тура.

Место встречи — Молдова

Казалось, еще немного, и Джо Байден, обращаясь к кишиневцам и гостям молдавской столицы, воскликнет «Eu sînt un moldovean».

Точно также, как почти полвека назад Джон Кеннеди сказал в Западном Берлине «Ich bin ein Berliner», а пару лет назад Джон Маккейн перефразировал его в Тбилиси – «Today, we are all Georgians».

Нынешний вице-президент, в отличие от Маккейна, воздержался от плагиата, но взамен сообщил молдаванам другую важную новость: «Ваше путешествие к демократии послало мощный месседж миллионам людей за пределами ваших границ». Молдаване слегка ошалели: «Вот это да! А мы и не знали».


Любовь-морковь

Как сам визит Байдена, так и последовавшие за ним отклики вызывают противоречивые чувства. «Да благословит Бог Америку и Молдову!», «Молдова — лидер демократии и реформ в регионе Восточной Европы», «Молдова — надежда Запада»... Как же плохо обстоят дела с демократией и реформами в Восточной Европе, если Молдова объявляется лидером по этим показателям, и как же все безнадежно на Западе, если Молдова вдруг стала его надеждой. И баптистское благословение православной стране тоже как-то странно прозвучало.

После того, как любимица американских неоконов Грузия утратила свои национальные территории и безоглядную благосклонность Запада, а на Украине забыли про «оранжевую революцию», американцы и европейцы, как утопающие за соломинку, ухватились за Молдову — хоть кто-то же должен быть образцом, светочем и надеждой!

Высокие гости, которые в сопровождении сотни телохранителей приезжают в Кишинев на несколько часов, чтобы благосклонно похлопать по плечу молдавское руководство, конечно, не знают, как живет местное население, которому похвалы этих гостей напоминают приснопамятные брежневские времена: «Как живете?» – «Спасибо, по телевизору передают, что хорошо».

Это, впрочем, не означает, что гости совсем не верят в то, что говорят. Может, и верят. Наверняка, они даже искренне хотят помочь Молдове, а не просто пометить своим приездом ее территорию в закулисной геополитической борьбе за сферы интересов.


Мы за ценой не постоим?

Буквально в те же самые часы, когда в Кишиневе находился Байден, в Молдове разгорелась общественная полемика по поводу так называемого закона о недискриминации, больше известного как «закон о гомосексуалистах». Это совпадение только на первый взгляд кажется случайным. На самом деле, между двумя событиями есть глубокая, можно сказать, интимная связь.

Гражданам Молдовы нужно честно ответить самим себе, готовы ли они отказаться от традиционных православных и семейных ценностей ради европейской интеграции и сопутствующих ей западных либеральных ценностей.

В 20-м веке Европа перестала быть христианской, а в 21-м бурными темпами исламизируется. К концу века две трети населения в таких странах, как Франция и Германия, будут составлять мусульмане.

Сегодняшние ценности Европы больше материально-экономического и политико-правового свойства — хорошие дороги, чистая вода, комфорт, социальная защищенность, возможность участвовать в выборах, смотреть различные телеканалы, зарабатывать деньги, получать разные удовольствия.

При этом оголтелый либерализм несет с собой всякого рода «гомосятину» – гей-парады, однополые браки, легализацию наркотиков и проституции, эвтаназию, ювенальную юстицию, трансплантацию органов от еще живых человеческих организмов. Все это продвигается везде по одной и той же схеме. Ни Папа Римский, ни все протестанты вместе взятые не могут этому противостоять. Нет никаких сомнений, что вся эта «гомосятина» с неизбежностью будет продвигаться и в Молдове, поскольку за этим наступлением на христианство, на традиционную семью стоят очень влиятельные, умные и хитрые люди с большими деньгами. Они легко покупают всех и вся вокруг. Либеральную «демшизу» в такой бедной стране, как Молдова, скупить будет совсем не трудно, и не дорого. Если кто-то думает, что нас минует чаша сия, он ошибается.

Сегодня молдаване бегут в Европу за куском хлеба, а не за духовными ценностями. Духовные ценности у молдаван как раз еще остались, но по ним уже наносятся, и будут наноситься все настойчивее, все более мощные удары со стороны европейских либеральных варваров. Это совершенно очевидно, и совершенно неизбежно. Те, кто говорят, что это, мол, не совсем так, лукавят и вводят целый народ в искушение.

Однако вернемся к вице-президенту Соединенных Штатов. Его визит стал бенефисом премьер-министра Влада Филата, принеся ему дополнительные очки в борьбе с внутриполитическим конкурентами. Но этот визит никак не приблизил урегулирование политического кризиса внутри Молдовы, а вовне ее был воспринят как конфронтационный демарш по отношению к России.

«До лучшего будущего рукой подать», – сообщил в своем выступлении Байден и пообещал Молдове помощь Америки.

Но решить проблемы молдаван за самих молдаван западники все равно не смогут. Свои проблемы нам надо решать самим.


Проект «Молдова»: версия 2.0

Байден поздравил Молдову с 20-летием ее независимости и пожелал ей успехов в дальнейшей демократизации и европеизации. Не знаю, ощущает ли это американец номер два, но для большинства жителей Молдовы хаос 90-х, полицейское государство нулевых и новый хаос последних двух лет ассоциируются больше с ущербностью бестолковой, недоработанной бета-версии проекта «Молдова», нежели с чем-то доведенным до ума, позитивным, хорошим.

Но нет худа без добра. Доведенные до абсурда политическая неразбериха внутри страны и новый перекос в сторону Запада во внешней политике, в конце концов, заставят людей задуматься и о позитивном сценарии, который учитывал бы интересы как самой Молдовы, так и Европейского Союза с Российской Федерацией.

Россия, пытавшаяся выступить брокером левоцентристской коалиции в Молдове, сегодня «зализывает раны» после провала этой попытки. Но, убаюканные сладкими речами Байдена, все как-то забыли, что, хотя «контрольный пакет» в Молдове принадлежит Западу, Россия по-прежнему контролирует здесь «блокпакет» в лице Приднестровья. Сегодня совершенно непонятно, как может быть урегулирован приднестровский конфликт на условиях, очерченных США: «Будущее Приднестровья лежит внутри Молдовы в рамках сообщества Европы».

Мы видим Россию, которая движется в Европу, и Европу, которая заинтересована в конструктивном диалоге с Россией. Этот диалог, как показывают договоренности президента Дмитрия Медведева и федерального канцлера Ангелы Меркель, включает и приднестровское урегулирование. Но переговоров не хотят не только приднестровские лидеры. Русофобски настроенные кишиневские либеральные политики, гражданское общество, пресса — не меньшее препятствие на пути переговоров по статусу Приднестровья, чем остающаяся в регионе российская армия.

Тем не менее, даже при неурегулированной приднестровской проблеме Молдова могла бы стать одним из мест встречи Европы и России. Вместе они могли бы выступить глобальным «девелопером» в Молдове, помочь ей, не имеющей собственных ресурсов для развития, достроить несостоявшееся государство до уровня состоявшегося.

Молдова больше всех должна быть заинтересована в реализации такого совместного проекта Европы и России, поскольку у нее уже нет запаса ни времени, ни людских и материальных ресурсов.

Базовые проблемы государственности, экономики, реинтеграции, бедности, здравоохранения, образования не решаются. Власти заняты по преимуществу пиаром в духе брежневского же раскачивания стоящего в тупике вагона. Страна держится исключительно на «костылях» зарубежных кредитов, ее бюджетная и пенсионная система рискуют окончательно обанкротиться, если «бета-версия» проекта «Молдова» не будет сконфигурирована по-новому.

Если бы Европа и Россия пришли к согласию в отношении Молдовы, а не занимались бы тут перетягиванием каната, можно было бы доразвить и дооценить сегодня недоразвитую и недооцененную территорию. В некотором роде, на международный рынок был бы выставлен огромный государственный актив, который можно было бы проинвестировать в нижней точке, и потом контролируемо поднять наверх. Прецеденты подобного развития целых государств в мире есть.

Но для этого нужно достичь согласия еще в одном месте — в самой Молдове.


От противостояния к состоянию

Для того, чтобы удержать свои позиции, все действующие лица молдавской политики и связанные с ними бизнес-группировки продолжают раскалывать население на группы, которые противостоят друг другу и лозунгово, и кланово. Это лишает Молдову того единого властного центра, с которым могли бы вступить в диалог великие державы, если бы они, теоретически, заинтересовались в проекте «Молдова».

Страна не сможет нормально развиваться, если разрозненные группировки не прекратят противостояние друг с другом и не начнут конструктивно взаимодействовать, объединив усилия.

Какой-то отдельной центральной силы, которая собрала бы вокруг себя все остальные и объявила бы внешним партнерам о намерении Молдовы стать полезной мировому сообществу, сегодня не существует. Может быть, такая сила и возникнет в ближайшие годы, но сейчас договариваться между собой должны прежде всего те, кто представлен в парламенте.

Теоретически возможно создание и неформальной широкой коалиции всех четырех партий, однако практически союз униониста Михая Гимпу с коммунистом Владимиром Ворониным представить трудно. Как когда-то Ульянов-младший отомстил царю за повешенного старшего брата, разрушив целую империю, так и Гимпу будет мстить наследникам Ленина за сосланного в лагерь брата. Ничего не личного.

Гимпу является проекцией румынских сил, желающих аншлюса Бессарабии, никакая самостоятельная Молдова ему не нужна, хотя и он может быть полезен молдавскому политикуму в роли маргинального оппонента.

Демпартия выражает не подающиеся четкой формулировке интересы группы людей, которые считают себя несправедливо обойденными. Потолок интересов Мариана Лупу — это его собственная, и его группы поддержки, карьера. Чужой и в Москве, и в Брюсселе, Лупу вряд ли сможет привлечь масштабные инвестиции в Молдову.

Филат, признаваемый всеми как политик номер один в сегодняшней Молдове, его партия и электорат, безусловно, являются одним из локомотивов развития молдавского общества. Они выражают, в основном, интересы тех, кто понял, что «две Румынии» для них лучше, чем одна Румыния. Электорат ЛДПМ, во многом ориентированный на предпринимательство, понимает важность такого инструмента, как собственное государство, для реализации своих индивидуальных или коллективных бизнес-стратегий.

Наконец, коммунисты — левоконсервативная сила, объединяющая сторонников «молдавской Молдовы» и олицетворяющая союз пожилых людей и ориентированной на госслужбу молодежи, – тоже чего-то хотят, но не знают, с кем.

Сам Владимир Воронин, которому в мае исполнится 70 лет, уже не может реализовать какой-то масштабный проект. Если бы ему было лет на 15 меньше, он, конечно, порвал бы всех оппонентов на части, но, увы, возраст берет свое. В Евросоюзе Воронина хотя и терпят, но не воспринимают, зато в России он себя почти полностью реабилитировал после истории с «Меморандумом Козака».

Вот эти-то силы — пока не появятся какие-то другие — и должны договариваться между собой, прежде всего, по вопросу об избрании президента.


Выборы не местного значения

Очевидно, что голосование за нового главу государства переносится, как минимум, на осень. Во всяком случае, до местных выборов никакого президента точно избирать не станут. А выборы эти могут иметь далеко не местное значение и оказать большое влияние на последующие расклады сил и перегруппировки уже на центральном уровне.

Прежде всего, речь, конечно, идет о выборах генерального примара Кишинева. Все согласны с тем, что во второй тур выборов выйдут представитель Партии коммунистов и контркандидат либо от ЛДПМ, либо от ЛП.

Кандидат от ПКРМ, которая на последних парламентских выборах получила в Кишиневе почти столько же голосов, сколько либеральные демократы и либералы вместе взятые, во второй тур выходит наверняка. При определенных обстоятельствах — сильный собственный кандидат, активная кампания, слабые противники — ПКРМ может провести своего человека в кресло кишиневского градоначальника даже с первого тура.

Для Кишинева было бы полезно, чтобы про Дорина Киртоакэ, как про страшный сон, забыли как можно скорее. Ничего он для столицы не сделал, и уже не сделает. Но учитывая, что выборы в Кишиневе сильно политизированы — во многом проекция общенациональных выборов, а либералы сильны именно в столице, нельзя исключать, что Киртоакэ все-таки пройдет во второй тур.

ЛДПМ, вторая по влиянию партия в Кишиневе, как и ПКРМ, пока не объявила имя своего кандидата на пост генпримара Кишинева.

Если во второй тур выйдут коммунист и Киртоакэ, то Киртоакэ проиграет. Если это будут коммунист и либерал-демократ, то борьба во втором туре будет очень напряженной, а результат непредсказуемым.

Если ЛДПМ проведет своего человека на пост генпримара, то это еще больше укрепит позиции Филата в общенациональном масштабе. Если генпримаром станет представитель ПКРМ, то у АЕИ появится мощный противовес в лице кишиневской администрации.

Всенародное избрание генпримара от ПКРМ усложнит ситуацию в партии. Но это уже Воронин должен решить, чего он хочет: повторить в Кишиневе еще раз опыт Йордана и Влах, и получать и дальше мазохистское удовольствие от нытья в оппозиции, или выдвинуть кандидата с реальными шансами и бросить на чашу его весов и собственный авторитет, и всю мощь партийной машины.

После местных выборов должны быть сформированы местные альянсы для руководства муниципиями, районами, селами. Когда это будет сделано, станут яснее и перспективы избрания нового президента.

Если же президента не изберут, то повторится национальная молдавская забава под названием «очередные внеочередные парламентские выборы».

Noblesse oblige. Назвался лидером демократии — полезай в петлю, пардон, в выборы.
pan.md

Обсудить

Другие материалы рубрики