Приднестровский вопрос как фокусная точка украино-румынских отношений

Отношение украинских элит к Румынии ярко выразил крупный политик современной Украины С.Тигипко, имеющий, кстати, молдавское происхождение: «Румыния — наш сильный, решительный конкурент, целенаправленно работающий против наших интересов, использующий нашу слабость для собственного укрепления»

Прагматизм украинских элит вошел в поговорки. Эта особенность правящего класса приобрела особенную выразительность после прихода Партии регионов к власти и избрания президентом Украины В.Ф.Януковича. Новая власть удивила своим демонстративным пренебрежением к гуманитарным вопросам, к идеологии. Даже упразднили должность вице-премьера по гуманитарным вопросам.

Во-первых, этим новая власть явно отличается от «помаранчевой» команды, правящей предыдущие пять лет, во-вторых, это пренебрежение противоречит предвыборным обещаниям, благодаря которым «регионалы» пришли к власти (государственный статус русскому языку, федерализация Украины, вступление в Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана и т.д.). Новая вертикаль власти умело сосредоточила власть, быстро преодолела конфликты между ветвями власти.

Что касается экономики и проведения эффективных реформ, все оказалось сложнее, чем предполагали теоретики Партии регионов. Пока цены на Украине растут, инфляция усиливается, безработица растет, задолженность по зарплате увеличивается, уровень материальной обеспеченности населения снижается. Недовольные все чаще выходят на улицы с требованием повышения зарплат, выплат задолженностей по зарплатам и т.п. Рейтинги правящей группировки падают, уровень общественной поддержки Партии регионов и действующего президента - снижается.

Мы видим на примере внешней политики ведущих стран, как диалектически сочетаются прагматические соображения и следования принципам. Цивилизованные страны никогда не забывают о своих экономических интересах, и часто бывает, ставят их во главу угла. Но также важнейшим инструментом их политики становятся идеи и принципы – защита прав человека, борьба с дискриминацией, бесчинства властей других стран в отношении своего народа и т.д. Здесь, в Украине, вероятно и в Приднестровье, мы ощущаем давление США и Евросоюза по общим и отдельным вопросам так называемой «гуманитарной корзины». Внешнеполитические практики таковы, что идеи играют очень важную, а иногда - важнейшую роль в осуществлении внешнеполитического курса современного государства. Пример Румынии наглядно подтверждает, как идеи оказывают свое значительное влияние на внешнюю политику государства. Восточная политика Румынии пронизана идеей экспансии и возвращения утраченных территорий.

Если проанализировать массивы внешнеполитических документов, тексты выступлений официальных лиц, руководителей страны, контент сайтов Интернет-представительства украинской власти, можно легко обнаружить, что наряду с доминантой прагматизма бизнес-элит, определяющих внешнюю политику страны, у нас тоже есть доминирующие идеи, это идеи интеграции – европейской и евроазийской.

Бывший президент Польши А.Квасьневский так об этом пишет: «Украинские бизнес-элиты, которые сделали возможным приход нового президента к власти, четко осознают, что экономическое будущее Украины лежит в границах широкого европейского рынка. Именно этот фактор может стать ключевым в развитии отношений Украины и ЕС в ближайшие годы. К тому же тяжело опровергнуть прагматизм и ориентированность на реформы новой украинской власти – эти черты не могут не импонировать западным партнерам» [1; 7]. Прагматизм элит состоит в том, что для них важнейший вопрос – вопрос их легитимации на Западе, гарантии безопасности накопленных капиталов, которые они хранят в западных банках, это гарантии безбедной старости и безоблачной жизни детям, внукам и правнукам.

Внешняя политика Румынии также содержит в себе важнейшие идеи, оказывающие на ее восточную политику определяющее воздействие. Прежде всего – это идея Большой Румынии, возвращения утраченных земель, находящихся сейчас в составе Украины, Молдовы, Болгарии и др. соседних государств. Эта идея обрела институциональные формы, она озвучивается в выступлениях президента страны, содержится в политических документах, научных исследованиях, в политическом дискурсе в целом.

Для украинской внешней политики характерно сдержанное замалчивание румынской проблемы. Дело в том, что сегодня Румыния входит в состав Европейского Союза и своими претензиями на украинскую территорию, на Приднестровье она «портит» наш миф о евроинтеграции, как универсальном способе решения наших украинских проблем. Как объяснить населению, что страна Евросоюза, страна НАТО имеет к Украине территориальные претензии, и эти претензии негласно поддерживаются другими странами Евросоюза? Будет ли означать вхождение Украины в Евросоюз решение румынской проблемы? Прекратится ли в рамках Евросоюза этот конфликт или разгорится с новой силой, как разгораются конфликты внутри Евросоюза и НАТО между Польшей и Литвой, Латвией и Швецией, Грецией и Турцией, Румынией и Венгрией, Фландрией и Валлонией и т.д.? Это вопросы, ответы на которые звучат для сторонников евроинтеграции шокирующе, это неудобные для Украины вопросы.

Замалчивание проблемы формирует у элиты иллюзию, что проблема исчезает, что ее нет, и она малозначима. Элита отрицательно относится к таким проявлениям румынской агрессивности, как идея возвращения Буковины и Бессарабии, противодействию строительства Дунайского канала (собственно – созданию условий для судоходства по украинскому фарватеру), но довольно безразлична к паспортизации Румынией населения Бессарабии и Буковины, судебному решению по передаче Румынии 80% газоносного шельфа вокруг острова Змеиный, идее реинтеграции Приднестровья и его вхождению в состав Румынии.
Экспертное сообщество более негативно относится к проявлениям румынской экспансии, противоречивое и неоднозначное отношение проявляется только по приднестровскому вопросу, т.к. значительная часть экспертов (киевская группа), находящихся в сфере влияния определенных политических сил, однозначно негативно относятся к идее возвращения Приднестровья в состав Украины. Другая часть экспертов (региональные группы) позитивно воспринимают эту идею, вместе с тем, понимая всю сложность ее воплощения в жизнь.

Таблица 1. Отношение к проявлениям румынского экспансионизма в секторах украинского общества

ПРОЯВЛЕНИЯ РУМЫНСКОГО ЭКСПАНСИОНИЗМА

УКРАИНА

Паспортная агрессия

Суд вокруг острова Змеиного

Возвращение Буковины и Бессарабии

Присоедине-ние Придне-стровья

Дунайский канал

Правящая элита

Нейтраль-ное

Нейтральное

Отрица-тельное

нейтральное

Отрица-тельное

Экспертное сообщество

Отрица-тельное

Отрица-тельное

Отрица-тельное

Противоре-чивое

Отрица-тельное

Общественное мнение

позитивное

Отсутствие мнения

Отрица-тельное

Отсутствие мнения

Отсутствие мнения

Общественное мнение отрицательно относится к перспективе аннексии Буковины и Бессарабии Румынией, в целом позитивно относится к бипатризму (паспортизации на спорных территориях). Второй паспорт рассматривается чаще как удобный «билет на Запад», а не символ новой идентичности.

Политику Украины в отношении Приднестровья, Молдовы и даже – Румынии анализировать непросто. Украина все еще находится в плену сложившихся стереотипов политики сверхдержавы, к которой Украина ранее относилась. Она полагает своими партнерами США, ЕС и РФ, а предметом своей политики – глобальные проблемы современности. В аналитических документах, выступлениях министров трудно найти анализ реальных внешнеполитических проблем, находящихся в компетентности Украины, как например, проблема улучшения украино-румынских отношений.

Выступая 18 марта 2011 года с открытой лекцией «Украина: от постсоветского к европейскому государству», министр иностранных дел Украины К.Грищенко отметил: «Кардинальная новация политики Президента Украины состоит в том, что мы отказываемся быть фигурой в чужой игре. Отныне Украина играет в свою игру» [2]. К.Грищенко любит называть Европейский Союз «нашим будущим домом». Логично предположить, что Евросоюз мог бы помочь Украине решить проблемы с Румынией, с ее экспансионизмом. Но, к сожалению, это не так. На деле Евросоюз солидаризируется с позицией Румынии, как члена ЕС. В одном интервью. Министр Грищенко заявил: «Мы четко дали понять нашим румынским коллегам, что имеющиеся у нас с ними отдельные разногласия не должны становиться вопросом в повестке дня отношений Украины с ЕС. И с этой нашей позицией Бухарест согласился» [3]. На самом деле, все обстоит иначе, и читать это предложение следует так: «ЕС четко дал нам понять, что имеющиеся разногласия с румынами не будут вопросом повестки дня отношений Украины с ЕС. Нам не оставалось ничего, как согласиться с этой позицией наших европейских друзей». Очевидно, что не Украина задает повестку дня в переговорах с ЕС, а наш крупный партнер и покровитель – Европейский Союз определяет, о чем целесообразно говорить с украинскими партнерами, а какие вопросы вынести «за скобки» повестки дня.

Отношение украинских элит к Румынии ярко выразил крупный политик современной Украины С.Тигипко, имеющий, кстати, молдавское происхождение: «Румыния — наш сильный, решительный конкурент, целенаправленно работающий против наших интересов, использующий нашу слабость для собственного укрепления» [4].

Резкие негативные оценки высказываниям румынских политиков по поводу территориальных претензий к Украине дают представители украинских националистических партий. Лидер партии УНА-УНСО Юрий Шухевич, сын известного борца за независимость Украины, призвал официальный Киев дать жесткую оценку высказываниям президента Румынии Т.Бэсеску о возможности вхождения Бессарабии в состав румынского государства и проведения границы Евросоюза по Днестру. «Это прямое посягательство на территорию Украины», - заявил Ю.Шухевич. Приднестровье признается им безусловно украинской территорией, незаконно отчужденной от Украины. [5].

Лидер другой националистической партии, партии «Свобода», получившей успех на последних местных выборах в Галичине, кандидат в президенты на последних президентских выборах, Олег Тягнибок требует от украинских властей «жестко ответить на румынские провокации». По мнению Тягнибока Румыния «претендует на Бессарабию и Транснистрию - территорию, которую в свое время Гитлер подарил своему румынскому союзнику - Антонеску. А это Одесская, часть Винницкой и Николаевской областей современного украинского государства». [6].

Если на уровне оппозиционных партий и экспертного сообщества еще можно услышать внятные оценки румынской восточной политики, то на уровне правительства и президента таких оценок не услышишь. Закрытость внешней политики Украины в данном вопросе, отсутствие стратегии на украино-румынском направлении становится притчей во языцех. Крупнейший аналитический центр им. А.Разумкова пришел к таким выводам: «Оценивая внешнюю политику новой власти, следует отметить, что ей удалось избавиться противостояния государственных институций, которое значительно ослабляло позиции страны на мировой арене.
Одновременно внешняя политика осуществляется в «ручном», закрытом режиме, не хватает стратегических подходов. Не налажена обратная связь с общественностью, экспертными кругами». [7; 54].

Таблица 2. Роль идеи изменения государственной принадлежности Приднестровья в политическом пространстве вовлеченных государств

ИДЕИ

Реинтеграция Приднестро-вья в Молдову

Вхождение Приднестро-вья в состав Румынии

Независимо-сть Придне-стровья

Вхождение Приднестро-вья в состав России

Вхождение Приднестро-вья в состав Украины

Украина

ИО

ФТ

ФТ

ФТ

ФТ

Россия

ДК

ФТ

ФТ

ИО

ФТ

Румыния

ИО

ДК

ФТ

ФТ

ФТ

Молдова

ИО

ДК

ФТ

ФТ

ФТ

Примечание: 1) ДК – дорожная карта, в этой форме идея направляет акторов в выборе стратегии осуществления интересов; 2) ФТ – фокусные точки, идеи способствуют или препятствуют коллективным усилиям, направленным на достижение результатов; 3) ИО – институциональная оболочка, идея воплощена в институтах.

Одна из первых попыток обобщить способы влияния идей на политику была предпринята международниками Дж. Голдштейн и Р.Кохейном (1993). Они выделили три типа воплощения идей в причинно-следственные связи в объяснительных моделях рационального выбора. Это «дорожная карта», помогающая выбрать стратегию защиты интересов; это «фокусные точки» - способствующие или препятствующие коллективным усилиям; 3) «институциональные оболочки» - идеи воплощены в институты [8; 16-17].

Если рассмотреть политическое пространство внешней политики Украины, мы можем увидеть недостаточно прозрачную политику в отношении Приднестровья. Тем не менее, наблюдения, изучение литературы и мнений экспертов позволяет определить роль той или иной идеи в политической жизни Украины. Только идея реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы на принципах сохранения ее границ и суверенитета облечена в украинском политическом пространстве в институциональные формы. По этому поводу есть официальные заявления политических руководителей страны, подписанные международные договора и протоколы, этот принцип занесен в действующие концепции внешней политики и безопасности страны, он воплощен в деятельности наблюдательной миссии Евросоюза на приднестровском участке государственной границы. Все остальные идеи, включая идею возвращения Приднестровья в состав исторической родины – Украины – существуют в виде фокусных точек. По этому поводу есть позитивные мнения представителей экспертного сообщества, руководителей нескольких политических партий второго и третьего уровня популярности и влиятельности, организаций гражданского общества и некоторых лидеров мнений.

Сравнение роли этих идей в политической жизни Румынии демонстрирует определенную асимметрию, если идея реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы также имеет институциональное воплощение, то идея включения Приднестровья в состав Румынии имеет четко выраженные очертания дорожной карты: соответствующие высказывания президента Румынии, других видных политиков, а также историков и политологов этой страны направляют и мобилизуют общественное мнение, политикум страны на поддержку идеи воссоздания т.н. «Большой Румынии» путем аннексии территории соседних государств. Такой способ влияния идеи включения Приднестровья в состав Румынии представляет для Украины несомненную угрозу.

ВЫВОДЫ.

В силу изменения исторического контекста, приднестровский вопрос стал фокусной точкой в украино-румынских отношениях. Отношения Украины и Приднестровья оказывают огромное воздействие на украино-румынские отношения как в реальной политике, так и в потенциале, как политическая возможность. Нерешаемый приднестровский вопрос «замораживает» и румынский экспансионизм, направленный на Буковину и Бессарабию. Существование де-факто государства в Приднестровье в какой-то степени является гарантией безопасности украино-румынских границ. Все это оказывает воздействие на необходимость активизации Украины в ее гуманитарных отношениях с Приднестровьем. Идеям во внешней политике нужно противопоставлять идеи. Необходимо формировать украинскую повестку в регионе, которая будет включать как идею экономической, культурной реинтеграции Приднестровья, так и идею геополитического возвращения Приднестровья в состав Украины (при определенных международных условиях) в форме «дорожной карты».

Однобокая прагматизация и экономизация внешней политики Украины и особенно – на ее румынском и молдавском направлении – ошибочный и несовременный путь. Румыния демонстрирует «идейность» во внешней политике – и побеждает. Для Украины важно восстановить рой ключевых идей во внешней политике в целом и в отношениях с Румынией в частности. Такой идеей на ближайшую перспективу могла бы стать институционализация отношений с Приднестровьем в рамках тех внешнеполитических практик, которые сложились в мире в отношениях между признанными и непризнанными государствами (Турция – Турецкий Кипр, США – Тайвань и др.).

Отношениям Украины с Румынией необходимо придать открытость, публичность. Широко привлечь общественность, экспертное сообщество к обсуждению чувствительных тем отношений между нашими государствами. Такой современный открытый стиль в отношениях поможет утверждению истинно европейских стандартов и ценностей во внешней политике, и также будет способствовать снижению уровня негативного воздействия румынского экспансионизма.
Особое значение имеет выработка Украиной ожиданий от внешней политики Европейского Союза в контексте украино-румынских отношений. Необходима четко сформулированная платформа таких ожиданий. Европейский Союз имеет решающее воздействие на Румынию в вопросе проявлений румынского экспансионизма, он может и обязан минимизировать или даже свести на нет эти проявления. Эти ожидания – своеобразный тест на готовность Европейского Союза защищать интересы Украины и утверждать европейские по своей сути отношения в общем европейском доме. Отрицательный ответ будет означать, что нам еще нужно пройти определенный путь, чтобы прийти к взаимопониманию с Европой.

Литература:
1. Нова зовнішня політика: Україна має план. // Перспективні дослідження.- № 1-2. - 1 березня 2011.- К.; Міжнародний Центр Перспективних Досліджень.- http://www.icps.com.ua/files/articles/64/14/NFU_Ukr_for_site.pdf.
2. Украина: от постсоветского к европейскому государству // Лекция министра иностранных дел К.Грищенко перед студенческим, преподавательским составом ИМО и представителями дипломатического корпуса // Сайт Министерства иностранных дел. - 18 марта 2011 г. - http://www.mfa.gov.ua/mfa/ua/publication/content/51759.htm
3. Грищенко обещает, что Украина не отдаст Румынии остров Майкан на Дунае // ЦЕНЗОР.NET. - 07.05.10. - http://censor.net.ua/ru/news/view/120647/grischenko_obeschaet_chto_ukraina_ne_otdast_rumynii_ostrov_mayikan_na_dunae
4. Иванов В. Сергей Тигипко: Румыния – наш сильный и опасный конкурент // Комментарии. – 11 декабря 2009 г. - № 47. – УКРРУДПРОМ. -http://www.ukrrudprom.ua/digest/Sergey_Tigipko_Ruminiya__nash_silniy_i_opasniy_konkurent.html.
5. Сын Шухевича предъявил претензии Румынии // ЦЕНЗОР.NET. – 01.12.2010.-http://censor.net.ua/ru/news/view/144104/syn_shuhevicha_predyavil_pretenzii_rumynii
6. Тягнибок: Украина должна жестко ответить на «румынские провокации» // ЦЕНЗОР.NET. – 28.09.2009. - http://censor.net.ua/ru/news/view/108812/tyagnibok_ukraina_doljna_jestko_otvetit_na_quotrumynskie_provokatsiiquot
7. 100 днів нової влади: яка модель урядування формується? – К.. Центр політико-правових реформ Інституту економічних досліджень та політичних консультацій. Центр Разумкова, 2010. – С. 54
8. Малинова О.Ю. Почему идеи имеют значение? Современные дискуссии о роли «идеальных» факторов в политических исследованиях // Политическая наука: Сб. науч. Тр. / РАН ИНИОН. Центр социальных науч.-информ. исслед. отд. полит. науки; Рос. Ассоу. Полит. науки; Ред. кол.: Ю.С.Пивоваров – гл. ред. и др. – М.: ИНИОН, 2009. - № 4: Идеи и символы в политике: Методологические проблемы и современные исследования / Ред.-сост. Вып. О.Ю.Малинова. - С. 5 – 24.

Обсудить